Физиология промежуточного мозга. Психофизиология речи и мыслительной деятельности

Тема: Физиология промежуточного мозга. Психофизиология речи и мыслительной деятельности

План

Введение

1. Физиология промежуточного мозга

2. Гипоталамо-гипофизарная система

3. Психофизиология речи и мыслительной деятельности

4. Онтогенез речи

5. Мышление и речь

6. Современный анализ механизма мышления

Заключение

Литература

Введение

Организм находится в непрерывном взаимодействии с окружающей его внешней средой. Это взаимодействие очень многогранно; оно обусловлено, с одной стороны, степенью сложности организации животного, а с другой — изменениями, которые постоянно происходят во внешней среде и в самом организме. Так как внешняя среда служит для организма не только источником, откуда он черпает материал для своего существования, но таит в себе различные для него опасности, то вполне понятно, что организм должен очень четко воспринимать различного рода раздражения и не менее четко на них реагировать. В связи с этим и развились высокодифференцированные органы нервной системы, приспособленные воспринимать и анализировать раздражения, идущие не только из внешней среды, но и из всех без исключения органов и тканей самого организма, и координировать деятельность организма в целом, проявляющуюся в его поведении, а также работу всех отдельных его органов и происходящий в них обмен веществ. Трофическая функция нервной системы впервые была выявлена И.П. Павловым. Такая координирующая функция осуществляется нервной системой при непременном участии органов чувств. Таким образом, интегрирующая функция принадлежит не только сосудистой системе, но в ещё большей степени нервной системе, влиянию которой подчинена и сама сосудистая система. Нервная система обеспечивает единство организма, взаимообусловленность всех его составных частей, единство организма и внешней среды, т.е. единство высшего порядка.

Основной структурной единицей нервной системы являются нейроны. Каждый нейрон состоит из тела и нервных отростков: рецепторного и эффекторного. Рецепторные отростки проводят раздражение к телу нейрона — это дендриты. Эффекторный отросток бывает только один; он проводит раздражение от тела нейрона к его периферии — это аксон ил нейрит.

В то время как нервные отростки служат только для передачи раздражений, тела нейронов выполняют необычно сложную функцию. В них воспринятое раздражение или затухает, если оно недостаточно сильно и действует монотонно, или же трансформируется и передаётся нейриту.

5 стр., 2255 слов

Регуляция функций организма (нервная, рефлекторная, гуморальная).

... Регуляция функций организма (нервная, рефлекторная, гуморальная). Системы органов работают не изолированно, а объединяются для достижения полезного организму результата. Такое временное объединение органов и систем органов называют функциональной системой. Например, ...

Весь процесс, протекающий в нервной клетке, от восприятия раздражения до ответа на него, т.е. до передачи раздражения с нервной клетки на выполняющий орган (мускульную или железистую клетку), называется рефлексом. В сложном организме рефлекс обычно осуществляется не одним нейроном, а рядом их, образующим цепь нейронов, или рефлекторную дугу.

1. Физиология промежуточного мозга

Главными образованиями промежуточного мозга являются таламус (зрительный бугор) и гипоталамус (подбугорная область).

Таламус — чувствительное ядро подкорки. Его называют «коллектором чувствительности», так как к нему сходятся афферентные (чувствительные) пути от всех рецепторов, исключая обонятельные. Здесь находится третий нейрон афферентных путей, отростки которого заканчиваются в чувствительных зонах коры.

Главной функцией таламуса является интеграция (объединение) всех видов чувствительности. Для анализа внешней среды недостаточно сигналов от отдельных рецепторов. Здесь происходит сопоставление информации, получаемой по различным каналам связи, и оценка ее биологического значения. В зрительном бугре насчитывается 40 пар ядер, которые подразделяются на специфические (на нейронах этих ядер заканчиваются восходящие афферентные пути), неспецифические (ядра ретикулярной формации) и ассоциативные. Через ассоциативные ядра таламус связан со всеми двигательными ядрами подкорки — полосатым телом, бледным шаром, гипоталамусом и с ядрами среднего и продолговатого мозга.

Изучение функций зрительного бугра проводится путем перерезок, раздражения и разрушения.

Кошка, у которой разрез сделан выше промежуточного мозга, резко отличается от кошки, у которой высшим отделом центральной нервной системы является средний мозг. Она не только поднимается и ходит, т. е. выполняет сложно координированные движения, но еще проявляет все признаки эмоциональных реакций. Легкое прикосновение вызывает злобную реакцию. Кошка бьет хвостом, скалит зубы, рычит, кусается, выпускает когти. У человека зрительный бугор играет существенную роль в эмоциональном поведении, характеризующемся своеобразной мимикой, жестами и сдвигами функций внутренних органов. При эмоциональных реакциях повышается давление, учащаются пульс, дыхание, расширяются зрачки. Мимическая реакция человека является врожденной. Если пощекотать нос плода 5 — 6 мес., то можно видеть типичную гримасу неудовольствия (П. К. Анохин).

13 стр., 6230 слов

Нейромедиаторые системы мозга

... распространены в центральной нервной системе, они иннервируют обширные области мозга, включающие кору больших полушарий, гиппокамп, бледный шар, миндалину, область гипоталамуса. Интерес к серотонину ... у гомеопатов.) Если блокируется действие глицина, то малейшее раздражение вызывает тоническое сокращение мышц всего тела, которое принимает типичную при отравлении стрихнином или ...

При раздражении зрительного бугра у животных возникают двигательные и болевые реакции — визг, ворчание. Эффект можно объяснить тем, что импульсы от зрительных бугров легко переходят на связанные с ними двигательные ядра подкорки.

В клинике симптомами поражения зрительных бугров являются сильная головная боль, расстройства сна, нарушения чувствительности как в сторону повышения, так и понижения, нарушения движений, их точности, соразмерности, возникновение насильственных непроизвольных движений.

Гипоталамус является высшим подкорковым центром вегетативной нервной системы. В этой области расположены центры, регулирующие все вегетативные функции, обеспечивающие постоянство внутренней среды организма, а также регулирующие жировой, белковый, углеводный и водно-солевой обмен.

В деятельности вегетативной нервной системы гипоталамус играет такую же важную роль, какую играют красные ядра среднего мозга в регуляции скелетно-моторных функций соматической нервной системы.

Самые ранние исследования функций гипоталамуса принадлежат — Клоду Бернару. Он обнаружил, что укол в промежуточный мозг кролика вызывает повышение температуры тела почти на 3°С. Этот классический опыт, открывший локализацию центра терморегуляции в гипоталамусе, получил название теплового укола. После разрушения гипоталамуса животное становится пойкилотермным, т. е. теряет способность удерживать постоянство температуры тела. В холодной комнате температура тела понижается, а в жаркой повышается.

Позднее было установлено, что почти все органы, иннервируемые вегетативной нервной системой, могут быть активированы раздражением подбугорной области. Иными словами, все эффекты, которые можно получить при раздражении симпатических и парасимпатических нервов, получаются при раздражении гипоталамуса.

В настоящее время для раздражения различных структур мозга широко применяется метод вживления электродов. С помощью особой, так называемой стереотаксической техники, через трепанационное отверстие в черепе вводят электроды в любой заданный участок мозга. Электроды изолированы на всем протяжении, свободен только их кончик. Включая электроды в цепь, можно узко локально раздражать те или иные зоны.

11 стр., 5035 слов

Современные методы изучения мозга

... структурами мозга. При тактильных, болевых, вегетативных, зрительных и других разоружениях регистрируются биоэлектрические ответы лимбической системы. Афферентные пути к гиппокампу от восходящей ретикулярной формации, гипоталамуса ... лимбической системы, несмотря на различное их строение, связаны между собой. Раздражение любого пункта лимбической области электрическим током или химическим веществом ...

При раздражении передних отделов гипоталамуса возникают парасимпатические эффекты — усиление движений кишечника, отделение пищеварительных соков, замедление сокращений сердца и др. при раздражении задних отделов наблюдаются симпатические эффекты — учащение сердцебиения, сужение сосудов, повышение температуры тела и др. Следовательно, в передних отделах подбугорной области располагаются парасимпатические центры, а в задних — симпатические.

Так как раздражение при помощи вживленных электродов производится на целом животном, без наркоза, то представляется возможность судить о поведении животного. В опытах Андерсена на козе с вживленными электродами был найден центр, раздражение которого вызывает неутолимую жажду, — центр жажды. При его раздражении коза могла выпивать до 10 л воды. Раздражением других участков можно было заставить сытое животное есть (центр голода).

Широкую известность получили опыты испанского ученого Дельгадо на быке с электродом, вживленным в центр страха: Когда на арене разъяренный бык бросался на тореадора, включали раздражение, и бык отступал с ясно выраженными признаками страха.

Американский исследователь Д. Олдз предложил модифицировать метод — предоставить возможность самому животному замыкать, что неприятных раздражений животное будет избегать и, наоборот, стремиться повторять приятные.

Опыты показали, что имеются структуры, раздражение которых вызывает безудержное стремление к повторению. Крысы доводили себя до истощения, нажимая на рычаг до 14000 раз! Кроме того, обнаружены структуры, раздражение которых, по-видимому, вызывает крайне неприятное ощущение, так как крыса второй раз избегает нажать на рычаг и убегает от него. Первый центр, очевидно, является центром удовольствия, второй — центром неудовольствия.

Чрезвычайно важным для понимания функций гипоталамуса явилось открытие в этом отделе мозга рецепторов, улавливающих изменения температуры крови (терморецепторы), осмотического давления (осморецепторы) и состава крови (глюкорецепторы).

С рецепторов, обращенных в кровь, возникают рефлексы, направленные на поддержание постоянства внутренней среды организма — гомеостаза. «Голодная кровь», раздражая глюкорецепторы, возбуждает пищевой центр: возникают пищевые реакции, направленные на поиск и поедание пищи.

7 стр., 3024 слов

Функциональные блоки мозга

Таблица 1. Строение и функции головного мозга   Название отдела   Структуры отдела и строение Функции Продолговатый мозг     Мост     Мозжечок     Средний мозг     Промежуточный мозг Таламус   Гипоталамус   Конечный мозг: большие полушария         Задание 2. Используя словарь по теме «Локальные системы мозга и их ...

Одним из частых проявлений заболевания гипоталамуса в клинике является нарушение водно-солевого обмена, проявляющееся в выделении большого количества мочи с низкой плотностью. Заболевание носит название несахарного мочеизнурения.

Подбугорная область тесно связана с деятельностью гипофиза. В крупных нейронах надзрительного и околожелудочкового ядер гипоталамуса образуются гормоны — вазопрессин и окситоцин. По аксонам гормоны стекают к гипофизу, где накапливаются, а затем поступают в кровь.

Иное взаимоотношение между гипоталамусом и передней долей гипофиза. Сосуды, окружающие ядра гипоталамуса, объединяются в систему вен, которые спускаются к передней доле гипофиза и здесь распадаются на капилляры. С кровью к гипофизу поступают вещества — релизинг-факторы, или освобождающие факторы, стимулирующие образование гормонов в передней его доле.

Ретикулярная формация. В стволе мозга — продолговатом, среднем и промежуточном мозге, между его специфическими ядрами находятся скопления нейронов с многочисленными сильно ветвящимися отростками, образующими густую сеть. Эта система нейронов получила название сетчатого образования, или ретикулярной формации. Специальные исследования показали, что все так называемые специфические пути, проводящие определенные виды чувствительности от рецепторов к чувствительным зонам коры головного Мозга, дают в стволе мозга ответвления, заканчивающиеся на клетках ретикулярной формации. Потоки импульсов с периферии от экстеро-, интеро- и проприорецепторов. поддерживают постоянное тоническое возбуждение структур ретикулярной формации.

От нейронов ретикулярной формации начинаются неспецифические пути. Они поднимаются вверх к коре головного мозга и подкорковым ядрам и спускаются вниз к нейронам спинного мозга.

В чем же состоит функциональное значение этой своеобразной системы, не имеющей своей территории, располагающейся между специфическими соматическими и вегетативными ядрами ствола мозга?

Методом раздражения отдельных структур ретикулярной формации удалось раскрыть ее функцию как регулятора функционального состояния спинного и головного мозга, а также важнейшего регулятора мышечного тонуса. Роль ретикулярной формации в деятельности центральной нервной системы сравнивают с ролью регулятора в телевизоре. Не давая изображения, он может менять громкость звука и освещенность.

9 стр., 4143 слов

Психические расстройства при травмах головного мозга

-2- МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» Калужский (г. Калуга) филиал РЕФЕРАТ НА ТЕМУ: Психические расстройства при травмах головного мозга Выполнила: СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………2 КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА…………………………………………………..3 ...

Раздражение ретикулярной формации, не вызывая двигательного эффекта, изменяет имеющуюся деятельность, тормозя ее или усиливая. Если у кошки короткими, ритмическими раздражениями чувствительного нерва вызывать защитный рефлекс — сгибание задней лапки, а затем на этом фоне присоединить раздражение ретикулярной формации, то в зависимости от зоны раздражения эффект будет различен: спинальные рефлексы либо резко усилятся, либо ослабятся и исчезнут, т. е. затормозятся. Торможение возникает при раздражении задних отделов ствола мозга, а усиление рефлексов — при раздражении передних отделов. Соответствующие зоны ретикулярной формации получили название тормозящей и активирующей зон.

На кору головного мозга ретикулярная формация оказывает активирующее воздействие, поддерживая состояние бодрствования и концентрируя внимание. Если у спящей кошки с вживленными в промежуточный мозг электродами включать раздражение ретикулярной формации, то кошка просыпается, открывает глаза. На электроэнцефалограмме видно, что исчезают медленные волны, характерные для сна, и появляются быстрые волны, свойственные состоянию бодрствования. Ретикулярная формация оказывает на кору головного мозга восходящее, генерализованное (охватывающее всю кору) активирующее влияние. По выражению И.П. Павлова, «подкорка заряжает кору». В свою очередь кора больших полушарий регулирует активность сетчатого образования.

2. Гипоталамо-гипофизарная система

Гипоталамо-гипофизарная система — морфофункциональное объединение структур гипоталамуса и гипофиза, принимающих участие в регуляции основных вегетативных функций организма. Различные рилизинг-гормоны, вырабатываемые гипоталамусом (см. Гипоталамические нейрогормоны) оказывают прямое стимулирующее или тормозящее действие на секрецию гипофизарных гормонов. При этом между гипоталамусом и гипофизом существуют и обратные связи, с помощью которых регулируется синтез и секреция их гормонов. Принцип обратной связи здесь выражается в том, что при увеличении продукции железами внутренней секреции своих гормонов уменьшается секреция гормонов гипоталамуса (см. Нейрогуморальная регуляция функций).

5 стр., 2322 слов

Сущность мышления и его виды. Последовательность познавательных процессов

Введение Ориентация в мире всегда предполагает адекватное воспроизведение, отражение действительности. Это воспроизведение и составляет суть познавательного отношения к миру. Познавательное отношение человека к действительности представляет собой необходимую сторону всей системы его отношений к миру, а возможность адекватного воспроизведения реальности - мировоззренческую проблему. Теория познания ...

Выделение гормонов гипофиза приводит к изменению функции эндокринных желез; продукты их деятельности с током крови попадают в гипоталамус и, в свою очередь, влияют на его функции.

Главными структурными и функциональными компонентами Г.-г. с. являются нервные клетки двух типов — нейросекреторные, вырабатывающие пептидные гормоны вазопрессин и окситоцин, и клетки, главным продуктом которых являются моноамины (моноаминергические нейроны).

Пептидергические клетки формируют крупные ядра — супраоптическое, паравентрикулярное и заднее. Нейросекрет, вырабатываемый внутри этих клеток, с током нейроплазмы попадает в нервные окончания нервных отростков. Основная масса веществ поступает в заднюю долю гипофиза, где нервные окончания аксонов нейросекреторных клеток тесно контактируют с капиллярами, и переходит в кровь. В медиабазальном отделе гипоталамуса расположена группа нечетко оформленных ядер, клетки которых способны продуцировать гипоталамические нейрогормоны. Секреция этих гормонов регулируется соотношением концентраций норадреналина, ацетилхолина и серотонина в гипоталамусе и отражает функциональное состояние висцеральных органов и внутренней среды организма. По мнению многих исследователей, в составе Г.-г. с. целесообразно выделить гипоталамо-аденогипофизарную и гипоталамо-нейрогипофизарную системы. В первой осуществляется синтез гипоталамических нейрогормонов (рилизинг-гормонов), тормозящих или стимулирующих секрецию многих гипофизарных гормонов,

во второй — синтез вазопрессина (антидиуретического гормона) и окситоцина. Оба эти гормона, хотя и синтезируются в гипоталамусе, но накапливаются в нейрогипофизе. Помимо антидиуретического эффекта, вазопрессин стимулирует синтез гипофизарного адренокортикотропного гормона (АКТГ) секрецию 17-кетостероидов. Окситоцин влияет на активность гладкой мускулатуры матки, усиливает родовую деятельность, участвует в регуляции лактации. Ряд гормонов передней доли гипофиза получил название тропных. Это — тиреотропный гормон, АКТГ, соматотропный гормон, или гормон роста, фолликулостимулирующий гормон и др. В промежуточной доле гипофиза синтезируется меланоцитостимулирующий гормон. В задней доле накапливаются вазопрессин и окситоцин.

В 70-х гг. было установлено, что в тканях гипофиза осуществляется синтез ряда биологически активных веществ пептидной природы, которые позже отнесли к группе регуляторных пептидов. Выяснилось, что у многих из этих веществ, в частности эндорфинов, энкефалинов, липотропного гормона и даже АКТГ, один общий предшественник — высокомолекулярный белок проопиомеланокортин.

3. Психофизиология речи и мыслительной деятельности

Структурно-функциональный и процессуально-динамический аспекты мышления. Мышление — процесс отражения связей и отношений, недоступных непосредственному чувственному восприятию, сопровождающийся переживанием чувства понятности (понимания) ситуации. Принципиальное значение для характеристики мышления имеет оценка его результатов (продуктов) с точки зрения истинности, т.е. их соответствия действительности. Процессуально-динамическому аспекту познавательной деятельности, который находится на первом плане в понятии «мышление», в структурно-функциональном аспекте соответствуют понятия: «ум», «интеллект», «мысль». В этом смысле можно сказать, что мышление есть процесс функционирования ума, интеллекта, процесс продуцирования и преобразования мыслей. Мысль в свою очередь — это структурная единица .мышления. Поступать осмысленно — значит поступать, руководствуясь определенной мыслью. Слово «ум» — славянский эквивалент греческого слова «нус» и латинского «интеллект». В повседневном словоупотреблении одна из самых распространенных в отношении человека оппозиций — оппозиция «умный — глупый». Умный человек — это рассудительный, проницательный, смышленый, сообразительный, способный проникать за поверхностную сторону явлений, устанавливать неочевидные и отдаленные связи между явлениями, видеть их причинно-следственные отношения, предвидеть наступление тех или иных событий. Глупый — это неразумный, недалекий, ограниченного ума человек, непонятливый, тупой, бестолковый, поверхностный, не имеющий собственных мыслей. Ум — важнейшая характеристика человека, его способностей и достоинств, состояния, в котором он может совершать осмысленные поступки и нести за них ответственность. Если в этом возникает сомнение, говорим: «в своем ли он уме». Умственные способности приходят с жизненным опытом: «молод годами, да стар умом». Осознанию своей ответственности, необходимости серьезного отношения к жизни соответствует: «пора за ум браться». Умственные способности ослабевают к старости — из ума можно «выжить». Умственные способности человека обнаруживаются не сразу — «по уму провожают». Если возникает сомнение в соответствии способностей человека той или другой задаче, говорим: «не твоего ума дело». От слишком сложной задачи «ум за разум заходит». В то же время «умничать» — стремиться показать себя умнее других, создать о себе впечатление как об умном человеке, бояться обнаружить, что чего-то не знаешь, не понимаешь. «Себе на уме» — человек, склонный скрывать свои намерения, утаивать то, что знает. Ум может быть: широкий, большой, обширный/ограниченный, глубокий/поверхностный, сильный/слабый, острый/тупой, вялый, быстрый/медленный, инертный. Мышление изучается в рамках различных научных дисциплин, что отражает важность и многообразие аспектов, характеризующих мышление. Категориальный ракурс рассмотрения мышления реализуется в гносеологии. Здесь мышление изучается с точки зрения категорий объективного и субъективного, чувственного и рационального, эмпирического и теоретического. конечного и бесконечного, прерывного и непрерывного и т.д. В логике устанавливаются действующие в мышлении законы, правила, формы, операции. Кибернетика рассматривает мышление в связи с задачами технического моделирования мыслительных операций, создания устройств искусственного интеллекта. Языкознание изучает речевые формы реализации мыслительного процесса. Науковедение изучает мышление как историю, теорию и практику научного познания. Этология рассматривает формы и уровни развития мышления в животном мире, предпосылки возникновения и развития человеческого уровня мышления. Нейрофизиология изучает функционирование и морфологию нервного субстрата мыслительной деятельности. Эстетика анализирует роль и функции мышления в создании и восприятии художественных ценностей. Этот перечень, конечно, можно было бы и продолжить, но для нас важно в данном случае зафиксировать то, чем отличается мышление как предмет психологии от всех выше перечисленных аспектов. Очевидно, что для того чтобы каждая из упомянутых отраслей знания могла бы изучать мышление, необходимо, чтобы оно сначала реализовалось как аспект (уровень) познавательной активности конкретного человека. Именно это и составляет предмет психологии мышления. Иначе говоря, психология при сопоставлении ее подхода к мышлению с подходами любых других научных дисциплин изучает мышление как актуальный непосредственно реализующийся процесс в его взаимосвязях и опосредствованиях с потребностями, тенденциями развития, механизмами отражения и регуляции активности субъекта. При этом внутри самой психологии в каждом из ее разделов, упомянутых при рассмотрении вопроса о предмете психологии, так или иначе, также изучается мышление. Отметим некоторые из результатов многоаспектного рассмотрения мышления, важных с точки зрения определения его специфики в ряду других когнитивных процессов. Философский анализ мышления устанавливает его многомерность и многоуровневость. Одним из наиболее принципиальных результатов является разграничение рассудочного и разумного мышления. Начало детальной разработке различий этих уровней положил И. Кант. Согласно ему. «всякое наше знание начинает с чувств, переходит затем к рассудку и заканчивает в разуме, выше которого нет ничего для обработки материала созерцаний и для подведения его под высшее единство мышления». Основная функция рассудка — упорядочение и систематизация явлений. Рассудок, по Канту, привносит форму в знание, содержание которого составляют результаты чувственного созерцания. Рассудок всегда носит конечный, ограниченный характер. В отличие от этого разумное мышление стремится найти бесконечное, безусловное, абсолютное. Но, полагая абсолютное трансцендентным, разум впадает в неразрешимые противоречия. Продолжив кантовскую линию разграничения рассудка и разума как двух ступеней рационального познания, Гегель противопоставил разум как бесконечное мышление рассудку как конечному мышлению. Конечность рассудка обусловлена тем, что он, фиксируя ограниченные определения мысли, не способен выйти за пределы их содержания. Рассудок обеспечивает устойчивость, определенность в деятельности мышления. Достигнув стадии разума, мышление делает своим предметом собственные формы, тем самым выступая как свободная, не связанная ограничениями спонтанная активность духа. Конкретным примером основополагающей структуры, формирующейся на уровне разума, может служить соотношение категорий «утверждение» и «отрицание», включающее в себя следующие восемь высказываний:

утверждение есть утверждение,

утверждение есть отрицание,

отрицание есть отрицание,

отрицание есть утверждение,

отрицание утверждения есть отрицание,

отрицание утверждения есть утверждение,

отрицание отрицания есть утверждение,

отрицание отрицания есть отрицание.

Логический анализ мышления в рамках избранного нами аспекта рассмотрения важен в плане выделения в нем его структурных единиц, форм мышления. Такими единицами являются суждения, умозаключения, понятия. Суждение — форма мысли, в которой нечто утверждается или отрицается относительно предметов и явлений, их свойств и отношений и которая сама обладает свойством истинности. С точки зрения Канта, суждение — это форма соединения представлений в сознании, для Гегеля — это форма соотношения понятий. С точки зрения формальной логики структура суждения образован;» тремя компонентами: субъектом (S), предикатом (Р) и логической связкой между ними. По качеству суждения делятся на положительные и отрицательные, по количеству — на единичные. частные и общие; по характеру связи между субъектом и предикатом — на категоричные, условные и разделительные: по модальности — на суждения необходимости (аподиктические), действительности (ассерторические), возможности (проблематические).

В результате объединения деления суждений по качеству и количеству получаются четыре основные вида суждений: общеутвердительные (А), частноутвердительные (I), общеотрицательные (Е), частноотрицательные (О).

Их общепринятые обозначения соответствуют двум первым гласным буквам латинских слов affirmo — утверждаю и nego — отрицаю. Суждения, в которых выражаются отношения двух предметов по величине, последовательности, положению в пространстве и времени и т.д., называются суждениями отношений. Имеется четыре вида отношений между основными суждениями: противности (контрарные), противоречивости (контрадикторные), подпротивности (субконтрарные), подчинения. Контрарные отношения существуют между суждениями, которые не могут быть вместе истинными (если одно истинно, то другое ложно), но оба вместе могут быть ложными. Контрадикторные отношения существуют между суждениями, которые вместе не могут быть ни истинными, ни ложными (из двух суждений, находящихся в контрадикторных отношениях, одно и только одно истинно, другое непременно ложно).

Суждения, находящие в отношениях субконтрарности. не могут быть одновременно ложными, но могут быть одновременно истинными. Отношения, которые существуют между общим и частным суждениями соответствующего качества, называются отношениями подчинения. Из истинности общего суждения следует истинность подчиненного ему частного суждения: из истинности частного суждения не следует истинность соответствующего ему общего суждения; из ложности общего суждения не следует ни истинность, ни ложность подчиненного ему частного суждения. Умозаключение — форма мышления, которая обеспечивает получение из одного или нескольких суждений нового суждения. Исходные суждения называются посылками, новое суждение — выводом. Для того чтобы из одного или нескольких суждений был возможен вывод нового суждения, между ними должна существовать логическая связь, которую и отражает умозаключение. Истинность выводов в умозаключении зависит от истинности посылок и правильности применения законов мышления. Только соблюдение обоих этих условий может привести к правильному выводу. Умозаключение вероятности — это умозаключение, в выводе которого содержится вероятное знание, умозаключение достоверности в выводе содержит достоверное (аподиктическое или ассерторическое) знание, умозаключение модальности основано на, изменении модальности суждений, образующих посылки и вывод. Можно умозаключать от 1) необходимого к действительному и возможному, 2) невозможного к недействительному, 3) невозможного к недействительному и ненеобходимому. Ошибочно умозаключать от 1) возможного к действительному, 2) действительного к необходимому, 3) от ненеобходимого к недействительному, 4) от недействительного к невозможному. Умозаключения подразделяются на непосредственные и опосредствованные. Непосредственными умозаключениями являются те, в которых делается вывод из одной посылки. Кроме тех непосредственных умозаключений, о которых мы уже упомянули, выделяют еще умозаключения обращения и превращения. При обращении субъект вывода является предикатом посылки, и наоборот. Правила умозаключений, являющихся обращениями. следующие:

Все S суть Р — истинно

Некоторые Р суть S — истинно;

Ни одно S не есть Р — истинно

Ни одно Р не есть S — истинно;

Некоторые S суть Р — истинно

Некоторые Р суть S — истинно.

При умозаключении, называемом превращением, меняется качество вывода по сравнению с качеством посылки. Общеутвердительное суждение можно превратить в частноотрицательное; частноутвердительное суждение можно превратить в частноотрицательное, и наоборот. В опосредствованных умозаключениях вывод делается из нескольких посылок. Самое распространенное умозаключение этого типа — силлогизм. Силлогизм — умозаключение, в котором из двух суждений, связанных средним термином, выводится третье суждение — вывод, в котором средний термин отсутствует. Все силлогизмы делятся на три большие группы: категорические, разделительные, условные. В зависимости от положения среднего термина различают четыре фигуры простого категорического силлогизма. При этом в каждой фигуре имеется по несколько модусов, отличающихся друг от друга количеством и качеством суждений. Сформулированы семь правил простого категорического силлогизма. В силлогизме должно быть только три термина. Средний термин должен быть распределен (взят в полном объеме) хотя бы в одной посылке. Термины, не распределенные в посылках, не могут оказаться распределенными и в заключении. Из двух отрицательных посылок в силлогизме нельзя получить никакого вывода. Если одна из посылок является отрицательной, то и вывод будет отрицательным. Из двух частных посылок нельзя получить с помощью силлогизма никакого вывода. Если одна из посылок частная, то и вывод, если он вообще возможен, будет частным. Сокращенный силлогизм, т. е. силлогизм, в котором пропущена одна из составных его частей, называется энтимемой. Наиболее общие положения, сформулированные в логике относительно мышления, известны как законы логики. Таких законов четыре: тождества, противоречия, исключенного третьего, достаточного основания. Закон тождества требует сохранения неизменным содержания употребляемых в процессе рассуждения понятий. Согласно закону противоречия не могут быть одновременно истинными две противоречивые мысли об одном и том же предмете, взятом в одно и то же время в одном и том же отношении. Закон исключенного третьего утверждает, что из двух противоречащих друг другу высказываний одно непременно истинно (А есть В, либо не-В, третьего не дано).

Закон достаточного основания требует, чтобы всякая истинная мысль была обоснована другими мыслями, истинность которых уже доказана. В языкознании мышление неизбежно исследуется на. том основании. что язык (речь) является непосредственной достоверностью мысли, что мышление выступает в качестве необходимого регулятора его использования (употребления), а язык в свою очередь необходимым его (мышления) средством. Но в языкознании универсальные законы мышления исследуются в формах, опосредствованных конкретно историческими вариантами развития языка. Из широко распространенного трехчленного разделения основных видов мышления: практически-действенного, наглядно-образного и словесно-логического, последний, очевидно, выделяется за счет того, что в нем наиболее заметно влияние языка на процесс мышления. Специфика словесно-логического вида мышления определена прежде всего условным характером исторически установившейся связи языковых единиц с обозначаемыми ими объектами и членением речевого потока на внутренне организованные отрезки — предложения. Прямого соответствия между единицами мышления, выделяемыми в логике, и соотносительными им единицами языка нет: одна и та же мысль может быть оформлена разными предложениями (словами, словосочетаниями), а одни и те же слова могут быть использованы для оформления разных мыслей. Служебные слова как таковые вообще не обозначают каких-либо объектов внеязыковой реальности. Восклицательные, побудительные, вопросительные предложения в первую очередь выражают отношение говорящего к тому, что говорится, служат средством волеизъявления. Категории, имеющие своим основанием одни и те же свойства действительности, формировались в мышлении и языке разными путями и средствами: развитие категорий мышления шло под воздействием психологических факторов, развитие лингвистических категорий — итог не контролируемого мышлением длительного процесса стихийного обобщения языковых форм. В грамматическом строе языков развиваются обязательные для определенных частей речи и конструкций предложения категории, не имеющие соответствия категориям мышления. В грамматическом строе языков сформировались категории, лишь частично соотносящиеся с категориями мышления при его логическом рассмотрении. Подлежащее, сказуемое, дополнение и определение приближенно соответствуют логическим категориям субъекта, предиката, объекта и атрибута. Категории имени существительного, глагола, прилагательного, числительного, числа примерно соответствуют смысловым категориям предмета (явления), процесса (действия, состояния), качества, количества. В грамматических категориях союзов, предлогов, падежей, времени выражаются категории связи, отношения, времени. Категории грамматического рода, определенности/неопределенности, вида глагола возникают в результате обусловленного системным характером языка распространения на все слова определенной части речи признаков, свойственных в истории языка лишь отдельным словам. Категория модальности отражает субъективное отношение говорящего к содержанию высказывания. Категория лица обозначает, типичные условия устного общения и характеризует язык не со стороны его познавательной, а со стороны коммуникативной функции. Грамматическая семантика таких категорий (рода, вида, и т.п.) говорящим не осознается и в конкретное содержание мысли практически не включается. Структурной единицей языка, соответствующей суждению, является предложение. Выражаемая в нем мысль структурно разделяется на два компонента: исходная часть сообщения (тема, данное) и то, что о ней утверждается, отрицается (рема, новое).

Этому соответствует разделение двух главных членов предложения: подлежащего и сказуемого. Кроме главных членов в предложении выделяются также второстепенные: определения, дополнения и обстоятельства. Дополнения и обстоятельства входят в группу сказуемого, восполняя его информативную недостаточность, выражая отношения между событиями и обстоятельствами. Определения соединяются с любым из входящих в состав предложения существительным атрибутивной связью. Система членов предложения лежит и в основе выделения придаточных предложений. Гомоморфность отношений, существующих между структурными элементами мышления, выделяемыми при его анализе в логическом и лингвистическом планах, находит свое продолжение при переходе в психологическую плоскость анализа. Структурной единицей мышления при его рассмотрении в психологическом плане является мысль. При этом ее структурными компонентами выступают два операнда и один оператор, что соответствует трехчленной структуре суждения. И так же как между выделенными видами суждений существуют имманентно логические связи, позволяющие переходить от одного вида суждений к другому, выстраивать цепочки взаимосвязанных между собой суждении, так и между компонентами мысли существуют имманентно психологические связи, делающие мысль конкретным элементом психической реальности. Природа этих связей обусловлена природой компонентов мысли. С одной стороны, это операнды, перцептивно-образные компоненты, соответствующие элементам экстралингвистической и экстрапсихологической реальности, с другой, — это оператор, отражающий активность субъекта познания. Но операнды и оператор в качестве структурных элементов мысли соотнесены друг с другом не внешним образом. Образ объекта, представленный операндами мысли, воспроизводя характеристики объекта, вместе с тем является и продуктом активности субъекта. А оператор, в свою очередь, отражая активность субъекта, одновременно отражает и объективные связи. Между компонентами мысли, несмотря на различие их психологической природы, имеется и родство, обеспечивающее возможность их взаимного преобразования друг в друга. Еще на один тип перехода указывает структура суждения, различие логических статусов субъекта и предиката суждения. Между ними имеется градиент общности, что выражается в их «тяготении» друг к другу. Динамические отношения, существующие между компонентами мысли, вместе с тем не разрушают ее, а сохраняют как структурный элемент мышления. Они являются стационарными динамическими отношениями. Мысль в этом отношении предстает как инвариант стационарных динамических отношений, переходов между операндами в силу разной степени их общности и переходов между операндами и операторами. Мышление, мысль как его структурная единица, принадлежат сфере выводного знания. Но это выводное знание, будучи извлечено из объекта в результате активности субъекта, в итоговых своих формах может воплощаться в персептивные образы. Можно увидеть то, что не доступно непосредственному чувственному восприятию. В этом одна из особенностей психологической реальности мышления. Нарушения мышления. В реальной познавательной деятельности достаточно часто совершаются мыслительные ошибки: логические, грамматические, психологические, но в большинстве случаев они не квалифицируются как нарушения механизмов мышления. (Более того, «как уст румяных без улыбки, без грамматической ошибки я русской речи не люблю».) Лишь только в тех случаях, когда ошибки носят грубый, систематический и упорный характер, они свидетельствуют о нарушениях механизмов мышления. Создано большое число классификаций ошибок мышления. Перед тем как перейти к характеристике нарушений механизмов мышления, приведем одну из них, произведенную по логическим основаниям. Ошибки в посылках, в основаниях доказательства:

а) ложное основание: доказываемый тезис пытаются вывести из ложных посылок,

б) предвосхищение основания: доказываемый тезис пытаются вывести из таких посылок, которые может быть и не ложны, но которые еще сами нуждаются в том, чтобы доказать их истинность,

в) порочный круг: тезис выводят из посылок, а посылки в свою очередь выводятся из тезиса, так что получается круг, который не доказывает ни тезиса, ни посылок.

Ошибки в отношении тезиса, мысли, которые следует доказать:

а) подмена тезиса: начав доказывать один тезис, через некоторое время в ходе того же доказательства начинают доказывать уже другой тезис, сходный с начальным только внешне,

б) чрезмерное доказательство: из данных посылок следует не только доказываемый тезис, но и какое-нибудь ложное положение.

Ошибки в аргументации:

а) тезис не следует из посылок: в подтверждение тезиса выставляются аргументы, сами по себе верные, но которые не являются достаточным основанием для тезиса,

б) аргументация к тому, кто выдвинул тезис (argumentum ad hominem): вместо обоснования истинности или ложности тезиса с помощью объективных аргументов пытаются все свести к положительной или отрицательной характеристике личности человека, утверждение которого поддерживается или оспаривается.

в) аргументация к тем, кто слушает (argumentum ad publicum): вместо обоснования истинности или ложности выдвинутого тезиса с помощью объективных аргументов пытаются все свести к воздействию на чувства людей и тем самым не дать им возможность составить объективное мнение о предмете, подлежащем обсуждению.

г) поспешное обобщение: свойство, обнаруженное только у части предметов данного класса, переносят на все предметы этого класса,

д) смешение причинной связи с простой последовательностью во времени («после этого, значит по причине этого»).

При систематизации нарушений механизмов мышления можно ориентироваться на те параметры, которые характеризуют мыслительную деятельность в целом: скорость, связность, широта охвата осмысливаемого материала, обоснованность выводов. Можно считать, что нарушения мышления возникают (имеют место) в тех случаях, когда его параметры выходят за пределы нормы, принимают экстремальные значения. Ускорение темпа мышления характеризуется облегченным возникновением ассоциаций и как бы увеличением числа новых ассоциаций, замыкающихся в данный промежуток времени, но они носят механический, случайный характер. Постоянно меняется тема высказываний, речь может носить незавершенный характер, выводы оказываются поспешными и часто неправильными. При резко выраженном ускорении темпа мышления наблюдается так называемая «скачка идей» (fuga idearum): речь становится бессвязной, трудной для понимания, язык как бы не поспевает за мыслями, поэтому высказываются только части фраз. Замедление темпа мышления характеризуется замедлением смены представлений, находящихся в сознании. Иногда такой смены вовсе не происходит, тогда мышление определяется как моноидеарное. Тугоподвижность (вязкость, торпидность) мышления заключается в затруднениях перехода от одной мысли к другой. Обстоятельность мышления обнаруживается в неспособности отделять важное от неважного, главное от второстепенного, оно застревает в массе ничего незначащих, ненужных деталей. Закупорка мыслительного процесса (шперрунг) состоит в обрыве мысли, в невозможности восстановить прерванное рассуждение. Склонность к высокопарному бесплодному мудрствованию, к усложненным по форме рассуждениям, лишенным конечного смысла, для которых избирается самый случайный повод, характеризуется как резонерствующее мышление. Как соскальзывающее мышление характеризуется мыслительный процесс, в котором наблюдаются неоправданные логикой развития мысли переходы. По мере нарастания таких явлений нарушение мышления переходит в паралогическую фазу. Усугубление нарушений паралогического мышления ведет к нарушениям, которые квалифицируются как атактическое мышление. Здесь смысл разрушается уже в пределах одной фразы. В одном предложении объединяются взаимоисключающие представления, речь становится нелепой, утрированно парадоксальной. Своеобразной формой патологии мышления является аутистическое мышление, возникающее как следствие разрыва мышления и восприятия. Мышление ограничивается узким кругом бесконечно варьируемых суждений. Под сверхценными идеями понимают мысли, возникшие в связи с реальными событиями, но затем приобретшие неоправданно большое значение. Такая мысль при всей ее незначительности превращается в главную тему переживаний, подчиняющую все направление мыслительного процесса. Всецело сосредоточившись на ней, человек затрудняется в текущей (особенно умственной) работе, не может должным образом сосредоточиться. Бредом называется совокупность ложных мыслей, не поддающихся коррекции. По мере его развития нарастает непоколебимая уверенность человека в их правильности, все текущие события рассматриваются как подтверждения бредовых мыслей. Существует много вариантов классификации видов бреда. Одна из них принадлежит немецкому психиатру В. Гризингеру. В этой классификации разграничиваются три вида бреда: бред величия, изобретательства, знатного происхождения, любовного очарования, реформаторства, особого богатства и т .п.; бред преследования, отношения, воздействия, одержимости, ревности, ущерба; и т.п.: бред самоуничижения, греховности, виновности, самообвинения, ипохондрический и т.п.

мозг таламус психофизиология речь

4. Онтогенез речи

Современное понимание структурно-функциональной организации речи строится на основе учения И.П. Павлова о динамической локализации мозговых функций и обогащено рядом новых положений нейрофизиологии. С нашей точки зрения, самой плодотворной для понимания механизмов речевой функции и некоторых речевых расстройств является концепция о функциональных системах, наиболее полно разработанная П.К. Анохиным (1968).

Согласно этой концепции, функциональная система любого поведенческого акта включает в себя, прежде всего афферентный синтез, который программирует действие на основе фило- и онтогенетической памяти, доминирующей мотивации, обстановочной афферентации и ориентировочного рефлекса. Принятие решения предполагает будущий результат, на модели которого и строится программа действия. Организующим фактором многих элементарных деятельностей, входящих в функциональную систему, является результат деятельности системы

Применив эту схему к пониманию механизмов речи, можно предположить, что особое значение в функциональной системе речи приобретает формирование речевой онтогенетической памяти.

При нормальном созревании центральной нервной системы в пренатальном и начальном постнатальном периодах жизни ребенка происходит структурное и функциональное оформление церебральных механизмов, обеспечивающих разные стороны речевой деятельности. В возрасте от 18 месяцев до 5 лет происходит интенсивное развитие речи, формирование словесных связей в процессе общения. Постепенно в процессе онтогенеза осуществляется переход к усилению функциональной асимметрии от первоначально симметрических реакций. Эта закономерность созревания является процессом поздним и длительным. До 5-7 лет асимметричность неустойчива, чем, возможно и объясняется хрупкость и трудность интеграций, синтеза связей в мозге ребенка, что особенно сказывается на речевой функции. В период становления речевой функциональной системы, благодаря постоянной оценке результата действия, «перебираются все степени свободы и остаются только те, которые способствуют получению данного результата» (П.К. Анохин, 1968).

Есть основание считать, что к 5-7 годам у человека формируется запрограммированная в конкретных афферентных параметрах речевая деятельность, имеющая чрезвычайно сложную сенсомоторную организацию со множеством иерархических уровней и высшим интегративным центром в коре больших полушарий головного мозга.

Речь является общественным явлением. По мере изменения окружающей действительности изменялся и организм человека. В результате совершенствования труда и речи продолжали развиваться и органы, осуществляющие эти функции, что в свою очередь делало возможным усовершенствование самих функций и открывало путь для появления новых психических качеств. Таким образом, филогенез человека является выражением взаимодействия общественных и биологических факторов на все более высоком уровне.

Особенности онтогенеза центральной нервной системы обуславливают особую ранимость детей этого возраста. Речевая функция как онтогенетическая, наиболее поздно созревающая и наиболее дифференцированная, представляется особенно хрупкой.

По мере формирования мозга у ребенка происходит накопление речевых условных связей. В речевом общении с окружающими вырабатывается все больше и больше этих связей. Речевые реакции ребенка становятся все более многочисленными, правильными, разносторонними и полными, обеспечивающими дальнейшее развитие его речи. Нормальный ребенок в 5-летнем возрасте свободно (конечно, в пределах доступных ему понятий и приобретенного опыта) говорит на родном языке, а в 6-7-летнем возрасте он уже правильно произносит слова.

По мере накопления человеком опыта и знаний, а по существу в течение всей жизни его речь продолжает развиваться и совершенствоваться.

Взаимодействие между первой и второй сигнальными системами у ребенка является еще несовершенным, связи между ними непрочны и при патологических изменениях высшей нервной деятельности ребенка это взаимодействие может нарушаться.

А.Г. Иванов-Смоленский, изучая законы взаимодействия корковых систем у человека, путем многолетних исследований и наблюдений установил следующие четыре стадии развития высшей нервной деятельности ребенка:

1. раздражения, поступающие в кору головного мозга ребенка только от непосредственных (несловесных — слуховых, звуковых, болевых, тактильных и др.) раздражителей, вызывают соответствующие им корковые реакции, выражающиеся в двигательных вегетативных и соматических явлениях; эта стадия является наиболее ранней, нервные процессы происходят при этом только в первой сигнальной системе;

2. раздражения, поступающие в кору головного мозга от словесных воздействий, вызывают соответствующую им корковую реакцию, выражающуюся в движениях (действиях) и вегетативных явлениях; в этой стадии нервные процессы протекают как во второй сигнальной системе (слово-раздражитель), так и в первой сигнальной системе (ответная реакция); между корковыми сигналами устанавливается динамическая связь и взаимодействие (путь от второй сигнальной системы к первой);

3. раздражения, поступающие в кору от непосредственных, конкретных раздражителей — слуховых, звуковых, зрительных, болевых и т.д., вызывают корковые реакции, выражающиеся уже в слове; наблюдается дальнейшее развитие связи и взаимодействие между сигнальными системами, но только путь связи иной: от первой сигнальной системы ко второй;

4. наконец, раздражения, поступающие в кору, могут выражаться только в словах, реакции на эти словесные раздражения выражаются тоже в словах; высшие нервные процессы происходят теперь главным образом во второй сигнальной системе.

Если у ребенка отсутствует слух, то речь у него без соответствующей помощи не появляется: он не слышит слова окружающих и не имеет поэтому примера для подражания.

5. Речь. Мышление

Речь относится к числу психических функций, принципиально отличающих человека от других представителей животного мира. Речь обычно определяют через ее коммуникативную способность, т.е. как исторически сложившуюся форму общения людей с помощью звуковых и зрительных знаков, благодаря чему возникла возможность передавать информацию не только непосредственно от человека к человеку, но и на гигантские расстояния, а также получать ее из прошлого и передавать в будущее. Вместе с тем, помимо коммуникативной функции, речь имеет отношение и к другим явлениям. Совершенно очевидна мнестическая функция речи, поскольку перевод информации в регистры первичной и вторичной памяти происходит при непременной ее вербализации. Речь имеет непосредственное отношение к сознательным формам психической и произвольной деятельности (регулирующая функция).

В настоящее время установлена непосредственная связь речи и мышления (мыслительная функция).

До настоящего времени существует очень много сложных вопросов относительно природы речи. И, наверное, самой конструктивной оказалась позиция выдающегося исследователя физиологии психической деятельности И.П. Павлова, который в 1932 г. сформулировал концепцию о сигнальных системах действительности. Под первой сигнальной системой он понимал условно-рефлекторное реагирование через непосредственное восприятие энергии условных раздражителей. Вторая сигнальная система обеспечивает реагирование на сигнальное значение при измене конкретного раздражителя словом, обозначающем его. Например, формирование речи у ребенка возможно только при пребывании его в человеческой языковой среде в начальном периоде развития — до 10 лет. Это оптимальный возраст, после превышения которого способность усвоения языка первичным (материнским) способом резко падает. Естественно, что при этом столь же резко страдают и другие психические функции, связанные с речью.

При развитии речевой функции у человека необходимо различать развитие сенсорной речи (т.е. понимание) и развитие экспрессивной речи (т.е. способность говорить).

Способность понимать речь проявляется у ребенка уже во втором полугодии жизни. Первоначально слово воспринимается только в комплексе раздражителей (личность говорящего, жесты, интонация и т.п.) и, как правило, является сигналом двигательной реакции. Затем слово само по себе начинает приобретать сигнальное значение, происходит обобщение его как сигнала, т.е. интеграция.

Различают четыре степени интеграции слова. Первая степень — слово заменяет чувствительный образ определенного предмета («ляля» — только конкретная кукла).

Эта степень интеграции слова доступна детям конца первого — начала второго года жизни. Вторая степень — слово замещает несколько чувствительных образов однородных предметов («ляля» — относится уже к нескольким одинаковым куклам).

Этот уровень обобщения может быть достигнут к концу второго года.

Третья степень — слово замещает ряд чувствительных образов разнородных предметов («игрушка» — это и кукла, и мяч, и кубики и т.п.), развивается не ранее третьего года. Четвертая степень — в слове сведен ряд обобщений предыдущих степеней («вещь» — игрушка, одежда, еда и т.п.), развивается на пятом году жизни.

Развитие экспрессивной речи в значительной мере (с точки зрения сигнального значения) происходит параллельно. Фонетическое приближение лепета ребенка к звукам речи отчетливо выражено во втором полугодии. До этого дети всех национальностей гуляют совершенно одинаково. Возраст, в котором происходит формирование второй сигнальной системы, является также наиболее благоприятным для изучения иностранных языков. Ребенок овладевает тем языком, на котором говорят окружающие, вне зависимости от своей национальной принадлежности. Это первичный (материнский) способ изучения языка, и он базируется на первой сигнальной системе по очень простой схеме: чувственный образ > слово. Кроме того, существует вторичный способ, который основан на знании какого-то другого (родного) языка. Схема при этом усложняется: чувственный образ > слово на родном языке > слово на иностранном языке. Обучение, таким образом, не только взрослых, но и детей гораздо менее эффективно. На основании богатого клинического материала можно составить нейропсихологическую картину речи, ее нейрофизиологические механизмы. Анализ этих материалов показывает, что сенсорная речь связана с корковыми проекциями зрительного, слухового и кожного анализаторов (в случае азбуки для слепых), а также с описанным немецким психиатором и невропатологом К. Вернике центром, расположенным в задней трети верхней височной извилины слева (центр Вернике, или центр понимания речи).

Экспрессивная речь в решающей степени зависит от участка, описанного французским антропологом и хирургом П. Брока, который находится в задней трети нижней лобной извилина слева (центр Брока, или центр экспрессивной речи).

Функционирование этого центра детерминировано как информацией, полученной от принятого речевого сигнала, так и внутренними побудительными причинами, мотивацией.

Опять же клинический опыт свидетельствует, что для обеспечения речевых функций у правшей ведущую роль играет левое полушарие, однако такое соотношение формируется у ребенка после четырех лет. Это следует понимать как подтверждение того, что левополушарные структуры обеспечивают аналитическую, абстрактно-логическую составляющие речевой функции. От участия правого полушария зависит эмоционально-образный компонент речи.

В процессе онтогенеза (индивидуального развития человека) формирование мышления, интеллектуальных способностей происходит несколько фаз:

до двух лет — построение сенсомоторных схем, проявляющихся в целенаправленной двигательной активности, что обеспечивается главным образом таламокортикальными системами;

от трех до семи лет — мыслительная активация сенсомоторных схем, т.е. способность предсказывать, что получится в результате того или иного действия; это совпадает с развитием речи и формированием височной и моторной коры;

от восьми до десяти лет — способность к логическому рассуждению, активизация корково-корковых ассоциативных связей;

4) от одиннадцати до пятнадцати лет — способность к формальным операциям, абстракциям, оценке гипотез.

Исследование физиологических механизмов мышления — задача чрезвычайно трудная, которая еще далека до своего окончательного решения.

Как уже отмечалось, И.П. Павлов в основе механизмов мышления видел временную связь и вторую сигнальную систему. Клинический опыт, а в последнее время ряд современных методов исследования на здоровых людях (электроэнцефалография, позитронно-эмиссионная томография, использование ядерно-магнитного резонанса) позволили выделить мозговые структуры, имеющие непосредственное или опосредственное отношение к процессам мышления.

Установлено, что принятие решения связано с височной и лобной корой, а выработка стратегии реализации решения принадлежит теменно-затылочной коре. Несомненная значимость ретикулярной формации стволовой части мозга, анализаторов, лимбической системы. На примере речевой и мыслительной функции мозга особенно отчетливо выступает функциональная асимметрия мозга. Основные различия в работе полушарий мозга человека впервые обнаружил американский ученый лауреат Нобелевской премии Р. Сперри, который однажды в лечебных целях рискнул рассечь межполушарные связи у больных эпилепсией и с изумлением обнаружил, что два полушария доселе, казалось бы, единого мозга ведут себя как два совершенно различных мозга и даже не всегда до конца понимают друг друга. С тех пор накоплено по этой проблеме очень много интереснейших фактов. В клинических условиях с лечебной целью была разработана методика временного (на 1-2 ч) отключения одного из полушарий, и человек в этих условиях работал только с одним из них.

Оказалось, что у левополушарного человека речь сохранена, в беседе он захватывает инициативу. Словарный запас становится богаче и разнообразнее, ответы более развернутыми и детализированными. Излишне многословен и даже болтлив. Однако речь теряет интонационную выразительность, она монотонная, бесцветная, тусклая. Голос гнусавый, либо лающий. Утрачена способность улавливать интонации. Образное восприятие нарушено, абстрактное — облегчено. Память главным образом теоретического оттенка. Настроение улучшается, становится мягче, приветливее, веселее, оптимистичнее. Страдает образное мышление, сохранено или даже усилено — логическое.

У правополушарного человека речевые возможности резко ограничены. С трудом вспоминает названия предметов, хотя их узнает и может объяснить назначение. Немногословен, охотнее отвечает мимикой и жестами. Ухудшается словесное и улучшается образное восприятие. Нарушается словесно-логическая память. В эмоциональной сфере — сдвиг в сторону отрицательных эмоций.

Правое и левое полушарие у здорового человека находятся в постоянном взаимодействии. Между ними имеются мощные ассоциативные связи (мозолистое тело).

Вот поэтому и восприятие, речь и мышление всегда результат их совместной деятельности.

На сегодняшний день наши представления о физиологических механизмах мышления достаточно ограничены. Можно совершенно определенно говорить, что элементарной функциональной единицей этого процесса, равно как и других психических процессов, является нейрональная активность, т.е. генерация комплекса разрядов, что непосредственно наблюдали при проведении соответствующих тестов во время нейрохирургических операций. Однако в настоящее время даже с помощью самых совершенных методических приемов невозможно одновременно зарегистрировать и проанализировать многомиллиардные комплексы нейрональных объектов. Представляется достаточно очевидным участие в мыслительных операциях нейрохимических процессов и следовой активности. Весьма наглядными являются изменения на электроэнцефалограмме, спонтанной и вызванной, однако они не имеют смысловой специфичности, поэтому по ним прочитать мысли человека нельзя.

Процесс мышления в зависимости от его напряженности, психоэмоционального фона имеет весьма разнообразное вегетативное сопровождение. Это выражается в том, что перераспределяется мозговой кровоток, хотя в целом кровоснабжение меняется слабо, отмечаются локальные сдвиги интенсивности метаболизма и энергетики в мозговых структурах, изменяются частота сердечных сокращений, артериальное давление крови, частота и форма дыхательных движений, уровень обмена энергии в целом, кожно-гальваническая реакция, секреция гормонов и ряд других показателей. Именно они при синхронной регистрации используются в так называемых детекторах лжи. Следует хорошо понимать, что получаемые при этом данные являются лишь косвенными показателями, отражающими больше эмоциональное переживание обсуждаемых ситуаций.

И хотя современная наука не может дать ответ, как нейрональная активность превращается в мысль, тем не менее, нет никаких оснований искать другой субстракт мышления.

6. Современный анализ механизма мышления

До сих пор существовал огромный разрыв между теориями мышления и практикой решения проблем. Без психологических теорий, на основе эмпирического опыта практиков решения проблем, возникли специальные методы, помогающие еще лучше решать проблемы, чем это происходит стихийно: реинжиниринг и синектика, функционально-стоимостный и морфологический анализ, алгоритмическая методика изобретательства Альтшуллера.

Началом революционного пересмотра механизмов мышления стали работы в области искусственного интеллекта. До этого основным объектом внимания психологов были осознаваемые рассуждения, мышление в форме процессов, умственных действий, операций типа сложения многозначных чисел, размышления над такими поэтапными задачами, решение которых объективно состояло из рассуждений. Реально же у человека решение проблем протекает в форме одномоментной генерации интуитивно-очевидных готовых идей. Но психологии, ориентированной только на самоотчеты испытуемых, разобраться с этим было невозможно. И она исследовала то, что было легко доступно.

Специалисты по искусственному интеллекту в содружестве с лингвистами начинали с моделирования простых ответов на простые вопросы. Но эти простые модели показали, как возникают ответы на любые вопросы, а следовательно и то, как возникают любые интуитивные идеи! Сущность мышления оказалась скрытой не в хитрых алгоритмах рассуждений, эвристиках, как это предполагали ранее психологи, а в структуре знаний. При восприятии от условий и от требований задачи по индивидуально-оригинальной структуре знаний автоматически распространяется активация. Встречаясь, эти активационные процессы приводят к ответу. Современные экспертные системы искусственного интеллекта прекрасно воспроизводят мышление врачей и геологов, химиков и инженеров. Однако работа экспертных систем основана на комбинировании тех знаний, которые в них заложили разработчики. Следовательно, экспертные системы, в принципе, не могут предложить идей, которых не было у их создателей. Они полезны малоопытным специалистам или в случае необходимости быстрого принятия сложного решения, но открытий они не сделают.

Зато теория искусственного интеллекта проложила дорогу к теории человеческой интуиции, рождающей любые открытия. Отличие человека от компьютера в том, что знания у каждого человека, особенно в области его постоянной деятельности, индивидуально оригинальны. А о первичных источниках части этих знаний, собираемых в течение всей жизни, человек и сам давно забыл. Поэтому, иногда, авторы оригинальных идей и сами не могут объяснить, откуда они пришли. Хотя, в большинстве случаев, автор идеи прекрасно понимает, на основе каких его индивидуально-оригинальных знаний эти идеи возникли. Таким образом теория искусственного интеллекта, объясняющая как одномоментно возникают готовые идеи, если ее применять для объяснения работы генерации идей на основе индивидуально-оригинальных знаний, по сути, является теорией интуиции.

Интуитивно-очевидные идеи далеко не всегда являются высоко эффективными. Если структура знаний шаблонна, то «озаряют» не эффективные, решающие проблему, идеи, а идеи шаблонные, инерционные. Как же находить эффективные решения, если структура высоковероятных для данного человека знаний шаблонна? Ответ на это дали различные, упомянутые выше, специальные методы поиска новых идей — различные методики изобретательства, реинжиниринг.

Однако, под всеми этими методами не было теоретической базы, они возникли стихийно, на основе эмпирического опыта. Разработка же теории позволила объединить все знания о методах решении проблем в единый комплекс. Такая теория, названная структурно-активационной теорией мышления, разрабатывалась с 1982 года и в настоящее время подробно изложена в книге Н.Ф. Овчинникова «Новый взгляд на мышление», а кратко — в «Новый взгляд на мышление» «Тренинге инновационного мышления». Суть этой теории состоит в следующем. В отличие от обычных теорий структур знаний, используемых в работах по искусственному интеллекту и предполагающих относительно однородные структуры, вводится представление о наличии маловероятных областей знаний, связанных с исходно понимаемыми условиями проблемы слабыми или многоступенчатыми, отдаленными связями. При решении задач методом одномоментной генерации интуитивно-очевидных идей используются только наиболее сильные, высоковероятные структуры, фреймы. Остальные, менее вероятные структуры, более или менее связанные с задачей, активируются до подпорогового уровня и не осознаются. При последующих осознанных рассуждениях, размышлениях они могут, получив дополнительную активацию, стать осознанными и привести к новым, альтернативным идеям. Таким образом, даже при структуре знаний мало адекватной проблеме и генерирующей стихийно, в виде интуитивных идей не эффективные решения, возможен выход на альтернативные и эффективные идеи.

Как же надо рассуждать, чтобы выходить на эффективные решения? Парадокс состоит в том, что необходимые для этого размышления часто элементарно просты. Ответ дают методы поиска новых идей — реинжиниринг, методики изобретательства. Большинство из них являются вариантами системно-логического анализа. Например, морфологический анализ — это форма элементарной логической операции классификации. Суть в том, что простые схемы размышлений запускают активационные процессы на структурах знаний, которые у каждого оригинальны и имеют огромный объем. Поэтому один и тот же вопрос у разных людей часто порождает разные ответы.

Наиболее детализирована алгоритмическая методика изобретательства Г.С. Альтшуллера /АРИЗ/. Она предполагает осознанные формулировки ответов на следующие вопросы: как можно понимать иерархию целей задачи во все более общем виде, как можно понимать условия, систему задачи в более общем виде, каковы причинно-следственные взаимосвязи в задаче, какие элементы абсолютно необходимы, а какие можно менять и т.д. В отличие от стихийного мышления, автоматически опирающегося на исходно заданные условия, АРИЗ предлагает проанализировать задачу с конца, от идеально понимаемого представления о желаемом конечном результате. То есть это путь от идеальной фантазии. Дети любят фантазировать потому, что они мало знают. Взрослые знают все, у них почти на любой вопрос сразу возникает интуитивно-очевидный ответ. В большинстве случаев такие идеи действительно верны, полезны, эффективны. И взрослые разучились фантазировать, разучились смотреть на мир полиальтернативно, многогранно. В АРИЗ взрослого человека насильно возвращают в детство, заставляя посмотреть на проблему многогранно, идеально.

К сожалению, развитие алгоритмической методики изобретательства постепенно пошло по тупиковому пути. Если вначале Альтшуллер говорил, что его алгоритм — это на самом деле не жесткий алгоритм «вычисления изобретений», а система переформулировок, ведущая к многогранному пониманию задачи, то позже он стал сводить все именно к жестким схемам «вычисления изобретений», названным потом Теорией Решения Изобретательских Задач /ТРИЗ/. Структурно-активационная теория, показав механизмы мышления, позволяет вернуть методике изобретательства Альтшуллера ее первозданную эффективность.

Системный подход, системный анализ декларируется сейчас чуть ли не везде. Но, без понимания механизмов его эффективности, он не сможет давать максимум пользы. В своей наиболее распространенной форме системный анализ сосредоточен на математических вычислениях и не подразумевает расширенного качественного анализа множества вариантов. Модель проблемы при этом рассматривается не многогранно, полиальтернативно, а так, как она понимается разработчиками интуитивно. Во многих случаях это соответствует реальности и эффективно. Но тогда, когда проблему не удается решить, исходя из интуитивно понимаемой модели ситуации, необходим ее пересмотр, полиальтернативное видение. А полиальтернативное видение надо специально тренировать! В книге об этом говорится в специальном приложении «Системно-реорганизационный полиальтернативный анализ проблем».

Практика преподавания алгоритмической методики изобретательства Альтшуллера показала, что простая формулировка ее элементов, хотя и помогает многограннее видеть задачу, но часто недостаточна. Первичная интуитивная, часто шаблонная идея решения очень прочно сидит в голове и мешает осознанию альтернативных подходов. В методике изобретательства разрушение опоры на инерционное мышление достигается за счет решения множества задач с оригинальными, не стандартными решениями, которые достигаются именно благодаря методике. В результате такого обучения формируется новый стиль мышления, когда обучаемые, благодаря богатому опыту эффективного решения задач с помощью осознанного системного пересмотра понимания проблемы, научаются автоматическому переходу от мгновенной генерации шаблонных идей к детальному системно-логическому анализу.

При решении проблем высококвалифицированными специалистами они обычно видят ситуацию наилучшим образом. В этих случаях главным является не столько опора на имеющиеся знания /они используются и так оптимально/, сколько детализация модели проблемы по информации извне. Однако, и в этом случае полезен полиальтернативный системно-логический подход, если проблему не удается решить сразу интуитивно. Детальный системно-логический анализ альтернатив помогает шире подходить к выбору путей сбора информации извне, планированию экспериментов, генерации познавательных гипотез. Тренинг полиальтернативного системно-логического мышления полезен и при интерпретации информации, полученной извне.

Из структурно-активационной теории мышления следуют и выводы о перспективах дальнейшего развития систем искусственного интеллекта. Ввести в компьютер все индивидуально-оригинальные знания, накапливаемые каждым специалистом в течение жизни, не реально. Поэтому наиболее перспективна организация такого диалога человека с компьютером, при котором, как на сеансе психотерапевта, из подсознания специалиста будут извлекаться оригинальнейшие решения, основанные на комбинаторике огромных индивидуально-оригинальных знаний. Как это организовать и показано в книге /1/ на 50 примерах генерации оригинальных идей, каждый из которых проиллюстрирован схемой подсознательных механизмов мышления.

Заключение

Виды влияний нервной системы и механизмы их реализации. Существует два вида влияний нервной системы на органы: пусковое и модулирующее (корригирующее).

Пусковое влияние вызывает деятельность органа, находящегося в покое, а также прекращение импульсации, вызвавшей деятельность, ведет к возвращению органа в исходное состояние. Примером такого влияния могут служить: запуск секреции пищеварительных желез на фоне их функционального покоя; инициация сокращений покоящейся скелетной мышцы при поступлении к ней импульсов от мотонейронов спинного мозга или от мотонейронов ствола мозга по эфферентным нервным волокнам. После прекращения импульсации в нервных волокнах, в частности в соматических волокнах, сокращение мышцы также прекращается, мышца расслабляется.

Модулирующее (корригирующее) влияние ведет к изменению интенсивности деятельности органа, деятельность которых без нервных влияний невозможна. Так и на органы, которые могут работать без пускового влияния нервной системы. Примером модулирующего влияния на уже работающий орган могут быть усиление ил угнетение секреции пищеварительных желез, усиление или ослабление сокращения скелетных мышц. Модулирующее влияние осуществляется:

1) посредством изменения характера электрических процессов в органе;

2) с помощью изменения интенсивности обмена веществ в органе, т.е. биохимических процессов;

3) за счет изменения кровоснабжения органа (сосудодвигательный эффект).

Пусковое влияние реализуется посредством инициации процессов возбуждения в органе.

Рефлекторный принцип нервной регуляции. Рефлекс — реакция организма на раздражение сенсорных рецепторов, осуществляемая с помощью нервной системы. Каждый рефлекс осуществляется посредством рефлекторной дуги. Рефлекторная дуга — это совокупность структур, с помощью которых осуществляется рефлекс. У рефлекторной реакции может быть гормональное звено, что характерно для регуляции функций внутренних органов, т.е. вегетативных функций. Если включается гормональное звено, то это осуществляется за счет дополнительной выработки биологически активных веществ.

Единство регуляторных механизмов заключается в их взаимодействии. Например, увеличение содержания углекислого газа в крови возбуждает хеморецепторы аортальной и синокаротидной рефлексогенных зон, при этом увеличивается поток импульсов по соответствующим нервам в ЦНС, а оттуда — к дыхательной мускулатуре, что ведет к учащению и углублению дыхания. Углекислый газ действует на дыхательный центр и непосредственно, что также вызывает усиление дыхания.

Поддержание показателей внутренней среды организма осуществляется с помощью регуляции деятельности различных органов и физиологических систем, объединяемых в единую функциональную систему. Таким образом, нервная система и промежуточный мозг, как её составная часть, является структурой, обеспечивающей взаимодействие организма с внешним миром и поддержание в нормальном состоянии внутренней среды организма.

Литература

Анатомия, физиология, психология человека: Ил. крат. слов. / Под ред. А.С. Батуева. СПб.: Лань, 1998. 268 с.

Бшич Г.Л., Назарова Л.В. Основы валеологии. СПб.: Водолей, 1998. 368 с.

Брин В.Б. Физиология человека в схемах и таблицах. Ростов н/Д: Феникс

Данилова Н.Н., Крылова А.Л. Физиология высшей нервной деятельности. М.:Учеб. лит., 1997.338 с.

Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Психофизиология. М.: Изд-во Моск.

Основы психофизиологии / Под ред. Ю. И. Александрова. М.: ИНФРА-М

Покровский В.М., Коротько Г.Ф. Физиология человека. М.: Медицина, 1998

Сапин М.Р., Сивоглазоь Р.И. Анатомия и физиология человека с возрастными особенностями детского организма. М.: Академия, 2000. 365 с.

Смирнов В.М. Нейрофизиология и высшая нервная деятельность детей и подростков. М.: Академия, 2000. 325 с.

Судаков К. В. Нормальная физиология. М.: Медицина, 1999. 331 с.

Физиология человека / Н.А. Агаджанян, Л.З. Тель, В.И Циркин, С.А. Чеснокова. — СПб. : Сотис, 1998. 385 с.

Шмидт Р., Тевс Г. Физиология человека: В 2 т. М.: Мир, 1996. 625 с.

Шостак В.И., Лытаее С.А. Физиология психической деятельности человека. СПб.: Деан, 1999. 3 16 с.

Шульговский В.В. Физиология центральной нервной системы. М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1997. 283 с.

Овчинников Н.Ф. Новый взгляд на мышление. Р. н/Д., РостИздат, 2008. Электронная версия: http://www.koob.ru/ovchinnikov/.

Овчинников Н.Ф. Тренинг инновационного мышления. // Вестник ЦДО. Электронный журнал. http://de.dstu.edu.ru/CDOMessenger/pedagogy/trening/trening.htm

Размещено на