Ключевые слова: апраксия позы, позы отдыха, профиль ла­теральных асимметрий, доминантность полушарий, межполушарное взаимодействие

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ Том 17 № 3 1996

© 1996 г. О. А. Кроткова, В. Л. Найдин, Н. В. Дьякова

ОСОБЕННОСТИ МОЗГОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПРАКСИСА ПОЗЫ ЧЕЛОВЕКА

28 здоровых испытуемых и 20 больных с очаговыми поражениями мозга проходили комплексное исследование, включающее: обследо­вание по оригинальной методике с оценкой позного компонента периодических движений в голеностопном суставе и параллельной фиксацией «позы отдыха» другого голеностопа; нейропсихологическое обследование с входящей в его состав пробой А. Р. Лурии на праксис позы пальцев руки; традиционные задания для составления профиля латеральных асимметрий.

Результаты исследования свидетельствуют о наличии интегрального мозгового контроля за праксисом позы, проявляющимся независимо от методов исследования и суставов конечностей, и о доминировании левого полушария в этом процессе. Выдвигается гипотеза о связи индивидуаль­ных поз отдыха с особенностями межполушарного взаимодействия данно­го испытуемого.

Ключевые слова: апраксия позы, позы отдыха, профиль ла­теральных асимметрий, доминантность полушарий, межполушарное взаимодействие.

Нейропсихологические исследования сложных форм двигательного поведения выделяют класс нарушений, связанных с неспособностью выполнять целе­направленные движения при отсутствии у человека двигательных, чувствитель­ных и координаторных дефектов. Такие нарушения обозначаются термином «апраксия». Относя апраксии к одному из высших уровней организации движений — уровню действий «D» Н. А. Бернштейн пишет, что у больного с апраксией «при отсутствии каких-либо грубых потерь в силе, скорости, точности движений и т. п.— налицо факт выпадения огромных контингентов двигательных актов и их усвоя­емости» [3, с. 109]. Апраксия является самостоятельным нарушением, она «не вытекает» из дефектов речи, памяти, внимания, мышления и других психических процессов. Больной с апраксией понимает и оценивает «неправильность» своих движений. У некоторых больных нейропсихологическое исследование кон­статирует апраксию в качестве единственного дефекта психической деятельности ,[3,9,12].

1 В литературе выделены и описаны разные виды апраксии. Однако, несмотря на большое число работ в этой области, общепризнанная классификация праксий еще не сложилась, отсутствует и строгое научное определение термина апраксия», которое охватывало бы все ее возможные виды. О мозговой фганизации праксиса мы знаем гораздо меньше, чем о других уровнях построения движений.

7 стр., 3437 слов

Исследования города. Когнитивная карта городской среды

... именно поэтому изображает лучшим образом». ИССЛЕДОВАНИЕ ОБРАЗА ПЕТРОГРАДСКОГО РАЙОНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА. Исследование образа Петроградского района было проведено ... Среда должна также удовлетворять потребность человека в движении. Потребность безопасности в пространственной организации Среды должны ... 7 – учебная функция, зона 8 – место для отдыха, зона 10 – трамвайное захолустье, зона 12 – ...

Данная статья посвящена одному из видов праксиса — праксису позы. Человек имеет представление об относительной величине различных частей Своего тела, их положении в пространстве и взаимосвязи. Эта схема тела носит

надмодальный характер. Ее синтез с текущими кинестетическими ощущениями преобразуется в зрительный образ собственной позы. Такой образ может формироваться без какого-либо зрительного подкрепления, например, в полной темноте [ 2, 5, 22]. Невозможность формирования зрительного образа позы на основе кинестетических ощущений называется апраксией позы.

В нейропсихологическом обследовании праксис позы исследуется при помощи пробы А. Р. Лурия, в которой больной должен воспроизвести по показу экс­периментатора различные положения пальцев руки [12]. Здоровые испытуемые придают пальцам своей руки нужные положения сразу и практически не смотря на свою руку. Больной с апраксией позы выполняет задание под постоянным зрительным контролем. Идет длительный поиск нужного положения пальцев, взгляд многократно переводится с руки экспериментатора на свою собственную. Через перебор разных положений поза постепенно «подравнивается» к позе, задаваемой экспериментатором. Апраксия позы наблюдается при отсутствии парезов, атаксий, гиперкинезов, нарушений мышечного тонуса, дефектов глубо­кой и поверхностной чувствительности.

В повседневной деятельности апраксия позы не сразу бросается в глаза окружающим. Больной перестает точно воспринимать свою позу, нарушается тонкая моторика. Больной вдруг замечает, что разучился «вслепую» печатать на машинке, не может ловко шить иглой, завязать узелок на нитке без контроля зрения. Одна больная сообщала нам, что когда она несет в одной руке две сумки и ей надо переложить их в другую, то если она в этот момент не смотрит на свои руки («сделает автоматически»), одна из сумок обязательно падает на землю. Родственники больных отмечают, что они «стали какими-то неловкими»: часто бьют при мытье посуду, роняют вещи, не могут «вспомнить» некоторые сложные двигательные профессиональные навыки.

Самостоятельное значение праксиса позы вытекает и из некоторых экс­периментальных исследований здоровых людей. Так, в работе Е. В. Заики [ 8] от испытуемого требовалось запомнить пространственное расположение ячеек на стенде, и с закрытыми глазами вложить кубики в нужные ячейки. Заучивание набора движений происходило с закрытыми глазами в виде последовательности поз, которые принимала рука испытуемого в пространстве при вытаскивании кубика из ячейки. Это задание выявило две не коррелирующие между собой двигательные способности: создавать и удерживать в памяти пространственный образ нужных ячеек (последовательность их заполнения кубиками) и точно воспроизводить позу вложения кубика в ячейку (не задеть за края ячейки, сразу попасть в нее).

Если первая способность оказалась тренируемой (в группе спортсменов она была значительно лучше, чем у испытуемых, не занимающихся спортом), то вторая не зависела от занятий спортом. Более того, вторая способ­ность как бы являлась первичной по отношению к последующим спортивным достижениям: в группе спортсменов те испытуемые, которые точно воспроизводили позу с закрытыми глазами, имели более высокую оценку спортивной одаренности, даваемую им тренерами. Полученные данные поз­волили автору сделать заключение о том, что точность воспроизведения позы зависит «от врожденных особенностей нервной системы или от особенностей развития психомоторики в раннем онтогенезе» [ 8].

6 стр., 2544 слов

Говорящие движения рук

... (и очень полезно, кстати) составить по текстам Толстого полный каталог выразительных, значимых движений рук, описаний их формы, цвета их кожи. Но в сжатой форме проиллюстрировать роль ... изображают царей, королей, полководцев и прочих "руководящих товарищей" с протянутыми вдаль руками и перстами. Такие позы стали обычными с давних времен — с фараонов, античных цезарей, перешли ...

Что известно о мозговой организации праксиса позы? Клинические наблю­дения показывают, что его нарушения возникают при поражении нижних отделов теменной доли, областей, расположенных кзади от постцентральной извилины [ 2, 3, 12, 18]. Нейропсихологические исследования отмечают неодинаковую роль левого и правого полушарий в возникновении апраксии позы. Так, в работе Н. К. Корсаковой и Л. И. Московичюте показано, что поражение правого полушария вызывает одностороннее нарушение праксиса позы в контрлатеральной очагу левой руке, тогда как такое же по локализации поражение левого полушария вызывает двусторонний дефект: больший — в правой руке, и несколько менее выраженный — в левой [9]. В другой работе, где в лечебных целях осуществлялось

унилатеральное электросудорожное раздражение мозга больных, апраксия позы при электросудорожном выключении левого полушария регистрировалась значительно чаще, чем при выключении правого [ 1]. В нашей работе при помощи компьютеризированной методики было установлено, что здоровые испытуемые позный компонент движения лучше выполняют правой ногой, чем левой [11].

Сведения о неодинаковой роли левого и правого полушарий мозга в осуществ­лении праксиса позы, полученные при помощи разных методик и на разных группах испытуемых, требуют своего сопоставления в едином исследовании. Кроме того, совершенно незатронутой в экспериментальном плане является проблема так называемых «удобных поз», или поз отдыха. Такие похожие у разных людей и вместе с тем — очень индивидуальные, эти непроизвольно принимаемые позы достаточно постоянны у каждого человека, когда речь идет именно об удобном для него положении. Этот круг проблем и подлежал экс­периментальному исследованию в данной работе.

МЕТОДИКА

В исследовании участвовали 28 здоровых испытуемых в возрасте от 20 до 50 лет (10 мужчин, 18 женщин) и 20 больных с очаговыми поражениями мозга (опухолевого, со­судистого и травматического генеза) той же возрастной группы (8 мужчин и 12 женщин).

В предварительном обследовании у всех испытуемых традиционными методами определили профиль их латеральных асимметрий: дихотическое прослушивание, определение ведущего глаза, опросники на функциональные различия рук и ног, пробы на предпочитаемую руку и ногу, выявление случаев левшества в роду [4, 6, 14, 16, 19]. Все больные, кроме того, проходили полное нейропсихологическое исследование по методу А. Р. Лурия [12], а также общее клинико-диагностическое обследование, принятое в Институте нейрохирургии.

Основная экспериментальная часть исследования выполнялась на тренажере с биологической обратной связью, применяемом в Институте нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко РАМН для восстановления двигательных функций больных.

В основу разработанной методики положено периодическое движение в голеностопном суставе. В одной плоскости осуществлялось движение сгибания-разгибания стопы (боко­вые движения были исключены).

Близкое по траектории движение наблюдается во время ходьбы [ 10].

Испытуемый сидел в удобном положении перед экраном с двумя подвижными све­тящимися столбиками. Стопы испытуемого были жестко укреплены на двух ма­лоинерционных платформах. Угловое перемещение каждой платформы вокруг горизонтальной оси регистрировали потенциометром и через микро-ЭВМ проецировали на экран дисплея в виде светящегося столбика. Высота одного из столбиков в каждый момент времени была пропорциональна углу наклона платформы. Информацию о поло­жении платформы предъявляли испытуемому немедленно, она была точна и непрерывна. Второй светящийся столбик являлся задающим сигналом от ЭВМ — он плавно, с постоян­ной частотой двигался вверх-вниз. Испытуемый должен осуществить такие движения стопой, чтобы «его» столбик двигался с такой же амплитудой и скоростью, как задающий. В последующем это периодическое движение выполнялось по памяти (при выключенном экране) [ рис. 1А].

Испытуемые заучивали и воспроизводили по памяти различные движения поочередно левой и правой ногой. Половина испытуемых начинала выполнять задания с правой ноги, другая — с левой.

Амплитуда запоминаемых движений была около 30°. Максимальный объем движений в голеностопном суставе у здоровых испытуемых равен 84° — 86°. Все движения для запоминания давались в среднем диапазоне суставного угла (тыльное и подошвенное сгибания в запоминаемом движении не достигали максимально возможных положений).

Совершая по памяти движения, испытуемый должен был помимо амплитудно-частотных характеристик постоянно воспроизводить так называемую «начальную позу» — исходное положение стопы, относительно которого осуществляются непрерывные периодические колебания. Если эта поза смещалась в пространстве, движение начинало выполняться в другой части диапазона суставного угла [рис. 1Б].

При помощи ЭВМ определяли (вариабельность начальной позы движения при выпол­нении каждого задания методики.

ЭВМ

Рис. 1А — ситуация эксперимента. 1 — задающий сигнал от ЭВМ; 2 — визу­ализированный сигнал углового перемещения платформы. Б — движение платформы при выполнении заданий методики. На схеме показано пространственное соотношение объема движений в голеностопном суставе и запоминаемого движения (заштрихованный угол).

Начальная поза движений обозначена пунктиром

В то время как испытуемый осуществлял необходимое движение одним голеностопом, другой находился в расслабленном состоянии. Испытуемый не получал в его отношении никаких инструкций и не знал, что положение в пространстве, которое непроизвольно принимала стопа «отдыхающей» ноги, также фиксировалось компьютером.

При помощи ЭВМ определяли угол между положением в пространстве отдыхающей стопы и начальной позой стопы, выполняющей движение. Вычисляли средние значения этого угла во время выполнения каждого задания.

В предварительном обследовании у всех испытуемых традиционными методами определили профиль их латеральных асимметрий: дихотическое прослушивание,… Основная экспериментальная часть исследования выполнялась на тренажере с… В основу разработанной методики положено периодическое движение в голеностопном суставе. В одной плоскости…

РЕЗУЛЬТАТЫ

По данным общего неврологического обследования в группе больных с очаго­выми поражениями мозга не было двигательных и чувствительных расстройств в нижних конечностях, характер которых мог бы препятствовать выполнению за­даний нашей компьютеризованной методики.

Традиционное нейропсихологическое исследование выявило многочисленные нарушения памяти, речи, гнозиса, конструктивной деятельности и других психических процессов. Как уже отмечалось выше, праксис позы в рамках нейропсихологического исследования оценивался по результатам выполнения пробы А. Р. Лурии на воспроизведение определенных положений пальцев руки. Из 20-ти принимавших участие в исследовании больных 14 человек выполняли эту пробу без ошибок; 6 больных имели существенные нарушения в данной пробе. Таким образом, больные были разделены на две подгруппы: с сохранным (14 человек) и нарушенным (6 человек) праксисом позы. Как и ожидалось, все 28

а.

 

» 0,065
0,0В 0    
0, 50 0,047      
0,039 0,0 40        
  Я              
  X              
  X              
  X              
  X              
  X              
  X              
  X            
  X              
  х              
  х              
  ./              
  х              
  /              
  / у X              

Рис. 2. Вариабельность начальной позы движения: а — в группе здоровых испытуемых; б — в подгруппе больных с сохранным праксисом позы; в — в подгруппе больных с нарушенным праксисом позы. Заштрихованный столбик — правая нога; светлый столбик — левая нога; 0 — среднее квадратическое отклонение

участвовавших в исследовании здоровых испытуемых выполнили пробу без затруднений.

В компьютеризированной методике позный компонент движения оценивали по вариабельности начальной позы в процессе выполнения каждого задания. Чем вариабельность выше, тем хуже испытуемый удерживает в пространстве началь­ную позу движения.

На рис. 2 представлены усредненные значения вариабельности начальной позы; отдельно — для всех заданий, выполнявшихся по памяти правой ногой, и отдельно — левой. Здоровые испытуемые позный компонент движения правой ногой выполняли лучше, чем левой (рис. 2А, р <С 0,01).

Асимметрия функциональ­ных возможностей конечностей, рассчитанная по стандартной формуле отно­шения разности сопоставляемых показателей к их сумме, в среднем по группе здоровых испытуемых была равна 12%.

В подгруппе больных, не имевших нарушений в пробе А. Р. Лурии, вариабель­ность начальной позы имела ту же величину и то же соотношение значений для левой и правой ноги, что и в группе здоровых испытуемых (рис. 2Б, р < 0,05).

В подгруппе больных, имевших отчетливые дефекты в пробе на праксис позы пальцев руки, вариабельность начальной позы была значительно выше, чем в двух предыдущих группах. Позный компонент периодического движения отличался большой неустойчивостью, при этом почти отсутствовало преимуще­ство правой ноги в его осуществлении (рис. 2В, р > 0,05).

* » *Другая часть результатов связана с анализом удобного положения в пространстве, которое непроизвольно принимала стопа отдыхающей ноги. Определялся угол между начальной позой стопы, выполняющей движение, и позой второй стопы, которая, продолжая оставаться на своей платформе, могла принять любое удобное положение. Вычисляли средние значения этого угла во время выполнения каждого задания методики. Для удобства изложения будем в последующем называть этот угол «пространственной удаленностью поз».

Сравнивая пространственную удаленность поз у разных испытуемых мы

Традиционное нейропсихологическое исследование выявило многочисленные нарушения памяти, речи, гнозиса, конструктивной деятельности и других…   » 0,065 0,0В 0   … Рис. 2. Вариабельность начальной позы движения: а — в группе здоровых испытуемых; б — в подгруппе больных с сохранным…

Распределение испытуемых по пространственной удаленности поз, которая была…

 

  I II III  
  …меньше в …без …меньше в Всего
  заданиях с отдыхающей закономерных различий в заданиях с отдыхающей испытуемых
  левой ногой разных заданиях правой ногой  
Здоровые
испытуемые        
Больные с оча-
говыми пораже-        
ниями мозга        

зарегистрировали очень большой разброс значений, которые могли зависеть от анатомических особенностей конечностей испытуемых, их исходной позы и других факторов. Однако отдельно у каждого испытуемого разброс значений пространственной удаленности поз в разных заданиях методики оказался значительно меньшим. При этом обращала на себя внимание следующая законо­мерность. У подавляющего большинства испытуемых в заданиях, выполняемых правой ногой, пространственная удаленность поз была значительно меньше, чем в заданиях, выполняемых левой ногой. Другими словами, непроизвольно принимаемая поза отдыхающей левой ноги в значительно большей степени «притягивалась» к области движений правой, чем это наблюдалось в ситуациях с отдыхающей правой ногой, занимающей более «независимое» положение в пространстве. Общее распределение испытуемых по характеру пространственной удаленности поз в разных заданиях методики представлено в таблице.

Среди наших испытуемых не оказалось явных левшей, но имелись испытуе­мые со склонностью к амбидекстрии и с наличием левшества в роду. Была обнаружена статистически значимая связь приведенного в табл. 1 распределения испытуемых с двумя пробами. Это часто описываемые в литературе пробы на перекрест пальцев рук («быстро переплетите пальцы рук») и проба на перекрест предплечий («сложите руки на груди») [4, 12, 16]. В I и II группах здоровых испытуемых (всего 23 человека) наблюдалось или только правостороннее выпол­нение этих проб, или смешанное — сочетание правостороннего выполнения в одной пробе с левосторонним в другой. Все 5 испытуемых III группы, и только они, выполнили обе пробы по левостороннему типу. У этих 5-ти испытуемых отмеча­лось также более частое левшество в роду.

У больных с очаговыми поражениями мозга не было обнаружено зависимости пространственной удаленности поз от каких-либо параметров профиля их ла­теральных асимметрий.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Наши экспериментальные данные показывают, что здоровые испытуемые имеют более устойчивую начальную позу движений для правой ноги по сравнению с левой. Причем величина регистрируемой асимметрии находится в тех же границах, что и величины других моторных и сенсорных асимметрий у здоровых испытуемых [ 4]. По всей вероятности, эти показатели количественно отражают оптимальную степень соподчиненности в реципрокных взаимоотно­шениях полушарий головного мозга. Так, было показано, что у больных с черепно-мозговой травмой при улучшении состояния на фоне интенсивных реабилитационных мероприятий коэффициенты асимметрии начинают приближаться к диапазону нормативных значений [ 7].

Описанные в литературе клинические наблюдения свидетельствуют о более глобальном, доминирующем контроле левого полушария за праксисом позы человека [1, 9, 20]. Зарегистрированная в нашем исследовании асимметрия поз-ного компонента движения у здоровых испытуемых подтверждает это положение.

Нами показано, что у больных с сохранным праксисом позы пальцев руки позные показатели движения, измеряемые в нашей методике, имеют ту же величину и те же коэффициенты асимметрии, что и у здоровых испытуемых. Напротив, у больных, имеющих отчетливые дефекты в пробе А. Р. Лурии, позный компонент периодического движения отличается большой неустойчивостью и почти отсутствует асимметрия в его осуществлении.

Логическое совпадение результатов исследования праксиса позы разными методами и на разных конечностях является еще одним доказательством самосто­ятельного значения этой психической функции и единого мозгового механизма ее реализации. Функциональное состояние вторичных корковых зон теменных до­лей мозга интегральным образом проявляется как в позном компоненте движений голеностопных суставов, так и в позах пальцев рук.

Вторая часть полученных нами результатов связана с непроизвольно принимаемым положением в пространстве отдыхающей стопы. В то время, как все внимание испытуемого сосредоточено на целенаправленном выполнении периодических движений одной стопой, другая — непроизвольно занимает удоб­ное в данный момент положение.

Что вообще известно нам о позах отдыха человека? Если «вынести за скобки» широкий класс так называемых постуральных автоматизмов, обеспечивающих поддержание равновесия и вертикальное положение тела относительно гравитационной оси и реализующихся главным образом мозжечковыми и под­корковыми системами мозга [ 2, 3, 12], то откроется целый пласт очень индивиду­альных поз отдыха — типичных для данного человека наклонов головы, положений рук, посадки и т. д., которые так широко используются мастерами художественного слова и портретной живописи для характеристики героя, и о природе которых мы так мало знаем в экспериментальном плане.

Среди немногих поз, подвергавшихся экспериментальному исследованию, можно назвать, пожалуй, позы переплетения пальцев и перекреста предплечий. Если попросить человека быстро сплести пальцы рук, то сколько бы раз он ни выполнял эту позу, у него всегда сверху оказывается первый палец одной и той же руки (если правой, то говорят о правостороннем типе выполнения позы, а если левой,— о левостороннем).

Также одинаково будет он и скрещивать руки на груди (если сверху ложится правое предплечье — правосторонний тип, а если левое — левосторонний).

Конечно, произвольным образом любую позу можно изменить на противоположную, но при этом сразу и отчетливо возникает чувство неудобства данного положения пальцев или рук. Правосторонний тип в одной позе может сочетаться у человека с левосторонним в другой, однако лишь около 3% людей отмечают, что оба типа выполнения одной позы им одинаково удобны, остальные — устойчиво выбирают какое-то определенное положение [ 4]. Такая интригующая устойчивость выполнения этих поз заставляла искать параллели с личностными особенностями испытуемых [13], их профессиональной пригодностью [17], спецификой осуществления когнитивных процессов [ 16].

В настоящей работе нам удалось выделить, пожалуй, один из самых элемен­тарных компонентов позы отдыха. Жестко прикрепленный к платформе голено-стоп мог изменять только угол наклона этой платформы. Компьютеризированное обеспечение методики позволяло регистрировать расстояние между начальной позой работающего голеностопа и положением в пространстве отдыхающего.

Оказалось, что пространственная удаленность поз при отдыхающей левой ноге была, как правило, значительно меньше, чем при отдыхающей правой. Поза отдыхающей левой стопы как бы «притягивалась» к области движений правого голеностопа. Достоверные различия по всем заданиям методики <С 0,001) были обнаружены у 71% здоровых испытуемых. У 11% испытуемых достоверных

различий в позах отдыха не было. И только у 18% испытуемых описанное соотношение имело обратный характер — меньше было расстояние при отдыха­ющей правой ноге < 0,05).

Эта последняя группа испытуемых (и только она) выполняла и позу на переплетение пальцев, и позу на перекрест предплечий по левостороннему типу. Таким образом испытуемые с «сильным» левосторонним типом выполнения поз отдыха рук отличались инвертированными по сравнению с другими испытуемыми позами отдыха голеностопов.

Современные представления о взаимодействии полушарий мозга по обеспе­чению психических процессов включают в себя как многократно доказанное положение о мозаичном, парциальном доминировании полушарий. Описываемые у правшей доминирование левого полушария по речи, правого — по оптико-пространственным функциям, распределение их участия в мнестических процессах и в других психических функциях — все эти данные отражают картину наиболее часто встречающихся сочетаний доминантности. Однако при анализе индивидуальных особенностей межполушарного взаимодействия эти со­четания уже не будут так однозначны. Например, по данным разных авторов от 8 до 21 % правшей имеют доминантным по речи не левое, а правое полушарие мозга [1, 4, 15]. Правшество лишь повышает вероятность того, что и остальные признаки будут сочетаться «классическим» образом, однако никак не является гарантией этого. Еще более трудно предсказать по рукости межполушарное распределение функций у левшей, где только 50% испытуемых имеют доми­нантным по речи правое полушарие мозга [6, 14]. Собственно говоря, эта мозаичность в доминировании полушарий и оценивается при помощи индивиду­ального профиля латеральных асимметрий испытуемого. В нашей работе асимметричные проявления в удобных позах голеностопов коррелировали именно с позными пробами профиля.

Рассматривая, межполушарное взаимодействие в двигательной сфере многие авторы отмечают, что оно не исчерпывается только оценкой правшества или левшества испытуемого. Требуется дифференцированный подход к разным параметрам движений и количественное выражение степени доминирования. Известно, например, что некоторые правши ряд бытовых действий одинаково хорошо выполняют левой и правой руками, считая себя правшами, но в реальной жизни приближаясь к амбидекстрии [ 6]; а в работе Петере показано, что неко­торые левши, осуществляя все бытовые пробы левой рукой, имеют тем не менее более сильную правую руку и ряд заданий лучше выполняют ею, например, тест бросания [21]. По всей вероятности, межполушарное взаимодействие в позном контроле также имеет определенные количественные параметры, однако при ‘ практически отсутствующей экспериментальной базе они еще скрыты от нашего наблюдения. Можно предполагать, что асимметрии в позах отдыха (сплетение пальцев, перекрест предплечий, различия в позах отдыха голеностопов и другие) в совокупности (именно в совокупности), а не каждая поза сама по себе — отражают степень реципрокной соподчиненности полушарий данного испытуе­мого в позном контроле.

Удобные позы принимаются непроизвольно и обладают достаточным постоян­ством. Мы, безусловно, далеки от мысли рассматривать все позы отдыха только с точки зрения их право-левой асимметрии. Этот аспект является лишь наиболее демонстративным, доступным для объективной регистрации. Повседневный жизненный опыт дает примеры индивидуальных и устойчивых поз, явно носящих неслучайный характер. Так, каждый учитель начальных классов может сообщить, что в его практике был ребенок, который несмотря на все объяснения «как надо держать ручку правильно», все равно брал ручку и карандаш по-своему, как ему удобно, и только в такой «неправильной» позе мог писать и рисовать. Являясь правшами и не отставая ни в грамотности, ни в общей успеваемости от сверстников, эти дети сохраняют собственную позу держания ручки на все после­дующие годы.

Праксис позы — экспериментально наименее изученная область двигатель-126

ной сферы. Данную работу можно рассматривать как некоторый фрагмент в еще очень далекой от своего завершения картине мозгового обеспечения праксиса позы и индивидуальных поз отдыха человека.

Описанные в литературе клинические наблюдения свидетельствуют о более глобальном, доминирующем контроле левого полушария за праксисом позы человека… Нами показано, что у больных с сохранным праксисом позы пальцев руки позные… Логическое совпадение результатов исследования праксиса позы разными методами и на разных конечностях является еще…

ВЫВОДЫ

1) В исследовании при помощи компьютеризированной методики получены
данные, подтверждающие гипотезу о доминировании левого полушария мозга в
регуляции праксиса позы.

2) Апраксия позы у больных с очаговыми поражениями мозга параллельно
проявлялась и в невозможности воспроизвести нужную позу на пальцах руки, и в
резком ухудшении позного компонента периодических движений голеностопных
суставов, т. е. обнаруживалась независимо от методов исследования и суставов
конечностей. Одновременно нивелировалась наблюдаемая у здоровых испытуе­
мых асимметрия. Эти факты говорят о праксисе позы как о самостоятельной
психической функции с единым мозговым механизмом ее обеспечения.

3) Обнаружилась зависимость между позами отдыха стоп в эксперименте и
позами на переплетение пальцев и перекрест предплечий. Индивидуальные позы
отдыха — непроизвольно принимаемые и обладающие устойчивыми
характеристиками — как бы имеют «общее происхождение», определяясь особен­
ностями межполушарного взаимодействия в регуляции праксиса позы у данного
человека.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Балонов Л. Я., Баркан Д. В., Деглин В. Л. и др. Унилатеральный электросудорожный

припадок. Л.: Наука. 1979.

2. Батуев А. С., Таиров О. П. Мозг и организация движений. Л.: Наука. 1978.

3. Бернштейн Н. А. Физиология движений и активность. М.: Наука. 1990.

4. Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А. Функциональные асимметрии человека. М.:

Медицина. 1988.

5. Гурфинкель В. С., Левик Ю. С. Концепция схемы тела и моторный контроль/Интеллек-

туальные процессы и их моделирование. Под редакцией А. В. Чернавского. М., 1991. С. 59—105.

6. Доброхотова Т. А., Брагина Н. Н. Левши. М.: Книга. 1994.

7. Жаворонкова Л. А., Кроткова О. А. Электроэнцефалографический и нейропсихо-

логический анализ взаимодействия полушарий мозга в процессе восстановления после черепно-мозговой травмы//Физиология человека. 1994. Т. 20. № 4. С. 15—23.

8. Заика Е. В. Соотношение объема моторной кратковременной памяти и точности

воспроизведения движений//Психологический журнал. 1993. Т. 14. № 3. С. 126—130.

9. Корсакова Н. К., Московичюте Л. И. Клиническая нейропсихология. М.: Изд-во МГУ.

1988.10. Кроткова О. А., Бежанов В. Т., Максакова О. А., Кугель А. М. Методика оценки
моторной памяти для нейропсихологического исследования/Актуальные проблемы
психофизиологии и нейропсихологии. М., ИПАН СССР. 1991. С. 181 —192.

11. Кроткова О. А., Найдин В. Л., Максакова О. А. Проявление функциональной
асимметрии мозга в некоторых параметрах движений//Психологический журнал.
1991. Т. 12. № 4. С. 94—99.

12. Лурия А. Р. Высшие корковые функции человека. М.: Изд-во МГУ. 1969.

13. Москвин В. А. Индивидуальные профили латеральности и некоторые особенности
психических процессов. Автореф. … дис. канд. психол. наук. М., 1990.

14. Семенович А. В. Межполушарная организация психических процессов у левшей. М.:
Изд-во МГУ, 1991.

15. Симерницкая Э. Г. Доминантность полушарий. М.: Изд-во МГУ. 1978.

16. Хамская Е. Д., Будыка Е. В., Ефимова И. В. Помехоустойчивость произвольной
регуляции интеллектуальной деятельности и межполушарная асимметрия моз-
га//Вопросы психологии. 1990. № 3. С. 138—144.

17. Чернаенко Т. К., Блинов Б. В. Прогнозирование особенностей психического склада

руководителей на основе выраженности функциональных асимметрий//Психо-логический журнал. 1988. Т. 9. № 4. С. 76—82.

18. Basso A., Capitani E., Sala S. et al. Recovery from ideomotor apraxia//Brain. 1987. V. 110.
№ 3. P. 747—760.

19. Chapman J. P., Chapman L. J., Allen J. J. The measurement of foot preferenee//Neuro-
psychologia. 1987. V. 25. № 3. P. 579—584.

20. Haaland K. Y., Harrington D. L., Yeo R. The effects of task complexity on motor perfomance
in left and right CVA patients//Neuropsychologia. 1987. V. 25. № 5. P. 783—794.

21. Peters M. Subclassification of non-pathological left-handers-poses problems for theories of
handedness//Neuropsychologia. 1990. V. 28. № 3. P. 279—289.

22. Rondot P., Odier P., Valade D. Postural disturbances due to homonymous hemianopic visual
ataxia//Brain. 1992. V. 115. № 1. P. 179—188.