1. Рассмотреть разные подходы к формированию и развитию личности

Введение

Личность – это некая гипотетическая сущность, которая не может быть

оторвана от межличностных ситуаций, и межличностное поведение являет все, что может быть рассмотрено как личность. Следовательно, полагает Салливан, не имеет смысла в качестве объекта исследования рассматривать индивида, поскольку тот не может существовать — и не существует — отдельно от взаимоотношений с другими людьми. Ребенок с первого дня жизни является частью межличностной ситуации и на протяжении остальной жизни остается в составе социального поля. Даже отшельник уносит с собой в дикую природу воспоминания о прошлых межличностных отношениях, и они продолжают влиять на его мышление и поведение. [9.]

Актуальность: Данная тема представляет практический интерес поскольку, изучение личности позволяет получить ответ на вопрос: как и почему люди настолько отличаются друг от друга и почему они ведут себя так, а не иначе? Влияние социальной среды на становление личности является важным моментом, ибо личность не создаёт сама себя, её создаёт общество: родители, школьный класс, коллеги по работе, группа друзей. От качества группы, в которой оказывается индивид, зависит и развитие его личности, её становление.

Предмет. Предметом исследования данной работы является становление личности в социальной среде, адаптация и социализация.

Объект. Адаптация изучает личность в группе, социуме. Она исследует не просто психические процессы индивида, а их специфику в связи с системой социальных взаимодействий. С этой точки зрения объектом исследования является человек среди людей [1].

Цель. Используя научную литературу проанализировать каким образом происходит становление личности в рамках взаимодействия индивида с социальной средой.

Задачи:

1. Рассмотреть разные подходы к формированию и развитию личности.

2. Рассмотреть этапы развития личности

3. Рассмотреть влияние социализации и адаптации на становление личности.

4. Изучить теоретические подходы к исследованию в области становления личности.

1.1 Движущие силы и условия формирования и развития личности.

Биогенетический подход к формированию и развитию личности.

К числу вечных вопросов в науке относится проблема соотношения биологического и социального в человеке. В психологии эта проблема фигурирует под разными названиями: отношение наследственности и среды, субъективных и объективных факторов развития личности; степень «животности» и степень «человечности» в личности; роль «ситуации» и «диспозиции» (черт личности, прошлого опыта, задатков) в объяснении причин поведения личности; внутренняя и внешняя детерминация развития личности; соотношение общественного и индивидуального в поступках личности и её восприятии мира. Эта проблема является одной из основных проблем в психологии личности.

15 стр., 7124 слов

Становление и развитие музыкально-эстетического воспитания школьников казахстана

... к народным школам и к личности педагога, как просветителя и агитатора музыкального искусства. Немаловажную роль в развитии теории и практики музыкально- эстетического воспитания и образования играли опытно-показательные школы, первоначально ...

Концепции «среды» рассматривают человека с точки зрения того, что он представляет собой продукт взаимодействия на него обстоятельств, из анализа которых можно вывести общие закономерности жизни личности. Кто будет отрицать, что поведение личности ребенка изменяется в саду, школе, на спортплощадке, в семье. Под влиянием других людей ребенок начинает копировать их манеры, усваивает в обществе разные социальные роли. У людей разных культур — разные обычаи, традиции и стереотипы поведения. Без анализа этих «внешних» факторов вряд ли удастся предсказать поведение человека. В сфере этих фактов и черпают свои аргументы сторонники различных теорий «среды».

Концепции «наследственности» объясняют поведение и развитие личности врожденными задатками, конституцией человека и его генотипом. Сторонники этого подхода утверждают, что какой бы пагубной не была «среда», настоящие таланты пробивают себе дорогу, их задатки могут прорасти в любых, даже неблагоприятных внешних условиях.

Представители биогенетического подхода отдают приоритет природе как источнику и движущей силе развития человека. Основной детерминантой развития — они признают наследственность. Развитие понимается не как возникновение качественно нового, а как проявление уже предшествующих задатков. Сторонники этого подхода делают акцент на эндогенных (внутренних) причинах психического развития. Аргумент сторонников данного подхода, в родословной И.С. Баха было ещё несколько десятков музыкантов. По их мнению – это яркий пример передачи задатков музыкальных способностей из одного поколения в другое.

Одной из первых биогенетических теорий была концепция рекапитуляции С. Холла. Он считал, что ребенок в своем развитии кратко повторяет развитие человеческого рода. Он сформулировал закон послеутробного развития – онтогенез есть краткое повторение истории развития человеческого общества. Холл опирался на закон, сформулированный в отношении эмбриона Э.Геккелем и И.Мюллером: в ходе внутриутробного развития животное или человек повторяет те стадии, которые проходит данный вид в онтогенезе. С. Холл полагал, что если зародыш за 9 месяцев повторяет все стадии развития от одноклеточного существа до человека, то ребенок в период детства проходит весь ход развития человечества от первобытной дикости до современной культуры. По Холлу игра ребенка – это необходимое упражнение для полной утраты рудиментарных и бесполезных функций; ребенок упражняется в них подобно головастику, который непрерывно двигает своим хвостом, чтобы он отвалился. Холл считал, что развитие рисунка ребенка, отражает те стадии, которые проходило изобразительное творчество в истории человечества.

А. Гезелл и Л. Термен для объяснения возрастных изменений основной упор делали также на роль наследственности. Гезелл рассматривал социальное развитие ребенка как простую разновидность биологического развития, как приспособление ребенка в своей среде. Используя лонгитюдный метод (изучение психического развития одних и тех те детей от рождения до подросткового возраста), он ограничивался количественным изучением срезов психического развития. Он сводил развитие к простому увеличению, «приросту поведения», не анализируя качественные преобразования при переходе от одной ступени развития к другой. Подчеркивал зависимость развития лишь от созревания организма. Он рассматривал социальное развитие ребенка как простую разновидность биологического, приспособление ребенка к своей среде.

11 стр., 5476 слов

Периоды развития теории управления

... в 1927 г. разработал факторы, влияющие на коммуникационные процессы в менеджменте, исследование поведения людей в организации, на основе которых сформировал теории: теория Х – ... системы при изменении состояния внешней среды. пропорциональность производства и управления, соотносительность развития основного и вспомогательного производства. соотносительность и адекватность управляющей и управляемой ...

Социогенетический подход к формированию и развитию личности.

Сторонники социогенетического подхода признают роль воспитания и факторов внешней среды (условий жизни, культурных факторов, поведения матери) в качестве главных факторов, лежащих в основе развития человека и формирования его поведения. Развитие есть процесс создания совершенно нового. Сторонники этого подхода делают акцент на экзогенных (внешних) причинах психического развития. Аргументы сторонников, феномен «маугли».

Ряд сторонников этого подхода исходят из представления о том, что психика человека на момент рождения представляет собой «чистую доску» и всё можно сформировать в результате воздействия окружающей среды. Этот подход отождествляет развитие и научение, и связан с бихевиоризмом как направлением в психологии и его общими установками.

Теория классического обусловливания Дж.Уотсона – стимул вызывает реакцию. Теория оперантного обучения Б. Скиннера – поведение формируется (научение происходит) посредством позитивного и негативного подкрепления. В этих двух теориях классического бихевиоризма проблема «развития ребенка» специально не акцентируется – там есть лишь проблема научения на основе наличия или отсутствия подкрепления под влиянием воздействия среды. Далее выдвигаются концепции социального научения, в которых уже показывается, как ребенок приспосабливается в современном мире, как он усваивает привычки и нормы современного общества.

Существует три поколения теорий социального научения.

Первое поколение. Теория социального научения Н.Миллера и Дж. Долларда. Они считают, что наряду с классическим и оперантным научением, существует научение путем подражания и имитации, посредством которых формируется поведение. Они исследовали социальное научение в процессе воспитания ребенка. Именно социальному научению они отводили ведущую роль в социализации ребенка, под которой понимали продвижение новорожденного от асоциального «гуманоидного» состояния к жизни в качестве полноценного члена общества.

Второе поколение. Теория социально-когнитивного научения А. Бандура. Поведение формируется (научение происходит) посредством наблюдения за последствиями поведения других людей, что служит побуждением к повторению или отказу от такого поведения. Новые формы поведения можно приобрести в отсутствие внешнего подкрепления. Человек много в поведение приобретает через наблюдение, мы наблюдаем, как делают другие, а затем повторяем. Или мы наблюдаем последствия поведения и повторяем подобное поведение или нет. Бандура в проблему научения включил когнитивный компонент. Так, в социально-когнитивной теории делается акцент на мышлении как части научения.

4 стр., 1649 слов

Развитие личности донаучн. период

... о врож­денных и приобретаемых формах поведения, о произвольных и непроизвольных мышечных реакциях. Но и в этих представлениях идея развития неотчетлива. Использу­емые объяснения сравнительно просты ... и рукой); юность, помимо указанных качеств, характеризу­ется более высоким уровнем развития мышления; возмужалость — развитием воли и способностью сохранять гармонию. Соответственно этому делению, Я. А. ...

Третье поколение теории социального научения – уделяют внимание анализу структуры семьи и других социальных институтов как важнейших факторов развития поведения ребенка.

Итак, развитие в социогенетических теориях рассматривается как процесс количественного накопления навыков, связей, приспособлений. Представители этого подхода полагают, что ребенок входит в общество, как «крыса в лабиринт», а взрослый должен провести его по нему, чтобы в результате он стал похож на него.

Вышеназванные концепции социального научения показывают, что ребенок развивается посредством приспособления к обществу, усваивая его привычки и нормы. Представления о наследственной и средовой детерминации развития личности отличаются поразительной жизнестойкостью. Вместе с тем, лежащий в их основе линейный детерминизм уже в самом начале вызывал оппозицию. К концу ХХ века дискуссия о соотношении «средового» и «наследственного» факторов была переведена в плоскость экспериментальных исследований, в частности исследований проблемы устойчивости и изменчивости свойств личности в изменяющихся ситуациях. Результаты экспериментальных исследований в этой области показали, что за реальную изменчивость поведения различия между ситуациями, взятыми сами по себе, и различия между людьми, взятые сами по себе, отвечают лишь в 10% случаев. Итог исследований лишний раз убедил ученых, что проблема исходно поставлена в некорректной форме. Это послужило толчком к созданию биосоциального подхода в трактовке факторов формирования и развития личности.

Биосоциальный подход к формированию и развитию личности.

Представители данного подхода признают роль в развитии индивида как факторов внешней среды и воспитания, так и действие факторов наследственности. А.Эткинд указывает, что результаты различных экспериментальных исследований показывают, что ни ситуация (среда) сама по себе, ни личность (наследственность) сама по себе не определяют психическое развитие индивида. Потому в последнее время в самых разных подходах к исследованию психического развития указывается, что оно определяется взаимодействием между личностью и ситуацией, между средой и наследственностью.

На основании этого были предложены двухфакторные концепции детерминации развития личности. Но как соотносится наследственность и среда? При попытке ответить на этот вопрос возникла теория конвергенции двух факторов.

Концепция В.Штерна – теория конвергенции (схождения) двух факторов – среды и наследственности. Душевное развитие есть не простое проявление прирожденных свойств, и не простое восприятие внешних воздействий, а результат конвергенции внутренних данных с внешними условиями развития. Психическое развитие — это результат схождения внутренних данных с внешними условиями развития. Влияние внутренних и внешних факторов на психическое развитие анализировалось Штерном на примере основных видов деятельности детей, главным образом игры.

9 стр., 4093 слов

1 Основные этапы развития социальной психологии как науки

... группы, друзей, родственников, знакомых. 16 Тема социализации личности. Проблема личности в социальной психологии. Человек – биологическое существо, принадлежащее ... моменты. Предметы, суеверия, предрассудки – это факторы внутренних запретов или ограничений, связанных с ... классификаций. Формирование и развитие личности отдельного человека существенно зависят от социальной среды. Она представляет ...

Он впервые выделил содержание и форму в игровой деятельности. И указал, что форма неизменна и связана с врожденными качествами, для упражнения этих качеств и создана игра.

Содержание игры задается средой, которая помогает ребенку понять, в какой конкретно деятельности он может реализовать заложенные в нем качества. Анализируя игровую деятельность Штерн считает, что личность выступает как продукт социальной среды, т.е. социального фактора, так и наследственных предиспозиций, которые даются человеку от рождения, т.е. биологического фактора.

Это самая распространенная концепция в современной психологии, она соответствует здравому смыслу, который отражен в двух общеизвестных поговорках: «яблоко от яблони недалеко падает», «с кем поведешься от того и наберешься».

Концепция З.Фрейда – теория конфронтации двух факторов – среды и наследственности – в основе её лежит конфликт в структурной организации личности, который разворачивается между инстинктивной сферой душевной жизни человека («Оно») и требованиями общества («Сверх-Я»).

Фрейд считал, что любая динамика и развитие жизни могут быть понятны из изучения двух принципов душевной деятельности – принципа стремления к удовольствию и принципа реальности. Биологическое начало человека, побуждаемое либидозной энергией, стремится к получению удовольствия, а социальная среда накладывает свои запреты, препятствующие достижению той или иной потребности. Конфронтация биологического и социального обозначается Фрейдом через конфликт между различными инстанциями личности — «Сверх-Я» и «Оно». «Сверх-Я» представляет в организации личности социальные нормы, усвоенные в ходе развития субъекта под давлением принципа реальности, а Оно в основном отражает спрятанное в глубинах организма природное начало, которое требует удовлетворения сиюминутных инстинктивных потребностей. Индивид вынужден ограничивать свои влечения, соотнося их с требованиями общества. В данной теории двухфакторного развития средовые влияния вытесняют природное начало. Они находятся в антагонистических, противоречивых отношениях.

Концепция взаимодействия двух факторов.

Биологическое и социальное в человеке столь прочно соединены, что разделять эти две линии можно лишь теоретически. Несомненно, существует зависимость развития высших психических функций от структуры и функции нервной системы. Нейрофизиологи и нейропсихологии проводят исследования в этом направлении и изучают интегративные связи клеток головного мозга и проявлений психической активности человека.

В то же время в исследованиях Выготского указывается то обстоятельство, что развитие высших психических функций составляет одну из сторон культурного развития поведения. С точки зрения Выготского культурное развитие ребенка (развитие ребенка в социальной среде) соответствует психическому развитию, совершавшемуся в процессе исторического развития человечества.

В онтогенезе человека представлены оба типа психического развития: биологическое и историческое (культурное) развитие. Согласно Выготскому процессы биологического и культурного развития в филогенезе представлены в разделенном виде и связаны отношением преемственности и последовательности.

8 стр., 3791 слов

Адаптация человека, ее место и роль в социальном развитии, социализации

... развития и функционирования определенных социальных систем, механизмов действия и форм проявления этих законов в деятельности личностей, социальных групп, классов, народов. Поэтому в центре внимания социологов находятся общие закономерности социальной адаптации, ... взаимодействия личности или социальной группы с социальной средой; включает усвоение норм и ценностей среды в процессе социализации, а ...

В онтогенезе они существуют в слитом виде и образуют единый процесс. Оба плана развития – естественный и культурный – совпадают и сливаются друг с другом. Оба ряда изменений взаимопроникают один в другой и образуют единый ряд социально-биологического формирования личности ребенка. [4.С. Н. Мельник – с. 16-18]

1.2 Социализация и адаптация

Согласно самому общему определению, социализация — это «процесс, в ходе которого человеческое существо с определенными биологическими задатками приобретает качества, необходимые ему для жизнедеятельности в обществе».

При исследовании социализации следует выяснить основные факторы и механизмы этого процесса, пути формирования различных типов личностей, а также перспективы дальнейшего развития общества в свете наших знаний об основных механизмах и устойчивых тенденциях социализации, которые в нем существуют. В социальной психологии и социологии выделяются также два «плана» социализации: филогенетический и онтогенетический.

Исследовать филогенетический аспект социализации означает выяснить пути и механизмы формирования родовых свойств человечества.

Онтогенетическая социализация (о которой везде у нас идет речь, кроме специально оговоренных случаев) — это процесс формирования конкретных социально-психологических типов личностей в процессе их онтогенетического развития. Социализация является не просто проявлением имманентных индивиду биопсихических возможностей под влиянием социальных факторов, но главным образом — процессом формирования подлинных качеств личности и ее индивидуальности. Личность, в свою очередь, влияет на общество, является творцом общественных отношений, новых социальных форм бытия.

В частности, К. Маркс писал: «Именно в переработке предметного мира человек впервые действительно утверждает себя как родовое существо». (Маркс К., Энгельс Ф., Соч., Т. 23. — С. 188.)

Это означает, что труд играет важнейшую роль как в филогенетической, так и в онтогенетической социализации. Этот же мыслитель отмечал также, что, как общество производит человека, так и человек «производит общество». (Маркс К., Энгельс Ф., Соч., Т. 42.-С. 118.)

Идея о двусторонней связи личности и общества представляет серьезный интерес для теории социально-психической адаптации личности и социальных групп. На ней основана также точка зрения, согласно которой содержание, стадии и механизмы социализации носят исторический характер и всегда отражают всю совокупность общественных отношений.2

Для плодотворного изучения социализации и социальной активности людей следует подробнее разрабатывать концептуальный аппарат теории социальной психологии и психологии личности.

[8. Философская энциклопедия. С. 66-67.]

Проблема психологической адаптации.

В частности, нам представляется важной дифференциация онтогенетической социализации и социально-психической адаптации личности в данной социальной (в частности, в групповой) среде. Для решения этой задачи, важность которой отмечена и другими авторами, мы исходим из положения, согласно которому личность может быть социализированной, но дезадаптированной.

Более того, дезадаптированность человека может быть прямым следствием высокой степени и полноты его социализированное™. Поэтому нам представляется не совсем точным утверждение некоторых авторов, будто «социально-психическая адаптация — один из путей более полной социализации».

Как мы покажем в дальнейшем, можно выделить целые классы девиаптнои и патологической адаптации, которые отнюдь не способствуют социализации личности в той группе, где протекает ее основная деятельность.

Эти мысли можно проиллюстрировать с помощью следующего обобщенного примера (конкретные случаи которого в жизни встречаются очень часто): большинство членов социальной группы воспринимают официальное требование принятия норм и других ценностей этой группы, предъявляемых лидером и другими членами, обладающими высокими статусами, в качестве формального ожидания, к которому следует внешне приспосабливаться без принятия групповых ценностей и норм в качестве эталонных. Но в этой же группе могут быть достигшие высокого уровня социализированное™ лица, которые идентифицируют себя с группой (с ее ценностями, символами, лидером), участвуют в групповой деятельности в силу эффективной внутренней мотивированности, вовлекаясь в эту деятельность существенными аспектами своей личности. Иначе говоря, для таких лиц групповые ожидания стали внутренними мотивами, а групповой контроль над их поведением, вследствие интернализации, — самоконтролем.

Если в группе мало индивидов, достигших высокого уровня социализированное™, тогда они нередко могут оказаться в социально-психологических проблемных конфликтных ситуациях, в которых у них возникает «нормативный бунт» против плохо социализированного большинства (то есть резкое требование подчиниться групповым нормам, уважать ценности группы и т. п.).

Эти переживания и их поведенческие проявления характерны для плохо приспособленных, дезадаптированных людей. [3.Зотова О. И., Кряжева С. 219-222]

Человек, оказавшийся в состоянии подобной дезадаптированности, становится нонконформистом, но не в отношении официальных и формализованных ценностей и ожиданий данной группы (и всего общества, если группа является коллективом), а лишь в отношении неформальной «культуры» плохо социализированного большинства членов малой группы. В той мере, в какой такая личность не в состоянии адаптироваться к ценностям, нормам и ориентациям большинства, а также к тем ожиданиям, которые они к нему предъявляют, она будет дезадаптированной. Здесь перед нами — групповая ситуация, в которой приемлемой стратегией, обеспечивающей адаптацию каждого индивидуального члена, является конформизм. Но если личность не способна к конформному поведению того типа, которого от нее требуют, тогда она не может достигнуть полноценной адаптированности в том понимании этого состояния, которое мы предложили выше.

Следует сказать, что в состоянии подобной дезадаптированности чаще всего оказываются те индивиды, которые участвуют в деятельности групп, первоначально преследовавших коллективистические цели и обладавших основными признаками коллектива. Если такие группы под влиянием новых членов или других факторов приобретают корпоративные черты, то первоначально коллективистически социализированные личности постепенно могут стать меньшинством, оказавшись в состоянии социально-психической дезадаптированности устойчивого ситуативного типа. Таким образом, один и тот же член социальной группы, вследствие своей социализированности на одном уровне социальной иерархии, достигает адаптированности, однако по той же самой причине на другом уровне оказывается в положении дезадаптированности. Более того, на различных уровнях социально-психологического развития одной и той же группы (от коллектива к корпорации или в обратном направлении) степень адаптированности личности может изменяться, начиная от практически полной нормальной адаптированности до такого уровня дезадаптированности, когда она психологически изолируется в группе и вынуждена покинуть ее, поскольку уже не в состоянии найти механизмы и стратегии преодоления повторяющихся конфликтных ситуаций.

Групповая социализация и адаптация в группе не идентичны. Как социально-психологические процессы они могут находиться в различных соотношениях. Социализированное™ личности, в зависимости от конкретной групповой ситуации, может стать основой как для адаптированности, так и для дезадаптированности. Если в данном обществе моральные нормы и принципы, а также другие общечеловеческие ценности служат, главным образом, средством маскировки эгоистических стремлений, то есть если доминирующей социальной ориентацией людей является двуличие, то вполне естественно, что социализированность личности, осуществленная путем интернализации общечеловеческих ценностей, может стать постоянной причиной фрустрированности и дезадаптированности.

Онтогенетическая социализация есть процесс интернализации групповых норм, ценностей и типичных форм поведения, имеющий место в ходе индивидуального психического развития индивида. Она может осуществляться на уровнях малых социальных групп, организаций и всего общества.

Адаптированность личности в группе — такое ее состояние, которое позволяет ей без длительных конфликтов и фрустраций с возможной полнотой проявлять свои творческие, конструктивные возможности, переживать состояния самоутверждения и собственной ценности, значительности.

Для более четкого восприятия различий социализации и адаптации следует иметь в виду, что в некоторых типах групп основным условием достижения состояния адаптированности является отказ от прогрессивных ценностей всего развивающегося общества.

Эти вопросы воспримутся отчетливее после ознакомления с разновидностями социально-психической адаптации и адаптированности личности.

Поскольку личность одновременно является членом нескольких групп, то в некоторых из них она может быть хорошо адаптирована, в других — хуже. Она может быть членом и таких групп, в которых ее положение близко к полной дезадаптированности. Например, при хорошей адаптации в трудовом коллективе личность может быть дезадаптирована в семье. В этой связи возникает, конечно, вопрос о переносе способов поведения и, в частности, адаптивных процессов, тактик и стратегий из одной социальной группы в другую, об их модификациях, трансформациях и т. п. Можно также поставить вопрос: может ли дезадаптированная в своих первичных и референтных группах личность быть нормально адаптированной в других группах? Для ответа на данный вопрос необходимо осуществить эмпирические исследования.

Разновидности социально-психологической адаптации

Поскольку социализация личности не всегда обеспечивает ее социально-психологическую адаптацию, следует выделить две ее разновидности:

1) адаптирующую социализацию;

2) дезадаптирующую социализацию.

В свете вышеизложенного смысл этих понятий очевиден. Опираясь на анализ конкретных случаев, можно, как мы предполагаем, выделить также промежуточные формы, сочетающие в себе как адаптивные, так и дезадаптивные результаты. Важно отметить, что в каждом случае, определяя адаптирующий или дезадаптирующий характер социализации личности, следует уточнить те социальные группы или типичные социальные ситуации, в которых рассматривается ее адаптированность или дезадаптированность.

На основе анализа и обобщения литературных данных и результатов собственных исследований фрустрации и механизмов психологической самозащиты (защитной адаптации) мы пришли к выводу, что можно предложить нижеследующую — наиболее общую — классификацию разновидностей социально-психологической адаптации личности: нормальная адаптация; девиантная (или неконформистская) адаптация; патологическая адаптация.

Нормальная адаптация

Нормальным можно считать такой адаптивный процесс личности, который приводит к ее устойчивой адаптированное™ в типичных проблемных ситуациях без патологических изменений ее структуры и одновременно без нарушений норм той социальной группы, в которой протекает ее активность. В результате нормальной адаптации, если берется только отрезок жизненного пути человека, ограниченный данным адаптивным процессом, ни в структуре личности, ни в той группе, в деятельности которой она участвует, не происходит существенных, то есть приводящих к возникновению качественных новообразований изменений.

Нормальная социально-психологическая адаптация, в свою очередь, бывает двух видов: защитная и незащитная. Отметим, что в данном случае выражение «незащитная адаптация» не может истолковываться в смысле «наступательная», поскольку даже агрессия нередко является не первичным нападением, а процессом защиты, ответом на воздействие фрустратора.’

Нормальной защитной адаптацией мы называем те действия личности, которые осуществляются с помощью известных защитных механизмов (агрессии, рационализации, вытеснения, проекции, регрессии, формирования обратной реакции, сублимации и др.), если эти механизмы не стали патологическими.

Например, психическая регрессия личности (ее возрастной и временной психический и психофизиологический возврат на прошедшие уровни собственного онтогенетического развития), которая наблюдается и в бодрствующем состоянии, и в сновидениях парадоксальных фаз сна. Может иметь вполне здоровую и зрелую мотивацию. Такая регрессия может не привести к патологическим изменениям личности. Она может быть обусловлена, например, такими мотивами, как желание рефлексировать о своем прошлом, стремление к более глубокому самопознанию и самосовершенствованию. Также она может представлять собой временное бегство от неприятной, фрустрирующей действительности, когда личность не в состоянии привести в движение другие здоровые механизмы адаптации. В таких случаях личность без труда и фиксаций на впечатлениях и формах поведения прошлого возвращается в настоящее, к актуальным задачам своей жизни, и продолжает свою нормальную жизнедеятельность и исполнение своих зрелых социальных ролей. Однако психическая регрессия может стать патологической, патологизироваться и, в лучшем случае, привести к патологической адаптации личности, о которой речь будет идти ниже.

Незащитные адаптивные процессы отличаются тем, что начинаются в нефрустрирующих проблемных ситуациях, требующих от личности принятия рациональных решений. Они осуществляются без участия названных выше и других защитных механизмов, то есть только с помощью незащитных адаптивных механизмов и комплексов. Для достижения адаптированное™ в условиях возникновения проблемных нефрустрирующих ситуаций используются:

■ познавательные процессы личности;

■ процессы целеобразования и целеполагания;

[2. Берковиц Л. Агрессия.]

■ групповые социально-психологические механизмы решения задач;

■ различные формы социальной уступчивое™ (в частности, конформного поведения, но без привлечения защитных механизмов);

■ процессы общения и обмена информацией;

■ интеллектуализации индивидуального жизненного опыта и т. н.

Как видно из этого краткого перечня, незащитные адаптивные механизмы и процессы отличаются большим разнообразием и многочисленностью, однако проведенную до сих пор работу но их описанию и систематизации (именно как адаптивных механизмов) следует считать крайне недостаточной.

Поскольку многие реальные проблемные ситуации сложны и включают как фрустрирующие личность факторы, так и такие, которые вызывают к жизни незащитные адаптивные познавательные и эмоционально-волевые процессы, то можно выделить также третий тип социально-психической адаптации личности, который мы называем смешанным, или средним, типом.

Смешанный, защитно-незащитный тип социально-психической адаптации личности осуществляется в тех проблемных ситуациях, в которых она частично фрустрирована, но одновременно стоит перед конструктивными задачами, связанными с ее социальными ролями. Параллельно с решением этих задач путем достаточно эффективного использования своих познавательных способностей и социального опыта индивид обнаруживает также защитную агрессивность, склонность к самооправданию с помощью рационализации, из-за собственных неудач и трудностей виновными считает других (используя механизмы проекции и атрибуции).

В поведении и переживаниях такого индивида могут наблюдаться признаки психической регрессии и других защитно-адаптивных процессов.

Таким образом, смешанные адаптивные комплексы, которые формируются и используются в результате повторения таких сложных социально-психологических ситуаций, состоят из защитных и незащитных механизмов.

При осуществлении каждой из описанных трех разновидностей нормальной адаптации используется адаптивный комплекс специфического типа. В случае защитной адаптации это «чисто» защитный комплекс (состоящий, например, из агрессивных действий и мотивации, рационализации и регрессии в качестве их специфического сочетания).

При незащитной адаптации комплекс состоит из незащитных механизмов (составляя незащитный адаптивный комплекс).

В третьем же случае, как уже было отмечено, формируются и используются смешанные защитно-незащитные адаптивные комплексы. [5. Налчаджян А. А. Психологическая адаптация]

1.3 Этапы развития личности по э. Эриксону

Центральным для теории развития Э. Эриксона является положение о том, что человек в течение жизни проходит несколько универсальных для всего человечества стадий. Процесс развертывания этих стадий регулируется в соответствии c эпигенетическим принципом созревания. Эти стадии являются результатом эпигенетически развертывающегося «плана личности», который наследуется генетически.

Эпигенетическая концепция развития Э. Эриксона базируется на следующих положениях:

  1. каждая стадия жизненного цикла наступает в определенное

для нее время («критический период»);

2) полноценно функционирующая личность формируется только путем прохождения в своем развитии последовательно всех стадий;

3) каждая психосоциальная стадия сопровождается кризисом — поворотным моментом в жизни индивидуума, который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости и социальных требований, предъявляемых к индивиду на этой стадии;

4) каждая из восьми стадий характеризуется («фазо-специфической») эволюционной задачей — проблемой в социальном развитии, которая предъявляется индивидууму, но не обязательно находит свое разрешение.

Характерные модели поведения обусловлены тем, каким образом разрешается каждая из этих задач или как преодолевается кризис. Э. Эриксон особо подчеркивает, что кризис означает «не угрозу катастрофы, а поворотный пункт, и тем самым онтогенетический источник как силы, так и недостаточной адаптации». Задача состоит в том, чтобы человек адекватно разрешал каждый кризис, и тогда у него будет возможность подойти к следующей стадии более адаптивной и зрелой личностью.

Этапы развития личности по Э. Эриксону:

Стадия

Возраст, лет

Психосоциальный кризис

Сильная сторона

Орально-сенсорная

0-1

Базальное доверие-базальное недоверие

Надежда

Мышечно-анальная

1-3

Автономия – стыд и сомнение

Сила воли

Локомоторно-генитальная

3-6

Инициативность-вина

Цель

Латентная

6-12

Трудолюбие-неполноценность

Компетентность

Подростковая

12-19

Эго-идентичность-ролевое смешение

Верность

Ранняя зрелость

20 – 25

Интимность — изоляция

Любовь

Средняя зрелость

26-64

Продуктивность — застой

Забота

Поздняя зрелость

65 и выше

Эго-интеграция — отчаяние

Мудрость

Зрелость личности Э. Эриксон понимает как ее идентичность. Это очень обобщенное понятие, которое включает в себя проявление психического здоровья человека, принимаемый им образ самого себя и соответствующую окружающему миру форму поведения. Идентичность связана с чувством личной тождественности и исторической непрерывности. Идентичность придает психической жизни ее целостность как форму, которая будет сохранять и направлять все динамические изменения, вызываемые условиями, которые всегда конкретны и исторически обусловлены.

В определении идентичности, данном Э. Эриксоном, можно выделить три элемента:

1) молодые люди должны постоянно воспринимать себя «внутренне тождественными самим себе». В этом случае у индивидуума должен сформироваться образ самого себя, сложившийся в прошлом и смыкающийся с будущим;

2) значимые другие люди также должны видеть «тождественность и целостность» в индивидууме, то есть юным нужна уверенность в том, что выработанная ими внутренняя целостность будет принята другими людьми, значимыми для них;

3) молодые люди должны быть уверенными, что внутренние и внешние планы этой целостности согласуются между собой. Их восприятие себя должно подтверждаться опытом межличностного общения посредством обратной связи.

Неспособность юных достичь личной идентичности приводит к тому, что Э. Эриксон назвал кризисом идентичности. Кризис идентичности или ролевое смешение характеризуется неспособностью выбрать карьеру или продолжить образование. Э. Эриксон подчеркивает, что жизнь — это постоянные изменения. Благополучное разрешение проблем на одной жизненной стадии не дает гарантии, что они не появятся вновь на следующих стадиях или что не будет найдено новое решение старых проблем. Эго-идентичность — это борьба «на всю жизнь».

В детском возрасте обычно выделяют «кризис первого года жизни», «кризис трех лет», «кризис 6-7 лет» и «подростковый кризис (10-11 лет).

Для периодов кризисов в детстве характерны процессы перехода к новому типу взаимоотношений детей со взрослыми, при котором учитываются новые, возросшие возможности ребенка, изменение «социальной ситуации развития», смена деятельности, перестройка всей структуры сознания ребенка (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин и др.).

Процессы перехода детей на новую возрастную ступень связаны с разрешением нередко весьма острых противоречий между сложившимися у них ранее формами взаимоотношений с окружающими людьми, с одной стороны, и своими возросшими физическими и психологическими возможностями и притязаниями, с другой. Негативизм, упрямство, капризность, состояние повышенной конфликтности и другие негативные поведенческие проявления обостряются в случае игнорирования взрослыми новых потребностей ребенка в сфере общения и деятельности и, напротив, смягчаются при правильном воспитании.

Значительно менее изучены возрастные кризисы зрелых периодов жизни и старости. Известно, что такие поворотные пункты возникают заметно реже, чем в детстве, и протекают, как правило, более скрытно, без выраженных изменений в поведении. Происходящие в это время процессы перестройки смысловых структур сознания и переориентации на новые жизненные задачи, ведущие к смене характера деятельности и взаимоотношений, оказывают глубокое влияние на дальнейший ход развития личности. [7. Талайко С.В. – Психология личности]

Глава II

2.1 Изучение личности с точки зрения имплицитной концепции.

На факультете психологии МГУ под руководством В.Ф. Петренко, А.Т. Шмелева и Е.Т. Соколовой изучается психосемантика сознания личности методом семантического дифференциала. Личность исследуется не столько с точки зрения научной теории, сколько с точки зрения имплицитной концепции. Этот подход строится на существующей неразрывной связи сознания и языка. Считается, что язык так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание. Основным методом экспериментальной психосемантики является метод реконструкции субъективных семантических пространств.

Семантическим пространством называется совокупность определенным образом организованных признаков, описывающих и дифференцирующих объекты (значения) некоторой содержательной области. Выделяются при этом некоторые правила группировки отдельных признаков (дескрипторов) в более емкие категории.

В узком смысле слова семантическим пространством называется такое пространство признаков, для которых правила объединения отдельных признаков-дескрипторов заданы статистическими процедурами. В качестве примера семантического пространства можно привести методику семантического дифференциала Ч. Осгуда. Разработанный в 1959 г. метод семантического дифференциала — комбинация метода контролирующих ассоциаций и процедур шкалирования.

Измеряемые объекты (понятия, изображения, персонажи) оцениваются по ряду биполярных (3-х, 5, 7-бальных) шкал. Полюса заданы с помощью вертикальных антонимов. Оценки понятий по отдельным шкалам коррелируют друг с другом, и с помощью факторного анализа удается выделить пучки таких высоко коррелирующих шкал и сгруппировать их в факторы.

В исследованиях Осгуда строилось семантическое пространство на базе шкалирования понятий самых разных классов (пламя, мать, ураган, радость и др.).

Было выявлено три основных фактора: оценка, сила и активность.

В работах В.Ф. Петренко были выделены такие факторы, как:

оценка (приятный — неприятный, светлый — темный, красивый — безобразный),

активность (активный — пассивный, возбужденный — расслабленный, быстрый — медленный),

упорядоченность (упорядоченный — хаотичный, устойчивый — изменчивый),

сложность (сложный — простой, неограниченный — ограниченный),

сила (большой — маленький, сильный — слабый),

комфортность (безопасный — опасный, мягкий — твердый, нежный — грубый).

В.Ф. Петренко описаны процедуры построения семантического пространства:

I этап — выделение семантических связей анализируемых объектов и построение матрицы сходства анализируемых объектов или их близости;

II этап — математическая обработка матрицы факторным анализом;

III этап — интерпретация выделенных факторов.

С помощью метода реконструкции субъективных семантических пространств В.Ф. Петренко исследует мотивацию, поведенческие стереотипы, этнические стереотипы и др.

В этом же ключе построения имплицитных концепций работают и другие исследователи. Так, М.И. Воловиковой, М.И. Гренковой выполнено исследование по современным представлениям о порядочном человеке. По инструкции испытуемому нужно было: 1) описать человека, о котором можно было бы сказать, что он порядочный человек; 2) описать запомнившуюся ситуацию, указывающую на его порядочность. Были отмечены такие доминирующие характеристики, как а) умеет прийти на помощь; б) добрый; в) честный. Помимо названных качеств, выделились следующие особенности: умный, сдержанный, трудолюбивый, общительный, понимающий ситуацию и человека, отзывчивый, ответственный. Отметим, что с нравственными характеристиками были связаны коммуникативные, когнитивные и волевые характеристики и практически отсутствовали эмоциональные качества. [6. Петренко В. Ф, – Основы психосемантики.]

2.2 Типологические исследования

80-90-е г. ХХ в. могут быть выделены в отдельный период развития психологии личности. Признаками этого периода, согласно К.А. Абульхановой-Славской, являются: обращение к исследованию реальной личности. Отметим, что в 20-30 гг. ХХ в. советская психология также была ориентирована на изучение реальной личности (в основном личности ребенка) — живущей и воспитывающейся в условиях советского общества. Позднее в отечественной психологии обратились к изучению идеальной личности — личности советского человека, так называемой гармонически развитой личности. На современном этапе развития психологии интерес к изучению реальной личности возник снова;

сближение психологии личности и этики, обращение к нравственно-ценностным аспектам поведения, мышления и мотивации;

особое внимание к проблемам психического здоровья (психотерапии и консультированию); благодаря разработке Б.Ф. Ломовым системного подхода, исследование конкретных проблем психологии личности (эмоций, способностей, мотивации) стали исследоваться не сами по себе, а в составе более общей системы личностного знания. На основе таких системных исследований очень активно развивается типологический подход.

Типологические исследования можно разделить на два направления:

Построение типологии по тем или иным заранее выделенным основаниям (априорная); Обобщение существующих в реальности типов (апостериорная).

Примером первой типологии может быть модель, предложенная Э.А. Голубевой. Она изучает способности и наклонности человека и полагает, что их первоосновой могут быть три особенности: активность, саморегуляция и направленность. Этот пример демонстрирует вариант типологии, подстроенной на структурной и структурно-функциональной модели личности и ее свойств. Типология Э.А. Голубевой построена по типу «организм — личность». Примером второй типологии, построенной не на структурных, а на функциональных принципах, является модель К.А. Абульхановой-Славской. Эта типология охватывает соотношение «личность — жизненный путь», а не «организм — личность», или «личность-деятельность». В основание типологии были положены — активность, как аналог направленности и саморегуляция. Выделены две формы активности: ответственность и инициатива. Саморегуляция рассматривалась как механизм активности, а последняя — как способность личности.

В соответствии с одним из признаков современных отечественных исследований в области психологии личности активно начинают изучаться морально-нравственные особенности личностной организации. Это исследование идеалов личности, связи личностных и моральных механизмов (Н.В. Дубровина), моральных и интеллектуальных механизмов (А.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, Л.В. Темнова).

Так, в исследовании О. Николаевой, проведенном под руководством М.И. Воловиковой, проверялась гипотеза Л. Колберга об опережении морального развития интеллектуальным. В отечественном исследовании была получена типология, в которой первый тип соответствует представлению Л. Колберга о зависимости морального развития от интеллектуального (дети, не достигшие интеллектуального уровня, не рассматривали моральные задачи как проблемы).

Однако второй тип — дети с невысоким интеллектуальным развитием демонстрировали высокий уровень морального развития. Это направление продолжает развиваться в русле психологии понимания (В.В. Знаков).

Феномен и закономерности понимания рассматриваются В.В. Знаковым с позиции исследования явлений «правды» и «лжи». В отличие от понятия истины, которая выражает общезначимую констатацию соответствия высказывания действительности, правда — категория, выражающая мировоззрение человека. Кроме того, правда основана на традиции, вере, представлении о справедливости в отношениях между людьми. Феномен правды изучается Знаковым в соотношении с другим явлением психологии понимания — ложью, при этом она (правда) выражает соответствие знаний миру и (в отличие от истины) степень адекватности наших оценок социальных событий, является атрибутом канала коммуникаций. Степень правдивости сообщения всегда обусловлена целями говорящего и слушающего, поэтому правда всегда изучается в связи с оценкой мотивации коммуницирующего субъекта.

Автор рассматривает феномен лжи, его виды и психологические механизмы. Одним из видов лжи является инструментальная ложь как средство достижения личных целей. Выявлена нравственная ложь (ложь во спасение, «white lie»), которая операционально проявляется через стремление обмануть ради спасения, например, невиновного обвиняемого. В психологическом смысле ложные показания перестают быть ложью. Здесь обнаружены гендерные различия. Такая ложь статистически значимо чаще выявляется у женщин. В сознании нравственная ложь не связана с чертами лживости и нечестности. Явная ложь может пониматься как благородная правда. Известный философ И.А. Ильин считал, что следует различать неправду и ложь. Неправда — неверное слово об эмпирической действительности, ложь — несоответствие высказываний человека его духовным состояниям.

Последние работы В.В. Знакова посвящены проблеме макиавеллизма, лжи и вранья и гендерным различиям в понимании правды, неправды, вранья и лжи. Следует отметить и важность изучения феномена самопонимания как процесса и результата наблюдения и объяснения человеком своих мыслей и чувств, мотивов поведения; как умения обнаруживать смысл поступков; как способности отвечать на причинные вопросы относительно своего характера, мировоззрения, а также отношения к себе и другим людям (вместо вопроса, характеризующего самопознание, «Какой Я?», задается вопрос: «Почему я так поступил?»).

Продолжаются работы по изучению жизненного пути личности, начатые исследованиями Ш. Бюлер и С.Л. Рубинштейна. На современном этапе психологии личности они анализируются в работах К.А. Абульхановой, Т.Н. Березиной и др.

Л.И. Анциферова разрабатывает динамическую концепцию личности. В русле этой концепции рассматриваются представления о выходе личности за свои пределы, условия достижения оптимального жизненнодеятельностного состояния, поиск новых мотивов и др. В последнее время ею проводится исследование по проблеме «жизни и смерти», проблеме оптимального и продуктивного развития человека в период поздней взрослости. Она отмечает, что особенности психического развития в поздние годы находятся под влиянием биологических и социально-психологических факторов. Согласно А. Бандуре, изменения когнитивного функционирования больше детерминированы социальными факторами, распространенными в обществе негативными шаблонами, касающимися стареющих возрастных групп населения. Под их влиянием у пожилых людей формируется негативное отношение к себе, акцентируются промахи, снижается мотивация достижения, появляется феномен «вынужденной беспомощности». Снижается так называемый «флюидный интеллект» — способность приобретать совершенно новые знания, быстро и надежно запоминать информацию, тогда как «кристаллизованный интеллект» — способность логически действовать в знакомых условиях, при решении знакомых задач, прогрессирует на протяжении всей жизни.

Возникают способы компенсации забывания и других форм снижения психической деятельности за счет применения мнемических техник и других процедур овладения своим поведением.

Согласно Л.И. Анциферовой и целому ряду зарубежных авторов, с возрастом не обнаруживается заметного изменения в репертуаре «техник жизни». Значительно меняется лишь их иерархия. Еще один пласт проблем, изучаемых Л.И. Анциферовой, — исследование трудных жизненных ситуаций, поведения человека в таких ситуациях и форм совладающего поведения (coping behavior).

Последняя тема излагается в работах С.К. Нартовой-Бочавер. [10]

Заключение.

В данной работе мы рассмотрели процесс становления личности, со стороны биогенетического, социогенетического и биосоциального подходов, можно сделать вывод, что в развитии индивида играет определённую роль, как факторы внешней среды и воспитания, так и действие факторов наследственности. Важным моментом в становлении личности в социальной среде является – социализация, ибо человек не может существовать вне социальной среды, индивиду придётся столкнуться с социумом и влиянием общественного мнения на становление личностных качеств. В данной работе мы рассмотрели этапы развития личности, которые проходит каждый человек за весь период жизненного пути. Рассмотрели исследования личности с точки зрения имплицитной концепции.

Проблема становления личности в социуме, представляет собой важную область научных изысканий, расположенную на стыке различных отраслей знания, приобретающих в современных условиях всё большее значение. Ведь качество социальной среды имеет огромное значение, влияя на становление личности каждого человека.

Список литературы

1. Андриенко Е.В., Социальная психология. М. 2001

2. Берковиц Л. Агрессия. – СПб. — М., 2001: Налчаджян А. А. Агрессивность человека. — М. — СПб., 2007.

3. Зотова О. И., Кряжева И. К. Некоторые аспекты социально-психической адаптации личности. ‘ 11спхологнческие механизмы регуляции социального поведения. — М., 1979

4. Мельник С. Н. – Психология личности. Владивосток, 2004 г.

5. Налчаджян А. А. Психологическая адаптация: механизмы и стратегии / А. А. Налчаджян. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Эксмо, 2010. — 368 с. — (Психологическое образование).

6. Петренко В. Ф, – Основы психосемантики. – 2-е изд., доп.– СПб.: Питер, 2005. – 480 с: ил. – (Серия «Мастера психологии

7. Талайко С.В. – Психология личности. Курс лекций.

8. Философская энциклопедия, — М.: Советская энциклопедия, 1970. Т. 5.

9. Холл К.С., Линдсей Г. Теории личности. пер. с англ. М., 1997. 720 с.

10. Интернет ресурс:

)

32