Психология преступных групп и криминальной субкультуры

РЕФЕРАТ

по курсу «Юридическая психология»

по теме: «Психология преступных групп и криминальной субкультуры»

Содержание

Введение

1. Понятие психологической структуры преступного деяния.

2. Психология предумышленного преступного деяния (механизм преступного деяния).

3. Психология организованной преступности.

4. Психолого-правовая оценка организованных преступных формирований (групп), их противоправной деятельности.

5. Методы борьбы с организованной преступностью.

Заключение.

Введение

Составными частями социальной среды являются индивиды, группы, коллективы, социальные слои, классы. Социальную среду личности детерминируют социально-психологические факторы: система отношений (материальных, идеологических, межличностных и т.д.), ролевое поведение и ожидания, статус, психологический климат и т.д. Криминальная среда обусловливается теми же факторами, однако ей присущи некоторые особенности.

Как социальное явление организованная преступность возникает при слиянии преступного мира, коррупции и теневой экономики. Ю.Н. Адашкевич определяет организованную преступность как опасное социальное явление, характеризующееся тесным смыканием уголовного мира с теневыми экономическими структурами и коррупцией в органах власти и управления, проявляющее себя в деятельности преступных сообществ, контролирующих источники противоправных, а также отдельных видов правомерных доходов на территориях или сферах социальной практики.

Микросреды разных людей не могут быть идентичными, поэтому неизбежно появляются различия в их развитии и функционировании. Именно эти различия влияют на формирование криминального типа личности, совершение ей преступлений.

На криминальное поведение корыстных и насильственных преступников влияют индивидуально-личностная сфера (характер, темперамент, эмоции, воля) и конкретная ситуация. По степени влияния на личность микросреда может быть благоприятной, неблагоприятной и нейтральной.

1. Понятие психологической структуры преступного деяния

Криминальная психология, как и криминология, не располагает достаточно полными теоретическими и эмпирическими данными о влиянии микро- и макросреды на личность преступника. Однако анализ существующей психологической литературы позволяет высказать следующие предположения:

8 стр., 3724 слов

Психология как наука. Роль психологических знаний в деятельности сотрудника органов внутренних дел

... психология, изучающая психологию преступности, и личности преступника; судебная психология, изучающая психологические ... знания о системе "личность — преступное поведение — ответственность" необходимы ... деяние). В свою очередь решение этих задач предполагает использование и системы детализирующих понятий — таких, как цель, мотив, особые психические состояния.Процесс адаптации психологических ...

микросреда, в которой распространены пьянство, грубость, цинизм, жестокость, неуважение к окружающим, пренебрежительное отношение к человеческому достоинству, нежелание считаться с чувствами и интересами других, половая распущенность, будет способствовать формированию личности насильственного преступника:

микросреда, в которой распространены стяжательство, корыстолюбие, стремление к наживе любой ценой (включая аморальные и преступные средства), способствует развитию личности корыстною преступника.

Можно выдвинуть следующую гипотезу: чем более благоприятные условия сопровождали формирование личности, тем меньше эта личность усваивает криминальные роли в неблагоприятной жизненной ситуации.

По мнению сотрудника Главного управления по организованной преступности МВД России С.В.Ванюшкина, в настоящее время наиболее характерными признаками криминальной среды являются:

приток новых сил, причем не только из молодежи, рабочих, лиц, утерявших социальные ориентиры, но и из числа управленцев, хозяйственников, экономистов, финансистов, юристов, военных, других специалистов. Одни из них самостоятельно совершают преступления (хищения, взяточничество, должностные подлоги), а другие оказывают преступным сообществам профессиональную помощь и поддержку, участвуют в преступлениях и получают за это свою долю;

коррупция в органах власти и управления всех уровней, регионов, а также отраслей хозяйствования;

3) организованное сплочение криминальной среды на основе укрепления и развития воровских традиций и законов. При этом увеличивается число «разборок» между организованными преступными сообществами и группами;

4) переход представителей уголовной среды, » накопившей значительные средства, к легальным формам бизнеса; слияние общеуголовной преступности с группами и сообществами, действующими в государственной экономике, властными исполнительскими структурами;

5) активное развитие региональных и международных связей преступных организованных групп и сообществ с выходом на криминальное пространство других стран и континентов;

7 стр., 3459 слов

Криминальная психология, преступные типы

... криминальной психологии является психология преступных групп. Традиционную преступную группу определяют как малую неформальную группу, объединяющуюся на основе совместной противоправной деятельности людей, стремящихся к достижению общей преступной ... и внезапностью поступков. Их отличает значительная отчужденность от социальной среды, общая ригидность и стойкость аффекта. Воры сходны с ...

6) постоянное расширение сферы преступной деятельности, освоение новых видов преступных посягательств, отраслей хозяйствования и бизнеса;

7) вооруженность и техническая оснащенность преступников, и прежде всего организованных сообществ;

8) нарастание противодействия’ криминального элемента правоохранительной системе, психологического и физического воздействия на потерпевших и свидетелей, работников правоохранительных органов в целях их деморализации и дискредитации, склонения к преступному сотрудничеству;

втягивание в преступную деятельность криминальной среды несовершеннолетних в качестве исполнителей (угон автотранспорта, участие в массовых беспорядках);

возрастание дерзости, агрессивности и жестокости преступников. Нередко действия группировок носят характер вызова, совершаются открыто, с целью утвердить всесилие преступной среды;

11) возрастание роли, значимости, влияния групп и сообществ, организованных на этнической основе. Например, в Москве «чеченская мафия» самая многочисленная, она насчитывает до 800 человек и контролирует гостиницы, рынок наркотиков и оружия. Частная торговля, игорный бизнес, туризм, зрелищные мероприятия составляют сферу деятельности «казанской татарской мафии», которая специализируется также на рэкете. Дагестанская группа включает в себя около 400 человек, которые совершают разбойные нападения. Группа, объединяющая около 200 азербайджанцев, «контролирует» продуктовые рынки. «Грузинская» группа занимается кражами автомашин. «Славянские бандиты» особенно свирепствую в пригородах. Самая известная из них «люберецкая» (на востоке Москвы) специализируется на частной торговле, азартных играх и торговле валютой.

Таким образом, основными элементами криминальной среды являются преступные группы и сообщества.

По мнению Н.А. Корнеевой, преступной группой можно считать совокупность двух или более лиц, объединенных совместной преступной деятельностью, независимо от степени организации группы и распределения ролей между ее участниками. Степень организации лишь возможный критерий классификации преступных групп по увеличению общественной опасности. ,

7 стр., 3346 слов

Мотивы и мотивационные состояния личности. Формирование патологических потребностей. Мотивы преступной деятельности.

Общие понятия о психических заболеваниях. Мотивы и мотивационные состояния личности. Формирование патологических потребностей. Мотивы преступной деятельности. Аффект. Физиологический аффект. Психические болезни – это результат сложных и разнообразных нарушений деятельности различных систем организма человека с преимущественным поражением головного мозга, особенно его высших отделов. При изучении ...

И.Ткачев и М. Миненок определяют преступную группу (организованную группу) как устойчивое, сплоченное объединение лиц со специфическими криминальными навыками, связями, опытом,

организовавшихся для систематического совершения тождественных или однородных преступлений.

Специфическими социально-психологическими чертами малых групп криминальной направленности являются:

добровольное вступление в них (т.е. принятие на себя обязанностей выполнения криминальных традиций и т.д.);

тесное криминальное взаимодействие и общение (при появлении антипатии (неприязни) к какому-либо члену группы он исключается из ее состава);

хорошая информированность;

— конспирация, автономизация, изолированность от внешнего окружения, затрудняющие проникновение посторонних лиц в группу;

— статусная иерархия и жесткая стратификация внутренней структуры при внешней демократичности:

— наличие общего денежного фонда («общака», «котла»);

— круговая порука;

— отрицательное отношение к нормам морали и права;

— наличие криминальной субкультуры;

— самоутверждение и самовыражение в криминальных видах деятельности и др.

С целью объединения, анализа и практического использования указанных черт преступных групп криминологи и психологи пытаются создать классификации и типологии групп правонарушителей. В качестве критериев они используют: характер правонарушений; степень сплоченности и социальной опасности; степень деморализации правонарушителей; степень устойчивости; тип общения; возраст правонарушителей; поведенческо-ценностные ориентации; потребности членов групп.

В зависимости от того, используют ли преступники легально существующие законные структуры или создают собственные нелегальные образования, можно выделить два типа преступных групп:

1. Имеющие легальное прикрытие, которые действуют:

а) в легальных государственных управленческих, производственных и торгово-экономических структурах, а также в их совместных предприятиях с зарубежными партнерами. Способы извлечения преступных доходов -приписки, хищения, производство и реализация «левой» продукции, массовый обман клиентов, теневой экспорт-импорт и т.п.;

1 стр., 181 слов

Основные показатели деятельности педагога (глазами учащихся 9–11 классов)

Уважаемые ребята! Просим вас ответить на вопросы анкеты, в которой перечислены профессиональные и личные качества учителя. Оцените его работу по 5-балльной шкале, где: 5 баллов – качество проявляется практически всегда; 4 балла – качество проявляется часто; 3 балла – качество проявляется не всегда; 2 балла – качество проявляется редко; 1 балл – качество практически отсутствует. Подписывать анкету ...

б) в легальных негосударственных производственных и торгово-коммерческих структурах: кооперативах, акционерных обществах, частных фирмах, в совместных предприятиях с зарубежными партнерами. Способы извлечения преступных доходов — финансово-коммерческие аферы, теневой экспорт-импорт, уклонение от уплаты налогов и т.п.

2. Не имеющие легального прикрытия. Эти преступные группы создают самостоятельные структуры, которые:

а) специализируются на производстве и предоставлении запрещенных законом товаров и услуг (наркобизнес, проституция, ростовщичество, контрабанда, незаконные валютные операции, торговля оружием и др.);

б) совершают корыстные преступления, сопровождающиеся насильственными действиями (вымогательство, грабежи), контролируют общеуголовную преступность.

Необходимо отметить, что единая, универсальная и общепризнанная классификация (типология) криминальных групп до! настоящего времени не создана.

Преступные сообщества как элемент криминальной среды характеризуются более высоким уровнем организации, сплоченности, криминальным профессионализмом участников, развитыми преступными связями, жесткой стратификацией и статусной иерархией.

Специфическими чертами современных преступных сообществ являются:

1) высокий уровень конспирации. О содержании криминальной

жизнедеятельности осведомлен лишь узкий круг преступников. Преступность носит латентный характер;

2) использование пробелов уголовного и уголовно-процессуального законодательства;

систематическое обновление элементов криминальной структуры;

наличие коррумпированных связей в аппарате власти и управления в правоохранительных органах;

создание преступниками структур внутренней безопасности, вплоть до собственных служб безопасности, часто возглавляемых бывшими сотрудниками правоохранительных органов;

пространственный размах;

7) проникновение в средства массовой информации с целью легализации своей криминальной идеологии, а также компрометирования неугодных лиц, в том числе работников правоохранительных органов.

Ю.Н. Адашкевич предлагает признать системообразующими признаками криминальных сообществ: устойчивый, постоянный, плановый, конспиративный характер деятельности в виде преступного промысла; наличие организационно-управленческих и обеспечивающих структур, иерархии руководства, единых норм поведения; сращивание теневой экономической деятельности с уголовщиной; связь с коррумпированными чиновниками органов политической власти и хозяйственного управления, правоохранительной системы; создание системы планомерной нейтрализации всех форм социального контроля; применение приемов, форм и методов разведывательной и контрразведывательной деятельности; наличие централизованных крупных денежных фондов; тенденция к постоянному расширению сфер деятельности; наличие сфер влияния и контроля.

7 стр., 3208 слов

Личность преступника как источник преступного поведения

... преступления и даже его вида.Изучение личности преступника необходимо для определения причин совершения преступления. Причинами совершения конкретных преступлений являются социально-отрицательные свойства, и прежде всего криминальная мотивация поведения личности, ... порядка и дисциплины.Определенное влияние на формирование мотивов преступного поведения оказывает искаженное восприятие и недооценка ...

По последнему признаку выделяются два вида преступных сообществ: региональные, контролирующие на определенной территории преступный бизнес, а также отдельные виды легального бизнеса; отраслевые, контролирующие определенные сферы общественной практики.

Структура современной криминальной среды включает в себя организованные преступные группы и сообщества:

а) действующие на определенной территории и возглавляемые авторитетными судимыми и несудимыми лидерами;

б) базирующиеся на определенной территории и совершающие, кроме общеуголовных, преступления в сфере экономики, финансов и т.д.;

в) действующие в местах лишения свободы;

г) предназначенные для совершения преступлений с использованием межрегиональных связей;

д) создаваемые на этнической основе;

с) «гастролеры»;

ж) действующие на транспорте:

з) бандитской направленности;

и) установившие международные криминальные связи: к) имеющие в своем составе «воров в законе», организующих воровские сходки и собрания.

Психологические особенности импульсивных преступных действий.

Преступная группа также представляет собой своеобразный элемент общественной структуры. В такой группе существует многоуровневая структура внутригрупповых отношений, включающая в себя «различные по степени опосредования совместной криминальной деятельности слои, или страты. В.Л. Васильев в социально-психологической структуре преступных групп выделяет: организатора (лидера), исполнителя на ответственном участке, второстепенного исполнителя; оппозиционера («слабое звено») человека, имеющего различия во взглядах с членами группы па преступную деятельность. По мнению ученого, распределение социальных ролей в преступной группе производится по волевым и интеллектуальным качествам, организаторским способностям, степени авторитетности и инициативности лидера, а также наличию конформизма, безволия, склонности к пьянству и наркомании второстепенных членов. Роли ее членов дифференцируются в зависимости от объекта посягательства, места, времени, способа совершения преступления, плана преступной операции, орудий и средств преступления, способа сокрытия следов, маскировки»‘.

11 стр., 5075 слов

Диагностика локуса контроля личности в асоциальных подростковых группах

Диагностика локуса контроля личности в асоциальных подростковых группах С.В. Быков, С.Ю. Алашеев Измерение уровня субъективного контроля (УСК) широко применяется в нашей стране в психологии мотивации (методика когнитивной ориентации) [1, с. 137–141], в исследованиях человеческого характера и его связи с поведением [2, с. 95], при психологическом отборе в правоохранительных органах [3, с. 575], в ...

B.C. Разинкин отмечает, что преступные группировки осужденных могут быть иерархичными либо иметь простое распределение ролей. Опыт работы оперативных аппаратов исправительных учреждений свидетельствует о том, что статусная иерархия существует, как правило, в преступных группировках осужденных отрицательной направленности, соблюдающих воровские обычаи и традиции. Кроме того, формирования состоят из главаря, «смотрящих» за определенными секторами зоны, «казначея», «толкователей» правил и обычаев преступного мира, которые не совершают преступные действия либо совершают их нелегально, а также исполнителей отдельных видов преступлений в интересах криминальной группировки (именуются «быками», «торпедами»; «пехотинцами»).

Преступные группировки осужденных отрицательной направленности способствуют расслоению лиц, отбывающих наказание, на неформальные категории: так называемых «честных арестантов», «мужиков», «козлов», «петухов», «пассажиров» и т.п. «

Рассмотрим обобщенный психологический портрет лидера (главаря) преступной группы: имеет развитую когнитивную сферу, набор деловых качеств, среди которых особо выделяются общительность, активность, инициативность, энергичность и т.д. У него, как правило, богатый криминальный опыт, он знает воровские традиции, придерживается их сам и насаждает в группе. Это волевая личность, способная подчинить своим взглядам и целям не только членов группы, но и окружающих, воздействовать на них. Он эгоистичен, подозрителен, циничен, мстителен, жесток, лжив, порой агрессивен. Знает приемы и методы работы оперативных аппаратов и умеет должным образом на них реагировать (как правило, использует методики рефлексии, эмпатии, персонификации и стереотипизации).

Лидер обладает исключительным правом распоряжаться общаковыми средствами, выступать в роли третейского судьи в случае возникновения разногласий в группе. Он активный организатор проведения воровских сходок, разборок между криминальными группировками.

Отдельные лидеры преступных групп имеют отклонения в психике, проявляющиеся в неврозах, психозах и т.д.

Лидеры всех разновидностей преступных группировок постоянно настраивают сообщников как против органов внутренних дел, так и против правоохранительной системы в целом. Это делается обычно с помощью компрометирующего материала, необъективного комментирования недостатков.

В некоторых наиболее экстремистски настроенных группировках лидер находится на нелегальном положении. Он тайно руководит группировкой, а гласно его обязанности исполняет так называемый подставной лидер. Это нужно для того, чтобы обезопасить главаря от непредвиденных, опасных ситуаций, а в некоторых случаях, чтобы скрыть направленность деятельности группировки.

Лидер группировки, состоящей из осужденных положительной и нейтральной направленности, создает видимость послушания, оказания помощи администрации, а тайно противодействует ей.

Лидер преступной группировки, состоящей из осужденных отрицательной направленности, как правило, отличается непримиримым отношением к сотрудникам и администрации учреждения. Однако иногда он идет на компромисс с целью добиться, например, двойного управления в колонии (при этом администрация фактически отстраняется от руководства осужденными).

Па практике такие учреждения называют «воровскими зонами».

2. Психология предумышленного преступного деяния (механизм преступного деяния)

Классификации личности преступников разрабатывали такие отечественные криминологи и психологи, как С.В. Познышев, А.А. Герцензон, А.Б. Сахаров, А.Г. Ковалев, А.И.Долгова, А.Ф. Лазурский, В.Д. Филимонов, П.С. Дагель, Ю.А.Воронин,

К.Е. Игошев, И.М. Миньковский, К.К.Платонов, А.Р. Ратинов, А.Д. Глоточкин, Ф.С. Мохов, Г.Г. Бочкарева, В.Г.Деев, А.И. Ушатиков, Ю.М. Антонян, М.Р. Миненок, В.Н.Кудрявцев и др. При их создании ученые-криминологи выбирают в качестве главного критерия общественную опасность преступления.

По мнению А.Ф.Зелинского, критерием криминологической классификации может быть характер общественно опасного деяния, определяемый его направленностью на тот или иной объект, способом совершения преступления и криминальной мотивацией2 . М.Г. Миненок выделяет следующие типы личности расхитителей: последовательно-корыстный, противоречиво-корыстный и ситуативный. По мнению Ю.М. Антоняна, существуют такие типы корыстных преступников, как «утверждающийся», «дезадаптированный» и «алкогольный», игровой, семейный.

Ученые-психологи исследуют социально- психологические механизмы и психические закономерности преступного поведения личности.

С.В. Познышев создал (1926 г.) одну из первых отечественных психологических классификаций личности преступника. В ее основу он положил зависимость поведения преступника от эмоциональности и рассудочности в мотивации совершенных им преступлений. Он предлагал разделять преступников на две большие группы: эндогенных (интровертированных) и экзогенных (экстравертированных).

К эндогенным относятся импульсивные, эмоциональные и расчетливо-рассудительные преступники.

К экзогенным — лица, которые совершили преступление, поскольку не видели другого выхода из создавшейся ситуации, и лица, видевшие выход, но не обладавшие достаточной энергией, чтобы им воспользоваться. Экзогенный преступник совершает преступление вследствие тяжелых внешних условий, в которых находится.

Эндогенный преступник обладает такими психологическими характеристиками, которые позволяют ему даже под влиянием слабого толчка извне совершить преступление.

Импульсивные и эмоциональные эндогенные преступники имеют специфическую цель получить положительные эмоции от совершения какого-либо действия или обладания чем-либо. Они решаются на преступления, как правило, без борьбы мотивов.

Расчетливо-рассудительные эндогенные преступники стремятся к достижению криминальных целей, при этом они осознают, что наносят вред другим лицам.

С.В. Познышев считал необходимым использовать специальные тесты для изучения личности преступника. По его мнению, важно подвергать испытуемых действию раздражителей, чтобы вызвать чувства негодования, печали и др. Такие опыты могут вскрыть интересные ассоциации определенных представлений с известными эмоциями.

А.Ф.Лазурский выделял следующие типы личности преступника;

Апатичный (испытывающий некоторую апатию или безразличие к происходящим вокруг него криминальным событиям и преступлению, участником которого он является);

— расчетливо-эгоистичный (заблаговременно планирующий преступление, совершающий его осознанно и не считающийся при этом с мнением окружающих);

-аффективно-извращенный совершающий преступление под воздействием внешних факторов, носящих форму внешнего раздражителя и провоцирующих наступление криминальных последствий, к которым субъект в силу своих индивидуально-психологических особенностей имеет определенную предрасположенность);

— извращенно-насильственный (совершающий преступления в силу внутренних побуждений и предрасположенности к насильственным действиям).

А.Д. Глоточкин и В.Ф.Пирожков в качестве критериев классификации личности преступника выбрали эмоциональность и рассудительность. Авторы подразделяют преступников на эмоциональные (импульсивно- аффективные и эмоционально-страстные) и рассудительных (эмоционально- рассудительные и «холодные натуры»).

В основе криминальных проявлений указанных категорий преступников лежат особенности развития и состояния их эмоционально-волевой сферы.

К.К. Платонов читал критерием возможной типологии личности преступника противоправную деятельность и потенцию к преступлению. Он выделял следующие типы личности преступника:

а) самый отягощенный;

б) способный совершить преступление только под влиянием внешних условий;

в) совершающий преступление только случайно;

г) с высоким уровнем правосознания, но пассивным отношением к нарушителям правовых норм;

д) с высоким уровнем правосознания, активным противодействием нарушению правовых норм другими.

Ф.С. Махов (1972 г.) называет три эмоциональных типа преступников, склонных к агрессии и насилию: лица, обладающие эмоциональной «толстокожестью»; «жесткие парни»; насильники, садисты, испытывающие моральное и физическое удовлетворение при виде физических и нравственных страданий.

Г.Г. Бочкарева разработала типологию несовершеннолетних, преступников, взяв в качестве критерия особенности мотивационно-потребностной сферы. Она выделила «преступников-циников», «раскаивающихся преступников» и «неустойчивых преступников»».

Г.М. Миньковский, А.И. Ушатиков и В.Г. Деев доминирующим критерием классификации личности преступника избрали ступенчатое развитие направленности личности и разделили преступников на лиц:

а) негативно-пренебрежительно относящихся к окружающим их личностям;

б) имеющих корыстную направленность;

в) имеющих индивидуалистическую направленность;

г) легкомысленно-безответственных.

А.Г.Ковалев при создании типологии личности преступника исходил из характера нравственной ориентации и степени ее стойкости. Доминирующим критерием ученый считал степень криминальной зараженности преступников. Он выделил следующие типы преступников: глобальный (желающий и стремящийся совершать преступления, испытывающий потребность в криминальном образе жизни); парциальный (частично пораженный); предкриминальный.

М.И. Еникеев полагает, что в типологии личности преступников следует выделять три градации:

1) общий тип преступника;

2) личность преступника определенной категории;

3) личность преступника определенного вида. Критерием типического в преступнике является степень его социальной вредности (общественной опасности).

Степень общественной опасности зависит от направленности личности преступника в отношении социальных ценностей. Направленность бывает асоциальной и антисоциальной.

Ученый выделяет три типа преступников: асоциальный (менее злостный), антисоциальный (злостный) и случайный, характеризующийся дефектами психической саморегуляции. Асоциальный тип — это так называемые «ситуативные» преступники, впервые совершившие преступления на основе общей асоциальной направленности.

Антисоциальный тип — это, по мнению М.И.Еникеева, злостный профессиональный преступник. К этому типу преступников он относит лиц, имеющих корыстную, корыстно-Насильственную и насильственную направленность.

Среди преступников с корыстной направленностью М.И.Еникеев выделяет:

корыстно-хозяйственных преступников (не соблюдающих экологических норм производства, игнорирующих налогообложение, лицензирование, занимающихся незаконным предпринимательством и др.);

корыстно-служебных преступников (нарушающих правила торговли, совершающих хищения путем злоупотребления служебным положением, обмана клиентов и др.); воров, расхитителей; мошенников;

личности {убийство, причинение тяжкого вреда здоровью) в состоянии аффекта. Они раскаиваются в содеянном, пытаются не вступать в контакты с рецидивистами в изоляторах временного содержания и следственных изоляторах.

3. Психология совершения преступлений в составе преступных групп

А что же включает в себя психологическая структура преступной группы? Прежде всего — это противоправная деятельность ее участников, сложившаяся на основе взаимоотношений между лидерами и другими членами группы. Такая структура представляет собой сеть психологических взаимосвязей и взаимозависимостей. Отдельным элементом этой структуры являются индивидуальные позиции, занимаемые каждым индивидом в процессе его самоутверждения в группе. Психологическая структура выражается в определенных видах взаимоотношений, возникающих между участниками группы в общении, связанном с преступной деятельностью.

Преступная группа — это противозаконная, антисоциальная корпорация людей, существующая в своей преступной деятельности изолированно, нелегально, поэтому само положение отличает преступную группу от коллективов и других общностей людей.

Деятельность в преступных группах подразделяется на социально — организванное поведение, с одной стороны, и на поведение разрушительное; антисоциальное с другой.

Преступным группам в большей степени свойственно социально-психологическое заражение, нежели в социально-положительных группах, даже при относительной изоляции деятельности группы. Это заражение является основой уподобления участников группы друг другу. Если индивидуальное преступное поведение находит первоначальное объяснение при рассмотрении неблагоприятных условий формирования личности, при анализе различных жизненных ситуациях, то групповая преступность характеризуется особенностями взаимодействия человеческой личности с окружающей его внешней средой.

Выясняя мотивы создания преступных групп, необходимо определить критерии организованной преступной деятельности по направленности, по объекту преступления и объективной стороне. Все мотивы преступления и подготовки к нему являются антисоциальными, однако, это не означает, что все они однородны, ибо степень их антисоциальности может быть разной, так же, как и различна направленность противоправной деятельности по объекту посягательства и объективной стороне преступления.

Так, при формировании преступных групп расхитителей, воров, грабителей и разбойников определяется корыстный мотив. Корыстный мотив расхитителей, использующих свое должностное положение, объясняется частнособственническими устремлениями, связанными с условиями службы. Корыстный мотив участников насильственно-имущественных групп характеризуется открытым противопоставлением деятельности по удовлетворению извращенных потребностей с применением насилия над личностью или без применения насилия требованиям права.

Для расхитителей характерно наличие потребностей к удовлетворению их противоправным способом. Определяющие мотивы преступных групп расхитителей характеризуется стремлением к приобретению дорогостоящих вещей, золота, валюты за счет государства или граждан.

Преобладание материальных потребностей в их уродливой форме бывает у духовно нищих, односторонних людей, у которых в центре заботливое благополучие. Сам же процесс накопления порождает уродливую потребность, когда человек живет ради вещей, когда деньги перестают быть средством, а становятся целью жизни. Такая потребность приводит к жадности.

Наличие извращенного понимания способов достижения желаемого, извращенных потребностей характерно и для участников, совершающих насильственно-имущественные преступления. Однако, преступная деятельность участников этих групп по преступному посягательству, т.е. удовлетворению своих уродливых потребностей, характеризуется безразличием как к государственному и общественному имуществу, так и к личной собственности граждан. Корыстный мотив расхитителей, участников воровских, грабительских и разбойных групп одинаково продиктован стремлением к паразитическому образу жизни. Побуждающими мотивами преступных групп, участники которых прибегают к имущественным преступлениями, является стремление иметь деньги, хорошо одеваться.

Определяя потребности как первоисточник активности человека, необходимо сказать, что извращенные материальные потребности ведут к корыстным преступлениям, к формированию преступных групп расхитителей и групп, деятельность которых направлена на имущественно-насильственные преступления. Аналогичным образом формируются преступные группы лиц, имеющих извращенные сексуальные потребности и стремящихся их удовлетворить насильственным путем.

Удовлетворение страсти характерно и для корыстного мотива противоправных действий и поэтому может объясняться только половыми потребностями и стремлением к беспрекословному удовлетворению половой страсти в извращенной форме насилия.

Следовательно, в тесном соответствии с буквой и смыслом закона, корыстный мотив выражает материальную заинтересоеанность не вообще, не в любой ее форме получения наживы, добычи.

Иначе говоря, корыстный мотив и направляет действия преступников к формированию группы, чтобы получить материальные ценности как наживу, которой они не имеют, а хотят иметь.

Организованная группа — это не случайное явление. Действия, направленные на создание преступной группы носят целенаправленный, умышленный характер как признак субъективной стороны, побуждающий к преступной деятельности.

Создание преступной группы первоначально обуславливается интересом, вовлечением в группу, т.е. личным мотивом, не говоря об общем мотиве преступной деятельности.

Появление мотива обуславливается появлением цели, ибо между собой мотив и цель как психическое содержание волеизлияния составляют неразрывное, продолжаемое единство, благодаря чему, как поведение отдельной личности, так и поведение группы лиц имеет логический смысл. Именно он создает направленность преступной деятельности и отличает мотивы разбоя or мотивов хулиганства, мотивы хулиганства от мотивов совершения насильственных половых актов. Но в организационных действиях объединения в группу, объединения преступных усилий — основной мотив деятельности, направленный на сплочение, на единство усилий участников группы.

Некоторые участники преступных групп видят в преступной деятельности своего рода «игру», «развлечение», овеянные лжеромантикой. Эти лица в некоторых случаях, попав в преступную группу, теряют свои иллюзии о романтичности», преступной деятельности, но оказавшись вовлеченными в преступления, не могут выйти из группы из-за страха перед расправой и возможным наказанием за совершенные преступления.

Волевая направленность действий преступной группы, на которую соответствующее воздействие оказывают мотивы и цели преступной деятельности, характеризующие субъективную сторону группы, зависит от группового убеждения, групповых интересов преступной воровской группы.

Привитие или формирование преступных устоев в группе, убеждений присуще лицам, организовавшим преступную группу, которые действуют на сознание участников группы посредством рассказов о своей деятельности в прошлом, инструктажем перед совершением преступлений.

Убеждения участников преступной группы — это система взглядов, сформировавшихся под влиянием воровских традиций преступников-рецидивистов, лиц раннее судимых за совершение насильственно-корыстных преступлений и являющихся организаторами или руководителями преступных групп.

Высшая «доблесть» — совершить преступление и не попасться, а попавшись, отвечать только за самого себя, но ни в коем случае не выдавать своих. Сознательное объединение людей на основе целей и задач, явно полезных для общества.

Относительную устойчивость, длительность существования.

Определенную организацию, предполагающую наличие органов управления, дисциплину и ответственность.

Единство основных интересов всех членов данного объединения.

Наличие особого типа отношения — ответственной взаимозависимости и товарищеского сотрудничества.

А что же включает в себя психологическая структура преступной группы? Прежде всего — это противоправная деятельность ее участников, сложившаяся на основе взаимоотношений между лидерами и другими членами группы. Такая структура представляет собой сеть психологических взаимосвязей и взаимозависимостей. Отдельным элементом этой структуры являются индивидуальные позиции, занимаемые каждым индивидом в процессе его самоутверждения в группе. Психологическая структура выражается в определенных видах взаимоотношений, возникающих между участниками группы в общении, связанном с преступной деятельностью.

Преступная группа — это противозаконная, антисоциальная корпорация людей, существующая в своей преступной деятельности изолированно, нелегально, поэтому само положение отличает преступную группу от коллективов и других общностей людей.

Деятельность в преступных группах подразделяется на социально-организованное поведение, с одной стороны, и на поведение разрушительное, антисоциальное — с другой.

Преступным группам в большей степени свойственно социально-психологическое заражение, нежели в социально-положительных группах, даже при относительной изоляции деятельности группы. Это заражение является основой уподобления участников группы друг другу. Если индивидуальное преступное поведение находит первоначальное объяснение при рассмотрении неблагоприятных условий формирования личности, при анализе различных жизненных ситуациях, то групповая преступность характеризуется особенностями взаимодействия человеческой личности с окружающей его внешней средой.

Выясняя мотивы создания преступных групп, необходимо определить критерии организованной преступной деятельности по направленности, по объекту преступления и объективной стороне. Все мотивы преступления и подготовки к нему являются антисоциальными, однако, это не означает, что все они однородны, ибо степень их антисоциальности может быть разной, так же, как и различна направленность противоправной деятельности по объекту посягательства и объективной стороне преступления.

Одним из способов формирования противоправного мировоззрения участников группы является внушение, которое в той или иной пропорции соединено с убеждением, разъяснением. Внушение в преступной группе, является одним из универсальных средств психических отношений соучастии ков. Внушаемое представление становится мотивом действия и вызывай стремление к противоправной деятельности. В преступной деятельности группы ее членам внушаются такие различные сложные чувства, как презрение к обществу, уважение воровского мира, отсутствие страха перед позором преступления и наказанием за него, отсутствие уважения к собственности.

Специфической особенностью внушения в преступной группе является его построение на силе угрозы, проявляющейся не всегда прямолинейно» под воздействием атмосферы преступной группы, которая диктует «воровскими традициями» и основана на чувстве страха.

Условия формирования мировоззрения лиц, ставших на путь преступности, весьма различны, также не одинаковы и психологические особенности их взгляды на понятие преступления. Даже в одной и той же преступной группе ее участники различны по своим психологическим особенностях. Однако, преступников как участников группы сближает то, что они — люди неустойчивыми моральными принципами, извращенными потребностями и способами их удовлетворения.

Антиобщественные качества складываются у участников преступи» группы первоначально в форме незначительных отрицательных психологических черт, которые развиваясь под воздействием внушения, закрепляющими ведущими качествами.

Важнейшими компонентами в психологической структуре социальных групп являются внушение, воодушевление и подражание. Си примера и следования ему проявляется не только в положительных, но и отрицательных психологических явлениях. Особенно сильное влияние личность, на группу в целом оказывает образ преступного поведения определенных в преступной деятельности активных членов группы, главаря, лиц, однократно судимых за преступления.

В преступных группах, особенно в воровских, создается «микроклимат оказывающий решающее влияние на ее участников. При этом преобладает то одна, то другая форма заразительности, связанная непосредствен с процессом совершения преступлений и преступной деятельностью. В этом возникают сложные эмоции тревоги, радости при получении «добыч чувства удовольствия удовлетворения при удачном исходе, которые создают особо острое настроение, закрепляющееся, как своего рода комплексный условный рефлекс привычка, обладающая особой заразительностью.

Как организационный процесс, так и сплочение группы в преступной деятельности в большинстве случаев происходит под влиянием резко выраженных эмоций, подкрепляется такими сильными раздражителями, как водка, вино, наркотики, женщины.

Эти признаки присущи почти всем группам. Сплачивают в группу и азартные игры в карты, с помощью которых создаются условия для времяпрепровождения ее участников. Кроме того, они выступают в качестве одного из факторов заразительности. При игре в карты тренируется навык, способность к риску, надежда на удачу. При проводимых психологами в социальных исследованиях, участники преступных групп пояснили, что игры в карты обучаются если не в группе, то в колонии. Интерес заключается, особенно при игре на деньги — сможешь ли обмануть. Обману учат. Это и. своего рода развлечение. Потом тянет к картам. Таким образом, карточная игра прививает и тренирует основные психологические качества, присущие преступнику, главным из которых в их понятии является ловкость, готовность к риску, готовность к обману.

Эмоциональную разрядку создают сами участники преступных групп путем упаднических стихов, исполнением лагерных песен, вызывающих появление таких эмоций как чувство жалости к себе, тоску по нормальной жизни. Общее настроение, охватывая группу людей, сближает их. Общие |переживания, даже скрываемые друг от друга — объединяют. Песни, стихи, и сказы опытных преступников создают атмосферу романтичности, заинтерессованности, которой легко поддаются как молодые, так и не ведающие в преступности лица.

В некоторых группах существуют особо опасные виды заразительности»— наркомания, токсикомания. Они способствуют возникновению особо преступных групп, противоправной деятельности которых присуща жестокость, кроме того, они опасны тем, что наряду с эффектом действием, разрушающим личность человека, при котором утрачиваются устои, возникает привыкание, сопровождаемое абстиненцией жизненный симптомокомлекс, вызванный отсутствием наркотиков в организме и вызывающий слепую решительность к совершению преступлений. Антиобщественные моральные качества у участников преступной групп подтверждаются путем сознательного подражания, что подчеркивает психологическое значение отрицательного примера, который благодаря внушению, убеждению, представляется в их сознании как положительный, заразительный пример. Подражание воровским авторитетам, соблюдение воровских традиций, пользование кличками и жаргоном является широко распространенной формой заразительности преступной группы. Эта форма заразительности может быть психологической приманкой для новичков, способствующей формированию группы и усиливающей ее преступную деятельность.

Следует отдельно остановиться на социально-психологических предпосылках формирования авторитета лидера группы, т.к. они имеют существенные особенности, связанные со спецификой преступной среды.

Авторитет лидера является неотъемлемым элементом всякой разумной организации людей. Любое убеждение и внушение преломляется через установку, оценку, мнение участников группы, наиболее авторитетных, влиятельных и активных. Авторитетный человек, отличаясь от других чем-то важным, существенным, вследствие этого, является как бы центром коллектива, образцом уподобления.

Оказавшись во главе людей, осуществляющих ту или иную деятельность, он становится лидером- Для авторитетных других членов коллектива характерно не только уважение, доверие, но и готовность к добровольном подчинению.

Внутри преступной группы существует строгая субординация, выражающаяся в беспрекословном признании вожака — лидера. Такая субординация поддерживается следующими моментами:

— действительным преимуществом лидера перед остальными членами группы. Обычно, этот человек опытнее, старше, сильнее и умнее других, т.е.точнее оценивает обстановку, предлагает наиболее эффективный план преступления, быстрее ориентируется в сложных и резко меняющихся ситуациях, может предвидеть несколько вариантов совершения преступления и находить ряд выходов из опасного положения;

— совершением особо тяжких преступлений, наличием повторных судимостей с большими сроками наказания.

Это вызывает у членов группы чувство преклонения перед таким авторитетом, его опытом, решительностью, жестокостью, беспощадностью»

Авторитет лидера, основанный на его преимуществах, обязательно подкрепляется психологическим воздействием, основанным на законе силы. Этот фактор является главным сохраняющим и поддерживающим беспрекословное повиновение участников группы лидеру.

В целях психологического воздействия, главари групп на глазах у соучастников совершают расправы, причем жестоким способом, укрепляя о себя мнение как о решительном и жестоком человеке. Под влиянием страха перед жестокостью и решительностью лидера усиливается сплоченное групп, авторитет лидера и его влияние на участников группы. Методические материалы к теме: «Психолого-педагогический анализ зарождения и развития антиобщественной деятельности».

Понятие нормотипичной личности и основные этапы ее развития: дошкольный, подростковый периоды, юность, зрелость, преклонный и старший возрасты. Понятие отклонения от социальных норм поведения и характеристика их причин: общие причины, степень отклонения, влияние микро- и макро- социальных сред, ошибки и противоречия в воспитании.

Психологическая характеристика личности преступника. Основные психологические признаки преступного типа личности: противоречия в ценностных ориентациях, антисоциальная деятельность, наличие идей, чувств, суждений, противоречащих общественному сознанию, антисоциальные связи и отношения, ослабление социально важных интересов, дефекты волевых качеств, неразвитость положительных качеств, поверхность и односторонность правовых знаний. Экзогенные и эндогенные преступники. Глобальный, парциальный и предкриминальный типы преступников.

3. Психология организованной преступности

Каждый из элементов (частей) ОП — деятельности должен быть подробно раскрыт в законе об ОП и каждый раз рассматриваться в ходе конкретного судебного разбирательства. Ведущую роль в ОП как деятельности играет субъект ОПГ. К правовым характеристикам его можно добавить социально-философские:

ориентация на ценности, противоположные нормальному обществу и культуре, т.е. не на истину, добро, красоту, любовь, а на их противоположности — ложь, зло, ненависть, соответственно, и творчество в ОПГ не положительное, а отрицательное, ведущее к разрушению нормального общества;

соответствующие деградационные нормы поведения, аморальная система поощрений и наказания;

использование недостатков, пробелов, противоречий в экономике, социальной структуре, в законодательстве, в психике людей, т. е. ориентация не на светлые, а на темные стороны бытия, в чем проявляется бездуховная, агрессивная и одновременно паразитическая природа преступности вообще,

4) создание собственной, криминальной бюрократии, политической и экономической элиты, средств массовой информации, т.е. собственного преступного государства (со всеми его атрибутами).

Вначале элементы мафиозного государства скрыты, смешаны с нормальным государством (за счет коррупции чиновников и обычных служащих), а затем стремятся вытеснить последние, захватить власть в стране в целом. Сегодня этот процесс идет в России, еще раньше он начался в Латинской Америке, Африке.

Войдя в период перестройки, политических и экономических реформ, Россия попала в область хаоса, разделяющую старый социально-экономический порядок и новый, будущий порядок. В области хаоса перед страной время от времени встает проблема выбора между различными вариантами дальнейшего движения (точка ветвления).

В настоящий момент перед страной стоит проблема выбора между двумя областями устойчивости: тот или иной вариант рыночной экономики и правового государства либо вариант экономики, базирующейся на ОП, и криминальное государство (возврат к жестко планируемой экономике уже невозможен).

Несмотря на драматичность сегодняшней ситуации, побеждает (на наш взгляд) первый вариант, т.к. большинство влиятельных партий осознали опасность второго варианта и не дадут ему развиться.

Таким образом, категория ОП имеет не только правовое, но и этическое, религиозное, культурологическое, антропологическое, социально-философское (наиболее общее) и даже синергетическое понимание (синергетика — наука о самоорганизации, о хаосе и порядке).

Среди вопросов, на которые должна ответить теория ОП (они выше перечислены), особый интерес вызывают вопросы о классификации ОП по видам и о корнях и возможностях существенного ограничения ОП. Естественно классифицировать ОП по видам элементов (субъектов, объектов, средств, по целям и результатам).

Субъекты (ОПГ).

Обычно в практике УОПов, РУОПов их разделяют по величине (группа, формирование, организация, сообщество), а средства массовой информации добавляют «мафия» (организация общенационального масштаба) и «сверхмафия» (международные организации, уже напоминающие транснациональные корпорации, где граница между легальным и криминальным бизнесом нередко размыта)).

Кроме того, ОПГ разделяют по месту базирования (например, в Москве — солнцевская, долгопрудненская), по этническому признаку (преимущественному национальному составу): славянские, грузинские, чеченские, дагестанские, ингушские, армянские, азербайджанские, вьетнамские, китайские…).

К принятым в практике можно добавить и другие критерии — по внутренней структуре (ее развитости), по внешним связям (с коррумпированными чиновниками, с легальным бизнесом…) и другие.

Объекты. Их тысячи: стратегические ресурсы (нефть, металл), наркотики, оружие…, но главный объект — люди, собственники, из которых можно «качать» деньги. Их бизнес, собственность столь же многообразны, как и вся экономика (промышленность, сельское хозяйство, сфера услуг и т.п.).

Существенную роль играет форма собственности — государственная, частная, акционерная, иностранная, совместное владение, т.к. при господствующем российском менталитете легче грабить негосударственные средние и мелкие фирмы. Ведущая для ОПГ характеристика объекта — прибыльность. Последняя связана с противоречивостью экономических отношений (сильные перепады цен, инфляция, курс доллара), несовершенством законодательства, высоким спросом на запретные услуги и т.п.

Средства. Естественно деление на материальные и идеальные (психические) средства воздействия на объект. Материальные средства сверх обогащения сводятся к кражам, ограблениям, разбою, бандитизму, т.е. присвоению товаров, денег, информации. Психические средства сводятся к воздействию не на вещи, а на собственника, на лицо, наделённое властными функциями, на душевные слабости. Это эксплуатация низших человеческих чувств — страха, жадности, зависти, гордыни, чувства мести, сексуального чувства. Они вызываются через шантаж, насилие, пытки, убийства, распространение лживых слухов, запугивание, соблазнение.

Цели. Подобно средствам они делятся на материальные и духовные. Девяносто девять процентов целей сводятся к получению сверхприбыли. Деньги ОПГ тратят на дальнейшее «делание денег» и чувственные удовольствия.

Глобальные результаты от ОП имеют значение для общества в целом. Они в свою очередь делятся на отрицательные и положительные. Отрицательные последствия от организованной преступной деятельности — это подрыв жизнеспособности общества (высокая смертность населения, атмосфера страха, криминальный тупик экономических реформ, в конечном счете — опасность распада государства).

Незначительные положительные последствия — осознание обществом (массами, в меньшей степени элитой) необходимости глубокого переустройства страны, т.е.:

а) духовного обновления, покаяния, гуманизации воспитания, образования, политических и социальных отношений в целом, приближения к правовому государству (в частности, очеловечивания пенитенциарной системы),

б) создание конкурентоспособной экономики, в которой ресурсы (материальные и духовные) будут эффективно использоваться.

Наконец, о корнях и возможностях существенного ограничения ОП. Общеизвестны корни — экономические, несовершенство законодательства, регионализация, этнические противоречия, слабость правоохранительных органов. Это правильно, но неточно и неглубоко. Представим, что в течение нескольких лет эти причины будут устранены. Но инерция организованной преступной деятельности может быть преодолена только за десятки лет.

Крупные формирования глубоко укоренились, сосредоточили многие миллионы долларов в западных банках, получили фундаментально законспирированные связи в самых элитарных кругах. Поэтому и в экономически здоровой России развитые ОПГ найдут новые изощренные способы паразитирования на социальных противоречиях, на людской жадности, зависти, страхе. Главный корень ОП — социальная бездуховность. В условиях потребительского, паразитически-агрессивного общества мафия «бессмертна». Лишь преодолевая чисто материальную ориентацию, восстанавливая идеалы нормального общества, высокую нравственность, ценность творческого труда, Россия преодолеет инерцию ОП и возродится.

Особая опасность заключается в том, что часто человеку, вступающему в ряды ОП, не приходится преодолевать психологический барьер, т.к., непосредственно насилием, вымогательством, кражами (в бытовом понимании) занимаются только определенные подразделения организованной преступной группы. Большинство заняты обеспечением деятельности этих подразделений, что внешне не выглядит криминалом. Это определяется принципами построения ОП, схожими с принципами построения бизнеса, что позволяет применять методы ведения бизнеса в криминальной деятельности.

Так же как в правильно организованной фирме, в ОП падает роль личных качеств отдельных лиц. Преступная деятельность систематизирована. Существует разделение «труда» и четкая система управления. Отработана технология преступной деятельности, следовательно, к кандидатам в члены преступной группы не предъявляется высоких требований. Достаточно заставить их соблюдать выработанные правила.

Бизнес организованной преступности

Профессиональная преступность столь же стара, как и цивилизация. Однако организованная преступность (в современном смысле слова) родилась гораздо позже, примерно век тому назад. Дело в том, что возникновение организованной преступности — это качественно новый этап развития преступного мира. Если «неорганизованные» преступники являются аутсайдерами общества, то деятельность современных мафиози строится в основном по законам бизнеса, и поэтому они стали составным элементом общественной жизнедеятельности.

Общеизвестно, что главная цель преступных организаций извлечение максимальной материальной выгоды. В связи с этим целесообразно вспомнить концепцию М. Вебера о двух принципиально различных типах «жажды наживы». Авантюристическая жажда обогащения (в т.ч. путем грабежа и воровства) наблюдается с древнейших времен. Но только в условиях капиталистического строя складывается отношение к богатству как к закономерному результату рациональной деятельности по производству потребительских благ. Организованная преступность функционирует по законам именно рационального капиталистического предпринимательства, и поэтому ее экономическая история неотрывно связана с историей рыночного хозяйства.

Формулируя определение организованной преступности, отечественные и зарубежные криминологии единодушно подчеркивают такие ее характеристики, как: а) устойчивость, систематичность и долговременность; б) тщательное планирование преступной деятельности; в) разделение труда, дифференциация на руководителей и исполнителей — специалистов разного профиля; г) создание денежных страховых запасов («общаков»), которые используются для нужд преступной организации.

Нетрудно увидеть, что все эти признаки полностью копируют характерные особенности легального капиталистического предпринимательства. Поэтому организованную преступность

следует рассматривать в первую очередь как особую отрасль бизнеса, специфическую сферу экономической деятельности. Рассмотрим ряд особенностей экономики организованной преступности, которым в отечественной научной литературе уделено пока недостаточно внимания.

1. Спрос на мафиозном рынке. В основе деятельности организованной преступности лежит социальный заказ. Мафиозная преступная деятельность — это преступления особого рода, преступления, совершаемые по взаимному согласию, преступления, совершения которых желает потребляющая публика. Это относится не только, например, к наркобизнесу, когда мафиози всего лишь продают товар, добровольно делающим выбор клиентам, но и к рэкету, когда организованная преступность берет на себя охрану предпринимателей от преступности неорганизованной.

Вообще, можно сделать вывод, что организованная преступность складывается только там и тогда, где и когда возникает устойчивый и высокий спрос на запрещенные товары и услуги. Поэтому экономическая история организованной преступности — это поиск руководителями мафий свободных рыночных ниш, закрепление и расширение своих позиций в конкурентной борьбе с другими преступными организациями, а также периодическое «перепрофилирование», вызванное изменениями рыночной конъюнктуры. Мафия может отчасти «заказывать» спрос на свою продукцию (часто рэкетиры «защищают» бизнесменов от самих себя), но в целом она лишь удовлетворяет объективно сформировавшиеся общественные потребности. Например, широкий размах рэкета в России — порождение высокого спроса бизнесменов на правоохранительные услуги в атмосфере слабой спецификации прав собственности, разгула «обычной» преступности, низкой эффективности деятельности органов внутренних дел.

2. Профиль преступного производства. Экономика организованной преступности — диверсифицированная экономика, основанная на сочетании разных видов бизнеса, преступного и легального. Мафия (как и легальные фирмы) старается «не класть все яйца в одну корзину»: хотя есть преобладающее производство, дающее основную массу прибыли, мафиози не забрасывают окончательно старых промыслов и одновременно осваивают «плацдармы» для новых.

Изменение ведущей специализации объясняется при этом не столько противодействием органов правопорядка, сколько изменениями спроса, деятельностью легального «большого бизнеса» и вытеснением старого малоприбыльного бизнеса новым высокоприбыльным. Кроме того, мафия обычно сочетает два направления экономической деятельности: нелегальное производство, где «зарабатываются» большие деньги, и легальное производство, где эти деньги «отмываются». В результате экономика организованной преступности выглядит как айсберг: на виду — легальный, относительно малодоходный сам по себе бизнес (например, переработка вторсырья), «под водой» — высокодоходный нелегальный бизнес (например, наркобизнес).

Такую форму мафиозная экономика приобретает на той стадии своего развития, когда мафия институционализируется, стремится прочно «врасти» в официальную систему, не порывая при этом с преступными промыслами.

3. Издержки производства и прибыль преступного бизнеса. Нелегальный мафиозный бизнес обязательно высокоприбылен, причем средняя норма гангстерской прибыли отличается от нормальной средней нормы на несколько порядков. В легальном бизнесе 10% годовых считаются очень высоким показателем, в то время как в наркобизнесе норма валовой прибыли в одной торговой сделке превышает 1000%.

В этом бизнесе невозможна обычная страховка предпринимательских рисков, которые достаточно высоки (при транспортировке наркотиков правоохранительные органы перехватывают примерно 10% всех грузов).

Своеобразной страховкой можно считать систематический подкуп полиции и политиков. Однако эти «страховые взносы» огромны и доходят едва ли не до 2 /3 валовой прибыли. Высоки также издержки «отмывания» преступных доходов. Очень своеобразны в мафиозном бизнесе издержки конкурентной борьбы: обычный бизнесмен рискует потерять свой капитал, мафиозный — и свою жизнь. В силу всех этих причин чистая прибыль преступных организаций не так уж велика, а ее легальное использование сильно затруднено.

4. Конкуренция на мафиозном рынке. Экономика организованной преступности олигополистична по форме и монополистична по существу. В стране, как правило, действуют несколько мафиозных организаций (кланов), занимающихся схожими промыслами. Во избежание потерь от самоубийственной междоусобной борьбы территория делится на районы, закрепленные за отдельными мафиозными группами. Изучение закономерностей экономики организованной преступности позволяет правильно выбирать стратегию сдерживания мафиозной деятельности, минимизации ее негативных последствий.

Роль коррупции в организованной преступности

Как отмечалось выше, неотъемлемой частью организованной преступности (ОП) является коррупция. Организованной группе сложнее скрыть свою деятельность чем отдельному преступнику. Можно сказать, что ОП не скрывает свою деятельность, а блокирует реакцию государства с помощью коррупции. До сих пор не выработано само понятие коррупции. Это объясняется трудностью его определения. Даже рекомендации международных организаций по этому вопросу, вряд ли могут быть однозначно приняты в нашей стране. Так, в результате проведения Генеральной Ассамблеи ООН 1979 года межрегионального семинара по проблемам коррупции (Гавана, 1990 год) в кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка коррупция была определена как злоупотребление служебным положением для достижения личной или групповой выгоды, а также незаконное получение государственными служащими выгоды в связи с занимаемым служебным положением. Злоупотребление служебным положением и получение выгоды, а точнее взяточничество, предусмотрены в ныне действующем Уголовном кодексе Российской Федерации, но явно недостаточно полно отражают признаки коррупции.

На первой сессии Многодисциплинарной Группы Совета Европы по проблемам коррупции (Страсбург, 22—24 февраля 1995 года) коррупция была определена как «подкуп (взятка), а равно любое иное поведение в отношении лиц, наделенных полномочиями в государственном или частном секторе, которое нарушает обязанности, вытекающие из этого статуса должностного лица, лица, работающего в частном секторе, независимого агента, либо других отношений такого рода, и имеющего целью получение каких бы то ни было ненадлежащих преимуществ для себя или иных лиц». Положительным здесь является то, что в сферу коррупции попадает и лицо, склоняющее к совершению таких действий. Однако неоправданное расширение круга субъектов коррупции, ограничение их противоправного поведения одним лишь взяточничеством, а также аморфность формулировки вряд ли могут позволить опираться на это определение при выработке понятия коррупции.

В Федеральном Законе «О борьбе с коррупцией» под этим социальным злом понимается использование лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций или приравненными к ним, своего статуса и связанных с ним возможностей для не предусмотренного законами получения материальных, иных благ и преимуществ, а также противоправное предоставление им этих благ и преимуществ физическими и юридическими лицами. Причем под приравненным к лицам, уполномоченным на выполнение государственных функций, понимаются служащие, постоянно или временно работающие в органах местного самоуправления, должностные лица муниципальных хозяйствующих субъектов, лица, участвующие в выполнении функций местного самоуправления на общественных началах либо в порядке частной деятельности, кандидаты на занятие выборных государственных должностей или должностей в органах местного самоуправления.

В связи с этим возникает ряд вопросов. Предлагаемый состав субъектов коррупции (лица, работающие в государственных органах и органах местного самоуправления, должностные лица государственных и муниципальных хозяйствующих предприятий) определен достаточно полно. Но он не согласуется с ныне действующим определением должностного лица как занимающего должность, связанную с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций в государственных или общественных предприятиях, учреждениях, организациях. Причем под общественными предприятиями, учреждениями и организациями, согласно Закону РФ «Об общественных объединениях», понимаются только те, которые не имеют своей целью получение прибыли. Получается, что, с одной стороны, проект расширяет круг субъектов коррупции, включая в него должностных лиц государственных и муниципальных хозяйствующих субъектов, а с другой стороны — сужает его за счет исключения из этого круга лиц, выполняющих соответствующие функции в общественных предприятиях, учреждениях и организациях.

Обращает на себя внимание и то, что использование статуса и вытекающих из него возможностей связывается с непредусмотренным законами получением благ и преимуществ. Однако очень многие блага и преимущества предусматриваются в подзаконных нормативных актах: наставлениях, инструкциях, положениях и т.д. Кроме этого, коррупционное нарушение может быть не связано с получением благ и преимуществ.

Например, преследуя цель спасти от привлечения к ответственности родственников, друзей и т.д.

Анализ международного и отечественного опыта, а также действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что определение понятия «коррупция» осуществляется по двум основным направлениям: установление круга субъектов коррупции, понятие личной заинтересованности.

Сложным является вопрос о корыстной заинтересованности. С одной стороны, она может быть корыстной, а с другой стороны — отступление от правильного выполнения функциональных обязанностей должностного лица иногда вызвано личной заинтересованностью (выручить родственника, просьба другого руководителя или авторитетного человека).

То есть главное заключается в том, что совершается нарушение служебного долга. Мы считаем, что подобного рода нарушения сущетвуют в следующих формах:

должностное лицо незначительно отклоняется от существующих правил, действуя в интересах своей группы (семьи, друзей) и не получая за это вознаграждения;

должностное лицо отдает предпочтение членам своей группы (семьи, друзей, клана) при принятии решений, связанных с назначением на должность, заключением контрактов и т.д., при этом не получая материального вознаграждения;

должностное лицо получает подношения (деньги, подарки) в качестве условия надлежащего исполнения своих обязанностей (например, оформления документов в установленные сроки, без излишней волокиты и мелочных придирок);

должностное лицо получает вознаграждение в обмен на нарушение действующей процедуры рассмотрения вопроса или принятия решения, на базе нарушения законных оснований принятия самого решения. В этом случае при помощи взятки «покупается» ускоренная или облегченная процедура при наличии законных оснований для того решения, которое нужно взяткодателю (например, принятие единоличного решения там, где требуется комиссионное рассмотрение);

должностное лицо получает вознаграждение в качестве условия надлежащего рассмотрения дела. Такая ситуация может сложиться, если оно наделено широкими властными полномочиями и не обязано отчитываться в их использовании;

должностное лицо получает вознаграждение за принятие незаконного решения в интересах взяткодателя;

должностное лицо получает вознаграждение за ненадлежащее выполнение своих прямых обязанностей (например, за попустительство, за терпимое отношение к каким-либо нарушениям);

должностное лицо создает условия, обеспечивающие результаты голосования, благоприятные для проведения выгодного для себя решения;

должностное лицо умышленно использует свое служебное положение вопреки интересам государственной службы в целях получения личной выгоды.

Таким образом, в определении коррупции необходимо учесть два основополагающих момента: лицо должно быть должностным и использовать либо свой статус должностного лица, либо вытекающие из него возможности для придания приоритетного характера отношениям с отдельным лицом или лицами в противовес другим лицам. В связи с этим мы считаем, что под коррупцией следует понимать незаконное использование должностным лицом своего статуса или вытекающих из него возможностей влиять на других лиц с целью получения личной выгоды. В этом определении фиксируется приоритет интересов одних лиц перед другими. Появление такого ничем не обоснованного преимущества и есть изначальный показатель коррупционного поведения должностного лица, которое это допустило. Такое понимание коррупции позволит точнее определить границы правового регулирования этого опасного явления.

Психологические аспекты вины и юридической ответственности.

Конкретные методы изучения личности преступника следует дифференцировать в зависимости от условий и мест их реализации.

Она может исследоваться в условиях свободы, причем доминирующими методами являются обобщение независимых характеристик, биографический метод, анализ материалов оперативных аппаратов криминальной милиции, включенное и опосредованное наблюдение, беседа и интервью. Особое значение приобретают объективные методы изучения личности преступника, в частности, анализ производственных характеристик, уголовного, личного дела. Указанный комплекс методов должен включать разные примеры профилактики преступных действий индивида, отторжения его из криминальной среды, включения в общественно полезную деятельность.

На первом этапе накапливаются данные об общепсихологических особенностях криминальной личности, затем конструируется ее характеристика или портрет, формулируется концепция единой преступной деятельности, прогнозируется поведет в той или иной социальной сфере.

На втором этапе осуществляется непосредственный контакт, в процессе которого уточняются полученные ранее сведения и одновременно проводится социально-психологическая профилактика преступной деятельности индивида.

Специфические условия изучения личности преступника создаются в случае ареста и водворения в следственный изолятор. Исследователь может применять тестовые методики, контент-анализ уголовного дела, входящей корреспонденции в форм: писем, жалоб, прошений, заявлений и пр.

На этапе следствия по уголовному делу организуются судебно-насильственных вымогателей.

Среди преступников с корыстно-насильственной направленностью М.И. Еникеев называет: грабителей; участников разбойных нападений; насильственных вымогателей (рэкетиров); убийц с корыстной целью.

Среди преступников с насильственной направленностью автор выделяет: хулиганов; злостных хулиганов; лиц, причиняющих ущерб чести и достоинству личности путем оскорбления и клеветы; лиц, совершающих агрессивно-насильственные действия против личности.

К случайным преступникам М.И. Еникеев относит лиц, не сумевших противостоять криминальному воздействию. Они имеют низкий уровень самоконтроля, их поведение ситуативно. Этот тип преступников представлен лицами, допускающими преступную халатность, бездействие; совершающими преступления в результате: а) чрезмерной самонадеянности; б) сильного душевного волнения и в ответ на неправильные действия других лиц; в) повышенной ситуативной дезадаптации.

Другим основанием для типологизации автор считает дифференциацию преступников по глубине, стойкости и злостности асоциальности. По степени асоциальности А.Г.Ковалев делит преступников на случайных, ситуационных, неустойчивых, злостных и особо опасных. Представляет интерес классификация личности рецидивистов на: неадекватных, зависимых; асоциальных, или субкультурных; компульсивных; импульсивных.

Наиболее распространенный тип — неадекватный, зависимый рецидивист, постоянно совершающий мелкие правонарушения. Его часто арестовывают за пьянство, бродяжничество, мелкие кражи и т.п. К пятидесяти годам такие лица, как правило, имеют свыше ста задержаний и арестов.

Асоциальный, или субкультурный, рецидивист — человек, постоянно совершающий преступления из-за склонности к риску.

Компульсивный рецидивист совершает однородные преступления на протяжении всей жизни с раннего возраста. Человек, однажды совершив противоправное деяние, повторяет его вновь и вновь независимо от результатов реализации.

— Импульсивный рецидивист на протяжении всей жизни способен совершать различные преступления. Он действует подобно психопату, импульсивен, беззаботен, не считается с общественным мнением, не отказывается от сиюминутного удовлетворения своих желаний.

В заключение отметим, что по мере накопления научных знаний в области криминальной психологии и криминологии, а также изменения социальных условий должны корректироваться уже существующие типологии и классификации личности преступника.

Типологии и классификации личности преступников разрабатывали такие отечественные криминологи и психологи, как С.В. Познышев, А.А. Герцензон, А.Б. Сахаров, А.Г. Ковалев, А.И.Долгова, А.Ф. Лазурский, В.Д. Филимонов, П.С. Дагель, Ю.А.Воронин, К.Е. Игошев, И.М. Миньковский, К.К.Платонов, А.Р. Ратинов, А.Д. Глоточкин, Ф.С. Мохов, Г.Г. Бочкарева, В.Г.Деев, А.И. Ушатиков, Ю.М. Антонян, М.Р. Миненок, В.Н.Кудрявцев и др. При их создании ученые-криминологи выбирают в качестве главного критерия общественную опасность преступления.

Конкретные методы изучения личности преступника следует дифференцировать в зависимости от условий и мест их реализации.

Она может исследоваться в условиях свободы, причем доминирующими методами являются обобщение независимых характеристик, биографический метод, анализ материалов оперативных аппаратов криминальной милиции, включенное и опосредованное наблюдение, беседа и интервью. Особое значение приобретают объективные методы изучения личности преступника, в частности, анализ производственных характеристик, уголовного, личного дела. Указанный комплекс методов должен включать разные примеры профилактики преступных действий индивида, отторжения его из криминальной среды, включения в общественно полезную деятельность.

4. Психолого-правовая оценка организованных преступных формирований (групп), их противоправной деятельности

При совершении преступления отдельное действие может выступать в качестве самостоятельного, автономного акта поведения или являться частью более обширного целого, т. е. преступной деятельности. Преступная деятельность как структурная форма преступного поведения представляет собой совокупность действий, объединенных единством мотивов и целей. В преступной деятельности проявляется характерная для человека способность к действиям дальнего прицела, далекой мотивации и целенаправленности, характерной для преступного действия. Как деятельности, так и входящим в ее состав отдельным действиям присущи свои мотивы и цели. При анализе преступной деятельности следует, таким образом, различать мотивы и цели отдельного действия и преступной деятельности в целом. Указанные виды мотивов и целей не могут заменяться один другим: мотивы отдельных действий, входящих в деятельность, не равнозначны мотивам деятельности в целом. По своему содержанию мотивы и цели действия и деятельности могут совпадать. Лишь при этом условии можно говорить о единой преступной деятельности лица. Однако мотивы и цели действия и деятельности по своему содержанию могут и не совпадать. Общая цель определяет направленность, ход и построение всей преступной деятельности и подчиняет себе цели входящих в нее отдельных действий. В соответствии с ней происходит прогнозирование действующим лицом конечных результатов преступной деятельности и результатов каждого действия, входящего в него.

Структурно-психологический анализ, т. е. рассмотрение совершенного преступного акта поведения в единстве с предшествующей деятельностью этого лица (как правило, до преступления), дает возможность выявить всю деятельность в целом и входящие в нее непреступные действия, в которых в большинстве случаев четко выражены мотивы и цели их совершения.

Это помогает в оперативно-розыскной деятельности выявить весь психологический механизм деятельности лица, в которой преступный акт поведения выступает в качестве последнего завершающего действия, являясь по закону самостоятельным актом поведения. Эти действия в большинстве случаев прогнозируются, планируются, подготавливаются, наконец, для их совершения используются знания, опыт, навыки. Даже в том случае, если совершено преступление без заранее обдуманного плана, когда преступное решение действовать возникло под влиянием создавшейся ситуации, полностью проявляются эти сложившиеся психические изменения личности.

Социально-психологические дефекты всегда входят элементом даже в психологическую структуру преступлений, совершенных по небрежности, самонадеянности. Элементами психологической структуры преступления, как уже нами отмечалось, выступают также наличие цели на удовлетворение противоправной потребности (или способа для ее удовлетворения), знания, мыслительная деятельность по прогнозированию, подготовке, совершению преступных действий, сокрытию следов преступления и т. д. Выявление психологической структуры преступления позволяет полнее устанавливать истину, определять пути перевоспитания лиц, совершивших преступления.

Только в.том случае, если досконально изучены психологическая структура преступления, элементы каждого преступного действия, представится возможность более целенаправленно осуществлять деятельность по ликвидации этой структуры.

Преступление, как и всякий человеческий поступок, представляет собой результат взаимодействия индивидуальных свойств личности и объективной (внешней для индивида) ситуации, в которой человек принимает конкретное поведенческое решение.

Каждое отдельное преступление детерминируется, с одной стороны, личностными особенностями данного индивида — его потребностями, интересами, мотивами, целями, а в конечном итоге — взглядами и отношениями к различным социальным ценностям и установлениям, в том числе к правовым предписаниям и запретам; с другой — совокупностью внешних объективных обстоятельств, которые, взаимодействуя с личностными обстоятельствами, вызывают намерение и решимость совершить умышленное преступление или действие (бездействие), приводящее к преступному результату по неосторожности.

При этом с позиций изучения причин отдельного преступления и практических задач профилактики личностные особенности интересуют криминологию не только в статике, как уже сложившиеся, но главным образом в их динамике — зарождении и развитии, т.е. в связи с условиями нравственного формирования личности.

Суммируя сказанное, можно сделать вывод, что совершение конкретного преступления является результатом взаимодействия негативных нравственно-психологических свойств личности, сложившихся под влиянием неблагоприятных условий нравственного формирования индивида, и внешних негативных обстоятельств, образующих ситуацию преступления (криминогенную ситуацию).

Данный вывод указывает на два уровня взаимодействия личности с социальной действительностью при совершении конкретного преступления: уровень условий нравственного формирования индивида и уровень конкретной ситуации совершения преступления.

На уровне неблагоприятных условий нравственного формиования личности создаются психологические. предпосылки, возможность совершения преступления данным лицом. На уровне конкретной ситуации подобная возможность реализуется в действительность. На этих двух уровнях проявляется и связь причин и условий преступности с причинами и условиями отдельного преступления. Причины и условия преступности различными своими сторонами «входят» в индивидуальные условия нравственного формирования личности, проявляются в их содержании, и в то же время они определяют конкретные ситуации, в которых оказывается и действует индивид. В свою очередь причины отдельных преступлений отражают на индивидуальном уровне причины преступности и конкретные ситуации, возникающие в реальной действительности.

Социально-психологический механизм конкретного преступления. Социально-психологический механизм конкретного преступления, как и любого иного человеческого поступка, складывается из определенных элементов (звеньев) и этапов функционирования. Элементами психологического механизма конкретного поступка являются: нравственные свойства личности, среди которых с этим поступком непосредственно связаны потребности, интересы, мотивы, цели.

А этапами функционирования механизма являются: формирование нравственных свойств, их актуализация, принятие поведенческого решения и его реализация.

Преступная направленность поступка обусловлена не особым характером психологического механизма его совершения, отличного от механизма правомерного поведения, а дефектами отдельных звеньев общего механизма и искажениями на различных этапах его формирования.

Подобные дефекты и искажения, превращающие поступок в преступление, могут, относиться к любому названному звену психологического механизма, к одному или нескольким этапам его функционирования, иметь различный «удельный вес», различную продолжительность действия. При этом следует иметь в виду, что дефекты и искажения в условиях нравственного формирования обычно отдалены по времени от самого преступления и в момент его совершения, особенно взрослыми лицами, уже отсутствуют. Не столь часто и в меньшем масштабе «сдвиг во времени» в действии причин и условий индивидуального преступного поведения имеет место и применительно к этапам актуализации потребности и принятия решения: они тоже порой отстоят от преступления на определенный промежуток времени, в течение которого происходят обдумывание, подготовка, приискание средств, выжидание удобного момента и т.д. Для этапа осуществления преступного решения, который обычно совпадает с самим преступлением, подобный разрыв во времени не характерен.

Исследуя звенья и этапы психологического механизма преступного поведения, можно выявить его дефекты и искажения, приводящие к преступлению, определить, в чем кроются причины и условия подобного искажения, и на этой основе осуществить необходимые профилактические меры.

Психологический механизм совершения конкретного преступления отчетливо обнаруживает социальную природу подобного поведения.

Как всякий поступок, преступление представляет собой акт сознательной волевой человеческой деятельности. Каждый такой акт связан с удовлетворением какой-либо испытываемой лицом потребности. Потребности людей многочисленны и разнообразны — от элементарных, жизненно необходимых биологических и физиологических потребностей в самосохранении (пища, тепло, одежда) и размножения (любовь, материнство, дети) до сложного переплетения социальных потребностей материального и духовного характера (информация, знания, труд, творчество, общение, самовыражение и самоутверждение, общественная деятельность и др.).

Осознанная и осмысленная человеком потребность, признанная им существенной, лично значимой и подлежащей удовлетворению, обретает значение интереса. Интерес — это непосредственная субъективная причина конкретного поступка или определенной линии поведения.

Несовпадение индивидуального и общественного интересов, противопоставление и предпочтение индивидуального интереса общественному, закрепленному и охраняемому правом, создают конфликт, который может привести к преступлению. Наиболее опасные случаи удовлетворения личного интереса в ущерб общественному образуют по закону преступление.

Таким образом, непосредственной психологической причиной отдельного преступления является стремление лица удовлетворить свою потребность вопреки и в ущерб общественным интересам.

С точки зрения социального содержания и значения потребности можно разделить на:

жизненно необходимые, обеспечивающие условия существования человека (еда, тепло, самозащита и т.д.);

нормальные, социально одобряемые (приобретение знаний, общение, самовыражение, стандартные бытовые условия);

В деформированные — искаженные за счет гипертрофирования жизненно необходимых нормальных потребностей;

извращенные, антисоциальные потребности, удовлетворение которых объективно противоречит как общественным интересам, так и подлинным интересам личности (пьянство, сексуальный разврат, наркомания, проституция и пр.).

Сами по себе общественно опасны и наиболее чреваты совершением преступления антисоциальные, извращенные потребности. Но их удовлетворение в общем массиве всех преступлений составляет 10—12% . В большинстве же случаев преступность деяния связана не с содержанием потребности, а с характером, способом ее удовлетворения.

Чтобы удовлетворить осознанную как интерес потребность, индивид осмысливает имеющиеся для этого объективные возможности, оценивает все, что способствует и препятствует этому, и ставит перед собой конкретную цель, для достижения которой избирает определенные пути и средства. Важной особенностью указанного психологического процесса, ведущего человека от ощущения потребности и осознания интереса к конкретному поступку, является то, что на всем протяжении индивид неоднократно осуществляет выбор соответствующего решения: удовлетворить потребность или воздержаться, каким путем ее удовлетворить, какие средства для этого избрать и т.д. Возможность такого выбора определена наличием различных вариантов решения. Если их нет — поступок вынужден в некоторых случаях не являться преступным. Необходимость выбора связана с различной социальной значимостью этих решений, а сам выбор зависит от нравственной сущности человека.

Например, всякий человек в большей или меньшей мере испытывает потребность в самовыражении и самоутверждении. На основе этой потребности у него формируется интерес как-то проявить себя, привлечь к себе внимание, заставить считаться с собой. Руководствуясь подобными стремлениями, один поставит перед собой цель занять престижное служебное или общественное положение; другой пойдет иным путем — попытается выделить себя озорными действиями, хулиганством и пр. Но и тот, кто решит занять престижное положение, может избрать для этого социально одобряемые, легальные-средства — овладение знаниями, профессиональное совершенствование, активную общественную деятельность и т.д., а может добиваться этого путем обмана, взяток, различных злоупотреблений. Подобный выбор зависит, разумеется, от ряда объективных обстоятельств, в которых находится человек, в частности от наличных возможностей для удовлетворения испытываемой потребности. Но в еще большей степени подобный выбор обусловлен нравственными свойствами индивида. При этом преступность совершаемого деяния определяет преимущественно не сам по себе характер испытываемой потребности, а то, что она удовлетворяется недозволенными способами или средствами, ценой существенного нарушения общественных интересов. Так, в основе хищений лежит стремление к приобретению материальных благ, которое само по себе не является антисоциальным. Но удовлетворение данной потребности должно согласовываться и с общественными возможностями. Даже жизненно необходимая потребность, если она удовлетворяется ценой существенного нарушения общественных интересов (например, приобретение средств на существование путем разбоя, спасение собственной жизни за счет причинения смерти другому и т.п.), как правило, не исключает преступности содеянного. В еще большей степени это относится к случаям удовлетворения гипертрофированных потребностей, потребностей социально-приемлемых, но не соответствующих общественным возможностям, и тем более потребностей антисоциальных.

Из сказанного следует, что важным направлением профилактики преступлений являются надлежащее нравственное формирование личности, выработка у каждого индивида социально оправданных потребностей, умения регулировать и согласовывать их с общественными интересами, подчинять требованиям социальной необходимости.

Таким образом, нравственные свойства человека, влияющие на совершение им конкретного поступка, не даны ему от рождения и не возникают неожиданно, а складываются на протяжении всей предшествующей жизни индивида, под влиянием совокупности условий, в которых эта жизнь протекает. От того, какими окажутся эти условия, с чем и с кем сталкивается индивид на своем жизненном пути, зависит формирование его как личности. Здесь, конечно, много случайного, но в этой случайности проявляется определенная закономерность, состоящая в том, что пока в социальной действительности сохраняются условия, способные питать и поддерживать индивидуалистическое сознание и различные нравственные пороки, лежащие в основе преступного поведения, некоторые лица становятся их носителями. Задача состоит в том, чтобы устранить подобные условия или максимально ограничить их отрицательное воздействие, обеспечив тем самым формирование высоконравственной личности, неспособной совершить преступление.

На нравственное формирование личности влияют различные типы (виды) социальной микросреды: семейно-бытовая; учебно-воспитательная; воинская; спортивная; религиозная и т.д. На конкретном их рассмотрении мы останавливаться не будем, так как их подробное изучение должно быть вам предложено другими учебными дисциплинами (социологией, педагогикой, психологией и пр.).

Отметим лишь то, что влияние всех этих типов социальной микросреды на личность осуществляется по различным направлениям и каналам, ибо личность взаимодействует с различными типами социальной микросреды, а они взаимодействуют между собой. Это взаимодействие может характеризоваться разными отношениями:

положительное влияние одного типа может дополняться • и приумножаться таким же влиянием другого типа микросреды; отрицательное влияние одного типа усугубляется отрицательным влиянием другого;

И отрицательное влияние одного типа может нейтрализоваться или компенсироваться положительным влиянием другого типа микросреды;

положительное влияние одного типа может нейтрализоваться или даже сводиться на нет отрицательным влиянием другого типа.

В целом как определенную закономерность можно отметить своеобразную «цепную реакцию», взаимное дополнение различных отрицательных влияний, исходящих из различных типов микросреды.

5. Методы борьбы с организованной преступностью

Организованную преступность делает такой прибыльной и безнаказанной коррупция. Следовательно основным методом борьбы с ОП является борьба с коррупцией. Широко распространено мнение, что виной всему экономические трудности: достаточно поднять зарплаты государственным служащим и проблема будет решена. Но это не так. Важно чтобы зарплата не опускалась ниже уровня, обеспечивающего достойное существование. Далее эффект от повышения зарплаты падает. Государство никогда не сможет дать своим служащим денег больше, чем организованная преступность.

Предупреждение преступности буквально означает предохранение людей, общества, государства от преступлений. Это совокупность мер, направленных на выявление, ограничение или нейтрализацию факторов преступности, общественной опасности личности преступника, а также на устранение факторов возникновения и распространения отдельных видов и форм преступлений. В настоящее время предупреждение преступности представляет собой сложный комплекс разнообразных мер упреждающего воздействия.

Позитивное развитие общества, совершенствование его экономических, политических, социальных и иных институтов, объективно способствуют предупреждению преступности вообще и организованной преступности в частности.

Борьба с организованной преступностью предполагает разработку и реализацию комплекса специальных общеорганизационных, предупредительных и правоохранительных мер. Так, в недрах КГБ СССР была подготовлена первая (до сих пор еще засекреченная) программа борьбы с организованной преступностью.

1. Административный оперативный контроль над воровскими авторитетами, лидерами уголовных группировок, изоляция их от молодежи, обычных правонарушителей в специально отведенных местах лишения свободы.

2. Сокращение уголовной среды за счет декриминализации незначительных правонарушений, пересмотра уголовных дел с признаками незаконного осуждения, создания современной пенитенциарной системы.

Отработка надежного финансового контроля.

Защита кооперативного сектора от рэкета силами местных органов самоуправления.

Отладка и запуск единой информационной системы по преступности.

Изучение условий выработки специального законодательства об организованной преступности.

Создание независимого органа по борьбе с организованной преступностью.

Увы, так же как и все последующие программы первоочередных действий по обузданию организованной преступности, она так и осталась на бумаге.

В настоящее время необходимо совершенствовать уголовное и уголовно-процессуальное Законодательство, т.к. на основании уголовного закона нельзя, например, привлечь к уголовной ответственности лидеров преступных сообществ за такие действия, как разделение сфер влияния, создание общих денежных фондов и т.п.

Ряд ученых высказывает мнение о том, что немаловажное значение в борьбе с организованной преступностью мог бы сыграть закон об освобождении от ответственности тех, кто был втянут в незаконную деятельность под угрозой насилия, либо тот, кто добровольно заявил о своих связях с преступным обществом, либо активно способствовал его разоблачению.

В условиях высокой коррумпированности общества, как в нашей стране, необходимо введение нормы об исключении уголовной ответственности либо ее смягчение при добровольном заявлении виновных о получении взятки и активном участии в ее раскрытии, что существенно бы нарушило коррумпированные связи, создало бы позитивные стимулы к чистосердечному раскаянию.

Большинство преступных организаций и сообществ имеют не только связи, но и сообщников за рубежом. Россией предприняты определенные меры по организации международной борьбы с организованной и транснациональной преступностью. Так, Российская Федерация вступила в Интерпол, совместно с другими государствами СНГ организовала Бюро по организованной преступности по странам СНГ, в рамках временных международных организаций установлены контакты с Прибалтийскими странами.

В настоящее время необходимо переходить к борьбе с международными преступными организациями и сообществами на основе международных договоров.

Кроме того, результаты противодействия мафиозным структурам могут быть значительно повышены при комплексном взаимодействии со спецслужбами России, таможенными органами, национальным бюро Интерпола, налоговой полицией, пограничными войсками и т.д. Достичь этого можно разработкой комплексной программы участия всех субъектов правоохранительной системы, других государственных учреждений и ведомств в контроле за организованной преступностью.

При условии дополнения, указанные специальные меры борьбы с организованной преступностью дадут положительные результаты общим мерам по оздоровлению общественных отношений.

Деятельность правоохранительных органов в этой области затруднена, т.к. они подвергаются сильному воздействию со стороны ОП и сами тоже подвержены коррупции.

Самый эффективный способ борьбы с коррупцией — это создание условий, препятствующих ее появлению и развитию. Организованная преступность может воздействовать на отдельное лицо или правоохранительный орган, препятствующий ее деятельности, но повлиять на Государственную Думу, принимающую закон в области государственного управления, очень сложно. Эффективным методом борьбы с коррупцией является проверка приобретения собственности чиновниками.

Изучение международного опыта показывает, что борьбе с коррупцией чаше всего препятствуют:

значительная распространенность коррупционных правонарушений в условиях известной ограниченности ресурсов, выделяемых на нужды юстиции; И определенная ограниченность возможностей уголовного законодательства в части формулирования признаков коррупционных преступлений и конкретных форм их совершения;

И трудности в оперативном выявлении и уголовно-процессуальном доказывании фактов коррупции; недостаточное предупредительное воздействие традиционных мер уголовной ответственности и наказания. По мнению юристов многих стран, решению этих проблем может в той или иной мере способствовать использование криминологических форм и методов борьбы с преступностью, в том числе установление особого социально-правового контроля за источниками доходов, финансово-экономической и иной деятельностью лиц, подозреваемых в коррупции. По сути, такой контроль выражается в том, что определенные государственные органы, общественные организации, должностные лица законодательно наделяются властными полномочиями по наблюдению и проверке соответствия деятельности конкретных граждан и юридических лиц предъявляемым требованиям с правом информировать об обнаруженных отклонениях компетентные органы и (или) общественность, продлевать ходатайства либо рекомендации о привлечении виновных к ответственности. Кроме того, контролирующие субъекты наделяются правом в период до принятия окончательного решения судом или иным компетентным органом самостоятельно применять к подконтрольному лицу меры, направленные на предупреждение и пресечение правонарушений, например, временно отстранять от работы лиц, подозреваемых в коррупции, вводить ограничения и запреты на их деятельность для воспрепятствования пользованию или сокрытию средств, добытых преступным путем и т.п.

Социально-правовой контроль как средство борьбы с коррупцией получил наибольшее развитие в Японии и США. В Японии осуществляется регламентированная законом регистрация лиц, против которых выдвинуты обвинения в причастности к организованной преступности и коррупции. Факт такой регистрации обычно доводится до сведения общественности через средства массовой информации, является правовым основанием для установления контроля за поведением конкретного лица, источниками его доходов и может повлечь применение к нему ряда правоограничений, препятствующих совершению правонарушения, легализации и расходованию средств, добытых преступным путем, в том числе полученных в виде взяток.

В США, например, с 1991 года действует федеральный закон о контроле за организованной преступностью (Государственный закон № 91-452).

В качестве базового операционного понятия в нем использован термин «рэкетирская деятельность», охватывающий, помимо дачи и получения взяток, довольно широкий круг правонарушений, имеющих связь с организованной преступностью (вымогательство, некоторые виды мошенничества, занятие азартными играми, незаконные операции с наркотиками и др.).

Борьбу с рэкетирской деятельностью, помимо судов, призваны осуществлять специальные органы, большие жюри, которые создаются в масштабах отдельного штата или круга и рассматривают на своих заседаниях материалы о занятии отдельных лиц указанной деятельностью. Если Большое жюри находит основания для возбуждения уголовного преследования, то дело передается в суд. До принятия судом решения за поведением обвиняемого устанавливается контроль, на него возлагается ряд запретов и обязанностей, предусмотренных указанным законом.

Действующее законодательство Российской Федерации, Указы Президента РФ, нормативные акты министерств и ведомств также предусматривают различные меры контроля, которые, помимо прочего, могут использоваться в борьбе с коррупцией. Учитывая довольно значительное количество и разнообразие этих мер, представляется целесообразным рассмотреть их в рамках определенных классификаций.

Так, в зависимости от правовой природы и характера существующие меры контроля можно разделить на две основные группы. Меры финансового контроля используются государственными органами, специально уполномоченными на осуществление такого контроля: органами Министерства финансов, Государственной налоговой службы, Федерального казначейства. Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью, Центрального Банка России, ревизионными, бухгалтерскими подразделениями министерств и ведомств. В зависимости от механизма действия меры социально-правового контроля, используемые в борьбе с коррупцией, можно также разделить на две группы.

1. Властные полномочия контролирующих субъектов и корреспондирующие им обязанности контролируемых физических и юридических лиц, объективно не ущемляющие конституционные права и свободы граждан.

Примером таких мер могут служить выраженные в различной правовой форме права контролирующих инстанций на получение необходимой им информации, проверку подлинности предоставленных сведений и соответствующие обязанности контролируемых предоставлять такую информацию, не препятствовать и не уклоняться от контроля.

2. Специально-предупредительные ограничения и запреты, налагаемые на лиц, выступающих объектом контроля, объективно ущемляющие конституционные права и свободы граждан.

Сотруднику органов внутренних дел независимо от характера своей профессиональной деятельности постоянно приходится общаться как с правопослушными гражданами, так и с представителями тех слоев населения, которые в разной степени подвержены негативному воздействию преступной банды. Именно поэтому в профессиональной подготовке сотрудников пристальное внимание уделяется выработке у них навыков по выявлению уровня преступной личности.

Помимо вышеизложенного, очевидным является то, что при расследовании уголовных дел истина устанавливается не только при помощи непосредственного восприятия фактов сотрудниками, расследующими обстоятельства совершенного преступления. Значительное число фактов становитсяi известными через свидетельства лиц, являющихся очевидцами противоправных действий, их жертвами, а также от самих правонарушителей. Что мы можем установить объективную истину при помощи таких свидетельств, прежде всего надо знать, какие психические процессы проходят у этих лиц с тем, чтобы в результате правильного применения мер интеллектуального и психологического воздействия получить от них свидетельства, реально отражающие события, воспринимавшиеся ими. Поэтому знание психологических особенностей формирования асоциальной личности, действия антиобщественных групп, а также возможностей воздействия на них, имеет важнейшее значение для профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов.

Для более полного освещения содержания проблемы, предлагаем остановить более пристальное внимание на понятиях «нормативы» и «отклонения от социальных норм поведения», на некоторых психологических характеристиках личности правонарушителя, а также на условиях формирования и устойчивого функционирования антиобщественных групп.

Заключение

Организованная преступность имеет обязательные и факультативные признаки.

К обязательным признакам относятся:

— устойчивость и продолжительность существования преступной организации;

разграничение функций между ее участниками;

статусная иерархия;

специализация сферы криминальной деятельности;

— цель организации извлечение наибольшей прибыли в минимально короткий срок;

наличие общаковых средств;

обеспечение безопасности и конспирации криминальной деятельности, организация коррумпирования властными и правоохранительными структурами;

— поддержание жесткой дисциплины, в том числе путем культивирования обета молчания и кары ослушникам.

Перечислим факультативные признаки организованной преступности:

неучастие главарей в конкретных преступных акциях;

«отмывание» денег, добытых преступным путем;

— формирование преступных организаций по национальному или клановому признаку;

наличие международных связей;

использование последних достижений науки и техники.

Основными условиями эффективности борьбы с организованной преступностью являются: консолидация усилий общества и государства, а также самих правоохранительных органов, высокий профессионализм сотрудников и продуманная система их социальной защищенности; использование специальных методов и средств.

Список литературы

1. Баранов П.П., В.И. Курбатов. Юридическая психология. Ростов – на — Дону, «Феникс», 2007.

2. Бондаренко Т. А. Юридическая психология для следователей. М., 2007.

3. Волков В.Н., Янаев С.И. Юридическая психология. М., 2005.

4. Васильев В.Л. «Юридическая психология»: Учебник – СПб., 2006.

5. Еникеев М.И. Юридическая психология. М., 2006.

6. Психологические приемы в работе юриста. Столяренко О.М. М., 2006.

7. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М., 2006.