Разработка комплекса психологических мероприятий профилактики стрессовых расстройств у военнослужащих

Введение

посттравматическое стрессовое расстройство военнослужащий

В последнее время внимание большого числа исследователей привлекает проблема сохранения здоровья и работоспособности лиц, подвергавшихся воздействию факторов экстремальных ситуаций. Ежегодно десятки и сотни тысяч людей становятся жертвами различных природных, технологических или социальных бедствий или катастроф. Необходимость изучения психологических изменений в различных чрезвычайных ситуациях (вооруженные конфликты, войны, катастрофы и т. п.) исходит из общепризнанного положения об их выраженном психотравмирующем воздействии, которым обусловлено возможное развитие как психической, так и психосоматической патологии [13; 17; 35].

Локальные военные конфликты, то и дело, вспыхивающие в разных концах земного шара, накладывают свой отпечаток на психологию бойцов, возвращающихся из горячих точек. Ситуация боевых действий, приводит к выраженным изменениям функционального состояния психической деятельности, характеризующейся развитием чрезвычайно сильных негативных эмоций, таких как страх, тревога, тяжелое умственное и физическое переутомление. Быстрый переход в мирную действительность часто не позволяет участникам военных событий адекватно реагировать на те или иные обстоятельства с точки зрения окружающего большинства. Посттравматическое стрессовое расстройство, приобретая хроническое течение, затрагивает почти каждый аспект жизни военнослужащего, включая работу, межличностные отношения, физическое здоровье, самооценку и др.

Уже в ходе второй мировой войны стрессовые явления, обусловленные участием в боевых действиях других экстремальных ситуациях, стали предметом широкого изучения. Обобщение полученных данных позволило с 1980 года официально говорить об объективном существовании посттравматического стрессового расстройство (ПТСР) [4; 16; 32; 38].

Последнее время большое внимание уделяется профилактическим мерам, которые способствуют повышению стрессоустойчивости. Большую роль в их разработке играет идея о том, что значения посттравматических стрессовых механизмов и эффектов в значительной мере способствует возможности распознать их у себя и у других, относясь к этому как к естественному процессу. Актуальность изучения боевой психической травмы исходит из общепризнанного представления о чрезвычайном травмирующем воздействии боевых действий, обусловливающем как психические, так и психосоматические нарушения. Одним из клинических видов боевой психической патологии является боевое посттравматическое стрессовое расстройство, которое может возникнуть у участников боевых действий спустя неопределенный промежуток времени после окончания войны (от нескольких месяцев до нескольких десятилетий) [6; 10; 14; 29; 33; 36].

2 стр., 957 слов

Психические расстройства во время и после чрезвычайных ситуаций

... психических расстройств значительно большее значение имеют особенностиличности пострадавших, а также осознание ими не только продолжающейся в рядеслучаев жизнеопасной ситуации, но и новых стрессовых ... расстройства адаптации, стресс боевой обстановки и ряд других. Являются ли перечисленные расстройства ... стрессовым воздействиям, в том числепострадавшим после стихийных бедствий, катастроф, локальных войн ...

Цель: разработка комплекса психологических мероприятий ПТСР у военнослужащих.

Объект исследования: посттравматическое стрессовое расстройство военнослужащих в подразделениях, участвовавших в боевых действиях.

Предмет исследования: деятельность ЗКРВР по профилактике ПТСР военнослужащих, участников боевых действий.

Гипотеза: Своевременное проведение профилактических мероприятий по поддержке военнослужащих, прошедших боевые действия, способствует снижению развития ПТСР.

Исходя из цели и гипотезы исследования, в работе ставятся следующие задачи:

1. Изучить основные теории ПТСР, разработанные в зарубежной и отечественной литературе.

2. Экспериментально исследовать наличие ПТСР у военнослужащих, участников боевых действий.

3. Разработать и апробировать на практике программу поддержки военнослужащих, участников локальных конфликтов.

4. Провести сравнительно-сопоставительный анализ данных, полученных в результате констатирующего и контрольного экспериментов.

5. Проверить достоверность различий типичного сдвига исследуемых признаков методом математической статистики.

6. Разработать рекомендации ЗКРВР по профилактике ПТСР.

Исходную выборку исследования составили 161 военнослужащий со средним сроком пребывания в зоне боевых действий 12 месяцев в возрасте от 19 до 40 лет. Исходя из целей и задач поставленного эксперимента, из них были отобраны:

— на стадии констатирующего эксперимента 54 испытуемых;

9 стр., 4182 слов

Пути и условия формирования эмоционально-волевой устойчивости у военнослужащих в процессе боевой подготовки

... боевых установок. Опыт показывает, что характер боевых действий военнослужащих (активный пассивный, самоотверженный - самосохраняющий и др.) во многом зависят от отношения к войне ... в театре. Они исключили себя из участников данного события и выступали в качестве ... исхода вооруженных конфликтов последнего времени убедительно подтверждает психологическую закономерность: победоносные войны имеют в ...

— на стадии формирующего эксперимента 22 испытуемых, принявших участие в экспериментальной работе.

В исследовании использовался следующий комплекс методов и методик: 1. Теоретический анализ литературы

2. Тестирование

3. Констатирующий, формирующий и контрольный эксперимент

4. Количественно-качественный анализ данных

5. Методы математической статистики (Т-критерий Вилкоксона)

6.Диагностическое и статистическое руководство по психическим заболеваниям

7. Дебрифинг

8. Приемы саморегуляции

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, включающего 41 научную работу, приложения. В работе имеется 2 диаграммы, 4 таблицы.

Глава 1. Посттравматический синдром у военнослужащих — участников вооруженных локальных конфликтов

§ 1. Современные локальные конфликты и их влияние на личность военнослужащего

Вся человеческая история может быть поделена на две части -- войну и мир. Это два полярных состояния, в которых находится любое общество в своем развитии и отношении с внешним окружением. Несмотря на все упования лучших умов, на надежды и прогнозы гуманистов, что с прогрессом цивилизации крайние конфликтные, разрушительные формы взаимоотношений в человеческом обществе, в том числе и войны, постепенно сойдут на нет, не оправдались. Более того, в последние столетия проявилась тенденция не только учащения войн, но и многократного роста масштаба охваченных ими территорий и людских масс, числа вовлекаемых в них стран и народов, степени ожесточенности, количества жертв и величины ущерба. XX век фактически стал апогеем человеческой воинственности и эволюции войны как особого общественно-политического явления.

В отношении тенденций войны и мира Россия развивалась в русле общемировых закономерностей. На протяжении всей своей истории она пережила немало войн, и XX век не стал в этом смысле исключением. Напротив, самыми тяжелыми и кровопролитными оказались схватки именно новейшего времени -- две мировых войны (1914−1918 и 1939−1945 гг.), причем обе были названы современниками Великими и Отечественными, хотя потом, в силу исторически сложившихся обстоятельств, Первая мировая утратила эти патриотические имена. Но и «довоенный», и особенно «межвоенный» (до 1941 г.) периоды, выпавшие на долю нашей страны, были насыщены огромным количеством больших и малых вооруженных конфликтов [19; 41].

14 стр., 6844 слов

Конфликт. Классификация конфликтов

... , организации); условия протекания конфликта; масштаб конфликта (межличностный, локальный, региональный, глобальный); стратегии ... конфликтов и вооруженных столкновений. В Х1Х и ХХвв. проблема конфликтов ... , даже если это участие ограничивается выборами в Государственную ... люди, отдельные группы, армии, монополии, классы, социальные ... При этом сами войны были результатом конфликтов между народами, ...

Характерное для тех лет состояние «взведенного курка» неизбежно сказалось на всех сферах общественной жизни, но наиболее сильно отразилось в народном сознании, наложив отпечаток на судьбу нескольких поколений. Внутренняя готовность к войне, ожидание новой войны как скорой и неизбежной воспитывались и в подрастающих поколениях, родившихся в межвоенный период. А участие армии в ряде локальных конфликтов еще сильнее подпитывало этот общий настрой. Так психология всего общества постепенно превращалась в психологию комбатанта -- как реального, так и потенциального. Великая Отечественная война 1941−1945 гг., действительно ставшая всенародной, пропустившая через свои армии и фронты многомиллионные массы людей, довела этот процесс до логического завершения, перенеся психологический тип личности, сформированный в экстремальной фронтовой обстановке, в гражданское общество, на многие годы превратив его в доминирующий. Этому способствовала и нагнетавшаяся в послевоенном мире ситуация «холодной войны» [3; 23].

И хотя страна в целом постепенно перешла на «мирные рельсы», для Советской Армии период после окончания Второй мировой войны оказался не таким уж «мирным». Отдельные ее подразделения и части, не говоря уже о военных советниках и специалистах, принимали участие в войне в Корее 1950−1953 гг., в целом ряде локальных войн и военных конфликтов в странах Азии, Ближнего Востока и Африки в событиях в Венгрии 1956 г. и Чехословакии 1968 г., пограничных конфликтах на Дальнем Востоке и в Казахстане в 1969 г. Наконец, 25 декабря 1979 г. Правительство СССР приняло решение о вводе войск в Афганистан: мы ввязались в затяжную девятилетнюю войну на чужой территории. Эта печальная страница истории закончилась в феврале 1989 г. полным выводом в Союз «ограниченного контингента» [34; 36].

26 стр., 12560 слов

Психосоциальная помощь в реабилитации и адаптации участников вооруженных конфликтов

... и России, военнослужащие, особенно принимающие участие в локальных конфликтах внутри своих стран и в военных действиях за рубежом, занимают особое место в группе лиц ... в последние годы в Российской Армии, породило у многих военнослужащих большое число психических расстройств. Во время локальных войн они дополняются важнейшими для современного ...

В конце «перестройки» и особенно после распада СССР вспыхнули десятки вооруженных конфликтов на территории бывших союзных республик, -- конфликтов, в которые оказались вовлечены различные формирования и структуры некогда единой армии единого государства. Война во всех своих проявлениях стала образом жизни сотен тысяч людей, называвшихся ранее советским народом, множество «горячих точек» все еще полыхают или тлеют на постсоветском пространстве. Мы вступили в войну (причем в самую страшную -- гражданскую), и никто не знает, как из нее выйти. Потому что война, ставшая привычкой, вошедшая в плоть и кровь поколений, продолжает существовать -- в психологии, в сознании, в душе -- и после того, как она формально закончена.

В течение всего XX века в России происходила поэтапная милитаризация общественного сознания, когда в ходе больших и малых вооруженных конфликтов в гражданскую среду проникали характерные черты психологии комбатанта [12]. Этот процесс был длительным и многоплановым, несущим в себе и негативные, и некоторые положительные черты, которые нельзя рассматривать и невозможно понять в отрыве от исторического контекста эпохи. Но для того, чтобы выяснить, каким образом, под воздействием каких факторов закладывались основы данного процесса, необходимо обратиться непосредственно к войне, в условиях которой и возникает этот социально-психологический и нравственный феномен -- комбатант, «человек воюющий».

Таким образом, характерное состояние нестабильности в мире неизбежно сказывается на всех сферах общественной жизни, но наиболее сильно отражается в народном сознании, наложив отпечаток на судьбу нескольких поколений. Внутренняя готовность к войне, ожидание новых войн как скорых и неизбежных воспитывается в подрастающих поколениях, родившихся в межвоенный период. А участие армии в ряде локальных конфликтов еще сильнее подпитывает этот общий настрой. Так психология всего общества постепенно превращается в психологию комбатанта -- как реального, так и потенциального.

7 стр., 3063 слов

Информационные войны НАТО на восточноевропейском театре военных действий

... информационного противоборства, добились в ходе военного конфликта подавляющего превосходства в информационной сфере. Вместе с тем активные действия военно-политического руководства Югославии по нейтрализации информационно ... Югославии (СРЮ) НАТО придавало большое значение организации и ведению информационной войны. Военно-политическое руководство блока исходило из того, что умелое и эффективное ...

§ 2. Участники вооруженных конфликтов как объект воздействия травмирующей ситуации

Потрясшие нашу страну за последние годы катастрофы, стихийные бедствия, межнациональные и межрегиональные конфликты, рост насилия и т. д. с очевидностью показали, насколько важна помощь людям — жертвам военных действий и межнациональных конфликтов, а также участникам боевых действий.

В современной жизни многих стран, в том числе и России, военнослужащие, особенно принимающие участие в локальных конфликтах внутри своих стран и в военных действиях за рубежом, занимают особое место в группе лиц с повышенным риском развития психогенных нарушений. Посттравматические стрессовые нарушения впервые были описаны в США после вьетнамской войны [9]. Во все времена воинская служба сопровождалась комплексом достаточно специфических психотравмирующих воздействий. Армейский быт с различными его издержками, сужение «степени свободы» из-за необходимости «жить по приказу», тревожная напряженность и страх смерти во время войны, зачастую неясность личных перспектив и ряд многих других в значительной мере неизбежных психотравмирующих факторов вполне закономерно влияют на состояние любого военнослужащего. В противовес этому на протяжении столетий сформировался комплекс социальных эмоционально-позитивных для военнослужащего факторов, активно поддерживающихся обществом. Воин — защитник очага, семьи, Родины. Его оружие предназначено для освободительной миссии, охраны жизни, справедливости, свободы. Осознание высокой цели воинской службы ее героизация позволяли солдатам преодолевать многие сложности. При этом отношение общества к своим защитникам формировало у них чувство гордости за выбранный жизненный путь и уверенность в своей социальной значимости. При всех так называемых «непопулярных» в обществе войнах, как свидетельствуют научные данные, в армиях разных стран мира возрастало число психических расстройств. Необходимо отметить, что в литературе психогенные расстройства военного времени рассматриваются отдельно: у участников военных действий и у населения.

3 стр., 1049 слов

Расстройства нервной системы. Синдром гиперактивности. Причины возникновения и лечение

... головой или ягодицами." Итак, путей лечения функциональных расстройств нервной системы сегодня существует множество. И есть ... функциональные нарушения мозга, которые чаще всего сопровождаются синдромом гиперактивности. В обыденной жизни это сопровождается нарушением ... специалистов показали, что 90% заключенных США страдают синдромом гиперактивности. Мозг этих людей испускает энергетические всплески, ...

С изложенных позиций, ситуация, сложившаяся в последние годы в Российской Армии, породило у многих военнослужащих большое число психических расстройств. Во время локальных войн они дополняются важнейшими для современного воюющего офицера и солдата личными и вместе с тем социально-общественными «рассуждениями» о целях и методах войны и ее последствиях. Военными медиками все чаще используются такие нетрадиционные, но отражающие клиническую реальность, терминологические обозначения, как «боевое утомление», психологические стрессовые реакции, аффективные расстройства. А также «вьетнамский», «афганский», «чеченский» синдромы и другие. У 15−20% военнослужащих, принимавших участие в войне в Афганистане, в военных действиях в Карабахе, Абхазии, Таджикистане, Чечне, по данным главного психиатра Министерства Обороны РФ В.В. Нечипоренко (1995), имеются «хронические посттравматические состояния», вызванные стрессом [22]. До 12% участников боевых действий хотели бы посвятить свою жизнь в любой воюющей армии. У этих людей выработались свои извращенные взгляды на запрет убийства, грабеж, насилие. Они пополняют не только ряды воинов в разных странах мира, но и криминальные структуры. В наибольшей мере это относится к участникам локальных войн, и прежде всего в Афганистане и Чечне. Специалисты эти войны называют «эпидемией аморальности» (М.М. Решетников), ведущей к девальвации идеи освободительной миссии армии, к криминализации и психопатизации многих военнослужащих [3].

Анализ поведения солдат и офицеров, в том числе в Афганистане и Чечне, позволяет обратить внимание на то, что «наряду с реальным героизмом, взаимовыручкой, боевым братством и другой относительной позитивной атрибутикой войны, грабежи и убийства (как исход «разборок» среди своих), средневековые пытки и жестокость к пленным, извращенное сексуальное насилие в отношении населения (особенно на чужой территории), вооруженный разбой и мародерство составляют неотъемлемую часть любой войны и относятся не к единичным, а к типичным явлениям для любой из воюющих армий, как только ступают на землю противника. Неизбежность возмездия за содеянное осознается обычно не сразу, но по прошествии определенного времени в отличие от публично провозглашаемых героических воспоминаний, постоянное чувство тревоги и вины за содеянное приводит к деформации личности, она «молчаливо проецируется на все межличностные отношения, составляя часть эмоционального поля, а иногда и весь эмоциональный фон» [1].

Итак, военные конфликты, то и дело, вспыхивающие в разных концах земного шара, накладывают свой отпечаток на психологию бойцов, возвращающихся из горячих точек. Ситуация боевых действий, приводит к выраженным изменениям функционального состояния психической деятельности, характеризующейся развитием чрезвычайно сильных негативных эмоций, таких как страх, тревога, тяжелое умственное и физическое переутомление, получившее наименование ПТСР. Посттравматическое стрессовое расстройство, приобретая хроническое течение, затрагивает почти каждый аспект жизни военнослужащего, включая работу, межличностные отношения, физическое здоровье, самооценку и др. Психическая травма, психологический шок и их последствия могут определять до конца дней жизненный настрой выживших в военных конфликтах.

§ 3. Посттравматический стрессовый синдром: причины возникновения и механизм развития у участников вооруженных конфликтов

Впервые о воздействии участия в боевых операциях на психику солдата специалисты заговорили после военных действий США во Вьетнаме -- возник так называемый «вьетнамский синдром». По данным медицинского обследования ветеранов войны во Вьетнаме, в 1988 году у 30,6% американцев наблюдалось посттравматическое стрессовое расстройство, у 22,5% -- частичное. У 55,8% лиц, имеющих посттравматический синдром, были обнаружены пограничные нервно-психические расстройства, вероятность оказаться безработным у них в 5 раз больше по сравнению с другими, разводы были у 70%, изоляция от людей -- у 47,3%, выражение враждебности -- у 40%, попали в тюрьму или были арестованы -- 50% [12].

Проблема посттравматических стрессовых расстройств становится в последние годы все более актуальной. Это связано с тем, что во всем мире и в России в том числе имеется много очагов напряженности, сопровождающихся активными боевыми действиями. Все большее число военнослужащих вовлекается в решение этих конфликтов, участвует в боях.

Многие авторы описывали различные состояния военной психотравмы у участников различных войн, появились такие термины как «корейский синдром», «вьетнамский синдром», «афганский синдром». Некоторые авторы стали употреблять термин «чеченский синдром».

В современных вооруженных конфликтах санитарные потери психиатрического профиля составляют 1 — 3%, в Великой Отечественной войне — 10 — 12%. На первый взгляд это облегчает задачу военным психиатрам. Однако, учитывая явное преобладание в локальных войнах среди психических расстройств острых психологических реакций стресса (не менее 50% от личного состава войск, задействованного в активных боевых действиях), число военнослужащих, нуждающихся в психиатрической, в т. ч. и медико-психологической, помощи резко увеличивается (Нечипоренко В.В., Литвинцев, Снедков Е.В., 1997) [38].

Итак, посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР) возникает как отставленная или затяжная реакция на стрессовое событие или ситуацию исключительно угрожающего или катастрофического характера, которые могут вызвать дисстресс практически у любого человека (природные и искусственные катастрофы, сражения, наблюдение за насильственной смертью других, роль жертвы пыток, терроризма и др.) [23]. По своему существу ПТСР — это ответная реакция на мощные эмоциональные раздражители, на уже фактически наступившую стрессовую ситуацию.

В число основных психологических факторов ПТСР обычно включают страх быть убитым, получить ранение или попасть в плен, впечатления от картины ранения и гибели сослуживцев, чувство вины за гибель товарищей, боль, испытанную самим раненым при ранении и его переживания по поводу своей дальнейшей судьбы, которые обычно усугубляются неизбежным чувством чрезмерного физического и психического переутомления.

По каким же признакам можно распознать присутствие посттравматического стресса? Если мы говорим, что тот или иной человек «болен» посттравматическим стрессом, — что именно мы подразумеваем? Прежде всего то, что этот человек пережил травмирующее событие, т. е. испытал нечто ужасное, что не часто случается с людьми. По определению психиатров, травмирующим называют событие, «выходящее за пределы нормального человеческого опыта».

Война в Юго-Восточной Азии, в ходе которой было взорвано больше боеприпасов, чем всеми воюющими сторонами во Второй мировой войне, породила более чем достаточно травмирующих переживаний. Происходившие там события просто не укладывались в голове, не имели ничего общего с нормальной человеческой жизнью.

Но посттравматический стресс — это не только наличие травмирующего события в прошлом. Такое событие — только часть общей картины, внешнее обстоятельство, которое сыграло свою роль в болезненном процессе.

Травмирующие события случались с людьми во все времена. Но вьетнамские ветераны занимают особое место, поскольку на их долю выпала слишком большая доза нечеловеческих переживаний. Ужасы той войны оказывали воздействие не только своей интенсивностью, но и частой повторяемостью: травмы следовали одна за другой, так что у человека не было времени «прийти в себя».

Другая сторона посттравматического стресса относится к внутреннему миру личности и связана с реакцией человека на пережитые события. Все мы реагируем по-разному: трагическое происшествие может нанести тяжелую травму одному и почти не затронет психику другого. Очень важно также, в какой момент происходит событие: один и тот же человек в разное время может реагировать по-разному [21].

Наиболее непосредственными психическими проявлениями ПТСР являются сильные, относительно кратковременные эмоциональные переживания. Одни из них могут быть относительно простыми, физиологическими, каковыми являются реакция страха, паники. Другие характеризуются более сложными проявлениями, протекающими на психотическом уровне. У других развиваются патологические состояния, протекающие на невротическом уровне — невротические реакции, которые нередко принимают затяжной характер (патологические развития и т. д.).

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) в России чаще называют «чеченским» или «афганским» синдромом. Это совершенно правильно, потому что происхождение расстройства абсолютно четко связано с тяжелым, запредельно тяжелым переживанием, которое выходит далеко за рамки обычного человеческого опыта. Войны, внезапные техногенные и природные катастрофы, грубое и угрожающее жизни насилие — вот ситуации, пережив которые, человек рискует заболеть ПТСР.

ПТСР описано сравнительно недавно; это сделали американские психиатры, изучавшие ветеранов войны во Вьетнаме. К большому сожалению, частота этого расстройства в России должна быть очень большой — учитывая все беды и войны, которые следуют одна за другой вот уже много лет.

Впечатление, которое производят страдающие ПТСР на окружающих, приятным не назовешь. Они выглядят враждебными, замкнутыми, грубыми. С ними трудно разговаривать, потому что никак не удается достичь взаимопонимания, как будто говоришь с ними на разных языках. Часто кажется, что больной относится к тебе с презрением, держит себя нарочито вызывающе, «в грош тебя не ставит». Понятно, что в связи с этим люди, страдающие ПТСР, с трудом устраиваются и с еще большим трудом удерживаются на работе, особенно если учесть, что обычные требования к трудовой дисциплине оказываются для них неприемлемыми. Неблагоприятный «имидж» этих людей усугубляется их склонностью к спиртному и наркотикам. Все это способствует их социальному отторжению, в результате они очень часто вовлекаются в криминальные структуры.

Но это только одна сторона медали. Субъективно ПТСР выглядит совершенно иначе. Это глубоко страдающие несчастные люди, раздираемые страшными воспоминаниями о пережитом; эти воспоминания внезапно, помимо воли возникают все вновь и вновь, наяву и во сне — что особенно страшно, потому что сон у них и без того нарушен, а когда удается заснуть, он прерывается кошмарными сновидениями. Тяжелое настроение преследует их постоянно. Оно усугубляется впечатлением, что большинство людей, которые не пережили того, что пережили они, не в состоянии их понять. Общаться же с товарищами по несчастью трудно по той причине, что это общение оживляет воспоминания, от которых так хотелось бы освободиться.

Выделены несколько вариантов возникновения посттравматических стрессовых расстройств в боевых условиях [21]:

Острая боевая психическая травма. Возникала в стремительно и бурно меняющихся обстоятельствах боя. Проявлялась резкими, но не психотическими изменениями психической деятельности. Ранеными и больными отмечалась «субъективная внезапность». Некоторые, говорили о том, что «не успел даже испугаться, боль и страх возникли потом, когда увидел кровь». Эмоциональные состояния у разных раненных военнослужащих были, нередко, полярными. У одних отмечались тревога, страх, ажитация, ощущение безвыходности ситуации, у других апатия, «все происходило как во сне», «как будто не со мной», «смотрел на это все как бы со стороны».

Пролонгированная (протрагированная, хроническая) боевая психическая травма [21]. При ней стрессовые факторы были растянуты по времени (от нескольких часов до нескольких недель) — происходит накопление эмоционального напряжения и негативных переживаний. Больные рассказывали о своих переживаниях по поводу возможного внезапною нападения боевиков, предстоящего боя, гибели сослуживцев, страхах «подорваться на мине», «стать мишенью для снайпера». При этом на фоне эмоционального напряжения одни испытывали неуверенность, тревогу и страх, другие — безразличие, подавленность.

Наблюдалась вариативность возникновения и развития болезненного эмоционального состояния, но, как правило, на первой стадии происходило накопление эмоционального напряжения, которое в силу взаимодействия определенных личностных особенностей и ситуативных воздействий не находило отреагирования.

Итак, посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР) возникает как отставленная или затяжная реакция на стрессовое событие или ситуацию исключительно угрожающего или катастрофического характера, которые могут вызвать дисстресс практически у любого человека (природные и искусственные катастрофы, сражения, наблюдение за насильственной смертью других, роль жертвы пыток, терроризма и др.) [23]. По своему существу ПТСР — это ответная реакция на мощные эмоциональные раздражители, на уже фактически наступившую стрессовую ситуацию.

§ 4. Симптомы и последствия посттравматического синдрома у военнослужащих, пострадавших в результате вооруженных конфликтов

Травмирующие события случались с людьми во все времена. Но ветераны войн и вооруженных локальных конфликтов занимают особое место, поскольку на их долю выпала слишком большая доза нечеловеческих переживаний. Ужасы войны оказывали воздействие не только своей интенсивностью, но и частой повторяемостью: травмы следовали одна за другой, так что у человека не было времени «прийти в себя».

Чтобы убедиться, насколько это естественно и насколько важно для душевного комфорта, обратимся еще раз к психиатрическому определению: врачи считают, что событие, которое обладает всеми признаками травмирующего, окажет свое действие практически на любого человека. А это значит, что потеря душевного равновесия, бурные психические проявления в этом случае совершенно нормальны.

Если травма была сравнительно небольшой, то повышенная тревожность и другие симптомы стресса постепенно пройдут в течение нескольких часов, дней или недель. Если же травма была сильной или травмирующие события повторялись многократно, болезненная реакция может сохраниться на многие годы.

Например, у современных боевых ветеранов гул низколетящего вертолета или звук, напоминающий взрыв, может вызвать острую стрессовую реакцию, «как на войне». В то же время человек стремится думать, чувствовать и действовать так, чтобы избежать тяжелых воспоминаний [21].

Подобно тому, как мы приобретаем иммунитет к определенной болезни, наша психика вырабатывает особый механизм для защиты от болезненных переживаний. Например, человек, переживший трагическую потерю близких, в дальнейшем подсознательно избегает устанавливать с кем-либо тесный эмоциональный контакт. Если человеку кажется, что в критической ситуации он повел себя безответственно, ему впоследствии будет трудно брать на себя ответственность за кого-то или за что-то.

Проблема психического здоровья военнослужащих, участвующих в современных локальных войнах и вооруженных конфликтах, является на сегодняшний день одной из наиболее актуальных для отечественной военной психиатрии, а психолого-психиатрические последствия боевой психической травмы (БПТ), особенно в контексте медико-реабилитационных задач, — зона взаимного научного и практического интересов как гражданских, так и военных специалистов.

Под боевым стрессом следует понимать многоуровневый процесс адаптационной активности человеческого организма в условиях боевой обстановки, сопровождаемый напряжением механизмов реактивной саморегуляции и закреплением специфических приспособительных психофизиологических изменений.

Состояние боевого стресса в условиях театра военных действий переносит каждый. Возникая еще до прямого контакта с реальной витальной угрозой, боевой стресс продолжается вплоть до выхода из зоны военных действий. Благодаря стрессовому механизму закрепляется памятный след новых эмоционально-поведенческих навыков и стереотипов, первостепенно значимых для сохранения жизни. Боевой стресс в то же время является состоянием дестабилизирующим, предпатологическим, ограничивающим функциональный резерв организма, увеличивающим риск дезинтеграции психической деятельности и стойких соматовегетативных дисфункций.

Частота острых стрессовых реакций среди военнослужащих в условиях ведения тяжелых интенсивных боев обычно достигает 10−25%. При плохой обученности войск, неумелом руководстве ими, дефиците объективной информации аномальные стрессовые реакции могут по механизмам индукции молниеносно охватить почти 100% личного состава, выливаясь в явление, известное как коллективная паника [15].

Клинические проявления боевой психической травмы тесно связаны с характером боевых действий и длительностью пребывания в боевой обстановке. Существенное модифицирующее значение в ее формировании и динамике имеют отсутствие социальной поддержки со стороны общества, сослуживцев и командиров, недостаточная сплоченность подразделения, факторы биологической депривации (пищи, сна, отдыха).

Факторы конституциональной предрасположенности (диатеза) обнаруживают значимость в начальный период пребывания в боевой обстановке, при этом превалирует реагирование в виде «бегства от реальности» [5; 17].

Наряду с естественными, «нормальными» психологическими реакциями тревоги и страха без признаков дисфункции психической деятельности в условиях интенсивных боевых действий довольно часто возникают транзиторные психические расстройства — острые реакции на стресс, имеющие картину смешанных и меняющихся симптомов депрессии, тревоги, гнева, отчаяния, ажитации, гиперактивности или заторможенности (вплоть до диссоциативного ступора) на фоне явлений оглушенности, некоторогосужения поля сознания, неспособности адекватно реагировать на внешние стимулы, иногда с последующей частичной или полной амнезией. Развитие острых стрессовых реакций среди личного состава отрицательно сказывается на уровне боеспособности войск и нередко создает дополнительную угрозу жизни для самого комбатанта или его товарищей. Поскольку ни один из симптомов дистресса не преобладает длительно и все они прекращаются быстро (от нескольких часов до двух-трех дней), синдромологическая оценка состояния пораженных по существу невозможна. Однако наличие таковых симптомов уже требует проведения неотложных психокоррекционных мероприятий, ввиду опасности развития более продолжительных и менее обратимых неспецифических, а далее — и нозоспецифических стрессовых расстройств.

В боевой обстановке главные причины психологического стресса- угроза жизни и ответственность за исполнение задачи, недостаточность и неопределенность поступающей информации, дефицит времени при принятии решений и осуществлении боевых действий, несоответствие уровня профессиональных навыков требованиям, предъявляемым условиями боя к личности, психологическая неподготовленность к выполнению конкретной задачи, неуверенность в надежности оружия, отсутствие доверия к командованию, факторы изоляции (при действиях в отрыве от основных сил, нахождение в изолированных укрытиях) и т. д.

Расстройство психической деятельности связанное с травмирующим психику переживанием, обусловленным боевой обстановкой индивидуальна, однако степень ее в значительной мере зависит от совокупности реакции на этот фактор всего подразделения. Коллективная реакция оказывает сильное влияние на дисциплину и организованность подразделений.

Другим фактором, воздействующим на психику человека, является степень овладения оружием и боевой техникой, полнота объективного представления о будущих условиях ведения боевых действий. Важным фактором, способствующим возникновению БПТ, является нарушение режима сна. Уже после одной бессонной ночи боеспособность снижается, быстро уменьшается объем памяти, в первую очередь кратковременной, что приводит к меньшему усвоению поступающей информации и затрудняет принятие решений в ответственные моменты. Реакция на внезапно возникшие критические ситуации снижается.

Все психические нарушения военного времени специалисты объединяют в три основных группы. В первую очередь выделяют нарушения психики, ведущим симптомом которых является патологический страх. Его типичную картину составляют: сердцебиение, холодный пот, сухость во рту, дрожание конечностей, охватывающее под час все тело, непроизвольное отделение мочи и кала, функциональные параличи конечностей, заикание, потеря речи [17].

Различают двигательные и оцепенелые формы страха. Двигательные представляют собой, как правило, различные виды неконтролируемых движений, например: бегство от источника опасности. Военнослужащий, охваченный оцепенелой формой страха, находится в оцепенении, лицо у него серого цвета, взгляд потухающий, контакт с ним затруднен. К этой группе относят также «скрытую «форму страха, которая получила название «лихорадочная пассивность» и характеризуется бессмысленной деятельностью, приводящей к срыву задания. В штабах такая «активность» замедляет или даже парализует работу. Конкретным ее проявлением может быть образование новых рабочих групп, которые ничего существенного не делают, кроме организации многочисленных телефонных звонков и радиограмм, противоречащих друг другу.

Чувство страха среди людей распространяется как цепная реакция, что объясняется отсутствием у личности при нахождении в организованном коллективе персональной ответственности и преобладающих в ее действиях эмоциями которые чаще всего носят примитивный характер. Это приводит к возникновению коллективных реакций, одна из которых — паника.

Вторая группа реакций представляет собой попытки человека «вычеркнуть боевые эпизоды из памяти». Последствиями таких реакций чаще всего являются различные дисциплинарные проступки, употребление алкоголя, наркомания. Как правило, указанные реакции возникают после боевых действий, но могут возникнуть и в период.

В третью группу выделяют нарушения, именуемые боевой усталостью, связанные с длительным ведением боевых действий. В этой группе выделяют «боевой шок» — простая эмоциональная реакция, возникающая через несколько часов или дней интенсивных боевых действий. Характеризуется чувством тревоги, депрессией и страхом. «Боевым переутомлением» — возникает через несколько недель боевых действий средней интенсивности.

БПТ различают также по степени тяжести. Наиболее частыми их проявлениями в легкой степени являются чрезмерная раздражительность, нервозность, замкнутость, потеря аппетита, головные боли, быстрая утомляемость. В случаях средней тяжести психические нарушения проявляются в виде истерической реакции, агрессивности, временной потери памяти, депрессии, повышенной чувствительности к шуму, патологического страха, переходящего иногда в панику, потери ощущения реальности происходящего. В тяжелых случаях у пораженных возникают нарушения слуха, зрения, речи, координации движений.

«Боевые рефлексы» не казались чем-то необычным, пока человек находился в районе военных действий. Но возвращаясь домой, попадал в такую среду, где подобные рефлексы производили, по меньшей мере, странное впечатление. Тысячу раз, прямо и косвенно, множеством различных способов человеку указывали, что пора прекратить вести себя как на войне. Но никто не объяснил, каким образом это сделать.

По рассказам многих ветеранов, возвращение домой было не менее, а то и более тяжелым, чем военные переживания: не с кем было поговорить по душам, нигде не чувствовалось полной безопасности, и легче было подавлять эмоции, чем позволить им вырваться наружу, с риском потерять контроль. В такой ситуации психическое напряжение долгое время не находит себе выхода.

Когда у человека нет возможности разрядить внутреннее напряжение, его тело и психика находят способ приспособиться к этому напряжению. В этом, в принципе, и состоит механизм посттравматического стресса. Его симптомы — которые в комплексе выглядят как психическое отклонение — на самом деле не что иное, как глубоко укоренившиеся способы поведения, связанные с экстремальными событиями в прошлом.

При посттравматических стрессовых нарушениях наблюдаются следующие клинические симптомы [4]:

1. Сверхбдительность. Человек пристально следит за всем, что происходит вокруг, словно ему постоянно угрожает опасность. Но эта опасность не только внешняя, но и внутренняя — она состоит в том, что нежелательные травматические впечатления, обладающие разрушительной силой, прорвутся в сознание. Часто сверхбдительность проявляется в виде постоянного физического напряжения. Это физическое напряжение, которое не позволяет расслабиться и отдохнуть, может создать немало проблем. Во-первых, поддержание такого высокого уровня бдительности требует постоянного внимания и огромных затрат энергии. Во-вторых, человеку начинает казаться, что это и есть его основная проблема и как только напряжение удастся уменьшить или расслабиться, все будет хорошо.

На самом деле физическое напряжение может выполнять защитную функцию — защищает наше сознание и нельзя убирать психологическую защиту, пока не уменьшилась интенсивность переживаний. Когда же это произойдет, физическое напряжение уйдет само.

2. Преувеличенное реагирование. При малейшей неожиданности человек делает стремительные движения (бросается на землю при звуке низко пролетающего вертолета, резко оборачивается и принимает боевую позу, когда кто-то приближается к нему из-за спины), внезапно вздрагивает, бросается бежать, громко кричит и т. д.

3. Притупленность эмоций. Бывает, что человек полностью или частично утратил способность к эмоциональным проявлениям. Ему трудно устанавливать близкие и дружеские связи с окружающими, ему недоступны радость, любовь, творческий подъем, игривость и спонтанность. Многие ветераны жалуются, что со времени поразивших их тяжелых событий им стало намного труднее испытывать эти чувства.

4. Агрессивность. Стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Хотя, как правило, это касается физического силового воздействия, но встречается также психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность. Попросту говоря, человек склонен применять силовое давление на окружающих всякий раз, когда хочет добиться своего, даже если цель не является жизненно важной.

5. Нарушения памяти и концентрации внимания. Человек испытывает трудности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить, по крайней мере, такие трудности возникают при определенных обстоятельствах. В некоторые моменты концентрация может быть великолепной, но стоит появиться какому-либо стрессовому фактору, как человек теряет способность сосредоточиться.

6. Депрессия. В состоянии посттравматического стресса депрессия достигает самых темных и беспросветных глубин человеческого отчаяния, когда кажется, что все бессмысленно и бесполезно. Этому чувству депрессии сопутствуют нервное истощение, апатия и отрицательное отношение к жизни.

7. Общая тревожность. Проявляется на физиологическом уровне (ломота в спине, спазмы желудка, головные боли), в психической сфере (постоянное беспокойство и озабоченность, «параноидальные» явления — например, необоснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях (постоянное чувство страха, неуверенность в себе, комплекс вины).

8. Приступы ярости. Не приливы умеренного гнева, а именно взрывы ярости. Многие ветераны сообщают, что такие приступы чаще возникают под действием наркотических веществ, особенно алкоголя. Однако бывают и в отсутствие алкоголя или наркотиков, так что было бы неверно считать опьянение главной причиной этих явлений.

9. Злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами. В попытке снизить интенсивность посттравматических симптомов многие ветераны, злоупотреблять табакокурением, алкоголем и (в меньшей степени) другими наркотическими веществами. Важно отметить, что среди ветеранов — жертв ПТСН существуют еще две большие группы: те, кто принимает только лекарственные препараты, прописанные врачом, и те, кто вообще не принимает ни лекарств ни наркотиков.

10. Непрошеные воспоминания. Пожалуй, это наиболее важный симптом, дающий право говорить о присутствии ПТСН. В памяти внезапно всплывают жуткие, безобразные сцены, связанные с травмирующим событием. Эти воспоминания могут возникать как во сне, так и во время бодрствования.

Наяву они появляются в тех случаях, когда окружающая обстановка чем-то напоминает случившееся «в то время», т. е. во время травмирующего события: запах, зрелище, звук, словно бы пришедшие из той поры. Яркие образы прошлого обрушиваются на психику и вызывают сильный стресс. Главное отличие от обычных воспоминаний состоит в том, что посттравматические «непрошеные воспоминания» сопровождаются сильными чувствами тревоги и страха.

Непрошеные воспоминания, приходящие во сне, называют ночными кошмарами. У ветеранов войны эти сновидения часто (но не всегда) связаны с боевыми действиями. Сны такого рода бывают, как правило, двух типов: первые, с точностью видеозаписи, передают травмирующее событие так, как оно запечатлелось в памяти пережившего его человека; в снах второго типа обстановка и персонажи могут быть совершенно иными, но по крайней мере некоторые из элементов (лицо, ситуация, ощущение) подобны тем, которые имели место в травмирующем событии. Человек пробуждается от такого сна совершенно разбитым; его мышцы напряжены, он весь в поту.

В медицинской литературе ночное потение иногда рассматривают как самостоятельный симптом, на том основании, что многие пациенты просыпаются мокрыми от пота, но не помнят, что им снилось. Тем не менее, очевидно, потение проявляется именно как реакция на сновидение, независимо от того, запечатлелось оно или нет. Многие ветераны и их близкие отмечают, что во время сна человек мечется в постели и просыпается со сжатыми кулаками; словно готов к драке.

Такие сновидения являются, пожалуй, самым пугающим аспектом ПТСН для человека, и люди редко соглашаются говорить об этом.

11. Галлюцинаторные переживания. Это особая разновидность непрошеных воспоминаний о травмирующих событиях с той разницей, что при галлюцинаторном переживании память о случившемся выступает настолько ярко, что события текущего момента как бы отходят на второй план и кажутся менее реальными, чем воспоминания. В этом «галлюцинаторном», отрешенном состоянии человек ведет себя так, словно он снова переживает прошлое травмирующее событие; он действует, думает и чувствует так же, как в тот момент, когда ему пришлось спасать свою жизнь.

Галлюцинаторные переживания свойственны не всем: это всего лишь разновидность непрошеных воспоминаний, для которых характерна особая яркость и болезненность. Они чаще возникают под влиянием наркотических веществ, в частности алкоголя, однако галлюцинаторные переживания могут появиться у человека и в трезвом состоянии, а также у того, кто никогда не употребляет наркотических веществ.

12. Проблемы со сном (трудности с засыпанием и прерывистый сон).

Когда человека посещают ночные кошмары, есть основания считать, что он сам невольно противится засыпанию, и именно в этом причина его бессонницы: человек боится заснуть и вновь увидеть этот сон. Регулярное недосыпание, приводящее к крайнему нервному истощению, дополняет картину симптомов посттравматического стресса.

13. Мысли о самоубийстве. Человек часто думает о самоубийстве или планирует какие-либо действия, которые в конечном итоге должны привести его к смерти. Когда жизнь представляется более пугающей и болезненной, чем смерть, мысль покончить со всеми страданиями может показаться заманчивой. Когда человек доходит до той грани отчаяния, где не видно никаких способов поправить свое положение, он начинает размышлять о самоубийстве.

Многие участники боевых действий сообщают, что в какой-то момент достигали этой грани. Все те, кто нашел в себе силы жить, пришли к выводу: нужно желание и упорство — и со временем появляются более светлые перспективы.

14. «Вина выжившего». Чувство вины из-за того, что выжил в тяжелых испытаниях, стоивших жизни другим, нередко присуще тем, кто страдает от «эмоциональной глухоты» (неспособности пережить радость, любовь, сострадание и т. д.) со времени травмирующих событий. Многие жертвы ПТСН готовы на что угодно, лишь бы избежать напоминания о трагедии, о гибели товарищей. Сильное чувство вины иногда провоцирует приступы самоуничижительного поведения.

Рефлекс подавления загоняет неприятные чувства вглубь — туда, где их эмоциональное воздействие ощущается с меньшей интенсивностью. Это, как правило, сопровождается постоянным напряжением мышц тела. И по мере того, как человек привыкает подавлять в себе отрицательные чувства (гнев, ненависть, ревность, ярость, подозрительность), он одновременно теряет способность испытывать положительные эмоции (любовь, доброту, дружелюбие, доверие).

А ведь именно положительные чувства — к себе, к окружающим, к жизни — дают человеку желание и силы изменить что-то в себе и в обстоятельствах своей жизни.

Итак, актуальность изучения боевой психической травмы исходит из общепризнанного представления о чрезвычайном травмирующем воздействии боевых действий, обусловливающем как психические, так и психосоматические нарушения. Одним из клинических видов боевой психической патологии является боевое посттравматическое стрессовое расстройство, которое может возникнуть у участников боевых действий спустя неопределенный промежуток времени после окончания войны (от нескольких месяцев до нескольких десятилетий).

Глава 2. Экспериментальное исследование воможностей профилактических мероприятий по снижению уровня птср у военнослужащих, участников боевых действий

2.1 Методы и организация исследования

В теоретической части дипломной работы нами было рассмотрено современное состояние изученности заявленной темы исследования. Выяснено, что в последние годы в отечественной и зарубежной науке проводились исследований по проблеме профилактики ПТСР у военнослужащих, в частности отмечается их роль в мотивационном, адаптивном и коммуникативном процессе. Однако в научной литературе не исследуется возможность проведения профилактических мероприятий по предотвращению ПТСР у военнослужащих, прошедших боевые действия.

Основной целью экспериментального исследования являлось изучение на практике влияния профилактических мероприятий на изменения ПТСР у военнослужащих.

В соответствии с поставленной задачей экспериментальное исследование осуществлялось в три этапа.

На первом этапе проводился констатирующий эксперимент. Экспериментальная выборка составила 161 военнослужащий со средним сроком пребывания в зоне боевых действий 12 месяцев в возрасте от 19 до 40 лет.

Исходя из теоретического анализа по проблеме и гипотезы дипломного исследования, на этапе констатирующего эксперимента были поставлены следующие задачи:

1. Подобрать методику для выявления ПТСР у военнослужащих прошедшие боевые действия.

2. Осуществить качественный и количественный анализ результатов полученных в ходе проведения диагностических методик.

На втором этапе экспериментального исследования проводился формирующий эксперимент. Экспериментальная выборка состояла из 44 военнослужащих в возрасте от 19 до 40 лет, из них 22 человека вошли в экспериментальную группу и 22 человека — в контрольную группу.

На этапе формирующего эксперимента решались следующие задачи:

1. Сформировать экспериментальную выборку, на которой будет апробироваться обозначенная программа.

2. Разработать и апробировать программу, ориентированную на оказание помощи после психотравматического инцидента с целью профилактики ПТСР.

3. Обосновать критерии оценки эффективности разработанной программы.

4. Провести апробацию программы и оценить эффективность формирующего эксперимента.

На третьем этапе экспериментального исследования проводился контрольный эксперимент. В ходе контрольного эксперимента решались следующие задачи:

1. Провести контрольный замер на проявление симптомов ПТСР.

2. Провести сравнительно-сопоставительный анализ результатов формирующего и контрольного эксперимента.

3. Проверить достоверность различий между показателями констатирующего и контрольного эксперимента методом математической статистики.

Исходя из цели и задач экспериментального исследования, использовались следующие методики:

I. Диагностическое и статистическое руководство по психическим заболеваниям DSM-4, предназначенное для выявления ПТСР [2].

Специфические клинические признаки по DSM-4

Субъект пережил событие, которое выходит за рамки обычных человеческих переживаний, и которое вызвало бы сильные страдания почти у каждого человека. Например, серьезная угроза для собственной жизни или сохранения здоровья; опасность грозящая его детям, возлюбленному или другим близким родственникам и друзьям; внезапное разрушения дома или общества; серьёзное ранение или убийство (смерть) в результате нападения или несчастного случая, происшествие с другим лицом на его глазах. И сопровождавшегося чувством страха, паники.

1. Травматизируюшее событие упорно вновь переживается один (по меньшей мере) из следующих способов:

* повторные и навязчивые воспоминания о событии, выказывающие страдания.

* повторяющиеся сны, связанные с этим событием и вызывающие страдания.

* внезапное действие или чувство, как если бы травмирующее события случилось вновь.

* сильные психические страдания во время событий, которые символизируют или напоминают аспекты травматического события, в том числе годовщина травмы.

2. Постоянное избегание стимулов связанных с травмой, или оцепенения в результате генерализованной реакции (до травмы не наблюдавшейся), о чем можно судить на основании по меньшей степени трех из следующих факторов:

* предпринимаются усилия, чтобы избежать деятельности или ситуации, которые вызывают воспоминания о травме;

* не способность вспомнить важные аспекты (психогенная амнезия)

* значительный интерес к важным делам;

* чувство отдельности или отчуждения от других;

* ограниченность диапазона аффекта (например, неспособность любить)

* чувство отсутствие перспективы в будущем;

* предпринимаются усилия, чтобы избежать мыслей и чувств, связанных с травмой;

3. Устойчивые проявления повышенной активации (которой не было до травмы), на что указывают, по меньшей мере, два из следующих;

* трудно засыпать или спать;

* раздражительность и вспышки гнева;

* трудно в сосредоточении внимания;

* чрезмерная настороженность;

* усиленная реакция вздрагивания;

* физиологическая реакция на событие, которое символизирует или напоминает какой-либо аспект травматического события.

Не смотря на то, что данные критерии достаточно давно применяются в диагностики ПТСР, до сих пор продолжается критический анализ и проверка их валидности, отсюда и некоторые расхождения во мнениях Американских и Европейских ученых. Можно рассматривать ещё некоторые симптомы, не вошедшие в описание, но характерные для ПТСР. Например, появления острых приступов страха во время, в которое произошла психическая травма

Клинические симптомы ПТСР можно разделить на две группы:

1. Симптомы «вторгающиеся» в психику человека — навязчивые воспоминания, кошмарные повторяющиеся сны, флешбеки.

2. Симптомы, защищающие человека, помогающие ему избежать в будущем повторения психотравматических ситуаций — усиленное вздрагивание; избегания чувств, мыслей, похожих мест и людей; проблем с расслаблением и засыпанием и т. д.

II. Дебрифинг как метод групповой психологической помощи индивида испытавшим травматическое воздействие во время исполнения служебных обязанностей [2; 38].

III. Сравнительно-сопоставительный анализ.

IV. Метод математической статистики — Т-критерий Вилкоксона.

2.2 Анализ результатов исследования формирующего и констатирующего эксперимента

На этапе констатирующего эксперимента с помощью DSM-4 осуществлялось диагностирование ПТСР у военнослужащих участников вооруженных конфликтов.

Результаты полученных данных, отражающие показатели удельной доли ПТСР у военнослужащих, сведены в таблицу 1 и графически представлены на рис. 1:

Таб.1. Результаты показателей удельной доли ПТСР у военнослужащих, участников боевых действий

№ взвода

1 взвод

2 взвод

3 взвод

4 взвод

5 взвод

Кол. чел.

%

Кол. чел

%

Кол. чел

%

Кол. чел

%

Кол. чел

%

ПТСР

13

41%

10

32%

17

51%

13

39%

14

44%

Частичные симптомы

5

15%

6

20%

5

14%

6

20%

11

19%

Без ПТСР

15

44%

16

47%

11

34%

13

40%

6

37%

Рис. 1. Процентное распределение удельной доли показателей уровня ПТСР у испытуемых, прошедших боевые действия

В результате обработки данных было выявлено:

наличие ПТСР в 1 взводе — 41% (13 испытуемых), во 2 взводе — 32% (10 испытуемых), в 3 взводе 51% (17 испытуемых), в 4 взводе — 39% (13 испытуемых), в 5 взводе — 43% (14 испытуемых);

наличие частичных симптомов в 1 взводе — 15% (5испытуемых), во 2 взводе — 20% (6 испытуемых), в 3 взводе14% (5 испытуемых), в 4 взводе — 20% (6 испытуемых), в 5 взводе — 19% (6 испытуемых);

отсутствие ПТСР в 1 взводе — 44% (15 испытуемых), во 2 взводе — 47% (15 испытуемых), в 3 взводе 34% (11 испытуемых), в 4 взводе — 40% (13 испытуемых), в 5 взводе — 37% (11 испытуемых).

Полученные данные свидетельствуют о том, что в результате боевых действий 41% получили психические травмы, 19% имеют частичные симптомы ПТСР, у 40% не выявлены признаки ПТРС. Реакция на боевую психическую травму после вывода из зоны боевых действий и попадания в спокойную обстановку, может быть запоздалой и проявляться через несколько дней, недель, месяцев или даже лет. В период участия в боевых действиях высвобождаются витальные аффекты и активизируются подкорковые инстинктивные механизмы.

На втором этапе экспериментального исследования проводился формирующий эксперимент. На данном этапе исследования разработана авторская программа «Поддержка военнослужащих прошедших боевые действия».

Разработанная нами программа строится на следующих принципах:

Принцип «личностно-ориентированной направленности» коррекционных развивающих мероприятий, основанной на безусловном позитивном принятии личности испытуемого, его деятельности, а так же признании права на ошибку. Результатом является актуализация внутреннего психического и индивидуально-личностного резерва каждого испытуемого, стимулирующего адекватное эмоциональное функционирование, активизация потребности в самореализации и самовыражении.

Принцип «доверия», предполагающий веру педагога-психолога в самобытность и уникальность каждого испытуемого. Результатами работы по принципу «доверия» является всестороннее раскрытие личности, вера испытуемого в собственные силы и возможности.

Занятие проводится с подгруппой испытуемых не более 10−12 человек.

Методика включает три основных этапа:

Начальный: создание условий для свободного проговаривания, активизация членов группы для самовыражения и межличностного общения.

Основной: Дебрифинг состоящий из семи этапов. Введение. Ведущий рассказывает, что целью встречи является обсуждение реакций участников на травмирующее событие, а также знакомство с методами профилактики возникновения отсрочных реакций на травму. Доводятся правила дебрифинга:

1) участники не обязаны говорить о чем-либо, кроме как о том, почему они оказались здесь, и о своей причастности к травмирующим событиям;

2) соблюдения всеми участниками конфиденциальности;

3) фокусом дискуссии является переживания и психологические реакции участников.

Предсказуемость и факты. На этом этапе обсуждается травматическое событие во всех возможных деталях без специального внимания к мыслям, чувством, переживаниям и эмоциональным реакциям. Участников также сообщить, ожидали ли они это событие (это помогает сфокусировать участников на событии и приводит их к пониманию причины их психологической реакции).

Мысли и впечатления. Когда реальные факты описаны, начинается работа над мыслями и впечатлениями с помощью вопросов типа: «О чем вы думали когда поняли, что ранены? «или «Что вы тогда стали делать?». С помощью этой информации: конструируется целостный образ ситуации, реакции индивида рассматриваются в перспективе, происходит интеграция травматического опыта.

Эмоциональные реакции. Это, как правило, самая длительная стадия дебрифинга. Вопросы, обсуждаемые на предыдущей стадии, касающиеся чувства и впечатлений, приводят к ответам об эмоциональных реакциях. Ведущий старается помочь участникам выразить эмоции с помощью вопросов, содержания которых отражает наиболее часто встречающиеся в момент травмы эмоции: страх, ужас, беспомощность, фрустрацию и т. д. Обсуждаются также эмоциональные реакции, возникшие после события.

Нормализация. После такого эмоциональные реакции выражены, ведущий старается помочь участникам в принятии их. Основной упор делается на то, что переживаемые эмоциональные реакции нормальны для таких ситуаций. Когда в дебрифинге участвует более одного человека, проявляемые одним участником эмоции будут разделении другими участниками. Это также помогает нормализации. Ведущий подчеркивает, что участники вовсе не должны переживать все эмоции, которые обычно переживают после травмы, однако эмоциональное реагирования на травматическую ситуаций является нормой. Ведущий также описывает наиболее часто встречающиеся симптомы ПТСР, с которыми участники могут столкнуться в будущем: навязчивые мысли и образы, состояния дистресса при актуализации в памяти событий прошлого, чувство отгороженности от других, потеря интереса к тому, что раньше доставляло удовольствие, тревога и депрессия, нарушения сна с ночными кошмарами, раздражительность, стыд, вина, агрессия, сверхбдительность, повышения реакции испуга.

Планирование будущего/совладание. На этой стадии ведущий фокусирует группу на совладание с симптомами и мобилизации механизмов внутренней и внешней поддержки. Акцент делается на важность открытого обсуждения переживаний участников с членами семьи и друзьями, а также подчеркивание возможность получения от них дополнительной поддержки, если таковая понадобится.

Завершение. На этой стадии обсуждаются другие темы. Раздаются брошюры и листовки, описывающие обычные реакции на травму и способы совладание с ней. Рассказывается о возможности получения психологической помощи в будущем и об учреждениях, которые ее предоставляют. Участникам советуют, обратится за помощью, если: психологические симптомы не снижаются по истечению 4−6 недель; психологические симптомы со временем усиливаются; возникают явления социальной дезадаптации; происходят выраженные изменения личности. 3. Заключительный: усиление самодостаточности, преодоление внутренних сложностей.

В поддерживающей программе использовались следующие методы:

1. Дебрифинг

2. Упражнения на саморегуляцию

3. Метод арт-техники — музыкотерапия.

Дебрифинг включает в себя два наиважнейших компонента:

* подробнейший разбор инцидента, вплоть до деталей, с неоднократным повторением содержания происшествия.

* групповая поддержка.

Подробный разбор случившегося проводится сразу после окончания инцидента, обязательно должны присутствовать все участники, желательно без посторонних. Проводит тот человек, который не посредственно руководил группой в тот момент. Разбор проводится без оценочно, т. е. желательно воздержатся от каких-либо оценок действий участников, во всяком случае, отрицательных не должно быть. Вначале подробно прорабатывается содержание происшедшего с точки зрения каждого участника; что видел? Что слышал? Что делал?

Арттерапия является методом психологической коррекции аффективных состояний личности, одним из методов в арттерапии используется музыкотерапия. Музыкотерапия — представляет собой метод, использующий музыку в качестве средств коррекции эмоциональных отклонений, страхов, двигательных и речевых расстройств, при коммуникативных затруднениях.

Саморегуляция основывается на использовании приемов отвлечения, переключения внимания на другие объекты. Это к ним больше всего подходит рекомендация древних мудрецов: «В пылу спора, прежде чем что-то сказать, посчитай до десяти».

Упражнение 1. «Успокаивающее дыхание «

В исходном положении стоя или сидя сделать полный вдох. Затем, задержав дыхание, вообразить круг и медленно выдохнуть в него. Этот прием повторить четыре раза. После этого вновь вдохнуть, вообразить треугольник и выдохнуть в него три раза. Затем подобным образом дважды выдохнуть в квадрат. После выполнения этих процедур наступит успокоение.

Упражнение 2. «Выдыхание усталости»

Лечь на спину. Расслабиться, установить медленное и ритмичное дыхание. Как можно ярче представить, что с каждым вздохом легкие наполняет жизненная сила, а с каждым вдохом она распространяется по всему телу.

Упражнение 3."Зевок"

По оценке специалистов зевок позволяет почти мгновенно обогатить кровь кислородом и освободиться от избытка углекислоты. Напрягающиеся в процессе зевка мышцы шеи, лица, ротовой полости ускоряют кровоток в сосудах головного мозга. Зевок, улучшая кровоснабжение легких, выталкивая кровь из печени, повышает тонус организма, создает импульс положительных эмоций.

Для упражнения нужно закрыть газа, как можно шире открыть рот, напрячь ротовую полость, как бы произнеся низкую «у-у-у». в это время необходимо как можно ярче представить, что во рту образуется полость, дно которой опускается в низ. Зевок выполняется с одновременным потягиванием всего тела. Повышение эффективности зева способствует улыбка, усиливающая расслабление мышц лица и формирующая положительный эмоциональный импульс. После зевка наступает расслабление мышц лица, глотки, гортани, появляется чувство покоя.

3.3 Анализ результатов исследования развития посттравматических расстройств у военнослужащих

Для решения поставленных задач, после выявления посттравматического стрессового расстройства у военнослужащих, прошедших боевые действия, и проведения поддерживающей программы с испытуемыми, имеющими ПТСР, был проведён третий этап исследования.

На третьем этапе исследования были выделены два подэтапа. На первом подэтапе осуществлялась вторичная диагностика испытуемых экспериментальной группы, участвующих в формирующем эксперименте. На втором подэтапе проводился сравнительно-сопоставительный анализ результатов первичной и вторичной диагностики.

Достоверность различий типичного сдвига признаков осуществлялась методом математической статистики (Т-критерий Вилкоксона).

1. Результаты, отражающие показатели удельной доли уровня ПТСР у испытуемых контрольной и экспериментальной группы после формирующего эксперимента сведены в таблицу 2 и графически представлены на рис 2:

Таб. 2. Результаты показателей удельной доли ПТСР у военнослужащих после формирующего эксперимента

№ взвода

33 взвод

35 взвод

Кол-во

%

Кол-во

%

ПТСР

16

49%

15

48%

Частичные симптомы

4

12%

7

21%

Без ПТСР

13

39%

9

31%

Рис. 2. Динамика показателей удельной доли ПТСР у военнослужащих после формирующего эксперимента

В результате обработки данных было выявлено:

— наличие ПТСР в 3 взводе 49% (16 испытуемых), в 5 взводе — 48% (15 испытуемых);

— частичные симптомы были выявлены: в 3 взводе12% (4 испытуемых), в 5 взводе — 21% (7 испытуемых).

— ПТСР не был выявлен: в 3 взводе 39% (13 испытуемых), в 5 взводе — 31% (9 испытуемых).

Показатели удельной доли уровня ПТСР у испытуемых контрольной группы после формирующего эксперимента не имеют значительных расхождений с данными, полученными в результате первичной диагностики. Динамика показателей данных констатирующего и контрольного эксперимента у испытуемых экспериментальной группы свидетельствует о изменениях, произошедших после формирующего эксперимента.

2. Результаты, отражающие показатели удельной доли уровня ПТСР у испытуемых контрольной и экспериментальной группы до и после формирующего эксперимента сведены в таблицу 3 и графически представлены на рис. 3 для экспериментальной группы, на рис. 4 для контрольной группы:

Таб. 3. Результаты показателей удельной доли ПТСР у военнослужащих до и после формирующего эксперимента

№ взвода

33 взвод

35 взвод

Кол-во до

%

Кол-во после

%

Кол-во до

%

Кол-во после

%

ПТСР

17

51%

16

49%

14

44%

15

48%

Частичные симптомы

5

14%

4

12%

11

19%

7

21%

Без ПТСР

11

34%

13

39%

6

37%

9

31%

Рис. 3 Динамика показателей удельной доли уровня ПТСР у испытуемых экспериментальной группы до и после формирующего эксперимента

В результате сравнительно-сопоставительного анализа показателей удельной доли уровня ПТСР у испытуемых экспериментальной группы до и после формирующего эксперимента были получены следующие данные:

— показатели ПТСР у военнослужащих снизились незначительно — на 3%;

— также незначительно снизились частичные симптомы ПТСР у военнослужащих — на 2%;

— показатели уровня не подвергшихся ПТСР увеличились на 5%.

Рис. 4 Динамика показателей удельной доли уровня ПТСР у испытуемых контрольной группы до и после формирующего эксперимента,

не прошедших программу поддержки.

Полученные данные свидетельствуют о снижении уровня ПТСР у военнослужащих участников боевых действий, которые приняли участие в разработанной нами программе «Поддержка военнослужащих, участников боевых действий». У испытуемых экспериментальной группы количество военнослужащих подвергшихся ПТСР незначительно снизилось, а показатели уровня не подвергшихся ПТСР увеличились, что свидетельствует о эффективности предлагаемой программы.

В результате сравнительно-сопоставительного анализа показателей удельной доли уровня ПТСР у испытуемых контрольной группы до и после формирующего эксперимента были получены следующие данные:

— показатели ПТСР у военнослужащих повысились на 5%;

— частичные симптомы ПТСР у военнослужащих также повысились на 2%;

— показатели уровня не подвергшихся ПТСР снизились на 3%.

Полученные данные свидетельствуют о том, что у испытуемых контрольной группы после формирующего эксперимента не наблюдаются расхождения с данными, полученными в результате первичной диагностики, а динамика показателей данных констатирующего и контрольного эксперимента у испытуемых экспериментальной группы свидетельствует о изменениях, произошедших после формирующего эксперимента.

Достоверность типичного сдвига исследуемых признаков проверялась с помощью Т-критерия Вилкоксона. В результате сопоставления показателей наличия ПТСР до и после проведения поддерживающей программы получены коэффициенты корреляции: Тэмп = 53;

Так как Ткр — для n = 22, где n — количество испытуемых в выборке по таблице Ткр = 55 (p = 0,01), Ткр = 75 (p = 0,05).

Так как Тэмп? Ткр (0,01), то сдвиг в «типичную» сторону по интенсивности достоверности преобладает. Следовательно, различия между показателями наличия ПТСР у испытуемых до и после проведения поддерживающей программы достоверны.

Таким образом, в результате сравнительно-сопоставительного анализа данных, полученных в ходе констатирующего и контрольного эксперимента, подтвердилась возможность в процессе формирующего эксперимента достигнуть снижения уровня ПТСР у военнослужащих, прошедших боевые действия.

2.4 Методические рекомендации ЗКРВР по проведению профилактических мероприятий для снижения уровня ПТСР у военнослужащих, прошедших боевые действия

Возможны различные стратегии преодоления ПТСР, применяемые на различных этапах. Эффективность стратегий во многом определяется индивидуальными особенностями и умениями военнослужащего к саморегуляции и самопомощи. Поскольку саморегуляция и самопомощь способствуют преодолению постстрессовых нарушений, это означает минимизацию негативных последствий, улучшения самочувствия, переработку травматического переживания и интегрирование его в позитивный жизненный опыт личности [24].

Поскольку болезнь легче предупредить, чем лечить, как говорят медики, то в последнее время большое внимание уделяется профилактических мерам, которые способствуют повышению стрессоустойчивости. Большую роль в их разработке играет идея о том, что знание посттравматических стрессовых механизмов и эффектов в значительной мере способствует возможности распознать их у себя и у других, относясь к этому как к естественному процессу. Для этого психологами и психотерапевтами рекомендуется:

1. Ознакомиться с основами теории посттравматического стресса, его механизмами, наиболее частыми травматическими нарушениями;

2. Решить комплексную триединую задачу на донном этапе:

— ознакомить военнослужащих с посттравматическим стрессом как особым целостным состоянием, не сводимых к набору отдельных проявлений;

— проанализировать, что лично для каждого сотрудника означает пребывании в данном состоянии;

— начать работу над индивидуальным стилем преодоления посттравматического стресса.

Прежде, чем рассматривать методы профилактических мероприятий для снижения уровня ПТСР у военнослужащих, прошедших боевые действия, необходимо остановиться на фундаментальных принципах терапии и коррекции ПТСР [16]:

* Немедленное начало лечения после психотравмы в целях, предотвращения развития хронической формы ПТСР

* Комплексное многолетнее лечение, включающее фармакотерапию и психотерапию.

* Индивидуальная психотерапия.

Основная задача: помочь пациенту осознать истинную природу его проблемы, добиться разрешения внутренних конфликтов и жизненного кризиса.

Военнослужащие, имеющие подобные признаки нуждаются в оказании медико-психологической помощи, в специальных мероприятиях психокоррекции и психотерапии. В проявлении участия, заботы и заинтересованности их переживаниями в достаточной степени может быть заключена первая необходимая им помощь. В индивидуальных беседах с этими военнослужащими необходимо дать возможность высказать им все наболевшее, внимательно их выслушать, проявив при этом заинтересованность их рассказам. На следующем этапе целесообразно разъяснить, что с ними происходит и то, что это временные переживания, которые присущи всем, кто был в бою. Кроме того необходимо сформировать у этих военнослужащих чувство товарищеской поддержки и уверенность, что его понимают и всегда готовы ему помочь. Самое главное — не допустить возникновение чувства одиночества и вовлеченности человека в это чувство.

Разработан подход психотерапевтического обучения, который включает в себя шесть компонентов [22]:

· коррекция наиболее часто встречающихся ошибочных представлений относительно стрессовой реакции;

· предоставление пациенту информации об общей природе стрессовой реакции;

· фокусировка на роли чрезмерного стресса в развитии заболевания;

· приведение пациента к самостоятельному осознанию проявлений стрессовой реакции и характерных симптомов ПТСР;

· развитие у пациента способности к самоанализу для идентификации характерных для него стрессоров;

· сообщение клиницистом пациенту о той активной роли, которую он играет в терапии чрезмерного стресса.

Опираясь на теоретический анализ и результаты экспериментального исследования, нами были разработаны методические рекомендации ЗКРВР по проведению профилактических мероприятий для снижения уровня ПТСР у военнослужащих, прошедших боевые действия:

1. Установить доверительный безопасный контакт, дающий право на получение доступа к тщательно охраняемому травматическому опыту.

2. Оказывать помощь в освобождении от преследующих воспоминаний о травме.

3. Оказывать помощь в обретении контроля над эмоциональными реакциями.

4. Оказывать помощь в снижении тревоги и восстановлении чувства личностной целостности

5. Помогать военнослужащему адаптироваться и найти происшедшему травматическому событию надлежащее место в жизни.

6. Обучить военнослужащего методам релаксации, так как чувство тревоги и напряжения очень часто сопровождает его длительное время после травмы.

Для применения данных рекомендаций можно использовать различные виды терапии:

Групповая психотерапия.

Основная задача: помочь военнослужащему справиться с чувством вины, состоянием беспомощности и бессилия, эмоциональным отчуждением, раздражительностью, гневом и обрести потерянное чувство контроля над окружающими. Очень важны группы поддержки, в которых военнослужащему могут помочь глубже разобраться в значении травматического события и его последствий.

Семейная психотерапия.

Необходимо рассказать родственникам военнослужащих о клинических признаках ПТСР, о его переживаниях и чувствах, о принципах поведения родственников в данной ситуации. Обязательно необходимо проинформировать их о длительности течения этого заболевания и о возможном «flasbacks"-эффекте. С близкими родственниками также необходимо проведение психотерапевтических сеансов, ибо очень часто поведение военнослужащего может способствовать развитию у них пограничных психических расстройств.

Работа с семьями должна вестись непосредственно при выполнении частями служебно-боевых задач, когда поступающая информация из районов действий оперативно и своевременно в возможном объеме доводится до членов семей военнослужащих, широко пропагандируется успешное выполнение служебно-боевых задач, примеры мужества, решительности, добросовестного выполнения воинского долга. В беседах с членами семей можно рекомендовать следующее [2]:

· внимательно и заинтересованно слушать рассказ военнослужащего о том, что ему пришлось пережить. Очень важно дать этому человеку выговориться, особенно при моральной поддержке близкого и любимого человека. Необходимо поделиться членам семьи своими переживаниями за время отсутствия военнослужащего;

· постараться оказать помощь психологически вернуться в нормальную, привычную жизнь;

· проявить внимание и терпение к проблемам военнослужащего, которые неизбежно возникают в результате боевого стресса, к его психологическому дискомфорту, к повышенной раздражительности, возможному длительному депрессивному состоянию и т. п. Это временные явления, необходимо помочь ему с ними справиться;

· необходимо учитывать, что за время разлуки, связанной с выполнением военнослужащим служебно-боевых задач, члены семьи несколько изменились. Необходимо какое-то время, чтобы опять привыкнуть друг к другу. Возвращение военнослужащего к привычной совместной жизни может протекать не без осложнений, необходимо проявить понимание и терпение;

· особое внимание необходимо уделить детям. Важно чтобы при восстановлении привычных отношений с военнослужащим они не оказались без должного внимания и заботы;

· не поощрять употребление военнослужащим алкоголя. Постараться тактично дать ему понять, что это пагубно для него, ваших отношений и в целом для семьи.

Супружеская психотерапия.

Основная задача: помочь супругам приспособиться к тем изменениям, которые произошли для обоих. При ее проведении необходимо учитывать сексуальные проблемы военнослужащих, связанные с их военным прошлым.

Социально-историческая коррекция.

Основная задача: купирование переживаний и реакций протеста против общественного пренебрежения.

Пути достижения: обсуждение исторической ситуации и признание заслуг военнослужащих в средствах массовой информации, социальное одобрение участников военных действий, стимуляция их социальной активности и востребованности. Иными словами, должна быть реализована в той или иной степени потребность этих людей в общественном признании, выполняемого ими долга и их общественной поддержки. К сожалению, необходимо отметить, что далеко не всегда общественное мнение в государстве было объективно в оценке служебно-боевой деятельности военнослужащих.

При проведении адаптации необходимо иметь комплекс мероприятий по формированию поддержки военнослужащих, выполнявших служебно-боевые задачи как в сфере социально-правовых отношений, так и в сфере общественной психологии, морально-нравственных отношений. Этим и отличается адаптация от реабилитации.

Внутри воинских коллективов, где часть военнослужащих не принимала непосредственного участия в выполнении служебно-боевых задач и находилась все это время в пункте постоянной дислокации, могут возникать межличностные конфликты. Возникающее раздражение у военнослужащих, участвовавших в боевых операциях по поводу равных себе людей, но не переживших того, что пришлось пережить им, зачастую вызывает агрессию, причем не только у солдат, сержантов по призыву, но и у офицерского состава. Исходя их этого, необходимо продумать и организовать ритуал торжественной встречи с выносом Знамени части и проведением митинга. Возвратившиеся воины должны чувствовать себя истинными виновниками торжества.

Для структур по работе с личным составом в это время особым направлением их деятельности должны стать подготовка и проведение массовых культурно — досуговых мероприятий по пропаганде боевой деятельности личного состава, совершенных подвигов, примеров мужества, добросовестного выполнения своего воинского долга, причем не только отдельных воинов, но и целых подразделений, экипажей, расчетов. Формы работы: тематические вечера, вечера-портреты, вечера чествования героев, вечера мужества и т. п.

Для участия в этих мероприятиях необходимо привлечь представителей местных органов власти, общественности, родителей, родственников, членов семей военнослужащих, эффективно использовать отснятые в районе действия видеоматериалов, фотодокументов.

Другим негативным симптомом дезадаптации военнослужащих после возвращения в обычные условия службы является возможное проявление конфликтности между солдатами, сержантами и офицерами, которые не были с ними «там», когда вполне законная уставная требовательность последних может не всегда адекватно восприниматься их воевавшими подчиненными. Здесь необходимо проявить достаточно такта и понимания психологической привязанности к своим боевым командирами более высокой их авторитетности в глазах подчиненных. Целесообразно на начальном этапе реадаптации, оставить рычаги управления боевыми подразделениями в руках их боевых командиров.

Итак, негативные последствия выполнения служебно-боевых задач в условиях, сопряженных с риском для жизни, являются предметом профилактических психосоциальных реабилитационных мероприятий, проводимых психологами, и социальными работниками. Разработанные нами методические рекомендации ЗКРВР по проведению профилактических мероприятий способствуют снижению уровня ПТСР у военнослужащих, прошедших боевые действия.

Заключение

По итогам теоретического и экспериментального анализа проблемы профилактики ПТСР у военнослужащих участников вооруженных конфликтов нами были сделаны следующие выводы:

1. В течение всего XX века в России происходило поэтапное завоевание общественного сознания, когда в ходе больших и малых вооруженных конфликтов в гражданскую среду проникали характерные черты психологии комбатанта. Этот процесс был длительным и многоплановым, несущим в себе и негативные, и некоторые положительные черты, которые нельзя рассматривать и невозможно понять в отрыве от исторического развития страны.

В теоретической части дипломной работы нами было рассмотрено современное состояние изученности постравматического стрессового расстройства у военнослужащих и профилактических мероприятий по его предотвращению. Информация о ПТСР в научной литературе появилась сравнительно недавно. Проблема посттравматических стрессовых расстройств становится в последние годы все более актуальной. Это связано с тем, что во всем мире и в России в том числе имеется много очагов напряженности, сопровождающихся активными боевыми действиями. Все большее число военнослужащих вовлекается в решение этих конфликтов, участвует в боях. Посттравматическое стрессовое расстройство возникает как отставленная или затяжная реакция на стрессовое событие или ситуацию исключительно угрожающего или катастрофического характера, которые могут вызвать стресс.

2. По своему существу ПТСР — это ответная реакция на мощные эмоциональные раздражители, на уже фактически наступившую стрессовую ситуацию. Возникая еще до прямого контакта с реальной витальной угрозой, боевой стресс продолжается вплоть до выхода из зоны военных действий. Благодаря стрессовому механизму закрепляется памятный след новых эмоционально-поведенческих навыков и стереотипов, первостепенно значимых для сохранения жизни. Боевой стресс в то же время является состоянием дестабилизирующим, предпатологическим, ограничивающим функциональный резерв организма, увеличивающим риск дезинтеграции психической деятельности и стойких соматовегетативных дисфункций.

Клинические проявления боевой психической травмы тесно связаны с характером боевых действий и длительностью пребывания в боевой обстановке. Наряду с естественными психологическими реакциями тревоги и страха без признаков дисфункции психической деятельности в условиях интенсивных боевых действий довольно часто возникают острые реакции на стресс, имеющие картину смешанных и меняющихся симптомов депрессии, тревоги, гнева, отчаяния, гиперактивности или заторможенности (вплоть до диссоциативного ступора).

На фоне явлений оглушенности, некоторого сужения поля сознания, неспособности адекватно реагировать на внешние стимулы, иногда с последующей частичной или полной амнезией, развитие острых стрессовых реакций среди личного состава отрицательно сказывается на уровне боеспособности войск и нередко создает дополнительную угрозу жизни для самого комбатанта или его товарищей.

3. В последнее время большое внимание уделяется профилактическим мерам, которые способствуют повышению стрессоустойчивости. Большую роль в их разработке играет идея о том, что знание посттравматических стрессовых механизмов и эффектов в значительной мере способствует возможности распознать их у себя и у других, относясь к этому как к естественному процессу. Эффективность различных стратегии преодоления ПТСР, применяемых на различных этапах, во многом определяется индивидуальными особенностями и умениями военнослужащего к саморегуляции и самопомощи. Для проведения профилактических мероприятий, способствующих снижению уровня ПТСР у военнослужащих, прошедших боевые действия могут применяться различные методы: терапия, тренинги, методы саморегуляции дебрифинг и др.

4. В ходе проведения экспериментального исследования, мы получили данные, которые свидетельствуют о том, что в результате боевых действий средний показатель наличия ПТСР у военнослужащих составляет 41%, частичных симптомов ПТСР — 19%, у 40% не выявлены признаки ПТСР.

5. Разработав программу «Поддержка военнослужащих, участников вооруженных конфликтов» и реализовав ее, мы получили данные, свидетельствующие о снижении уровня ПТСР у военнослужащих, участников боевых действий. Количество военнослужащих, у которых было выявлено ПТСР, в экспериментальной группе незначительно снизилось, а показатели уровня не подвергшихся ПТСР увеличились. Показатели удельной доли уровня ПТСР у испытуемых контрольной группы после формирующего эксперимента не имеют значительных расхождений с данными, полученными в результате первичной диагностики. Полученные результаты свидетельствуют об эффективности разработанной программы «Поддержка военнослужащих, участников вооруженных конфликтов».

6. В результате сравнительно-сопоставительного анализа данных, полученных в ходе констатирующего и контрольного эксперимента, подтвердилась возможность, в процессе формирующего эксперимента, достигнуть снижения уровня ПТСР у военнослужащих, прошедших боевые действия. Достоверность типичного сдвига исследуемых признаков проверялась с помощью Т-критерия Вилкоксона. В результате сопоставления показателей наличия ПТСР до и после проведения поддерживающей программы, получены коэффициенты корреляции: Тэмп = 53 при Ткр = 55 (p = 0,01), Ткр = 75 (p = 0,05).

Так как Тэмп? Ткр (0,01), то сдвиг в «типичную» сторону по интенсивности достоверности преобладает. Следовательно, различия между показателями наличия ПТСР у испытуемых до и после проведения поддерживающей программы достоверны.

7. Опираясь на теоретический анализ и результаты экспериментального исследования, нами были разработаны методические рекомендации ЗКРВР по проведению профилактических мероприятий для снижения уровня ПТСР у военнослужащих, прошедших боевые действия. Основываясь на текущем состоянии исследований в данной области, невозможно настаивать на том, что индивидуальная или групповая терапия является наиболее эффективной профилактикой ПТСР. Однако можно говорить о позитивных аспектах профилактических мероприятий, когда они представляют комплексные реабилитационные программы. При разработке программы мы попытались реализовать комплексный подход. Эффективность предложенной к апробации программы оценивалась на основании позитивной динамики отдельных характеристик уровня ПТСР.

Таким образом, можно утверждать, что цель дипломной работы достигнута и гипотеза подтверждена.

Список литературы

1. Абдурахманов Р.А. Психические проблемы адаптации ветеранов войны в Афганистане // Психолог. Журн. — Т. 13, № 1, 1992. — С.37−39.

2. Александров Е.О. Интегративная психотерапия посттравматического стрессового расстройства. — Новосибирск: Сибпринт, 2005. — 260 с.

3. Александровский Ю.А., Лобастов О.С., Спивак Л.И., Щукин Б.П. Психогении в экстремальных условиях. — М., 1991. — 170 с.

4. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. — М., 1997. — 570 с.

5. Андрющенко А. В. Посттравматическое стрессовое расстройство при ситуациях утраты объекта экстраординарной значимости

6. Аствацатуров М.И. Душевные болезни в связи с условиями военной службы, I. Статистические данные о душевных заболеваниях в различных армиях // Воен.-мед. журн., 1912. — Т. CCXXXV. — С.68−88.

7. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. — Л.: Наука, 1988. — 295 с.

8. Большова Т.Е. Военнослужащие //Российская энциклопедия социальной работы. — М., 1997. — 340 с.

9. Волошин В.М. Посттравматическое стрессовое расстройство и клинические идентичные расстройства адаптации (вопрос феноменологии и дифферинциации)// Материалы 13 съезда психиатров России. Москва, 2000. — 100 с.

10. Вяткина В.А. Динамика пограничных форм нервнопсихических расстройств у участников войны в Афганистане: автореферат дис. на соиск. учен. степ. канд. мед. наук. — М., 1991. — 19 с.

11. Гурин И.Г. Клиническая динамика и терапия посттравматических стрессовых расстройств у пострадавших: автореферат дис. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. — М., 1996. — 16 с.

12. Диагностика и лечение тревожных расстройств (Руководство для врачей).

Под ред. Ю.А. Александровского и др. Copyright 1989 by American Psychiatric Press, Inc.

13. Дмитриева Т.Б., Коханов В.П., Краснов В.Н. Безопасность России. — М., 1999. — 160 с.

14. Епанчицева Е.М. Посттравматическая адаптация участников боевых действий// Материалы 13 съезда психиатров России. — Москва, 2000. — С. 125−127.

15. Зуикова А.А. Пограничные психические, психосоматические нарушения, их психотерапевтическая коррекция у ветеранов локальных вооруженных конфликтов и членов их семей: автореферат дис. на соиск. учен. степ. канд. мед. наук. — Новосибирск, 1995. — 18 с.

16. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. — М.: «Наука», 1983. — 114 с.

17. Клиническая психология: учебное пособие/ [сост. Тарабрина Н.В.]. -СПб: Питер, 2000. — 352 с.

18. Конфликт и травма: [Сб.ст.] - СПб.: [б.н.] Вып.1: Актуальные вопросы оказания помощи при травматических и посттравматических стрессовых расстройствах. — 2002. — 131 с.

19. Козлов В.В. Социальная работа с кризисной личностью. — Ярославль, 1999. — 303 с.

20. Колодзин Б. Что такое посттравматический стресс или Как жить после психической травмы. Copyright 1999 by American Psychiatric Press, Inc.

21. Ловелле Р.П. Психотравматическое лечение фобических состояний и посттравматического стресса./ Р.П. Ловелле. 2-е. изд. — М.: Маренго Интернейшнл принт, 2001. — 154 с.

22. Новые аспекты психотерапии посттравматического стресса: методические рекомендации/ М.Ш. Магомед- Эминов, А.Т. Филатов, Т.Н. Кадуг, О.Г. [2-е. изд. Испр.]. — М.: УМО «Инсайт», 2004. — 111с.

23. Об опыте психокоррекции постравматических стрессовых расстройств в работе психологической помощи и реабилитации/ Хмарук И.Н., Фаттахова Т.И./ Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Актуальные проблемы клинической социальной и военной психиатрии», Санкт-Петербург, 16−17 июня 2005: Материалы конференции — СПб., 2005. — С.118−119.

24. Осипова А.А. Общая психокоррекция: учебное пособие для студентов вузов. — М.: ТЦ «Сфера», 2000. — 285 с.

25. Павленок П.Д. Основы социальной работы: Учебник. — М., 1998. — 270 с.

26. Пищелко А.В. Психология посттравматического стресса: учебное пособие/ А.В. Пищелко, республиканский институт повышение квалификации работников МВД России. — Домодедово, 1998. — 67 с.

27. Подберезкин А.И. «Россия: на щите или со щитом?», «Правда», 09.02.1994.

28. Принципы терапии и коррекции ПТСР// WWW.PSYHELP.RU

29. Семенец Н.Я. Проблемы социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей // Социальные проблемы развития человеческих ресурсов. — Саратов, 1997. — С. 153−160.

30. Соловьев С.С. Трансформация ценностей военной службы // Социс. 1996. № 9. — C. 9−13.

31. Суркова И. Переобучение и профориентация военнослужащих // Социальные проблемы образования. — Саратов, 1998. — 178 с.

32. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии постравматического стресса/ Н.В. Тарабрина. — СПб., 2001. — 370 с.

33. Требухов С.Н., Трифонов Б.А., Бунькова О.А. К вопросу о типах психологического реагирования у раненых с признаками боевой психической травмы. // Сборник «Актуальные вопросы терапии психических заболеваний». — Челябинск, 2002. — 158 с.

34. Усынин Ю.К. Ценностные ориентации офицеров современной Российской армии. — Саратов, 1998. — 66 с.

35. Фонтана Д. Как справиться со стрессом: Пер. с англ. — М.: «Педагогика — Пресс», 1995. — 144 с.

36. Хорошко В.К. О душевных расстройствах вследствие физического и психического потрясения на войне // Психиатр. газета. N 1, 1916. — С. 3−10.

37. Чевардук Л.Н. Психологическая коррекция ПТСР у сотрудников органов внутренних дел; учебно-методическое пособие/ Л.Н. Чевардук; МВД России, Всероссийский институт повышения квалификации работников МВД России, Центр по борьбе с терроризмом и экстремизмом. — Домодедово: ВИПК МВД РФ, 2004. — 47 с.

38. Эффективная терапия посттравматического стрессового расстройства: [сб.ст.] / под редакцией Э.Б. Фоа [и др.]. — М: Когито — центр, 2005. — 466с.

39. Юрьева Л.Н. История, культура, психические и поведенческие расстройства. — Издательство: сфера, 2002. — 196 с.

40. Ядов В.А. Структура и побудительные импульсы социально-тревожного сознания // Социологический журнал. 1997. № 3.

41. Ярская В.Н. Антропология социальной политики // Человеческие ресурсы. — М., 1998. — 100 с.

Приложение 1

Рис. 1. Схема формирования боевых стрессовых расстройств

Размещено на Allbest

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector