Характер эмоциональных отношений

Родительская любовь

Эмоциональная сторона детско-родительских отношений в значительной степени предопределяет благополучие психического развития ребенка и реализацию воспитательного потенциала родительства как социального института. Эмоциональное отношение к партнеру у родителей и ребенка в контексте их отношений имеет различное происхождение, психологическое содержание и динамику развития. Если применительно к супружеским отношениям можно говорить о принципиальном равенстве партнеров — как в отношении генезиса, так и развития и реализации эмоциональной связи, — то в случае детско-родительских отношений природа детской и родительской любви оказывается различной. Эмоциональное отношение родителя к ребенку квалифицируется как феномен родительской любви (Э. Фромм), причем в современной психологии четко разделяют эмоциональное отношение к ребенку матери и отца, выступающее как материнская или отцовская любовь. Наряду с понятием родительской любви используется термин «принятие» (А. Рое, М. Сегелман, А.И. Захаров, Д.И. Исаев, А.Я. Варга), характеризующий аффективную окраску отношения родителя к ребенку и признание его самоценности. Эмоциональная близость (В.В. Столин) определяет аффективный знак отношения (симпатия — антипатия) и эмоциональную дистанцию между родителем и ребенком.

Термин «привязанность» (attachment) используется для обозначения отношения ребенка к родителю. В современной психологии теория привязанности Дж. Боулби является общепризнанной и наиболее авторитетной в исследовании феномена любви ребенка к родителю. Подчеркнем, что сама теория привязанности в рассмотрении характера отношения ребенка к родителю (близкому взрослому), выходя за пределы чисто эмоционального аспекта, включает, в рассмотрение также закономерности развития познавательной деятельности и умственного развития ребенка в зависимости от особенностей детско-родительского взаимодействия.

Родительская любовь имеет социокультурную, историческую природу. Вплоть до XVIII в. общественная ценность родительской любви была относительно невысока. Социокультурные ожидания предписывали родителям воспитывать ребенка, проявлять заботу о его душе и телесном благополучии, контролировать, наказывать в случае необходимости, но не квалифицировали родительскую любовь как особую добродетель. Одной из причин такого положения была высокая детская рождаемость на фоне высокой смертности, многодетность семьи. В средневековой Европе умирало около 30% детей в возрасте до 5 лет. Во второй половине XIX в. семья С.А. и Л.Н. Толстых потеряла пятерых детей из двенадцати. Родители делили свое внимание между многими детьми, часто теряя их в самом раннем возрасте. Близкие эмоциональные длительные отношения родителей с ребенком были редкостью в силу особенностей семейного уклада и образа жизни семьи того времени. Только во второй половине XVIII в. в Европе материнская любовь становится обязательной нормативной установкой [Кон, 1988], а со второй половины XIX в. возникает детоцентристский тип семьи. В современном обществе социальная ценность родительской любви чрезвычайно велика, а интимно-эмоциональная близость родителей с детьми в условиях малодетной семьи и планирования рождения детей представляет собой массовое явление.

17 стр., 8192 слов

Влияние родительских отношений на развитие и преодоление тревожности у детей старшего дошкольного во…

... ; Следовательно, логично рассмотреть вопрос о влиянии родительских отношений на эмоциональное развитие ребенка. 1.2. Влияние родительских отношений на проявление тревожности у детей  старшего дошкольного возраста.   ... .В.Быкова выделяют два противоположных момента в родительских отношениях: безусловный (содержит такие компоненты, как принятие, любовь, сопереживание и т.д.) и условный ( ...

Все это привело к тому, что родительская любовь сегодня рассматривается обществом как «норма» психического здоровья человека, а поведение и личность родителя, имеющего несчастье не любить своего ребенка, — как патология, психическое отклонение, проявление аморальности и распущенности. Однако было бы несправедливо обвинять и осуждать таких родителей, конечно при условии выполнения ими родительского долга, проявления заботы, внимания и опеки в отношении ребенка. Любовь к ребенку — эмоциональная близость и взаимопонимание — не является врожденной способностью матери и отца и не возникает по мановению волшебной палочки с рождением ребенка. Способность его любить формируется в практике родительства, в процессе совместной деятельности и общения с ребенком, принося матери и отцу ощущения счастья, полноты самореализации и самозавершенности. Напротив, переживание «нелюбви», отвержения ребенка вызывает у родителя тяжелые эмоционально-личностные расстройства — чувство вины, депрессию, тревожность и страхи, нарушения Я-концепции в форме самоотвержения и низкой самооценки. Поэтому в таких случаях стратегия психологической помощи семье строится как последовательное решение следующих задач: стабилизация эмоционального состояния родителя — осознание отвержения ребенка и объективирование причин и механизма формирования нелюбви к нему — преодоление чувства вины — оптимизация общения и сотрудничества с ребенком — повышение уровня эмпатии, эмоционального взаимопонимания и привязанности в диаде родитель — ребенок.

В континууме значений эмоционального отношения родителя к ребенку можно выделить несколько вариантов отношений, от безусловно положительного до открыто негативного полюса.

  • Безусловное эмоциональное принятие ребенка (любовь и привязанность «несмотря ни на что»).

    Безусловное принятие предполагает дифференциацию родителем личности ребенка и его поведения. Отрицательная оценка и осуждение родителем конкретных поступков и действий ребенка не влечет за собой отрицания его эмоциональной значимости и снижения самоценности его личности для родителя. Такой тип эмоционального отношения наиболее благоприятен для развития личности ребенка, поскольку обеспечивает полное удовлетворение потребностей ребенка в безопасности, любви, заботе и в аффилиации в отношениях с родителями.

  • Условное эмоциональное принятие (любовь, обусловленная достижениями, достоинствами, поведением ребенка).

    В этом случае любовь родителя ребенок должен заслужить своими успехами, примерным поведением, выполнением требований. Любовь выступает как благо, награда, которая не дается сама собой, а требует труда и старания. Лишение родительской любви — достаточно часто используемый вид наказания в подобных случаях. Подобный тип родительского отношения провоцирует у ребенка возникновение тревоги и неуверенности.

  • Амбивалентное эмоциональное отношение к ребенку (сочетание позитивных и негативных чувств, враждебности и любви).
  • Индифферентное отношение (равнодушие, эмоциональная холодность, дистантность, низкая эмпатия).

    В основе такой позиции лежит несформированность материнской позиции, инфантильность и личностная незрелость самого родителя.

  • Скрытое эмоциональное отвержение (игнорирование, эмоционально- негативное отношение к ребенку).
  • Открытое эмоциональное отвержение ребенка.

А.С. Спиваковская, основываясь на трехмерной модели любви, предлагает оригинальную типологию любви родительской. Напомним, что тремя измерениями чувства любви в рамках данной модели выступают: симпатия/антипатия; уважение/презрение и близость — дальность.

Причины нарушений родительской любви изучены еще недостаточно, однако некоторые из них можно назвать:

Таблица 2

Типы родительской любви (по А.С. Спиваковской)

Тип любви/отвержения

Характеристики любви/отвержения

Родительское поведение

Родительское кредо

1. Действенная любовь симпатия уважение близость Принятие ребенка; внимание и интерес, уважение его прав и обязанностей; сотрудничество и готовность прийти ему на помощь «Я люблю моего ребенка таким, какой он есть, он самый лучший»
2. Отстраненная любовь симпатия уважение дистантность Принятие ребенка; недостаток внимания и заботы; гипопротекция; низкий уровень кооперации и помощи «У меня прекрасный ребенок, но я очень занят»
3. Действенная жалость симпатия

неуважение

близость

Принятие ребенка; недоверие к нему; излишняя опека и потворствование «Хотя мой ребенок недостаточно умен и развит, но это мой ребенок и я люблю его»
4. Снисходительное отстранение симпатия

неуважение

дистантность

Принятие ребенка; отстраненность; гипопротекция, оправдание неблагополучия болезнью ребенка, плохой наследственностью «Нельзя винить моего ребенка в том, что он такой, — есть объективные причины»
5. Отвержение антипатия

неуважение

дистантность

Отвержение ребенка; ограничение общения, игнорирование; гипопротекция, граничащая с безнадзорностью «Не люблю своего ребенка и не хочу иметь с ним дела!»
6. Презрение антипатия

неуважение

близость

Отвержение ребенка; тотальный контроль, применение наказаний, отсутствие поощрений, преобладание в родительской воспитательной системе запретов «Я мучаюсь и страдаю от того, что мой ребенок так плох»
7. Преследование антипатия

уважение

близость

Отвержение ребенка; доминирующая гиперпротекция, жестокое обращение, тотальный контроль «Мой ребенок — негодяй, и я докажу это!»
8. Отказ антипатия

неуважение

дистантность

Отвержение ребенка; гипопротекция и безнадзорность, попустительство, игнорирование «Я не хочу иметь дело с этим негодяем!»
  • Фрустрация жизненно важных потребностей родителя в связи с воспитанием ребенка. Депривация может охватывать достаточно широкий спектр потребностей, субъективная значимость которых во многом определяется степенью личностной зрелости родителя: потребность в сне и отдыхе; в безопасности; в общении с друзьями; личные достижения, карьера, профессиональный рост. В этом случае психологическая помощь должна быть направлена на поиск способа удовлетворения жизненно важных потребностей родителя при сохранении им полноценной функции ухода за ребенком и его воспитания, а также на развитие ценностно-смысловой сферы родителя.
  • Мистификация и искажение образа ребенка как результат проекции негативных качеств и приписывания их ребенку; идентификация ребенка с аверсивной личностью, вызывающей отвращение у родителя, и, как следствие, перенос на него негативного эмоционального отношения. Психологическая работа в этом случае должна быть направлена на объективирование причин подобной проекции, их анализ и помощь родителю в разрешении глубинного конфликта, лежащего в основе актуализированных защитных механизмов.
  • Негативное эмоциональное отношение к ребенку как проявление посттравматического стресса. Возникает вследствие фатального совпадения рождения ребенка или начального периода его воспитания, сенситивного к формированию привязанности, и психологической травмы, например утраты близкого человека. Ребенок приобретает значение символа травмирующей ситуации либо ассоциируется с ней. Психологическая помощь здесь строится в контексте преодоления посттравматического стресса.
  • Личностные особенности родителя (инфантильность, акцентуации характера, невротический тип личности, неадекватный тип привязанности самого родителя, эмоциональные расстройства).

    Здесь требуется индивидуальное психологическое консультирование, а в случае необходимости и психотерапия. Примером разрушающего влияния на психическое развитие ребенка может служить так называемая «шизофреногенная мать», обнаруживающая в отношениях с ребенком холодность, эмоциональную дистантность и отвержение, недостаток уважения и признания ребенка; ее поведение характеризуется властностью, деспотичностью, низкой эмпатией. Матери, переживающие депрессию, также склонны к отвержению ребенка. Характерным стилем воспитания в этом случае становится либо гипоопека, переходящая в безнадзорность, либо тотальный контроль, в котором актуализация чувства вины и стыда у ребенка становится основным методом воспитательного воздействия.

  • Индивидуально-типологические особенности ребенка — «трудный темперамент», чрезмерное возбуждение, проблемы дисциплины, невнимательность, импульсивность, — опосредующие формирование родительского отношения. Обнаружено, что родители склонны воспринимать детей с более сильным темпераментом как более зрелых. Важное значение для формирования эмоционального отношения родителя к ребенку имеет степень соответствия их темпераментов. Если темперамент ребенка противоположен родительскому, это может восприниматься родителем как негативная характеристика его личности или признак инфантильности и незрелости. Например, порывистость и импульсивность ребенка, противоположная сдержанности и неторопливости родителя, воспринимается последним как проявление слабости ребенка.
  • Низкая степень удовлетворенности браком и конфликтность в супружеских отношениях.

Материнская и отцовская любовь

Говоря о родительской любви, традиционно разделяют материнскую и отцовскую любовь как различающиеся по содержанию, природе, генезису и формам проявления (З. Фрейд, А. Адлер, Д. Винникотт, М. Дональдсон, И.С. Кон, Г.Г. Филиппова).

Признавая существование двух социальных институтов родительства—материнства и отцовства, важно не только отметить серьезные различия в реализации материнства и отцовства как качественно своеобразных форм родительства, но и указать на их сходство. В работах Э. Галински [см.: Крайг, 2000] выделяются шесть стадий родительства, содержание и последовательность которых задается логикой развития сотрудничества родителя и ребенка. На каждой из них родитель решает определенные задачи, связанные с необходимостью перестройки детско-родительских отношений с учетом развития ребенка и его возрастающей самостоятельности. Первая стадия — стадияформирования образа — продолжается от момента зачатия до рождения ребенка и рассматривается как исходная в формировании родительской позиции. Именно на этой стадии формируется первичный образ детско-родительских отношений, включающий представление о целях и ценностях воспитания, образ идеального родителя как эталона, представление о ребенке и взаимодействии с ним. На второй — стадии выкармливания (от рождения до 1 года) — центральной задачей становится формирование привязанности и первых форм сотрудничества и совместной деятельности с ребенком. Первичная иерархизация ценностей и ролей в контексте развития идентичности родителей также осуществляется именно на этой стадии. Стадия авторитета (от 2 до 5 лет) знаменует переход родителей к решению задач социализации ребенка и, соответственно, к первой оценке эффективности процесса воспитания. Насколько мой ребенок отвечает идеальному его образу, созданному в моем представлении? Могу ли я принять ребенка таким, какой он есть? Насколько я сам удовлетворяю себя как родитель? Ответы на эти вопросы предполагают рефлексию, развернутую родителем по поводу содержания и оснований его отношений с ребенком и переход к более продуманной системе воспитания с учетом «работы над ошибками» раннего периода становления родительства. Четвертая стадия — стадия интерпретации — приходится на младший школьный возраст: здесь родители подвергают ревизии и пересмотру многие концепции воспитания, которых прежде придерживались в своем общении с детьми. Пятая — стадия взаимозависимости — характеризуется изменением структуры властных отношений: родители должны перестроить свои отношения с подростками с учетом их стремления к автономии и независимости. Характер перестройки отношений со взрослеющими детьми может сделать их партнерскими или, в случае деструктивного ее развития, отношениями соперничества и противостояния. На шестой стадии — стадии расставания — родители должны окончательно признать взрослость и независимости детей, принять их психологический «уход» и решить непростую задачу переосмысления и оценки того, какими же родителями они были.

Типы семейного воспитания

Основополагающее значение для выделения типов семейного воспитания имели работы Д. Баумринд [Baumrind, 1975]. Критериями такого выделения признаны характер эмоционального отношения к ребенку и тип родительского контроля. Классификация стилей родительского воспитания включала четыре стиля: авторитетный, авторитарный, либеральный, индифферентный. Авторитетный стиль характеризуется теплым эмоциональным принятием ребенка и высоким уровнем контроля с признанием и поощрением развития его автономии. Авторитетные родители реализуют демократический стиль общения, готовы к изменению системы требований и правил с учетом растущей компетентности детей. Авторитарный стиль отличается отвержением или низким уровнем эмоционального принятия ребенка и высоким — контроля. Стиль общения авторитарных родителей — командно-директивный, по типу диктата, система требований, запретов и правил ригидна и неизменна. Особенностями либерального стиля воспитания являются теплое эмоциональное принятие и низкий уровень контроля в форме вседозволенности и всепрощенчества. Требования и правила при таком стиле воспитания практически отсутствуют, уровень руководства недостаточен. Индифферентный стиль определяется низкой вовлеченностью родителей в процесс воспитания, эмоциональной холодностью и дистантностью в отношении ребенка, низким уровнем контроля в форме игнорирования интересов и потребностей ребенка, недостатком протекции.

Проведенное Баумринд лонгитюдное исследование было направлено на изучение влияния типа семейного воспитания на развитие личности ребенка.

Роль указанных стилей родительского воспитания — авторитетного, авторитарного, либерального и индифферентного — в формировании личностных особенностей детей стала предметом специального изучения. Параметрами оценки личностных качеств ребенка, зависящими, по мнению автора, от стиля родительского воспитания, были названы: отношения враждебности/доброжелательности, ребенка к миру; сопротивление, социальный негативизм/кооперация; доминирование в общении/уступчивость, готовность к компромиссу; доминантность/подчинение и зависимость; целенаправленность/импульсивность, полевое поведение; направленность на достижения, высокий уровень притязаний/отказ от достижений, низкий уровень притязаний; независимость, автономия/зависимость (эмоциональная, поведенческая, ценностная).

Стиль родительского воспитания примерно в 80% случаев удалось идентифицировать.

Авторитарные родители в воспитании придерживаются традиционного канона: авторитет, власть родителей, безоговорочное послушание детей. Как правило, низкий уровень вербальной коммуникации, широкое использование наказаний (и отцом, и матерью), ригидность и жесткость запретов и требований. В авторитарных семьях было констатировано формирование зависимости, неспособность к лидерству, отсутствие инициативы, пассивность, полевое поведение, низкая степень социальной и коммуникативной компетентности, низкий уровень социальной ответственности с моральной ориентацией на внешний авторитет и власть. Мальчики нередко демонстрировали агрессивность и низкий уровень волевой и произвольной регуляции.

Авторитетные родители обладают большим жизненным опытом и несут ответственность за воспитание ребенка. Проявляют готовность к пониманию и учету мнения детей. Общение с детьми строится на основе демократических принципов, поощряется автономия и самостоятельность детей. Практически не используются физические наказания и вербальная агрессия, а основным методом воздействия на ребенка становится логическая аргументация и обоснование. Послушание не декларируется и не выступает реальной ценностью воспитания. Отмечается высокий уровень ожиданий, требований и стандартов на фоне поощрения самостоятельности детей. Результатом авторитетного родительства становится формирование у ребенка высокой самооценки и самопринятия, целенаправленности, воли, самоконтроля, саморегуляции, готовности к соблюдению социальных правил и стандартов. Фактором риска при авторитетном родительстве может стать слишком высокая мотивация достижений, превышающая реальные возможности ребенка. В неблагоприятном случае это приводит к повышению риска невротизации, причем мальчики оказываются более уязвимыми, чем девочки, поскольку уровень требований и ожиданий в отношении к ним выше. Для детей авторитетных родителей характерны высокая степень ответственности, компетентности, дружелюбия, хорошая адаптивность, уверенность в себе.

Либеральные родители намеренно ставят себя на одну ступень с детьми. Ребенку предоставляется полная свобода: он должен ко всему прийти самостоятельно, на основании собственного опыта. Никаких правил, запретов, регламентации поведения нет. Реальная помощь и поддержка со стороны родителей отсутствует. Уровень ожиданий в отношении достижений ребенка в семье не декларируется. Формируется инфантильность, высокая тревожность, отсутствие независимости, страх реальной деятельности и достижений. Наблюдается либо избегание ответственности, либо импульсивность.

Индифферентный стиль родительства, демонстрирующий игнорирование и пренебрежение к ребенку, особенно неблагоприятно сказывается на развитии детей, провоцируя широкий спектр нарушений от делинквентного поведения, импульсивности и агрессии до зависимости, неуверенности в себе, тревожности и страхов.

Исследование показало, что сам по себе стиль родительского поведения еще не предопределяет однозначно формирования тех или иных личностных особенностей. Важную роль играют переживания самого ребенка, особенности его темперамента, соответствие типа семейного воспитания индивидуальным качествам ребенка. Чем он старше, тем в большей степени влияние типа семейного воспитания определяется его собственной активностью и личностной позицией.

По данным, полученным на североамериканской выборке (США), распределение родителей по стилям семейного воспитания, выделенным Баумринд, выглядит следующим образом: 40—50% родителей реализуют авторитарный или близкий к авторитарному стиль воспитания; 30—40% — демократический и около 20% — разрешающий или попустительский стиль.

Интегративной характеристикой воспитательной системы является тип семейного воспитания. Критерии классификации типов семейного воспитания и типология представлены в работах А.Е. Личко [1989], Э.Г. Эйдемиллера и В. Юстицкиса (1999], Исаева [1996], А.Я. Варги [1997], А.И. Захарова[1997]и др.

Гармоничный тип семейного воспитания отличается:

  • взаимным эмоциональным принятием, эмпатией, эмоциональной поддержкой;
  • высоким уровнем удовлетворения потребностей всех членов семьи, включая детей;
  • признанием права ребенка на выбор самостоятельного пути развития, поощрением автономии ребенка;
  • отношениями взаимного уважения, равноправия в принятии решений в проблемных ситуациях;
  • признанием самоценности личности ребенка и отказом от манипулятивной стратегии воспитания;
  • обоснованной возрастными и индивидуально-личностными особенностями ребенка, разумной и адекватно предъявляемой к нему системой требований;
  • систематическим контролем с постепенной передачей функций контроля ребенку, переходом к его самоконтролю;
  • разумной и адекватной системой санкций и поощрений;
  • устойчивостью, непротиворечивостью воспитания при сохранении права каждого из родителей на собственную концепцию воспитания и планомерное изменение его системы в соответствии с возрастом ребенка.

Дисгармоничные типы воспитания весьма разнообразны, но всем им в той или иной степени свойственны:

  • недостаточный уровень эмоционального принятия ребенка, возможность эмоционального отвержения и амбивалентного отношения, отсутствие взаимности;
  • низкий уровень сплоченности родителей и разногласия в семье в вопросах воспитания детей;
  • высокий уровень противоречивости, непоследовательности в отношениях родителей с детьми;
  • ограничительство в различных сферах жизнедеятельности детей;
  • завышение требований к ребенку или недостаточная требовательность, вседозволенность;
  • неконструктивный характер контроля, низкий уровень родительского мониторинга, чрезмерность санкций или их полное отсутствие;
  • повышенная конфликтность в повседневном общении с ребенком;
  • недостаточность или чрезмерность удовлетворения потребностей ребенка.

Остановимся на кратком описании наиболее частых вариантов дисгармоничного типа воспитания в семье.

Гипопротекция

Характеризуется недостаточностью заботы, внимания, опеки и контроля, интереса к ребенку и удовлетворения его потребностей.

Явное эмоциональное отвержение ребенка выступает как вариант воспитания по типу Золушки. Недостаток интереса, заботы, ответственности и контроля поведения ребенка обусловлен эмоциональным отвержением ребенка и приписыванием его личности негативных черт. Для отвержения характерно неприятие эмоциональных особенностей ребенка, его чувств и переживаний. Родитель предпринимает попытки «улучшить» ребенка, используя для этого жесткий контроль и санкции, навязывает ребенку определенный тип поведения как единственно правильный и возможный (В.И. Гарбузов).

Чистая гипопротекция отличается неудовлетворением потребностей ребенка и отсутствием контроля. Неудовлетворение потребностей может граничить с вариантом безнадзорности, когда не удовлетворяются даже витальные потребности.

Скрытая гипопротекция определяется низким уровнем протекции при формальной заботе о ребенке. Родитель, казалось бы, заинтересован в ребенке, но на самом деле обычно удовлетворяются лишь витальные его потребности. Нет сотрудничества, совместной деятельности, активных содержательных форм общения, нет подлинной заинтересованности и заботы о ребенке. Требования предъявляются, но контроль их выполнения не обеспечивается. Достаточно часто за скрытой гипопротекцией кроется неосознанное эмоциональное отвержение ребенка.

Перфекционизм — рационально обосновываемая гипопротекция. Например, ребенок недостоин любви и заботы, поскольку не выполняет какие-то обязательства, а потому должен быть наказан. В основе перфекционизма лежит искажение образа ребенка и эмоциональное его отвержение.

Потворствующая гипопротекция характеризуется низким уровнем принятия ребенка на фоне потворствования и вседозволенности, когда родители стремятся удовлетворить любые желания ребенка. Дети в такой семье, как правило, избалованные, но, в отличие от семьи с гиперпротекцией, лишены родительской любви. Там стараются всячески избегать общения с ребенком, откупаясь материальными благами и подарками, например отправляют его на все лето в дорогой престижный лагерь. Родители по отношению к ребенку ведут себя холодно и отстраненно, избегают физического контакта, стремятся оградить ребенка от установления близких связей с другими людьми, изолировать. В основе потворствующей гипопротекции лежит чувство вины родителя из-за отсутствия подлинной любви к ребенку. Часто это переходит в другую крайность, и ребенок становится объектом агрессии, что приводит к трансформации потворствующей гипопротекции в жестокое обращение.

Компенсаторная гиперопека. В ее основе лежит гипоопека (нет подлинной заинтересованности, есть элементы эмоционального отвержения).

Если в случае потворствующей гипоопеки компенсация осуществляется за счет выполнения желаний ребенка, то здесь — за счет повышенной опеки. Ребенок постоянно в центре внимания, высок уровень тревожности родителей в связи со здоровьем ребенка или страх, что с ребенком что-то произойдет.

Гиперпротекция

Характеризуется чрезмерной родительской заботой, завышенным уровнем протекции. Основой гиперпротекции может стать как любовь к ребенку, так и амбивалентное к нему отношение. В некоторых случаях гиперпротекция может сочетаться с эмоциональным отвержением ребенка. Гиперопека может быть обусловленной доминированием мотива эмоционального контакта с ребенком. Тогда преувеличенная забота о нем выражает острую потребность самого родителя в эмоциональных отношениях и страх одиночества. Достаточно часто причиной гиперопеки становится фобия утраты, страх потерять ребенка, тревожное ожидание возможного несчастья.

Потворствующая гиперпротекция. Воспитание по типу кумира семьи: безусловное эмоциональное принятие ребенка, симбиотическая связь с ребенком. Ребенок является центром семьи, его интересы приоритетны, удовлетворение любых потребностей ребенка чрезмерно, требования, запреты, контроль и санкции отсутствуют. Наличествуют только поощрения, но, как не связанные с реальными достижениями ребенка, они теряют свое развивающее продуктивное значение. Культ ребенка зачастую осуществляется в ущерб остальным членам семьи.

Доминирующая гиперпротекция. В основе ее может лежать как эмоциональное принятие ребенка, так и его отвержение или амбивалентное отношение. Авторитаризм родителей при данном типе воспитания, достаточно широко распространенном в нашей культуре, обусловливает чрезмерность требований, стремление контролировать и чувства, и мысли ребёнка, попытку структурировать отношения с ребенком по типу «у меня власть». Диктат и доминантность родителя выступают в форме категоричности, директивности и безапелляционности суждений, в стремлении установить неограниченную власть над ребенком, добиться его полного и беспрекословного послушания. Одной из причин родительской доминантности является недоверие к ребенку, уверенность в том, что сам он не сможет справиться ни с одной из жизненных трудностей, что он неспособен к самостоятельным действиям и нуждается в руководстве и контроле. Доминирующая гиперпротекция характерна для воспитания детей дошкольного и младшего школьного возраста. Достаточно часто маленького ребенка воспитывают по типу потворствования, а когда он подрастает, гиперопека становится доминирующей и в подростковом возрасте сменяется гипоопекой.

Компенсаторная гиперопека, по сути, может быть приравнена к гипоопеке с точки зрения удовлетворения потребностей ребенка в любви, принятии, содержательном сотрудничестве и кооперации. Вместе с тем родитель оберегает ребенка от воспитательных воздействий со стороны социального окружения, стремится компенсировать недостаток любви излишком подарков и материальных ценностей.

Нематеринская гиперпротекция (со стороны бабушки) обычно носит потворствующий характер, но иногда может принимать и доминирующую форму.

Смешанная гиперопека — это переход от гипер- к гипоопеке, принимающей скрытые формы.

Противоречивое воспитание

Такое воспитание может быть обусловлено реализацией разными членами семьи одновременно различных типов воспитания или сменой образцов воспитания по мере взросления ребенка. Противоречивость выступает как несовместимость и взаимоисключаемость воспитательных стратегий и тактик, используемых в семье в отношении одного ребенка. В некоторых случаях противоречивое воспитание принимает форму конфликтного. Причинами противоречивого воспитания могут стать воспитательная неуверенность родителя, низкая степень его психолого-педагогической компетентности, нормативные и ненормативные кризисы семьи, например в связи с рождением в семье еще одного ребенка или разводом. Нередко противоречивость воспитания оказывается обусловлена большим количеством вовлеченных в процесс воспитания ребенка взрослых, не желающих и не умеющих рефлексировать и согласовывать свои воспитательные подходы. Неравномерность воспитания может проявляться в дефиците эмоционального общения родителя с ребенком в раннем возрасте и «переизбытке» эмоционального контакта в более старшем. Частным случаем противоречивого воспитания является так называемое «маятникообразное» воспитание, в котором запреты отменяются без должных на то причин и разъяснений и затем вновь столь же неожиданно и необоснованно восстанавливаются.

Противоречивое воспитание приводит к формированию у ребенка тревожного типа привязанности, искажению в развитии Я-концепции, росту личностной тревожности, неуверенности в себе и низкому самопринятию.

Воспитание по типу повышенной моральной ответственности

Отличается чрезмерностью требований, предъявляемых к ребенку. По разным причинам к ребенку предъявляются требования, не соответствующие его возрасту и индивидуальным особенностям. Этот разрыв благоприятен для рывка в личностном развитии, но если отсутствует содержательная помощь со стороны родителей, то в сочетании с жесткими санкциями такой тип воспитания может стать причиной невротизации ребенка. Дети, воспитывающиеся в атмосфере повышенной моральной ответственности, очень обязательны, гиперсоциальны, но склонны к невротизации и соматизации психологических проблем, к высокой тревожности. Причинами такого варианта искажения типа семейного воспитания могут выступать: делегирование; искажение когнитивного образа ребенка (приписывание больших возможностей, чем те, которыми реально обладает ребенок); объективные условия социальной ситуации развития (отец ушел из семьи, мать зарабатывает на жизнь, на старшего ребенка ложится ответственность за младших и домашние заботы).

Гиперсоциализирующее воспитание

Выражается в тревожно-мнительной концентрации родителя на социальном статусе ребенка, его успехах и достижениях, отношении к нему сверстников и месте, занимаемом в группе; на состоянии здоровья ребенка без учета реальных психофизических его особенностей, возможностях и ограничениях (В.И. Гарбузов).

Родитель проявляет в отношениях с ребенком чрезмерную принципиальность, не учитывая его возрастно-психологических и индивидуально-личностных особенностей, во главу угла ставит принцип долга, ответственности, социальных обязанностей, норм и правил. Для этого типа воспитания присущи шаблонность, предопределенность воспитательных схем и методов без учета реальных ситуаций взаимодействия и особенностей ребенка. В отношениях с детьми родитель обнаруживает тревожность, мнительность и неуверенность, что самым прямым образом сказывается на личностных особенностях ребенка.

Жестокое обращение с ребенком

Воспитание по типу жестокого обращения (начиная от жестоких физических наказаний и заканчивая эмоциональным отвержением ребенка, недостатком тепла, любви, принятия, холодностью и дистантностью опекуна) характеризуется применением родителем самого широкого спектра наказаний при практически полном отсутствии поощрений, несоразмерностью проступка ребенка и тяжести наказания, импульсивной враждебностью родителя. Как правило, ребенок выполняет в семье роль «козла отпущения», «позора семьи». Образ ребенка искажается родителем, в соответствии с механизмами проекции и рационализации ему приписываются всевозможные пороки и недостатки, патологическая агрессивность, лживость, испорченность, эгоизм и т.д.

Воспитание в культе болезни

Представляет собой специфический тип дисгармоничного семейного воспитания, характеризующийся навязыванием ребенку роли «больного члена семьи», созданием особой атмосферы. Отношение к ребенку как к больному, слабому, беспомощному ведет к осознанию им своей исключительности, развитию пассивности, слабости, вседозволенности, к трудностям волевого поведения, эгоизму и демонстративности. Ребенок выполняет в семье патологизирующую роль «больной член семьи».

Воспитание вне семьи

Воспитание в детских учреждениях (домах ребенка, детских домах, интернатах, у дальних родственников) особенно неблагоприятно сказывается на психическом развитии детей. Лишение семьи в раннем возрасте приводит к необратимым или трудно корригируемым нарушениям в формировании привязанности и автономии личности (Дж. Боулби) и базового доверия к миру (Э. Эриксон).

Наиболее яркими следствиями такого воспитания становятся расстройства эмоциональной сферы (страхи, тревожность, депрессия, трудности эмпатии), нарушения личностного и умственного развития, высокая агрессивность, жестокость и формирование девиантного, т.е. отклоняющегося от нормы, и делинквентного, выходящего за пределы правовых норм, поведения.

Значительный интерес представляют также выделенные А.Я. Варгой [1997] неадекватные типы материнского отношения.

  1. Отношение матери к сыну по замещающему типу. Сыну приписывается роль супруга. Отношения в диаде строятся по типу поиска поддержки, перекладывания матерью ответственности и заботы на плечи сына. Сыну навязывается роль главы семьи, необходимость заботы о матери. Это бывает как в неполной, так и в полной семье. В полной — в случае коалиции мать—сын, когда мать недовольна тем, как супруг реализует свою роль. В диаде отец-дочь отношение отца к дочери как к хозяйке дома не провоцирует искажения типа семейного воспитания. Такой вариант воспитания скорее можно рассматривать как воспитание по типу повышенной моральной ответственности, поскольку отец не претендует на исключительность внимания дочери.
  2. Симбиотическая связь матери с ребенком, характеризующаяся гиперопекой и низкой степенью эмоциональной дифференциации. Может быть как потворствующей, так и доминирующей, но главная, черта симбиотической связи — родитель и ребенок в сознании матери не разделены, представляют, единое целое. Это очень плохо в подростковом возрасте, так как симбиоз мешает подростку установить контакты со сверстниками.
  3. Лишение родительской любви. Любовь родителя используется как инструмент для манипулирования ребенком, как награда, которую надо заслужить.
  4. Воспитание посредством актуализации чувства вины также представляет угрозу для развития личности ребенка, поскольку может стимулировать развитие наказующего самосознания, низкой самооценки и самопринятия.

Е.О. Смирнова [Смирнова, Быкова, 2001] выделяет девять вариантов родительского поведения в зависимости от выраженности личностного и предметного компонента родительского отношения: строгий, объяснительный, автономный, компромиссный, содействующий, сочувствующий, потакающий, ситуативный и зависимый родитель. В каждом из перечисленных вариантов превалирует либо личностный (любовь, сочувствие, сопереживание ребенку), либо предметный (требования, контроль, оценка качеств ребенка) компонент родительского отношения. Строгий родитель директивен, авторитарен, ориентирован на социальные достижения, предъявляет ребенку высокие требования, далеко не всегда согласованные с его возможностями, ограничивает инициативу и активность самого ребенка. Объяснительный использует в воспитании стратегию объяснений, ориентируясь на ребенка как равноправного партнера. Автономный поощряет самостоятельность и независимость ребенка, предоставляя ему возможность самому находить решение проблем. Компромиссный в воспитании придерживается тактики равноценного обмена. Предлагая ребенку непривлекательное задание или поручение, он стремится «уравновесить» его наградой, учесть интересы, потребности и увлечения ребенка. Содействующий чувствителен как к нуждам, так и к потребностям ребенка, всегда готов прийти ему на помощь, ориентирован на равноправное сотрудничество, предоставляет ребенку шанс самостоятельно справиться с проблемой там, где это возможно. Сочувствующий сенситивен к эмоциональному состоянию ребенка и его нуждам, сочувствует ему и сопереживает. Однако реальной помощи не оказывает, конкретных действий, направленных на разрешение проблемы, не предпринимает. Потакающий ставит интересы ребенка выше собственных интересов и интересов семьи. Готов пожертвовать всем, лишь бы удовлетворить потребности ребенка, даже в ущерб себе. Ситуативный меняет свое поведение, требования, запреты, контроль и оценку ребенка в зависимости от конкретной ситуации. Система воспитания достаточно лабильна и изменчива. Наконец, зависимый родитель не имеет своего собственного мнения в вопросах воспитания детей, привык полагаться на авторитеты. В случае неудач и трудностей в детско-родительских отношениях апеллирует к педагогам, собственным родителям, психологам, склонен к чтению психолого-педагогической литературы и надеется найти там ответы на волнующие его вопросы.

П. Вюрсмер выделяет четыре типа семей с нарушениями общения: семья, травматизирующая детей, навязчивая, лживая и непоследовательная. Первая навязывает ребенку патологизирующую роль как дополнительную к роли жертвы или агрессора, с которыми идентифицирует себя родитель, переживший насилие в детском возрасте. Навязчивая семья осуществляет постоянный и навязчивый контроль за ребенком, вызывающий у него чувство стеснения, стыда и злобы; рождающий атмосферу лицемерия и фальши. Лживая семья практикует двойные стандарты, постоянное использование которых приводит к утрате ребенком чувства реальности и деперсонализации, к отчуждению. В непоследовательной, ненадежной семье ребенок ощущает нестабильность и угрозу [Курек, 1997].

Интересный подход к созданию типологии детско-родительских отношений был предложен Г.Г. Семеновой-Полях [2003]. В качестве системообразующих параметров такой типологии автор предлагает использовать характеристики вовлеченности субъекта в детско-родительские отношения, превалирование одного из субъектов отношений и характер взаимодействия родителя и ребенка (жесткость — мягкость).

Указанная типология позволила классифицировать описанные ранее в литературе типы семейного воспитания.

§ 14. Дисгармоничные типы воспитания как фактор риска в развитии ребенка

Дисгармоничные типы семейного воспитания создают условия для формирования негативных личностных качеств ребенка, особенно при наличии конституциональной предрасположенности. Однако было бы неверно упрощать характер связи между личностными особенностями ребенка и особенностями родительского стиля воспитания, трактуя их как причинно- следственные. Известно, что одно и то же поведение родителя может вызвать два варианта реагирования ребенка: защитное и дополнительное. Например, авторитарное поведение и диктат родителя могут вызвать защитное поведение подростка (агрессию, негативизм, сопротивление, грубость, уход) либо дополнительную форму отреагирования — зависимость, покорность, безынициативность. Способ реагирования в значительной степени зависит от индивидуальных особенностей ребенка. В подростковом возрасте он определяется особенностями темперамента и характера, готовностью ребенка учитывать всю информацию, его актуальным эмоциональным состоянием и интерпретацией родительских действий [Grusec, Goodnow, Kuczynski, 2000].

В работах А.Е. Личко [1989], Э.Г. Эйдемиллера [1996, 1999] прослежено влияние различных типов семейного воспитания на формирование личности подростка. Гипопротекция, характеризующаяся низким уровнем опеки и удовлетворения потребностей ребенка, отсутствием продуманной системы воспитания и социального контроля (отсутствуют требования и запреты), приводит к усилению выраженности гипертимной, неустойчивой и конформной акцентуации. Жестокое обращение — к усилению эпи- лептоидной акцентуации и выраженности эпилептоидных черт при конформном типе. Лабильный, сенситивный и астеноневротический тип оказываются крайне уязвимыми к эмоциональному отвержению. Повышенная моральная ответственность создает условия для развития психастенической акцентуации, резко усиливая уже имеющиеся черты психастении. Доминирующая гиперпротекция, направленная, по мнению родителей, на профилактику развития гипертимных черт подростков и находящая выражение в тотальной гиперопеке и запретительно-ограничительной тактике воспитания, напротив, приводит к обострению реакции эмансипации, выраженности негативной симптоматики подросткового кризиса и, как следствие, к усилению гипертимного типа и выраженности асоциального и антисоциального поведения подростков. Доминирующая гиперпротекция усиливает выраженность «слабых» типов — психастенического, сенситивного, астеноневротического. Потворствующая гиперпротекция предрасполагает к развитию истероидно-демонстративных черт характера при истероидной, гипертимной и лабильной акцентуации, резко усиливая жестокость и агрессивность при эпилептоидном типе.

А.И. Захаров [1982] выделил следующие условия функционирования семьи, порождающие нарушения типа семейного воспитания и невротизацию ребенка:

  • искажение супружеских отношений по типу невротически мотивированного взаимодополнения;
  • инверсия супружеских и родительских ролей, например выполнение бабушкой роли матери, а матерью — роли отца;
  • образование эмоционально обособленных диад и аутсайдеров, «изгоев» в семье;
  • высокий уровень семейной тревоги и эмоциональной напряженности;
  • депривация потребности ребенка в принятии, сопереживании, общении с родителями;
  • практика подавления конфликтов и ухода от проблем.

Личностные особенности матерей также провоцируют развитие у детей неврозов. В частности, Захаров выделяет такие психологические типы матерей детей с неврозами и нарушениями личностного развития, как «снежная королева», «царевна-несмеяна», «спящая красавица», «наседка», «суматошная мать», «унтер Пришибеев», «вечный ребенок». Неблагоприятные психологические черты матери непосредственно влияют на тип семейного воспитания, что оказывается особенно губительным тогда, когда мать односторонне доминирует в воспитании ребенка. Например, низкая эмоциональная экспрессивность, эмпатия и отзывчивость матери предрасполагают к серьезным нарушениям эмоционально-личностного развития ребенка. Преобладание рационального аспекта в воспитании в ущерб эмоциональному ведет к нарушениям эмоционального развития ребенка, низкому уровню развития у него воображения и креативности. По мнению Захарова, классическая триада — тревожность, аффективность (эмоционально бурные проявления родителем своего недовольства ребенком) и гиперсоциальность — образует то сочетание особенностей воспитания, которое влечет за собой невротизацию ребенка.

Захаров [1997] выделил ряд особенностей воспитательного стиля родителей, являющихся фактором риска нарушений эмоционально-личностного развития ребенка (см. табл. 4).

#page#

Таблица 4

Особенности воспитательного стиля родителей как фактор риска нарушений эмоционально-личностного развития ребенка (по А.И. Захарову)

Воспитательная черта

Поведение родителя

Непонимание родителем личностного своеобразия ребенка Соотносит действия ребенка с ригидными эталонами без учета реальных возможностей и способностей ребенка. Например, считает, что ребенок «не хочет» что-то делать, не замечая, что ребенок просто «не может» выполнить предлагаемые требования
Непринятие Проявляется в двух формах: непринятие самого ребенка (нежеланный ребенок) и непринятие отдельных его черт. В последнем случае родитель пытается «переделать», изменить ребенка
Несоответствие требований и ожиданий родителя Декларирует одни требования и в то же время ожидает от ребенка прямо противоположного поведения. Ребенок оказывается в ситуации двойного стандарта и неопределенности. Противоречивость системы требований. Часто сопровождается общей неуверенностью в воспитании
Негибкость родителей Проявляется в шаблонности и стереотипности требований и форм реагирования родителя на различные ситуации. Неполный учет специфики конкретной ситуации влечет за собой несвоевременную и неадекватную реакцию. Для негибких родителей характерны фиксация и застревание на проблемах, малое количество альтернатив при их решении, предвзятость в суждениях и стремление к навязыванию своего мнения
Неравномерность Проявляется в неодинаковом интересе к ребенку в разные моменты его жизни. Например, когда у ребенка проблемы, родители проявляют к нему повышенное внимание, а когда ситуация стабилизируется, бросают его на произвол судьбы
Непоследовательность Часто меняет стратегии воспитания. Критерии оценивания, требования и другие значимые характеристики воспитания произвольны. В одинаковых ситуациях родитель реагирует непредсказуемо — за одни и те же поступки иногда хвалит, а иногда наказывает
Несогласованность действий родителей Определяется разногласиями между взрослыми, воспитывающими ребенка: разные системы требований, санкций, оценок, конфликтами между родителями и другими воспитателями в семье
Аффективность Отличается излишней эмоциональностью, создающей в семье напряженную, «суматошную» обстановку. При преобладании отрицательных эмоций нарушаются межличностные контакты, исчезает интерес к жизни семьи
Тревожность Поддерживает в семье атмосферу неуверенности, излишне опекает ребенка, сковывает его свободу необоснованными запретами и т.д. Семья характеризуется сниженным эмоциональным фоном, отсутствием жизнерадостности
Доминантность Отличается необоснованным стремлением главенствовать над ребенком в любых ситуациях. Родитель подавляет личность ребенка, претендуя на статус единственного для него авторитета
Гиперсоциальность В стремлении к воспитанию «идеального» ребенка формализует воспитательный процесс, проявляет повышенную принципиальность, нетерпимость к слабостям, склонность к навязыванию ребенку большого количества правил и морализированию, замечаниям и порицаниям. «Всестороннее» обучение и воспитание ребенка ведется без учета его реальных возможностей
Воспитательная черта Поведение родителя
Недоверие к возможностям ребенка Возможности ребенка недооцениваются, ему отказывается в свободе и доверии на основании его неспособности (чаще мнимой) к самостоятельной деятельности
Нечуткость

(недостаточная

отзывчивость)

Реакция на потребности и чувства ребенка во многих случаях бывает несвоевременной и неадекватной, вследствие чего возникает ощущение взаимной неудовлетворенности отношениями
Противоречивость Проявляется в противоречивости требований, запретов, способов контроля, часто сопровождаемой воспитательной неуверенностью

РОЛИ, НАВЯЗЫВАЕМЫЕ РЕБЕНКУ В НЕБЛАГОПОЛУЧНОЙ СЕМЬЕ

Мир любой семьи довольно многолик и разнообразен: в ней переживаются радости и огорчения, чувства глубокой любви и разочарования, искренней привязанности друг к другу и эмо-ционального отчуждения. Проблемы поведения ребенка, как правило, чаще всего представляют собой соответствующую ре-акцию на существующие между взрослыми членами семьи разногласия. Чувствуя, что в семье что-то не ладится, что между родителями существуют какие-то разногласия, дети иногда воспринимают в качестве их причины самих себя, и подобное приписывание себе вины бременем ложится на детскую душу, может привести к серьезным психическим травмам. Кроме тогo, явная или скрытая неудовлетворенность родителей друг другом и семьей часто проецируется ими на ребенка в форме навязывания ему определенной роли. Ребенок в семье становится своеобразным громоотводом для разрядки эмоционального напряжения взрослых. Возможно и такое: за проявлением усиленного внимания и чрезмерной заботы отец мли мать пытается скрыть свое стремление создать своеобразный союз с ребенком, направленный против другого. В общих случаях навязанная ребенку роль негативно отражается не только на психологической атмосфере семьи, еще больше усугубляя семейное неблагополучие, но и оказывает травмирующее влияние на психику малыша и формирование его личностных черт.

Рассмотрим более подробно типичные роли, предопреде-

ленные для ребенка в неблагополучной семье. Следует заме-тить, что эти роли могут быть как положительными, подчер-кивающими ценность ребенка для семьи, так и отрицателъ-ными, с помощью которых фиксируется его низкая ценность в семейном кругу.

Эти роли не являются ригидными и жестко закрепленными. Дети могут играть несколько ролей одновременно или

83

Раздел 1

Ребенок становится громоотводом

для разрядки

эмоционального

напряжения

взрослых

■ IIIIII

поочередно. Чем дольше человек играет определенную роль, тем больше она закрепляется за ним. Особенно это касается детей. Чувства, которые когда-то возникли у ребенка в ответ на ситуацию в семье, потом становятся движущими силами в его дальнейшей жизни, сообразно с ними он строит свою судьбу и свои отношения с другими людьми.

Положительные роли

Положительные роли, согласно которым строится модель поведения ребенка в семье, а затем и за ее пределами, довольно многообразны. Среди них наиболее распространенными являются: кумир семьи, вундеркинд, мамино (папино, бабушкино…) сокровище, паинька, талисман семьи, болезненный ребенок, герой семьи и др.

Казалось бы, положительная роль, которая отводится ребенку в семье, должна способствовать формированию у него исключительно положительных личностных качеств и социально приемлемых форм поведения. Это действительно так, если родительская любовь, внимание и забота проявляются в разумных пределах, если воспитательная работа направляется на создание семейной среды, которая помогает становлению доброжелательного, доверчивого отношения ребенка к людям и к себе. Однако иногда в семьях (чаще всего со скрытой формой неблагополучия) создается культ ребенка, все дела и заботы сосредоточиваются на нем. Особенно отчетливо это проявляется в такой роли, как кумир семьи.

84

Типы неблагополучных семей

| Ребенок, что бы он ни делал и как бы ни вел себя, вызывает общее восхищение домашних. Любое его желание, прихоть удовлетворяются незамедлительно. А если кто-то из членов семьи не делает этого, то вызывает нарекание других. Жизнь семьи как бы целиком посвящена ребенку, все дела и заботы сосредоточены исключительно вокруг него. На первый взгляд, это понятно. Но постоянные, зачастую незаслуженные похвалы, родительские жертвы приводят к тому, что ребенок начинает воспринимать себя как центр семьи, понимать, как значим он для родителей, как они любят его. Он просто не видит, что существуют проблемы других людей, и не встречается с необходимостью считаться с другими. В такой атмосфере он вырастает изнеженным, капризным, глубоко эгоцентричным, поскольку с малолетства привыкает ставить свою персону в центр мироздания. У него возникает и закрепляется позиция «я — все, вы — ничто», которая проявляется не только в его отношениях с членами семьи, но и со сверстниками и другими взрослыми: он не считается с окружающими, действует наперекор их желаниям и требованиям, полагая, что все будут служить ему так же преданно, как это делают родители. В родительской семье ребенок привыкает к восторгам и восхищению, часто не имеющими никакого основания. Сам же относится к окружающим пренебрежительно. Естественно, что ожидания такого ребенка относительно всеобщего восхищения не оправдываются, поэтому он сначала испытывает недоумение, а затем интенсивные отрицательные эмоции, которые вынуждают его действовать агрессивно, что еще больше разрушает межличностные связи.

Несмотря на то что в семье преобладает культ ребенка, эта беспредельная любовь к нему не всегда бескорыстна. Не

85

исключено, что за возведением его в кумиры скрывается со-

перничество взрослых. Каждый из них — мама, папа, бабуш-

ка и т. д. — путем демонстрации своей особой привязанности

к ребенку пытается утвердить свое главенство в семье. При

этом размер вклада каждого в заботу о ребенке подспудно ока-

зывается своего рода козырем в игре взрослых.

Возможен и другой вариант: кумир семьи, сам того не зная,

выполняет функцию объединяющего фактора, поддерживаю-

щего семейный очаг в условиях мнимого сотрудничества взрос-

лых. Истинного взаимопонимания, готовности к эмоциональной

поддержке друг друга в семье нет, но все заинтересованы в со-

хранении видимости благополучия, и общее восхищение ребен-

ком превращено в символ семейного единства.

Аналогична по своей сути и отводимая ребенку в семье роль

вундеркинда (надежды семьи). Чаще всего появление по-

добной роли наблюдается в семьях, для которых характерно

искаженное отношение самих родителей к окружающему

миру, своеобразный отказ от попытки реализовать себя в нем.

Знакомые, сотрудники, друзья воспринимаются ими отчуж-

денными, недоброжелательными. В своей работе и в жизни вообще они не видят ничего хорошего, потому что в силу раз- ных обстоятельств не удалось добиться желаемого, реализовать

свои планы и замыслы. По этой причине у них появляется

чувство неполноценности и они начинают воспринимать себя

неудачниками. В силу подобного жизненного пессимизма они

замыкаются в себе, ограничивая свое общение только родст- венниками и самыми близкими людьми.

Для родителей в подобной жизненной ситуации ребенок становится своеобразным средством поддержания контактов с внешним миром и одновременно надеждой на реализацию своей мечты. В высказываниях отца или матери часто проскальзывает мысль о том, что их ребенок покажет, кем мог-(могла) бы я быть, если бы мне никто не мешал. Желание через идентификацию с ребенком компенсировать свои неудовлетворенные потребности в самореализации проявляется либо ‘| в предъявлении к нему непомерных требований (их отношение к ребенку ставится в зависимость от его успехов в какой-либо сфере: различных престижных видах спорта, искусстве и т. п.), либо в использовании его как средства демонстрации окружающему миру своей незаурядности, которая в свое время не была

86

Типы неблагополучных семей

Замечена и оценена по достоинству. Иначе говоря, ребенок как бы вплетается родителями в сценарий сведения счетов с миром. При таких установках родители ставят себя на вторую Позицию по отношению к ребенку — ребенок подсознательно рассматривается или как более сильный, так как ему предназначено сделать то, чего не смогли сделать они сами. Подобное Самоунижение родителей приводит к тому, что ребенок очень рано начинает чувствовать их неуверенность в себе и восхищение им. Постепенно он начинает все больше пользоваться своим привилегированным положением и часто вызывает недоумение родителей. Наряду с открытым или скрытым восхищением исключительными способностями наследника они начинают испытывать неудовлетворенность из-за пренебрежи- тельного отношения ребенка к ним, игнорирования их инте- ресов, иногда просто из-за «детской диктатуры», воцарив-шейся в доме. Их робкие попытки что-либо изменить ни к чему нe приводят, потому что ребенок, уверенный в своей исключительности, не желает расставаться с позицией превосходства.

Культивирование в семье роли «ребенок-вундеркинд», даже если для этого есть основания, приводит к разочарованиям, лю-

бое поражение (а каждый вундеркинд рано или поздно прихо-дит к своему поражению) может стать для него трагедией.

В ситуации, когда ребенок тяжело переживает постигшую его неудачу, родители, озабоченные его успехами, прилагают максимум усилий к тому, чтобы он «не расслаблялся», а «со-брался с силами» и «еще больше постарался». Иногда и откры-то говорят, что он их последняя надежда. Естественно, такое отношение .родителей способствует возрастанию психическо-го напряжения и увеличивает вероятность вторичной неудачи. И часто она разрушает душу ребенка навсегда.

Провал ребенка на пути, предопределенном родителями, обнаруживает нестабильность семейной структуры: отношения между супругами резко ухудшаются. И дело не только в том, что исчезло связующее их звено — «выдающиеся способности ребенка». Если раньше другой супруг подсознательно обвинялся в том, что стал препятствием в осуществлении личных жизненных планов, то теперь к этому могут добиваться созна-тельные упреки за неуспех ребенка. Связь, основанная на реа-

лизации собственных устремлений посредством ребенка, на

87

__, Раздел 1 ^^_^яв^ш^тт_

самом деле оказывается иллюзией семейного благополучия. Вместо того чтобы искать пути, как помочь ребенку, наверстать упущенное или найти новые цели и ценности в жизни, силы тратятся на поиски виновного, на фантазирование, как могло бы быть. Энергия, которая могла бы пригодиться для реализации себя, расходуется на самоугрызения, упреки супругу, на бесперспективное желание, чтобы былые мечты сбылись. В подобной крайне напряженной атмосфере нереализованных родительских планов одинаково плохо и взрослым, и ребенку.

Не менее пагубной для становления личности ребенка является и роль чьего-либо сокровища. По своей сути она напоминает роль кумира семьи, но в данном случае ребенок является не всеобщим, а чьим-то личным кумиром. Навязывание подобной роли ребенку может быть обусловлено целым рядом сложных психологических причин. Например, неудовлетворенность одного из родителей своим супружеством начинает проявляться в виде чрезмерной любви, нежности и жертвенности по отношению к ребенку, который при этом оказывается в неловком положении. Ребенок прекрасно чувствует особое отношение к нему кого-то одного из взрослых, но не менее остро воспринимает отсутствие такого же отношения со стороны других. Кроме того, мальчик, являющийся «маминым сокровищем» , вынужден как «маменькин сынок» сносить насмешки других членов семьи Девочка — «папино сокровище» — воспринимается остальными как «папенькина дочка». Ребенок, ставший «бабушкиным (или дедушкиным) сокровищем», получает взамен эмоциональное отчуждение родителей: любые его шалости, неудовлетворяющее их поведение рассматриваются как негативное «бабушкино влияние». В подобной ситуации для детей мучительно сознавать, что с одним надо вести так, а с другими — иначе.

Роль чьего-то любимца, навязываемая ребенку, зачастую свидетельствует об остром соперничестве между взрослыми или об изоляции кого-то из них. Довольно распространенными являются случаи использования любимчика для образования коалиции против другого супруга с целью дискредитации его в глазах ребенка и окружающих. Родитель, «объединившийся» с ребенком, приобретает иллюзорное подтверждение своей правоты. Кроме того, «присоединение» ребенка к одному

88

Типы неблагополучных семей

из супругов — это сильный психологический удар по другому, потому что ребенок начинает вместе со взрослым говорить о другом пренебрежительно либо нарочито демонстрирует непослушание. Став «сокровищем», он превращается в ценное оружие для семейных «битв», и обладатель всеми средствами пытается удержать его на своей стороне.

Подобное недальновидное поведение родителей не только ухудшает психологический климат семьи в целом, но и серьезно отражается на ребенке, на усвоении им социального опыта взаимоотношений с представителями противоположного пола. В частности, девочка, объединяясь с мамой против отца, или мальчик, объединившийся с папой против матери, усваивают крайне искаженные представления о лицах противоположного пола, что впоследствии может помешать им наладить

Девочка, объединяясь с мамой

против отца, усваивает искаженные представления о лицах противоположного пола

Я I I ■ I I I

V

собственную личную жизнь. Тут возможны два варианта: либо по мере взросления ребенок будет не в ладах с собственной половой ролью, либо у него не будут складываться отношения с лицами противоположного пола. Особенно вероятно подобное искажение своей психологической роли в случае альянса между мамой и сыном, папой и дочерью. В результате мальчик длительное время не способен освоить в жизни традиционную мужскую роль, а девочка — традиционную женскую. Так нередко формируются женоподобные, безвольные мужчины и мужеподобные, цинично-рациональные женщины.

Соперничество взрослых обычно проявляется в традиционном вопросе к ребенку: «Кого ты больше любишь?» Удовлетворяя

■I,*’

•г ‘

■ ■‘:

89

тят_ Раздел 1 „,_____^^—

таким образом свое тщеславие и подчеркивая свое значение в глазах других, взрослые при этом травмируют и дезориентируют ребенка, поневоле воспитывая в нем лицемерие и изворотливость.

За приписыванием ребенку роли чьего-то сокровища иногда может скрываться вынужденная психологическая изолированность кого-либо из старших. Например, бабушка, которую собственные взрослые дети не балуют вниманием, ищет и находит утешение во внуках, компенсируя этой взаимной привязанностью недостаток эмоционального тепла к ней.

Несколько иначе складываются взаимоотношения в семье при навязывании ребенку роли паиньки. В большинстве случаев воспитанный, послушный и примерный ребенок является предметом родительской гордости, так как не доставляет никому особых хлопот и огорчений, старается во всем следовать советам взрослых, безукоризненно выполняя все их поручения. Казалось бы, в семье не существует никаких проблем. На самом же деле за попыткой взрослых сделать ребенка идеальным нередко скрывается мнимое сотрудничество. Люди не умеют и не считают нужным эмоционально поддерживать друг друга, делиться в семье наболевшими проблемами и связанными с ними переживаниями. Каждый предпочитает делать вид, что никаких недоразумений, а тем более скрытых семейных конфликтов, нет. На внешнем, социальном уровне взрослый старается играть показную роль образцового семьянина. От ребенка ждут оответствия этой родительской роли. Он, в свою очередь, стремится подтверждать родительские ожидания своим примерным поведением, за что и вознаграждается старшими. Никто особо не пытается проникнуть во внутренний мир ребенка, понять его истинные чувства и переживания. Постоянное лицемерие, которое он со временем начинает различать в поведении взрослых, становится своеобразной нормой его существования.

Часто, навязывая ребенку роль паиньки, родители подсознательно тешат свое самолюбие, уверовав в свой педагогический талант, и обязывают ребенка к поддержанию семейного престижа. Иногда бремя идеального во всех отношениях становится невыносимым для ребенка, и он начинает бунтовать за пределами семьи, совершая противоправные поступки, чем вызывает искреннее недоумение своей семьи.

90

Типы неблагополучных семей

Психологическая роль паиньки не может не сказываться на внутреннем самоощущении ребенка. Если первоначально каждый промах в его поведении ставится ему на вид родителями, то впоследствии он сам начинает ставить себе в вину любую, даже малейшую неудачу в жизни. В детстве он своими промахами подводит всю семью, а став взрослым, усматривает в своих несбывшихся ожиданиях собственную неполноценность, несостоятельность, что делает его чрезмерно уязвимым при трудностях, критике, неизбежных ошибках. Он смотрит на себя не как самостоятельный человек, а требовательным родительским взглядом. Таким образом, ребенок, который слишком хорош, не всегда является подтверждением правильности воспитания и семейного благополучия. Привыкнув жить с оглядкой на одобрение своих родителей, он и во взрослой жизни боится сделать что-то не так, чтобы не огорчить своими поступками окружающих его людей. Поэтому старается не проявлять инициативы, ждет указаний от других, что ему делать и как поступать в той или иной ситуации.

Особый случай представляет собой роль любимца семьи (талисмана семьи). Часто это младший ребенок в семье, которого не принимают всерьез из-за малолетства. Поняв выгодность такой позиции, он использует гиперактивные действия, шутки, баловство, стремясь привлечь к себе внимание и показать, что проблема, которая так тревожит взрослых, исчезла. С этой же целью он играет роль клоуна, шута.

Избалованный всеобщим вниманием и всепрощением, любимец семьи несколько легкомысленно относится к жизни, а поэтому и не учится справляться с трудностями. В школьные годы у него обычно бывают трудности в учебе, а компульсивная потребность во внимании затрудняет межличностные отношения. Не научившись противостоять трудностям, он ищет средство устранения их в употреблении наркотиков и алкоголя.

Не менее отрицательные последствия для формирования личности подрастающего человека может оказать отводимая ему в семье роль болезненного ребенка. Обычно подобная роль приписывается детям, здоровье которых требует особого вни-мания и ухода. И хотя долго болевший ребенок практически выздоравливает и вполне мог бы чувствовать себя равным

с другими детьми, кто-то в семье упорно продолжает считать его слабым, беспомощным и ожидает такого же отношения от

91

__ Раздел 1 тштттшшш^шт^__ттшштт^^щ.ш

других. За этим может скрываться определенная форма семейного неблагополучия. В частности, кто-то из членов семьи пытается удержать позицию главенства, принося себя в жертву болезненному ребенку и доказывая тем самым свою необходимость постоянного присутствия рядом с ним. Миссия опекающего позволяет продлить родительскую власть и над самим ребенком. Кроме того, отводимая ребенку роль болезненного может служить средством чьего-то самоутверждения в условиях психологической изоляции. В некоторых случаях взрослым не удается, а иногда и не хочется ломать сложившийся стереотип во взаимоотношениях. Навязывание ребенку роли болезненного может быть не чем иным, как формой мнимого сотрудничества: разногласия и напряжение в отношениях супругов могут на какое-то время отодвинуться на второй план, потому что совместные заботы о больном ребенке на время вынуждают их забыть о собственных ссорах, невзгодах; все начинает крутиться вокруг здоровья малыша. Такая подмена подлинного сотрудничества может продолжаться до тех пор, пока страхи и опасения за состояние ребенка не исчезнут, т.е. детский недуг лишь временно нормализует взаимоотношения в семье. Желание продлить мирное сосуществование побуждает кого-то из взрослых сохранять навязанную ребенку роль больного как можно дольше.

Роль болезненного становится со временем выгодной не только взрослым, но и самому ребенку. Заболев, он наряду с неприятными ощущениями от болезни неожиданно для себя начинает чувствовать и что-то приятное, растормаживающее: вдруг его окружают вниманием и заботой. Оба родителя много занимаются им, исполняют любые его желания, потакают всем его прихотям. Болезнь становится для ребенка условно желаемой, он находит в этой ситуации определенные выгоды. В дальнейшем он неосознанно стремится воспроизвести приятное ощущение общности с другими членами семьи, которые удалось испытать во время болезни, и инициирует уход в болезнь, чтобы получить родительскую любовь, заботу, внимание и ласку. Якобы сохранившаяся болезненность позволяет ребенку контролировать отношение родителей к нему и направлять в желаемое русло происходящее вокруг. Так родители невольно становятся заложниками ими же самими навязанной роли болезненного ребенка.

92

Типы неблагополучных семей

Довольно распространенным явлением в неблагополучных семьях может стать неосознанный выбор самим ребенком определенной роли, помогающей ему психологически противостоять невзгодам, с которыми он сталкивается в родительской семье. Так, например, некоторые дети сосредоточены на том, чтобы все делать идеально и нести ответственность за все про-исходящее в семье. В таких случаях они могут брать на себя ролъ героя семьи (ответственногоребенка). Чаще всего подоб-ную роль принимают на себя старшие дети из явно неблагополучных (алкогольных и конфликтных) семей. Очень рано они вынуждены становиться взрослыми, чтобы поддержать нуж-дающихся в помощи младших братьев и сестер, а иногда и сво-их заблудших родителей. Таким детям нравится быть опорой

Дети вынуждены

становиться взрослыми, чтобы

поддержать

нуждающихся

в помощи

изащитником более слабых, особенно когда их действия подкрепляются похвалой; они чувствуют себя ответственными за происходящее в семье. Поэтому сначала вынужденно, а затем охотно заботятся не только о младших членах семьи, но и берут на себя функции семейных «громоотводов» в родительских конфликтах; им приходится выслушивать, физически и эмоцио-нально поддерживать и мирить родителей, делать их жизнь более или менее удобной и комфортной, т. е. дети становятся «родителями» для своих родителей, прикрывают дезорганизо-ванность семейной жизни, берут на себя не свойственную их воз-расту заботу о семье.

Добровольное или вынужденное принятие на себя роли ге- роя семьи таит в себе множество опасных моментов, которые

дадут о себе знать во взрослой жизни. Недополучив в роди-тельском доме причитавшихся им детских радостей, любви

93

__„ Раздел 1 тттштwmmmm_^___^_.._______.

и ласки, они начинают претендовать на особую заботу и внимание окружающих. Со временем у них появляется смутное ощущение украденного детства: ублажая и доставляя удовольствие другим, они не научились играть и искренне выражать свои чувства, не понимают легкомыслия и фривольности, не умеют наслаждаться жизнью. Процесс взросления ускорялся, проходил под прессом семейных обстоятельств, поэтому в зрелом возрасте «герой семьи» может ощущать себя псевдовзрослым, бороться за то, чтобы вернуть детские радости и удовольствия, которых он был лишен в родительской семье. Став по-настоящему самостоятельным и независимым, он продолжает считать себя ответственным за все происходящее вокруг, не может смириться с ошибками и поражениями, очень много работает и становится трудоголиком.

Некоторые дети, испытывая психологический дискомфорт в семье, удаляются в мир фантазий и держатся изолированно от всех, принимая на себя роль потерянного ребенка (кроткого ребенка). Такой ребенок проводит время в одиночестве за тихими занятиями, не досаждая никому в доме. Родители считают, что он не нуждается во внимании, так как сам может позаботиться о себе. Любит помогать оказавшимся в беде, свои трудности и интересы считает менее важным, чем проблемы и увлечения других, уступчив. Вместе с тем он сильно страдает от одиночества и из-за своей интровертности склонен к дальнейшей изоляции. По мере взросления может приобщиться к употреблению наркотиков с целью достижения психологического комфорта.

Отрицательные роли

Пагубные последствия для формирования личности ребенка имеют негативные роли, с помощью которых фиксируется низкая ценность ребенка в семье. Среди таковых прежде всего необходимо выделить роль ужасного ребенка в ее многочисленных разновидностях. Ребенок, вынуждаемый играть эту роль (ибо таковы ожидания старших), воспринимается в семье как субъект, создающий лишь хлопоты и напряженные ситуации. Он непослушен, своеволен, лишен чувства долга

94

■*•

Типы неблагополучных семей

даже злонамерен, поскольку многие его поступки можно рас-

сматривать как действия назло взрослым. Все в семье только и делают, что призывают его к порядку бесконечными выго-

ворами и наказаниями. Поскольку это часто не дает желаемо-го результата, ребенок кажется родителям еще ужаснее. Так

негo появляется роль мучителя. Иногда приписывание ему Подобной роли вполне оправдано: в силу определенных причин

природного и социального характера его психический склад представляет немалые трудности для воспитания. Однако не всегда дело заключается в самом ребенке. За приписыванием ему данной роли может скрываться ситуация мнимого сотрудничества в семье: плохое поведение ребенка делается своего рода внутрисемейным фетишем, парадоксальным образом сплачивающим эмоционально разобщенных людей. Порой попытка навязать ребенку роль мучителя связана с внутрисемейным соперничеством: перелагая друг на друга вину за распущенность ребенка, взрослые сознательно добиваются самоутверждения в семье. Подобный ход кого-либо из старших может служить также средством самоустранения от заботы о ребенке («вы его распустили — вы за него и отвечайте!») либо средством изоляции в семье кого-то из ее членов. Например, таким путем можно оправдать изоляцию бабушки или отца ребенка, так как они попустительствуют его капризам. Возможны случаи, когда приписывание ребенку роли ужасного является способом изолировать от семьи самого ребенка. Наиболее вероятен подобный вариант в семьях, где есть ребенок от первого брака и рождается второй, на котором концентрируются все нежные чувства взрослых. Старший ребенок не может не реагировать на это обидой и ревностью: он начинает ощущать себя ненужным и нелюбимым. Чувства эти постепенно накапливаются в душе ребенка. Но потом какой-то один факт, в результате которого он испытывает свою незначимость в семье, вдруг вызывает сильную, вроде бы не соответствующую ситуации эмоциональную реакцию ребенка — реакцию протеста (непослушание, капризы, действия назло).

Такими реакциями ребенок пытается вернуть себе утраченное внимание взрослых и заставить их заниматься им. Взрослые, однако, используют эти реакции для того, чтобы объявить ребенка ужасным и тем самым оправдать в собственных глазах его изоляцию. Его «испорченность» для родителей и окружаю-

95

___ Раздел 1 иви_вя_ИВИ1^_и_яии_ииш_ши_ии-вв—

щих становится очевидной, он все больше теряет родительское доверие и теплоту.

Ребенок, подвергаемый изоляции в качестве ужасного, подчас выступает и в роли козла отпущения для семьи. Для всех ее членов он однозначно плох, а это дает им возможность разряжать на нем свое раздражение, возникающее вследствие неудовлетворенности браком или недовольства друг другом. Ребенок становится в таких случаях самым удобным «объектом» для выражения накопившегося негодования: во-первых, он не даст сдачи, во-вторых, всегда можно найти повод для выплескивания на ребенка своей агрессии — то он недостаточно опрятен, то сделал что-то наперекор, а то и не так смотрит. Таким образом, повод для разрядки психического напряжения найдется всегда.

Постоянно ощущая недовольство родителей, ребенок начинает воспринимать себя плохим, ни на что не способным человеком, достойным всяческих порицаний. Следует заметить, что общей для детей в положении козла отпущения является только низкая самооценка, а приспосабливается к данной структуре межличностных отношений каждый из них по-своему. Одни принимают роль серой мышки (забитого): они начинают бояться наказаний за любое свое высказывание и любой поступок, а поэтому стараются как можно меньше попадаться на глаза. Такие дети производят впечатление замкнутых, загнанных, они с большим недоверием и ожиданием наказания смотрят на окружающих, стремятся опять незаметными.

Изолированному ребенку нередко приходится исполнять еще одну рольпутающегося под ногами: он чувствует, что всем мешает и вызывает у домашних одно раздражение.

[*■■■’

I,»

Изолированному

ребенку

приходится

исполнять роль

«путающегося

под ногами»

96

•>*.,

Типы неблагополучных семей

Оказавшись в ситуации козла отпущения, дети развивают в себе способность противостоять нападкам родителей, ведут себя по отношению к ним все более агрессивно, становясь со временем неудобным объектом для эмоциональной разрядки. Чувствуя себя эмоционально отвергнутым, такой ребенок своим поведением бросает вызов семье. Закрепившиеся в его Реакциях чувства гнева, желание бросить вызов окружающим постоянно затрудняют его адаптацию не только в семье, но И за ее пределами, могут привести к отклоняющемуся поведению.

Иногда родители спохватываются и, пытаясь наверстать упущенное, усиленно взывают к совести ребенка, надеясь, что он сам в душе будет корить себя за всякий неблаговидный по-ступок. К сожалению, их увещевания ни к чему не приводят: ОН уже привык к тому, что за любую ошибку или шалость его неизбежно сурово наказывают, а поэтому совесть его приучена бездействовать. К чему наказывать самого себя, если тебя и так накажут? Вместо укоров совести, на которые рассчитывают родители, ребенок в этой ситуации чувствует лишь обиду и подспудную жажду мщения. В других случаях, осознавая опасность своих выходок и ожидая жестокого наказания, он приучается хитрить, сваливать свою вину на других, искать защиты у одного члена семьи, чтобы спастись от наказания другого. Так за ним закрепляется роль маленького хитреца как разновидность роли ужасного ребенка.

Иногда в семьях можно встретить такую детскую роль, как золушка. В данном случае присутствует явное или скрытое эмоциональное отторжение ребенка другими членами семьи. Из него делают прислугу в доме, а все лучшее, включая поощрения, принадлежит в семье другим детям или взрослым. Ребенка не любят, ему это постоянно показывают, на сей счет у него нет никаких иллюзий. Он реагирует на эту горькую истину по-разному: замыкается, уходит в мир фантазий и мечтаний о сказочном разрешении собственных проблем, пытается вызвать к себе жалость, угождает родителям, чтобы они его наконец-то полюбили, старается обратить на себя внимание (иногда хорошей учебой, порой хулиганством), ожесточается,

мстит родителям за презрение к нему.

Вынужденный играть эту роль ребенок вырастает принижен-

ным, неуверенным в себе, завистливым и несамостоятельным.

97

!

Став взрослым, он может так и не избавиться от такого склада характера, остается тревожно-мнительным, старательным, безответственным и привязчивым. Ему свойственна мучительная неуверенность в себе со стремлением проверять и перепроверять каждое свое действие (именно этого от человека требовали в детстве старшие).

Из-за неуверенности в себе он мучительно застенчив и испытывает немалые трудности в контактах.

Таким образом, рассмотренные в данном разделе основные, наиболее типичные из неправильных ролей, навязываемых ребенку в неблагополучной семье, всегда ведут к отрицательным последствиям в формировании его личности.

Один и тот же ребенок может в разное время принимать на себя разные роли, ролевые функции могут меняться. Но всегда у детей остается неизменной цель выработать реакции в рамках непредсказуемого поведения взрослых.

Принятие ребенком определенной внутренней позиции теснейшим образом связано с особенностями межличностных отношений в семье. Эти нюансы отношений, на основе которых ребенок принимает свою позицию, часто остаются не осознанными самими родителями. Тем не менее из-за родительских ошибок в воспитании и их желания разрешать свои проблемы посредством детей возможны глубокие деформации в становлении психики и формировании личностных качеств.

1.   Виды жестокого обращения (пренебрежение нуждами ребенка, физическое, психологическое и сексуальное насилие).

Жестокое обращение с детьми ( несовершеннолетними гражданами от рождения до 18 лет ) включает в себя любую форму плохого обращения , допускаемого родителями , опекунами , попечителями ( другими членами семьи ребенка ) , педагогами , воспитателями , представителями органов правопорядка . Формы жестокого обращения с детьми. Различают 4 основные формы жестокого обращения с детьми – физическое, сексуальное, психическое насилие, пренебрежение основными нуждами ребенка. 1. Физическое насилие – преднамеренное нанесение физических повреждений ребенку. 2. Сексуальное насилие (развращение) – вовлечение ребенка с его согласия и без такового в сексуальные действия со взрослыми с целью получения последними удовлетворения или выгоды. Согласие ребенка на сексуальный контакт не дает оснований считать его не насильственным, поскольку ребенок не обладает свободой воли и не может предвидеть все негативные для себя последствия. 3. Психическое (эмоциональное) насилие – периодическое, длительное или постоянное психическое воздействие на ребенка, тормозящее развитие личности и приводящее к формированию патологических черт характера. К психологической форме насилия относятся: открытое неприятие и постоянная критика ребенка; угрозы в адрес ребенка, проявляющиеся в словесной форме; замечания, высказанные в оскорбительной форме, унижающие достоинство ребенка; преднамеренная физическая или социальная изоляция ребенка; ложь и невыполнение взрослыми своих обещаний; однократное грубое психическое воздействие, вызывающее у ребенка психическую травму. Унижение  и  насмешки, вызывающие  у  ребенка  негативные  чувства  по  отношению  к  себе. Угрозы  бросить  ребенка, манипулятивные  игры: »Не  любишь  меня — уходи  к  другой  маме», «Ты мне  такой не нужен». Игра  на  чувствах  ребенка. Изоляция Контроль  над  общением  ребенка  со  сверстниками  и  взрослыми: социальная  изоляция. Обсуждение  детей  в  их  присутствии: ребенок  как  вещь. Эмоциональная  изоляция – отвержение: ребенка  видят, но  не  слышат. Использование   »взрослых  привилегий» У  детей  нет  выбора  и  информации  по  проблемам, непосредственно  их  касающимся. Все  решается  за  них взрослыми, будь то  выбор  одежды, летний  отдых, переход   в  другую  школу. Угрозы Эмоциональные или  физические  угрозы (отдать  в  интернат, покончить  с  собой, заболеть  и  др.) Ребенка  силой  заставляют  что-нибудь  сделать. Использование   детей Ребенка  делают  ответственными  за  проблемы  взрослых. Использование  детей  с  целью  добиться  чего-либо  от  других  людей: визиты  с  ребенком  к  чиновникам, «дележ» ребенка между бывшими супругами и их родственниками. Усмирение Запугивание  ребенка  взглядами, действиями, повреждением  собственности  ребенка. Использование  своих  физических  преимуществ  для  контроля  над  ребенком. Установление  физических  преград. 4. Пренебрежение нуждами ребенка – отсутствие элементарной заботы о ребенке, в результате чего нарушается его эмоциональное состояние и появляется угроза его здоровью или развитию. К пренебрежению элементарными нуждами ребенка относятся: отсутствие адекватного возрасту и потребностям ребенка питания, одежды, жилья, образования, медицинской помощи; отсутствие должного внимания и заботы, в результате чего ребенок может стать жертвой несчастного случая. Типы-схемы жестокого обращения родителей с детьми: «Ребенок-мишень» — ребенка считают либо слишком пассивным, либо слишком активным и, как результат, он становится объектом агрессии в семье. Такая ситуация часто закладывается, если ребенок имеет физические или умственные недостатки. Усугубляется положение ребенка, если он любим одним из родителей. «Критическая ситуация» (стечение обстоятельств) — потеря работы, развод и другая ситуация в жизни родителя могут вызвать вспышку гнева и жестокого поведения «Отсутствие навыков отцовства и материнства» — родители не готовы к той ответственности, которую налагает на них отцовство и материнство и не имеют других стратегий поведения, кроме крика, запугивания и избиения «Необразованный родитель» — отсутствие элементарных знаний о возрастных особенностях развития детей и неумение учитывать особенности детской психики «Модель домашнего насилия» — жестокое поведение чаще отмечается у родителей, которые в детстве сами подвергались насилию или были свидетелями жестокого отношения. «Изоляция от внешнего мира» — нежелание и неумение налаживать контакты с другими людьми и, как следствие, потребность в уединении и агрессия на любые попытки его нарушить «Семейные стереотипы» — нарушение традиционных схем поведения жестоко карается родителями (подростковая беременность, нарушение традиционной семьи, этические нарушения…)   2. Последствия жестокого обращения для физического, эмоционального, интеллектуального, социального и сексуального развития ребенка. Последствия насилия или пренебрежения основными нуждами детей можно рассматривать как результат их травматизации. В понятие психологической травмы включаются нарушения психологического, эмоционального, когнитивного и социального функционирования ребенка, вызванные действиями  (или бездействием) родителей или других взрослых. Психологическая травма происходит в том случае, когда воздействующий стимул превышает способность ребенка справиться с ним. Американские исследователи (Н. Полански и соавторы) установили, что развитие и благополучие ребенка подвергается опасности не только тогда, когда ребенок плохо питается и одевается, не имеет жилья и находится без внимания и присмотра, но и когда не удовлетворяется его естественная потребность быть любимым, желанным, когда он испытывает дефицит эмпатии со стороны родителей и других значимых взрослых. Многие исследователи установили связь между психологическим насилием, если оно началось в раннем возрасте, и задержкой умственного развития детей. Отсутствие эмоциональной поддержки ребёнка, враждебное поведение родителей нарушают эмоциональное, когнитивное, поведенческое и физическое функционирование ребёнка. Имеется даже понятие “психологическая карликовость” (профессор Касаткина Э.), когда ребёнок, растущий в неблагоприятных для него психологических условиях, сильно отстаёт в росте и имеет задержку психического развития. Для детей, которых родители часто ругают, грубо обзывают, характерен высокий уровень агрессии, наличие межличностных проблем и отклонений в поведении. Такие особенности детей мешают их социальной адаптации, вызывают неприятие и даже отвержение со стороны сверстников и взрослых. Постоянная критика и оскорбления приводят к тому, что ребёнок начинает считать, что он хуже всех, что он не заслуживает хорошего отношения родителей или других взрослых, не достоин их любви. Уровень его самоуважения значительно снижен, формируется низкая самооценка — так называемый «комплекс неполноценности». Такие дети, приспосабливаясь к ситуации, вырабатывают различные способы поведения — от склонности к уединению, чрезвычайной зависимости и подчиняемости другим, до агрессии и антисоциального поведения. Угрозы и запугивание, унижения со стороны родителей вызывают беспокойство и страх, подавляют самостоятельность ребёнка, в большинстве случаев у детей развиваются психосоматические болезни. Пренебрежение основными нуждами ребенка может оказаться фатальным для ребенка. По данным Министерства здравоохранения РФ, 70% несчастных случаев, травм и отравлений детей в возрасте от 0 до 14 лет происходит из-за невнимания к их безопасности со стороны родителей и других взрослых Глава 16 Уголовного Кодекса РФ (преступления против жизни и здоровья) запрещает практически все формы физического насилия. Следует отметить, что преступление может быть умышленным, когда виновный сознательно совершает действия, которые запрещены законом, либо неосторожным, когда виновный не предвидит возможности наступления преступного результата или по легкомыслию надеется его избежать. Закон устанавливает уголовную ответственность за все преступления,  совершенные умышленно, а в ряде случаев и за преступления, совершенные по неосторожности. Изучение данной проблемы позволило установить, что нарушение прав детей во многих случаях связано с низким уровнем правовой и психолого – педагогической культуры их родителей. Примерно 25% людей, подвергавшихся жестокому обращению в детстве, сами, будучи родителями, допускают насилие по отношению к своим собственным детям.

Источник: //crisiscenter74.ru/tema-5-zhestokoe-obrashhenie-s-rebenkom-i-ego-posledstviya-dlya-razvitiya-rebenka©Авторские права данной статьи с момента публикации принадлежат ее автору. Публикация статьи, в том числе и ее отрывков в соответствии с законом РФ 5351-1 от 09.07.1993 г. «Об авторском праве и смежных правах» запрещено без указания ссылки на источник