Задания к экзамену по курсу «Качественные и количественные методы исследования» Работы высылаются по адресуlab_gu@mail.Ru

***

Задание № 1. Написать реферат на тему «Методологические основы современных психологических исследований».

Цель: провести реферативный обзор литературы по указанной теме на базе литературных источников, рекомендованных к изучению дисциплины.

Требования к выполнению задания:

В реферате должны быть четко сформулированы: актуальность выбранной темы, цели и задачи работы. Работа должна иметь заключение и выводы, ссылки на используемую литературу. При написании реферата должны соблюдаться основные требования к оформлению научных работ. Работа должна продемонстрировать способности автора к систематизации знаний.

Работа должна быть представлена в электронномвиде, объемом 10-15 страниц печатного текста, содержать титульный лист и список используемой литературы.

Литература

1. Василюк Ф.Е. От психологической практики к психотехнической теории //Московский психотерапевтический журнал. 1992. № 1. С.15-32.

2. Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии. – М., 2003.

3. Гудвин Дж. Исследование в психологии: методы и планирование. – СПб., 2004.

4. Дзуки Е. Введение в методологию социально-психологического исследования. Милан, Новосибирск, 1997 //http://psyberlink.flogiston.ru/internet/info/methods_info.htm

5. Дорфман Л.Я. Методологические основы эмпирической психологии. – М., 2005.

6. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. – СПб., 2000.

7. Корнилова Т.В., Смирнов С.Д. Методологические основы психологии. – СПб., 2006. С. 10-31.

8. Куликов Л.В. Психологическое исследование. – СПб., 2001.

9. Леонтьев Д.А. Неклассический вектор в современной психологии //Постнеклассическая психология. 2005. № 1. С. 51 – 70.

10. Лубовский Д.В. Введение в методологические основы психологии. – М., Воронеж, 2005. С. 58-93.

11. Смирнов С.Д. Методологический плюрализм и предмет психологии //Вопросы психологии. 2005. № 4. С. 3-8.

12. Соколова Е.Е. Тринадцать диалогов о психологии. – М., 2003. С. 446 – 496.

13. Тютюнник В.И. Основы психологических исследований. – М., 2002.

13 стр., 6465 слов

Итоговая контрольная работа по литературе в 10 классе учебно-методический ...

... А.П. Чехов. Рассказы 6.2 А.П. Чехов. Комедия «Вишневый сад» Контрольная работа по литературе [Электронный ресурс]//URL: https://liarte.ru/kontrolnaya/regionalnaya-po-literature-klass/ 10 класс 1 вариант . А1. Какое произведение не было написано А.Н. ... 3 2 баллы 43-53 32-42 21-31 0-20 7. Инструкция по выполнению работы Часть А содержит 10 заданий базового минимума с выбором правильного ответа из 3-4 ...

14. Юревич А.В. Методический либерализм в психологии //Вопросы психологии. 2001. № 5. С.3 – 18.

15. Юревич А. В. Естественнонаучная и гуманитарная парадигмы в психологии, или Раскачанный маятник // Вопросы психологии. – 2005. – № 2. – С. 147–151.

16. Янчук В.А. Методология, теория и метод в современной социальной психологии и персонологии: Интегративно-эклектический подход. – Минск, 2000.

***

Задание № 2. Создать в программе Microsoft PowerPoint презентацию (слайд-схему) на тему «Классификация методов и методик психологического исследования».

Цель: систематизация знаний в области исследовательских методов и методик.

Задачи:

1) Представить различные классификации методов психологического исследования

2) Представить методики, являющие реализацией методического подхода.

3) Произвести разделение методов и методик на количественные и качественные.

Схема составляется на базе литературных источников, рекомендованных к изучению дисциплины.

1. Анастази А., Урбина С. Психологическое тестирование. – СПб., 2001.

2. Богомолова Н.Н., Фоломеева Т.В. Фокус — группа как метод социально-психологического исследования. – М., 1997.

3. Бурлачук Л. Психодиагностика. – СПб., 2002.

4. Гудвин Дж. Исследование в психологии: методы и планирование. – СПб., 2004.

5. Гусев А.Н., Измаилов Ч.А., Михалевская М.Б. Измерение в психологии. – М., 1997.

6. Гусев А.Н. Психологические измерения: Теория. Методы. – М., 2011.

7. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. – СПб., 2000.

8. Корнилова Т.В. Экспериментальная психология: Теория и методы. – М., 2002.

9. Кэмпбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях. – СПб., 1996.

10. Мельникова О.Т. Фокус-группы в маркетинговом исследовании. – М., 2003.

11. Мельникова О.Т. Фокус-группы: Методы, методология, модерирование. – М., 2007.

12. Метод беседы в психологии /Под ред. А.М. Айламазьян. – М., 1999.

13. Метод наблюдения и беседы в психологии: Хрестоматия по курсу / Отв. ред. А. М. Айламазьян. – М., 2001.

14. Методы исследования в психологии: Квазиэксперимент /Под ред. Т.В. Корниловой. – М., 1998.

15. Психологическая диагностика /Под ред. К.М. Гуревича, Е.М. Борисовой. – М.; Воронеж, 2001.

16. Регуш Л.А. Практикум по наблюдению и наблюдательности. – СПб., 2001.

17. Романова Е.С. Психодиагностика. – СПб., 2006.

18. Солсо Р., Маклин К. Экспериментальная психология. – СПб., 2006.

19. Соммерз-Фланаган Дж., Соммерз-Фланаган Р. Клиническое интервьюирование. – М., 2006.

20. Эксперимент и квазиэксперимент в психологии /Под ред. Т.В. Корниловой. – СПб., 2004.

3 стр., 1195 слов

НАУЧНОЕ ЗНАНИЕ И ЕГО КРИТЕРИИ.ВИДЫ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.КЛАССИФИКАЦИЯ ...

... конкретной практической задачи. Монодисциплинарные исследования проводятся в рамках отдельной науки (в данном случае – психологии). Междисциплинарные исследования требуют участия специалистов ... Есть и другие классификации методов психологического исследования. 4. Основные этапы психологического исследования: общая характери-стика Психологическое исследование включает ряд логически завершенных ...

Общие рекомендации:

1. Количество слайдов не менее 10 и не более 30.

2. Наличие титульного слайда со сведениями об авторе:

  • Фамилия, Имя, Отчество студента;
  • Факультет, группа;
  • Тема презентации;
  • Дата создания.

3. Наличие слайда «Содержание», отражающего структуру презентации, из меню которого по гиперссылке можно было бы перейти на необходимую страницу и вновь вернуться к содержанию.

В меню должен быть пункт выхода из презентации через финальный слайд.

Каждый слайд из блока слайдов, на который делается переход из меню, должен иметь управляющие кнопки:

  • первый слайд блока — кнопки «Вперед» и «Возврат в меню»;
  • последний слайд блока — кнопки «Назад» и «Возврат в меню»;
  • все остальные слайды — кнопки «Вперед», «Назад» и «Возврат в меню».

Все слайды должны быть защищены от случайного пролистывания по щелчку вне кнопок.

Презентация должна содержать список литературы.

***

Задание № 3. Составить алгоритм выбора метода обработки собранных количественных и качественных эмпирических данных.

Цель: систематизация знаний в области методов обработки психологических данных.

Алгоритм составляется на базе литературных источников, рекомендованных к изучению дисциплины.

1. Бурлакова Н.С., Олешкевич В.И. Проективные методы: теория, практика применения к исследованию личности ребенка. – М., 2001.

2. Бусыгина Н.П. Методологические основания качественных исследований в психологии //Автореф. диссертации на соискание ученой степени канд. психол. наук. – М., 2010.

3. Гласс Дж., Стенли Дж. Статистические методы в педагогике и психологии. – М., 1976.

4. Гудвин Дж. Исследование в психологии: методы и планирование. – СПб., 2004.

5. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. – СПб., 2000.

6. Квале С. Исследовательское интервью. – М., 2003.

7. Корнилов С.А., Корнилова Т.В. Мета-аналитические исследования в психологии //Психологический журнал. 2010. № 6. C. 5-17.

8. Мельникова О.Т., Хорошилов Д.А. Сравнительный анализ результатов качественного исследования (на материале интервью) //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2010. № 3. С. 36 – 51.

9. Митина О. В., Михайловская И. Б. Факторный анализ для психологов. – М., 2001.

10.Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. – СПб., 2004.

11. Резник А.Д. Книга для тех, кто не любит статистику, но вынужден ею пользоваться. Непараметрическая статистика в примерах, упражнениях и рисунках. – СПб., 2008.

12. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. – СПб., 1996.

13. Солсо Р., Маклин К. Экспериментальная психология. – СПб., 2006.

14. Тютюнник В.И. Основы психологических исследований. – М., 2002.

15. Улановский А.М. Феноменологический метод в психологии, психиатрии и психотерапии // Методология и история психологии. 2007. Том 2. Выпуск 11. С. 30 – 150.

***

Задание № 4. Провести категоризованное наблюдение с использованием структурно-функционального анализа Э. Берна

Суть этой методики заключается в отнесении единичного объекта, события, переживания к некоторому классу. Наблюдаемые единицы поведения относят к определённым категориям. Категории имеют равную степень общности и соотносятся с задачами наблюдения. В данной работе в качестве категорий наблюдения используются эго-состояния личности, предложенные Эриком Бёрном.

Эрик Бёрн — американский психиатр и психолог, создатель «анализа взаимодействия», объясняющего поведение людей в их ближайшем окружении, в семьях, в производственных и общественных группах разного рода. Наблюдая за пациентами, Бёрн пришёл к открытию: в каждый данный момент времени человек существует в одном из трёх основных состояний, именуемых состояниями Эго. Состояние Эго определяет, каким образом человек думает, чувствует и ведёт себя в этот момент. Три состояния Эго, в которых может находиться любой человек, носят название Родитель, Взрослый и Ребёнок. Независимо от возраста, каждый человек, за исключением младенцев, может существовать в одном из трёх состояний Эго.

Распознание Эго-состояний

Для распознания эго-состояний большое значение име­ет знание интонаций, поведения, выражения лица, жестов и положения тела. Приводимая ниже таблица облегчит вам это. Но имейте в виду, что надежное распознание эго-состояний требует времени и тренировки.

Достижением Эрика Берна было то, что в своей модели структурного и функционального анализа эго-состояний он показал внутренние психические процес­сы и как они выражаются во внешнем поведении.

Родители – я

Родители — я

Критическое

Кормяще-заботливое

А. Общее поведение

Автоматически оценивающее, ироничное, порицаю­щее, наказывающее, обви­няющее, ищущее виновного, приказное, авторитар­ное, запрещающее, догма­тичное, претендующее на правоту, указывающее, как правильно, проводя­щее границы

Доброе, ободряющее, при­знательное, озабоченное, сочувствующее, защищаю­щее, поддерживающее, со­ветующее, помогающее, утешающее, понимающее, покровительственное, сверхзаботливое

Б. Формулировки

«Ты должен», «Ты не дол­жен», «Это тебе нельзя», «Как ты только можешь!», «Это следует сделать», «это­го не следует делать», «Сколько тебе еще гово­рить одно и то же!», «Пре­крати это сейчас же», «Я не позволю так с собой обращаться!»

«Не ломай себе голову», «Не так плохо, как кажет­ся», «Не вешай нос», «Успо­койся сначала», «Тебе это по силам», «Бедняга!», «Хорошо получилось», «Я могу вас понять», «Выше голо­ву», «Лучше не делай это­го, это может быть опасно», «Иди, я сделаю работу за тебя!».

В. Интонация (манера говорить).

Громко или тихо, твердо, высокомерно, насмехаясь, иронически, остро, ясно, с нажимом

Тепло, успокаивающе, сочувственно

Г. Выражение лица

Нахмуренный лоб, критический взгляд, сжатый рот, сошедшиеся на переносице или поднятые вверх брови, нос презрительно сморщен, неодобрительное покачивание головой, отчуж­денное выражение лица

Заботливое, ободряющее, довольное, счастливое, улыбчивое, опасливо-озабоченное, любовно-заинтересованное

Д. Жесты и положение тела

Поднятый вверх указательный палец, руки на бедрах, руки скрещены перед грудью, ноги широко рас­ставлены

Протянутые руки, поглаживание по голове и др.

Взрослое – я

Взрослое — я

А.Общее поведение

Раскрепощено, по-деловому, объективно, внимательно, заинтересованно, прислушиваясь к собеседнику, без эмоций, концентрированно, собирал и перерабаты­вая данные, понимая друг друга по глазам, открыто задавая вопросы, выдвигая и выбирая альтернативы, неза­висимо, сравнивая, в кооперации, задумываясь, впечатляясь

Б. Формулировки.

Формулировки ВЗР в большинстве случаев относятся к одному какому-нибудь делу или предмету. Сам способ их выраже­ния допускает воз­можность дис­куссии (они не дог­матичны)

Все вопросы, начинающееся со слов: Как? Что? Когда? Почему? Кто? Где? Высказывания: возможно, вероятно, если сравнить с…, по моему мнению, я думаю, я полагаю, по моему опыту, я буду и т.д.

В. Интонация (манера говорить)

Уверенно (без высокомерия), по-деловому (с личностной окраской), нейтрально, спокойно, без страстей и

эмоций, ясно и четко (как диктор, читающий новости)

Г. Выражение лица

Лицо обращено к партнеру, открытый и прямой взгляд, взвешивающее, задумчивое, ненапряженное, внимательное, прислушивающееся к партнеру, частое изменение выражения лица в соответствии с ситуацией

Д. Жесты и положение тела

Жесты подкрепляют то, что говорится, «подлаживаясь» под высказывания, корпус прямой, его положение меняется в ходе беседы, голова прямая (не наклоненная (ребенок), но и не поднятая (родитель)), верхняя часть туловища слегка наклонена вперед (выражение заин­тересованности)

Ребенок – я

Ребенок — я

Свободное

Приспосабливающееся

Бунтарское

А. Общее поведение

Не заботясь о реакции окружающих людей, спонтанное игривое, любознательное, творческое, хитрое, злорадное, излучающее избыток энергии, воодушевленное, вя­лое, раскрепощен­ное, открытое, весе­лое, естественное, бесстыдное, забав­ное, дразнящее, не­терпеливое, эго­истичное, полное энергии, мечтательное, творческое

Ощущение стыда, чувство вины, осторожное, боязливое, сдержанное, опасли­вое, думающее о по­следствиях, требующее одобрения, впадающее в отчаяние, беспомощное, обиженное, покорное, скромное, неуверенное, сдержанное, подавленное, предъ­являющее повышен­ные требования к себе, жалующееся, придерживающееся хороших норм обращения, следующее правилам и договоренностям

Протест против более сильных и авто­ритетных, капризное, своенравное, заводит других, строптивое грубое, противоречащее другим, гневное, неприязненное, непос­лушное, агрессив­ное.

Б. Формулировки

«Я хочу», «Мне хо­телось бы», «Я бы очень хотел», «прекрасно!», «Великолепно!», «Высший класс! Шикарно», «Мне без разницы», «Так тебе и надо».

«Я не верю в свои силы», «Я не смогу это сделать», «Я бо­юсь», «Я хотел бы», «Я попробую», «Ес­ли ты так дума­ешь…», «Это моя ви­на», «Я правильно сделал?», «Я хотел только…», «Почему всегда я?», «Что же мне делать?», Услышанные от других модные слова: «Нужно», «Я дол­жен»

«Я этого не хочу!», «Оставьте меня в покое!», «Проклятье!».

В. Интонация

Преимущественно громко, быстро и горячо, захлебываясь, печально

Тихо, нерешитель­но, прерывающимся голосом, плаксиво, подавленно, сокрушенно, подобострастно, нудно, жалу­юсь, привередливо, покорно, бравируя

Гневно, громко, упрямо, угрюмо

Г. Выражение лица

Воодушевление, возбуждение, оше­ломление, откры­тый рот, блеск в гла­зах, хитрость, лукав­ство, любопытство, печаль, слезы

Глаза опущены вниз, выражение согласия, губы, подбородок дрожат, глаза на мокром месте, нервное, потерянное, тактичное, с оглядкой на других, онемелое

Жесткое, упрямое, отсутствующее

Ж. Жесты и положение тела

Напряженный или расслабленный корпус, рассеянность, свободный, усталый, взволнованный

Поднимает руку, если хочет что-то сказать, опущенные вниз плечи, склоненная голова, поза слуги, стоит навытяжку, пожимает плечами, кусает губы, на­пряжен, дружелюбен, мил.

Напряженность, угрожающая поза, уп­рямство, опущенная голова

Цели:

  1. выявить ведущие эго-состояния героев кинофильма
  2. освоить методику категоризованного наблюдения.

Задачи:

  1. в процессе просмотра кинофильма произвести запись поведения героев на основе категорий — эго-состояний личности, предложенных Эриком Бёрном;
  2. вычислить суммы единиц наблюдения для каждого героя по каждому эго-состоянию личности;
  3. на основе суммарного подсчёта категорий построить диаграммы;
  4. выделить ведущие эго-состояния героев кинофильма.

Ход работы:

Подготовительный этап включает в себя составление протоколов наблюдения (образец см. таблицу № 1).

Студент просматривает кинофильм с участием 1 главного героя. Во время просмотра в протоколах (в виде чёрточек, объединяемых в квадратики) фиксируются элементы поведения героев, т.е. единицы наблюдения, соответствующие содержанию категорий (эго-состояний).

Обработка результатов.

Данные протоколов заносятся в таблицу. См. таблицу № 2.

По результатам таблицы суммарного подсчёта категорий строится диаграмма эго-состояний для героя кинофильма (см. рис. 1).

На основе диаграммы выделяются ведущие эго-состояния героя (к ведущим эго-состояниям относят те, которые были проявлены героями чаще всего).

Образец протокола

Таблица № 1

Протокол

Эго-состояния

Герой кинофильма

Родитель критический

Родитель заботливый

Взрослый

Ребёнок свободный

Ребёнок приспосабливающийся

Ребёнок бунтарь

Таблица № 2

Суммарный подсчёт единиц наблюдения по каждой категории

Эго-состояния

Герой кинофильма (количество единиц наблюдения)

%

Родитель критический

1

4

Родитель заботливый

2

8

Взрослый

1

4

Ребёнок свободный

7

28

Ребёнок приспосабливающийся

11

44

Ребёнок бунтарь

3

12

Рис. 1. Диаграмма эго-состояний

***

Задание № 5. Составить список вопросов для частично стандартизованной диагностической беседы с целью выявления наличия или отсутствия признаков депрессии у клиента.

Диагностика депрессивности клиента(Соммерз-Фланаган Дж., Соммерз-Фланаган Р. Клиническое интервьюирование. М., 2006).

Согласно DSMIVTR, существуют две основные разновидности депрессии:

  • глубокая депрессия (более острая и тяжелая форма);
  • дистимическое расстройство (хроническая и обычно более умеренная форма депрессии).

Чтобы определить ту или иную форму депрессии, необходимо использо­вать специфические критерии диагностики. В этой работе мы уделяем вни­мание не столько диагностическим критериям, сколько общим симптомам, обычно указывающим на наличие депрессии.

В целом DSM включает описание трех основных категорий симптомов де­прессии плюс одну родственную категорию, относящуюся к нашей дискуссии:

  • симптомы, относящиеся к настроению;
  • физические или вегетативные симптомы;
  • когнитивные симптомы;
  • социальные или межличностные симптомы.

Симптомы, относящиеся к настроению

Поскольку в DSMIVTR депрессия классифицируется как расстройство настроения, уместно начать клиническое интервью для диагностики степени депрессивности вопросами, применяемыми для исследования психического статуса. Например, хорошим началом будут следующие вопросы: «Как вы се­бя чувствуете в последнее время?», «Как бы вы определили свое настроение?» Предложите клиенту описать свое настроение. Затем используйте перефрази­рование, чтобы проверить правильность вашего восприятия (например: «Похоже, сейчас вы чувствуете довольно сильную печаль и безнадежность»).

Клиенты не знают, что в DSMIVTR депрессивное настроение определя­ется как «депрессивное настроение на протяжении большей части дня, поч­ти каждый день, на которое указывает либо субъективная оценка (напри­мер, чувства печали или опустошенности), либо наблюдения других людей (например, унылый вид).

Примечание: также, возможно, раздражительное настроение для детей и подростков» (American Psychiatric Association, 2000, p. 327). Соответственно, вместо того чтобы говорить о «печали, опустошенности или раздражительности (для детей и подростков)», клиент может сказать что-то вроде: «Что-то я себя в последнее время хреново чувствую». В таком случае сначала используйте в перефразировании формулировки клиента (а не формулировки DSM). Позже вы можете перейти к использованию лексики DSM.

После того как вы получили представление о качестве настроения клиента, можете перейти к оценке количественных характеристик его настроения. Полезной может быть оценка настроения по определенной шкале. Например.

Интервьюер: Вы сказали, что последнее время чувствовали себя «хреново». А теперь я хотел бы узнать, насколько «хреново» или плохо вы себя чувствуете сейчас, как вы обычно себя чувствуете и насколько плохо вам может быть. Итак, если использовать 10-балльную шкалу, единица означает самое тяжелое состояние, а 10 — абсолютное счастье, на сколько баллов вы себя чувствуете в данный момент?

Клиент. Даже не знаю. Наверное, около трех.

Интервьюер: Хорошо. Если взять последние две недели, как бы вы оценили по той же шкале самое худшее состояние?

Клиент: Думаю, в прошлые выходные я чувствовал себя где-то на два балла. Так плохо мне еще никогда не было.

Интервьюер: Какой ужас. А ваше обычное настроение, когда вы не чувствуете подавленности, — во сколько баллов вы оценили бы свое нормальное настроение?

Клиент: Обычно я чувствую себя довольно счастливым человеком. Я думаю, мое обычное настроение — это 6-7 баллов.

В ходе беседы интервьюер получил важную диагностическую информацию. Используя количественные методы, интервьюер выяснил субъективный рейтинг настроения клиента. Хотя данный уровень статистического анализа не подходит для научных отчетов или диссертаций, он вполне годится для оценки субъективного состояния клиентов.

Согласно DSM, глубокие депрессии у взрослых могут определяться одним из двух основных симптомов настроения. Один из них, как уже отмечалось, — печаль или подавленность. Однако даже при отсутствии грустного или подавленного настроения взрослых клиентов можно квалифицировать как депрессивных, если имеет место второй симптом — потеря интереса к тем видам деятельности, которые обычно доставляют удовольствие.

Если клиент перестает (иногда внезапно) чувствовать радость, интерес или удовольствие, неудивительно, что жизнь может показаться не такой уж цен­ной. Это явление, известное как агедония, часто выступает специфическим симптомом депрессии, свидетельствующим о повышенном суицидальном по­тенциале. Соответственно, при диагностике суицидальности интервьюер всегда должен проверить, получает ли клиент удовлетворение от его обычной социальной деятельности, развлечений, секса и других видов деятельности, которые обычно приносят удовольствие. Низкая реактивность настроения — еще один симптом, помогающий дифференцировать виды депрессии. Хотя этот симптом напоминает агедонию, между ними все-таки имеются некото­рые различия, и оценивается он обычно путем непосредственного наблюде­ния, а не опроса. При интервьюировании депрессивных клиентов проверьте их реакцию на обсуждение позитивных впечатлений. Если вы говорите о на­дежде или других позитивных факторах, клиенты с недостаточной реактивно­стью настроения не улыбаются и никак не проявляют улучшения настроения.

Вина и безнадежность — эмоциональные состояния, которые также ас­социируются с депрессией. Мы поговорим об этом позже — в разделе, по­священном когнитивным симптомам, так как данные эмоциональные со­стояния часто порождаются или сдерживаются специфическими мощными когнициями (см. ниже).

Физические или вегетативные симптомы

Депрессивные клиенты зачастую испытывают особые физические сим­птомы, которые становятся одним из проявлений депрессии. Психиатры час­то квалифицируют эти симптомы как вегетативные или нейровегетативные симптомы и считают их характерными признаками настоящей биологической депрессии (Morrison, 1993). Наверное, самое удивительное в этих симптомах или признаках то, что в большинстве своем они амбивалентны, — другими словами, у клиентов могут наблюдаться прямо противоположные физиологиче­ские процессы. Например, страдающие депрессией клиенты часто жалуются на:

  • значительную и ненамеренную потерю веса — или набор веса;
  • почти ежедневное повышение аппетита — или снижение;
  • почти хроническую бессонницу — или сонливость;
  • симптомы психомоторного возбуждения (излишние или ненужные движения) — или психомоторного торможения.

Наличие первых трех категорий этих физических симптомов можно уста­новить с помощью прямого опроса клиентов относительно их веса, аппети­та и сна. Хотя прямой опрос по поводу психомоторной активности тоже возможен, как уже упоминалось в главе, посвященной исследованию пси­хического статуса, эти симптомы также оцениваются путем непосредствен­ного наблюдения за поведением клиента.

Еще один важный физический симптом депрессии — усталость. Депрес­сивные клиенты обычно чувствуют упадок сил, иногда весь день не встают с постели из-за чувства общей усталости. Этот симптом, опять-таки, обыч­но диагностируется посредством прямого опроса. Особое внимание уделя­ется снижению энергии по сравнению с предыдущим состоянием клиента. С данным симптомом связано также ослабление сексуального влечения — одно из проявлений агедонии, которое может обусловливаться или усугуб­ляться общим упадком сил.

Когнитивные симптомы

В состоянии депрессии у клиентов часто наблюдаются различные мысли негативного содержания. Хотя одни авторы считают негативные мысли клиента причиной депрессии, другие исследователи подчеркивают, что мысли клиента следует считать побочным продуктом или вторичным свой­ством депрессии. Когда дело касается точного диагностирования депрес­сивных расстройств, определение того или иного явления как первичного или вторичного не имеет особого значения, поскольку все исследователи, включая составителей DSM, признают, что присутствие определенных ког­нитивных факторов может сигнализировать о наличии депрессии.

Наиболее характерные когнитивные факторы, ассоциирующиеся с де­прессией, включают чувства никчемности, вины и безнадежности. Наличие чувства собственной никчемности или убеждение клиента в своей неадек­ватности следует устанавливать с помощью прямого опроса. Приведем не­которые полезные формулировки.

  • Довольны ли вы собой?
  • Расскажите, когда в последний раз вы были особенно довольны собой?
  • Много ли вы думаете о своих личных недостатках или неполноценности в последнее время?

Ключевое понятие, связанное с когнитивными признаками депрес­сии, — озабоченность определенными мыслями. Депрессивные клиенты часто бывают сосредоточены на негативных мыслях. Это, конечно же, относится к мнению о собственной никчемности, но в первую очередь ка­сается чувства вины или раскаяния. Некоторым депрессивным клиентам трудно думать о чем-либо, кроме своей вины. При интервьюировании та­ких клиентов вы увидите, что чувство вины становится почти осязае­мым, — клиенты смотрят в пол, снова и снова переживая свои поступки, которые расстроили их самих или огорчили дорогих для них людей.

«Нормальная», т.е. преходящая печаль, едва ли может ассоциироваться с крайними, устойчивыми или возвращающимися мыслями, чувством своей никчемности или вины. И наоборот, клиенты с умеренной или тяжелой формой депрессии могут сообщать о чувстве своей недостойности или же чувствовать бремя вины, вызванной какими-либо реальными, преувеличен­ными либо надуманными проступками или прегрешениями.

В зависимости от вашей приверженности к конкретным цифрам и готовности клиента к количественной оценке (как, например, при диагностике симптомов, от­носящихся к настроению), для диагностики суицидальности вам могут по­надобиться некоторые дополнительные данные. Один из самых важных когнитивных симптомов, часто ассоциирующихся с суицидальностью, — чувство безнадежности. Вы можете попросить клиента еще раз оценить свои чувства по 10-балльной шкале:

«Как бы вы оценили свои перспективы, используя ту же самую шкалу от 1 до 10 баллов, о которой мы уже говорили, если на этот раз единица означает отсутствие всякой надежды на то, что жизнь нормализуется, а 10 означает, что вы полны надежды на улучшение жизни и надеетесь, что будете чувствовать себя лучше?»

Для интервьюера очень важно сформировать адекватное представление о наличии у клиента чувства безнадежности — уверенность клиента в том, что будущее не сулит ему ничего хорошего, может быть более точным ин­дикатором суицидального риска, чем степень депрессии в целом (Beck et al, 1989). Суицид менее вероятен, если клиент верит в будущее. Когда клиенту небезразличны его долго- и краткосрочные жизненные планы, он меньше рискует стать жертвой суицида, чем клиенты, у которых, по их словам, ма­ло увлекательных идей, планов или представлений о будущем.

Безнадежность может выражаться в самых разных утверждениях, напри­мер: «Я не верю, что что-нибудь когда-нибудь изменится» или «Сколько я себя помню, столько я себя так и чувствую. Наверное, это на всю жизнь». И наоборот, способность клиента думать о будущем и строить конструк­тивные или приятные планы — важный показатель оптимизма, он более характерен для клиентов, не страдающих тяжелой формой депрессии. При оценке оптимизма клиента адекватны вопросы о планах на будущее.

  • Что вы собираетесь делать завтра?
  • Чем, по вашему мнению, вы будете заниматься в этот день через пять лет?
  • Как вы думаете, ваше состояние скоро (когда-нибудь) улучшится?

Еще один важный признак депрессивного сознания — беспомощность. Она может выражаться в чувстве или представлении клиентов о том, что они не способны своими силами добиться перемен, которые помогут им вернуть нормальное самочувствие. Констатация клиентом своего бессилия может представлять собой скрытый призыв к интервьюеру о помощи. Кли­ент может считать, что хотя сам он и не в состоянии изменить свою жизнь к лучшему, вы сможете это сделать за него.

Депрессивные клиенты, кроме того, проявляют некоторые другие когни­тивные симптомы, включая: а) трудности с концентрацией внимания; б) возвращающиеся мысли о смерти или самоубийстве; в) трудности в при­нятии решений или решении проблем; г) сужение сознания, т.е. неспособ­ность видеть альтернативные решения.

Социальные или межличностные симптомы

Наиболее общее проявление депрессии в межличностном плане — само­изоляция от друзей, родственников и прекращение обычной социальной ак­тивности. Следует внимательно присмотреться к подобным проявлениям эмоционального отчуждения, поскольку иногда страдающие депрессией люди не осознают своей изолированности. Если у вас есть основания полагать, что полученные от клиента сведения не дают полной картины его социальной активности, вам, возможно, придется обратиться к другим людям, которые знают клиента. Возможно, эти люди опишут клиента как изменившегося, от­чужденного, унылого, невероятно обидчивого или раздражительного.

***

Задание № 6. Провести анализ экспериментального исследования

Провести анализ эксперимента С. А. Шапкина и А. Н. Гусева по следующей схеме:

1. Чему посвящено это исследование?

2. Какова общая проблема?

3. Какие результаты получили другие исследователи?

4. Какова гипотеза?

5. Какие материалы использует автор?

6. Какое операциональное определение дает автор своим переменным?

7. Какие способы контроля он использует?

8. Как он анализирует данные?

9. Как он интерпретирует данные?

10. Кого он цитирует в качестве релевантных исследователей в данной области?

11. Можно ли улучшить это исследование?

12. Какую дополнительную работу необходимо провести?

13. Можно ли интерпретировать данные как-то иначе?

14. Что я узнал из этой статьи?

15. Какое новое исследование можно теперь поставить?

Литература

  1. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента. – М., 1982.
  2. Гудвин Дж. Исследование в психологии: методы и планирование. – СПб., 2004.
  3. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. – СПб., 2000.
  4. Корнилова Т.В. Экспериментальная психология: Теория и методы. – М., 2002.
  5. Кэмпбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях. – СПб., 1996.
  6. Мартин Д. Психологические эксперименты. – СПб., 2002.
  7. Методы исследования в психологии: Квазиэксперимент /Под ред. Т.В. Корниловой. – М., 1998.
  8. Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. – СПб.:, 2004.
  9. Резник А.Д. Книга для тех, кто не любит статистику, но вынужден ею пользоваться. Непараметрическая статистика в примерах, упражнениях и рисунках. – СПб., 2008.
  10. Солсо Р.Л., МакЛин М.К. Экспериментальная психология. – СПб., 2003.
  11. Эксперимент и квазиэксперимент в психологии /Под ред. Т.В. Корниловой. – СПб., 2004.
  12. Экспериментальная психология: Практикум /Под ред. С.Д. Смирнова, Т.В. Корниловой. – М., 2002.
  13. Экспериментальная психология. /Под общ. ред. Е.С. Романовой. – СПб., 2007.

Психологический журнал, 2001. Т. 22. № 2. С. 50-56.

Влияние личностных особенностей и времени суток на выполнение простой сенсомоторной задачи1 © 2001 г. С. А. Шапкин*, а. Н. Гусев**

*Канд. психол. наук, старший науч. сотр., ИП РАН, Москва

**Канд. психол. наук, доцент факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова

Представлены данные эмпирического исследования, направленного на оценку влияния экстравер­сии, личностной тревожности, мотива достижения и времени суток на эффективность выполнения простой сенсомоторной задачи у 66-и испытуемых. Общий уровень выполнения простой сенсомоторной задачи интровертами и экстравертами не различался, однако обнаружены различия в суточ­ной динамике продуктивности. Интроверты лучше работали утром, чем вечером; продуктивность экстравертов мало изменялась в течение суток с тенденцией повышения продуктивности в вечернее время. Мотивированные на успех и низкотревожные испытуемые обнаружили более высокую про­дуктивность решения сенсомоторной задачи, чем мотивированные на избегание неудачи и высоко­тревожные. Время суток не оказывало влияния на продуктивность мотивированных на успех и низ­котревожных испытуемых; мотивированные на избегание неудачи и высокотревожные лучше ра­ботали утром, чем вечером. Мотивационный фактор оказывал более выраженное влияние на интровертов, чем на экстравертов: максимальная продуктивность в задаче бдительности обнаруже­на у интровертов с мотивом достижения, минимальная — у интровертов с мотивом избегания неуда­чи. Данные обсуждаются в рамках модели М. Химфриса и У. Ревеля (1984).

Ключевые слова: экстраверсия, мотив достижения, тревожность, время суток, время реакции.

1Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (грант № 99-06-80076).

Динамика активации — принцип, широко ис­пользуемый в дифференциальной психологии и психофизиологии для объяснения индивидуаль­ных различий в продуктивности выполнения сен­сорно-перцептивных и сенсомоторных задач.

В работах, посвященных изучению бдительно­сти, показано, что зависимость продуктивности от уровня активации описывается инвертирован­ной U-образной кривой Йеркса-Додсона [25]. На ней имеется оптимум активации, соответствую­щий максимальной продуктивности, ниже и выше которого продуктивность выполнения задачи па­дает [7, 11, 12, 15, 17, 20-24]. Согласно теории Г. Айзенка, у экстравертов, по сравнению с ин­тровертами, базовый уровень активированности ниже, поэтому им требуется большее количество стимулирующих воздействий извне для достиже­ния оптимума [16]. Таким образом, экстраверты должны достигать своего оптимума активации и пика продуктивности на относительно высоком уровне внешней стимуляции. Напротив, интро­верты находятся вблизи своего оптимума актива­ции и продуктивности. Дополнительная стимуля­ция приводит их к «переактивации», и, как следст­вие, снижению продуктивности. В качестве внешних условий, воздействующих на уровень ак­тивации, используют такие факторы, как прием кофеина, ведение шумовых помех, электрокож­ной стимуляции и др. Кофеин в небольших дозах улучшает, а в больших — ухудшает продуктив­ность интровертов по сравнению с экстравертами [22]. Введение шумовых помех малой интенсив­ности дает преимущественно интровертам, при стимулах высокой интенсивности лучше работа­ют экстраверты [23]. Естественным фактором, влияющим на уровень активации, считается так­же время суток: утром количество внешней сти­муляции минимально, в то время как в течение дня она накапливается, достигая пика вечером. Согласно модели М. Химфриса и У. Ревеля [17], утром (при низком уровне внешней стимуляции) интроверты будут ближе к своему оптимуму, чем экстраверты, а вечером (при высоком уровне внешней стимуляции) — наоборот. Следователь­но, при выполнении задачи на бдительность ин­троверты будут более продуктивны утром, а экс­траверты — вечером.

Роль мотивационных процессов в регуляции сенсорно-перцептивной деятельности остается недостаточно изученной. Существует общее представление о том, что повышение мотивации испытуемого стимулирует его готовность затра­чивать ресурсы, а это, в свою очередь, ведет к улучшению характеристик выполнения задачи. В качестве мотивационного фактора успешности деятельности некоторые авторы рассматривают мотив достижения [9]. В настоящее время имеется мало работ, в которых изучалось бы вли­яние мотива достижения на характеристики вы­полнения сенсомоторных задач. В нашем преды­дущем эксперименте с многосуточной депривацией сна продуктивность обнаружения слабого сигнала была несколько выше у мотивированных на достижение (МД), чем у мотивированных на избегание неудачи (МН) [3]. Однако эту тенден­цию было невозможно оценить строго статисти­чески в связи с малочисленностью выборки испы­туемых. В задаче подравнивания стимула к этало­ну (метод средней ошибки) показано, что мотивация достижения оказывала непрямое вли­яние на эффективность: в качестве промежуточ­ной переменной выступала ситуационная уверен­ность испытуемого [1]. Процитированные рабо­ты отличались достаточно сложной стимуляцией (стимулы околопорогового уровня), большой длительностью эксперимента, возможностью ис­пользовать разные критерии принятия решения, значительным изменением психофизиологичес­кого состояния испытуемых. Таким образом, сложность выполняемой задачи — важный аспект, который необходимо учитывать для изучения взаимосвязи мотивации и продуктивности дея­тельности: чем сложнее задача, тем большее ко­личество промежуточных переменных будут вы­ступать в качестве опосредующих факторов.

Химфрис и Ревель [17] попытались создать не­сколько упрощенную и в то же время легко про­веряемую модель влияния мотивации достижения на продуктивность решения задач бдительности. Предсказания модели касались задач на время простой реакции, в которых отсутствуют слож­ные когнитивные и моторные компоненты. По мнению авторов, именно в таких задачах продук­тивность должна быть прямо связана с уровнем активированности испытуемого и его усилием по поддержанию состояния бдительности. Личност­ным коррелятом уровня активированности явля­ется экстраверсия, о которой было сказано выше. В качестве личностной диспозиции, способствую­щей увеличению усилия, направленного на реше­ние задачи (on-task effort), выступает мотив дости­жения. Напротив, мотив избегания неудачи свя­зан со снижением затрат усилий, направляемых на задачу, и переключением их на стабилизацию факторов, непосредственно не связанных с зада­чей (off-task effort).

Следовательно, продуктив­ность у лиц с МД должна быть выше, чем с МН, независимо от уровня внешней стимуляции. По мнению авторов, имеется оптимум мотивации (подобно оптимуму активации), отклонение от которого приводит к снижению продуктивности. Высокий мотив достижения повышает чувстви­тельность к дополнительным возбуждающим стимулам, что увеличивает вероятность «перемо­тивации». В силу этого субъекты с МД должны быть более продуктивны при низком, чем при высоком уровне активации и должны эффективнее работать утром по сравнению с вечером.

Тревожность трактуется в терминах модели Химфриса и Ревеля как личностное качество, отражающее высокий уровень активации. Ресурсы активации при высокой тревожности направлены на стимулы, иррелевантные задаче (off-task effort), например, на контроль разного рода эмоциональных переживаний. Состояние тревожности — это высокая активация и одновременно торможение поведения, а, значит, невозможность прилагать усилия для решения задачи. В условиях, вызывающих снижение активации, тревожность становится меньше; ресурсы, направляемые ранее на регуляцию эмоций, перераспределяются в пользу выполнения задачи. Если для высокотревожных людей благоприятными являются условия, вызывающие низкую активацию, у них ожидается более высокая продуктивность утром по сравнению с вечерними часами.

Модель Химфриса и Ревеля, описывая влияние каждой из личностных черт на характеристики выполнения сенсорно-перцептивной задачи, не рассматривает, однако, их совместное влияние, что, на наш взгляд, является определенным упрощением. Логично предположить, что экстраверсия и мотив достижения, будучи связаны с разными механизмами, тем не менее, взаимодействуют в рамках единой системы регуляции деятельности. Мы полагаем, что сочетание мотива достижения (высокая степень усилия) и интроверсии (высокий уровень активации будет способствовать максимальной продуктивности в решении сенсомоторной задачи).

Теория Айзенка и вслед за ней модель Химфриса и Ревеля оперируют понятием неспецифической ретикулярной активации как физиологической основы индивидуальных различий. Исследования последних лет дают основание говорить о двух относительно самостоятельных психофизиологических системах активации — тонической и фазической [13]. Тонический компонент связывают с обеспечением продолжительных по времени процессов, таких, как подготовка и осуществление сложных моторных программ, последовательно-аналитическая переработка информации и др. Система физической активации обеспечивает экстренное реагирование на значимый для субъекта стимул, которое связано с экономным по времени целостно-синтетическим способом переработки информации. В качестве электрофизиологических индикаторов названных систем рассматривают, в частности, тоническую и фазическую составляющие кожно-гальванической реакции [4].

В данном исследовании мы попытались в рамках одной задачи оценить функционирование тонического и фазического компонентов активации путем введения стимулов разного типа. Один тип стимулов — легкий для опознания и реагирования, другой — более сложный для опознания, требующий экстренного ответа испытуемого.

В настоящем исследовании проверялись гипотезы о зависимости продуктивности выполнения сенсомоторной задачи от личностных (экстраверсия, мотив достижения) и ситуационных (время суток) факторов. Ожидалось, что время суток будет оказывать противоположный эффект на продуктивность интровертов и экстравертов. Низкотревожные и мотивированные на достижение субъекты будут более продуктивны, чем высокотревожные и мотивированные на избегание неудачи. Наибольшая эффективность ожидалась у интровертов с высоким мотивом достижения.

Для проверки этих гипотез мы использовали простую сенсомоторную задачу, которую испытуемые с разными личностными особенностями выполняли в разное время суток — утром (низкий уровень внешней стимуляции) и вечером (высокий уровень внешней стимуляции).

МЕТОДИКА

Испытуемые. В эксперименте приняли участие 66 добровольцев, 49 женщин и 17 мужчин в возрасте от 19 до 35 лет (средний возраст 20.5 лет), студенты и сотрудники факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. За участие в опыте испытуемые получали денежное вознаграждение.

Стимулы и аппаратура в задаче бдительности2. Стимулами являлись три символа «решетка», разделенные между собой пробелами (# # #), которые предъявлялись в центре экрана 14-ти дюймового SVGA-монитора персонального компьютера. Расстояние от экрана до глаз испытуемого было 57 см, размеры стимулов — 2° зрительного угла по горизонтали и 0.5° по вертикали. Использовались два типа стимулов, отличавшихся между собой длительностью предъявления. Стимулы первого типа представляли собой короткое «мигание» или «вспышку» и предъявлялись на 16.67 мс (в дальнейшем мы будем их называть «быстрые» стимулы).

Стимулы второго типа предъявлялись на экране монитора до тех пор, пока испытуемый не давал ответ (далее — «медленные» стимулы).

Предъявление стимулов было равновероятным и квазислучайным. После исчезновения стимула в центре экрана появлялся символ «звездочка» (*), служивший фиксационной точкой. Межстимульный интервал варьировался случайным образом в широких пределах — от 1.5 до 9.5 с, что требовало от испытуемых непрерывной бдительности. Каждая экспериментальная серия состояла из предъявления 150 стимулов, 10 первых служили тренировочными и в обработку результатов не включались. При появлении на экране целевого стимула (# # #) испытуемый должен был как можно быстрее нажать на клавишу «Пробел» клавиатуры компьютера. Для каждого типа стимулов регистрировали время реакции (ВР).

2 Прототипом использованной нами методики послужила компьютерная программа У. Ревеля, подготовленная им для персонального компьютера «Макинтош», которую авторы использовали в 1994 г. в исследованиях по совместному проекту (руководители: У. Ревель, К. Андерсон, Л.Г. Дикая, А.Н. Гусев).

Процедура. Каждый испытуемый участвовал в двух сериях эксперимента. Утренняя серия начиналась в 9, вечерняя — в 19 часов. Интервал между сериями для каждого испытуемого составлял от одной до двух недель. Последовательность условий «утро-вечер» балансировалась внутри группы испытуемых: одна половина группы работала по схеме «утро-вечер», другая — «вечер-утро». Всех испытуемых просили не пить крепкий чай или кофе по крайней мере за два часа до начала эксперимента и не принимать никаких лекарственных препаратов.

Эксперименты проводились в компьютерном классе факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова с группой от 9 до 14 испытуемых одновременно. Опыт состоял из трех частей. В первой части опыта испытуемые проходили тестирование по ряду личностных опросников: Айзенка (EPI) в адаптации Русалова [6], Спилбергера на личностную тревожность (STAI) в адаптации Ханина [8], мотивации достижения Мехрабиана в адаптации Шапкина [10]. Кроме того, испытуемые заполняли доэкспериментальный опросник, цель которого — узнать, какие причины могли повлиять в течение дня на их активированность. Обработка данных по личностным опросникам проводилась с помощью психодиагностической компьютерной системы «Тестмейкер» [5]. Во второй части опыта испытуемые выполняли задачу на бдительность. После его окончания экспериментатор кратко рассказывал испытуемым о замысле проведенного исследования и отвечал на вопросы. Как в утренней, так и в вечерней сериях эксперимента испытуемые работали за одним и тем же персональным компьютером, что обеспечивало константность условий предъявления стимулов.

Обработка данных. Данные обрабатывались в статистическом пакете «SPSS for Windows 10.0» с помощью многофакторного дисперсионного анализа с повторяющимися измерениями (repeated measures ANOVA)3. В ходе анализа вся выборка испытуемых разбивалась по медианному баллу каждого из опросников на две половины — имеющих высокие оценки (выше медианы) и низкие (ниже медианы).

До начала ANOVA было проведено сравнение оценок по шкалам утром и вечером; Медианные баллы утренних и вечерних замеров отличались в пределах одного балла, что говорит об устойчивости личностных качеств во времени. Тем не менее, имелись испытуемые, которые показывали утром и вечером сильно различающиеся данные. По опроснику мотива достижения таких испытуемых оказалось 4, личностной тревожности — 5, экстраверсии — 5 человек. При последующем анализе эти испытуемые были исключены. Перед началом ANOVA был проведен тест нормальности зависимых переменных по критерию Колмогорова. Результаты анализа показали, что распределения зависимых переменных не отличаются от нормального.

Независимыми переменными (факторами) были: «Время суток» (утро-вечер), «Экстраверсия» (интроверт-экстраверт), «Личностная тревожность» (высокая-низкая), «Мотив достижения» (преобладание мотива успеха — мотива избегания неудачи).

Зависимых переменных было четыре: среднее время реакции (ВР) и коэффициент наклона регрессионной прямой ВР (наклон ВР), посчитанные раздельно для «быстрых» и «медленных» стимулов. Показатель наклона давал информацию о том, насколько испытуемый снизил или повысил ВР от начала к концу опыта. Регрессионную прямую рассчитывали методом наименьших квадратов. Для проверки гипотезы о равенстве коэффициента наклона нулю использовали F-критерий. Для последующего анализа были взяты коэффициенты наклона, для которых F-критерий был значим на уровне меньшем .05, что говорило об адекватности экспериментальных данных линейной модели. Увеличение значения наклона ВР было прямо связано с повышением ВР от начала к концу опыта. Отрицательных значений наклона ВР, которые говорили бы о снижении ВР от начала к концу опыта, в исследовании не наблюдалось. Для выявления источников главных факторных эффектов и эффектов взаимодействия факторов проводили сравнение средних по t-критерию Стьюдента.

3Подробнее об этой процедуре можно прочитать в работе [2].

Таблица 1. Зависимость среднего ВР от экстраверсии и времени суток (T/df/p — Т-статистика/степень свободы/уровень зна­чимости У — утро; В — вечер)

Стимулы

Интроверты

Экстраверты

T/df/p

Интроверты

T/df/p

Экстраверты

T/df/p

ВР

Среднее

Среднее

У

В

У

В

«быстрые»

297

283

-1.28/50/.20

285

310

-2.60/24/.02

286

281

.56/26/.57

«медленные»

342

329

1.88/50/.07

326

358

-3.66/24/.001

331

328

.79/26/.43

Таблица 2. Зависимость среднего ВР от мотива достижения и времени суток (МН — мотивированные на избегание неудачи; МД — мотивированные на достижение. Другие обозначения те же, что в табл. 1)

Стимулы

МН

МД

T/df/p

МН

T/df/p

МД

T/df/p

ВР

Среднее

Среднее

У

В

У

В

«быстрые»

299

279

2.49/52/.02

293

307

-1.47/26/.15

280

278

.17/26/.86

«медленные»

348

316

3.29/52/.002

337

359

-2.06/26/.05

315

316

-.14/26/.88

РЕЗУЛЬТАТЫ

Время суток не оказало значимого влияния на ВР как в условиях «медленных» (F = 2.28; р = 0.14; dfcorr = 1,47), так и «быстрых» стимулов (F = 0.78; р= 0.38; dfcorr = 1, 47), а также на наклон ВР при предъявлении «быстрых» стимулов (F = 0.39; р = 0.54; dfcorr = 1.47).

Наклон ВР на «медленные» стимулы вечером оказался больше, чем утром: в вечернее время у испытуемых наблюдалось бо­лее заметное увеличение ВР к концу серии (утро — 0.21, вечер — 0.39; F = 6.71; р = 0.01, dfcorr = 1,47).

Экстраверсия. Было обнаружено совместное влияние факторов «Экстраверсия» и «Время су­ток», в отношении ВР как на «быстрые» (F = 7.96, р = 0.01; dfcorr = 1,47), так и на «медленные» (F = 11.28; р = 0.001; dfcorr = 1,47) стимулы. У интровер­тов ВР вечером было больше, чем утром, в то время как у экстравертов время суток не оказы­вало влияния на ВР (см. табл. 1).

Экстраверты по сравнению с интровертами показали в целом более высокую продуктивность при предъявлении «быстрых» стимулов (F = 4.11; р = 0.05; dfcorr = 1,47).

Аналогичная тенденция на­блюдалась и для «медленных» стимулов, однако она не достигла статистически достоверного уровня (F = 2.04; р = 0.16; dfcorr = 1,47).

Совместно­го влияния факторов «Экстраверсия» и «Время суток» на показатель наклона ВР не было обна­ружено.

Таблица 3. Зависимость среднего ВР от личностной тревож­ности (обозначения те же, что в табл. 1)

Стимулы

Низко­-

тревожные

Высоко-

тревожные

T/df/p

среднее

среднее

«быстрые»

284

298

-2.01/58/.05

«медленные»

325

347

-1.66/58/.10

Мотив достижения. Испытуемые с МД быст­рее реагируют на оба типа стимулов (Fбысгр = 5.73; р = 0.02; Fмедл = 10,71; р = .006; dfcorr = 1,47), чем испытуемые с МН (табл. 2).

В группе МД измене­ний ВР утром и вечером практически не наблюда­лось, а в группе МН — наблюдалось повышение ВР вечером, так что взаимодействие факторов «Время суток» и «Мотивация достижения» было на границе статистической значимости (Fмедл = = 3.62; р = .06; dfcorr = 1,47; см. табл. 2).

Выраженность мотива достижения не оказала влияния на наклон ВР для обоих типов стимулов. Влияние взаимодействия факторов «Мотив до­стижения» и «Время суток» на наклон ВР также оказалось незначимым.

Тревожность. Высокотревожные испытуе­мые по сравнению с низкотревожными (табл. 3) реагировали медленнее на «медленные» стимулы (Fмедл = 4,14; р = 0.05; dfcorr = 1,55).

Аналогичная тенденция наблюдалась при ре­акциях на «быстрые» стимулы, которая, однако, не достигла уровня статистической значимости (Fбысгр = 3.03; р = 0.08; dfcorr = 1,55).

По показателю наклона ВР достоверных различий не обнаружено.

Взаимодействие экстраверсии. и мотива до­стижения. Изучение совместного влияния мотива достижения и экстраверсии на продуктивность ре­шения сенсомоторной задачи показало, что эффект взаимодействия факторов значим для ВР на «медленные» стимулы (F=4.93; р = 0.03; dfcorr = 1,38): ин­троверты с высоким мотивом достижения имеют наименьшее значение показателя, а интроверты с МН — наибольшее (Т = -2.06, df= 26; р = 0.05).

Ис­пытуемые с двумя другими комбинациями лично­стных черт занимают промежуточное положение (табл. 4).

Аналогичная тенденция обнаружена и для «быстрых» стимулов, однако она не достигла уровня статистической достоверности (F = 2.99; р = 0.08; dfcorr = 1,38).

Таблица 4. Зависимость среднего ВР от взаимодействия факто­ров экстраверсии и мотива достижения (МН — мотивированные на избегание неудачи, МД — мотивированные на достижение)

Стимулы

Интроверты

Экстраверты

ВР

МН

МД

МН

МД

«быстрые»

302

279

284

284

«медленные»

352

314

327

328

ОБСУЖДЕНИЕ

Время суток не сказалось на общем уровне продуктивности выполнения простой сенсомоторной задачи. Однако есть основания полагать, что вечером психофизиологическая «цена» про­дуктивности была более высокой: показатель на­клона ВР вечером выше, чем утром. Видимо, вследствие более выраженного утомления в ве­чернее время испытуемые не смогли поддержи­вать стабильный уровень реагирования в течение опыта. Следует отметить, что вечернее снижение показателей продуктивности наблюдалось не у всех испытуемых и в значительной степени зави­село от их личностных особенностей.

Наши данные в целом согласуются с гипоте­зой Химфриса и Ревеля о специфике влияния экс­траверсии на продуктивность решения сенсомоторной задачи в разное время суток. Интроверты оказались более продуктивны в утренние часы (при низком уровне внешней стимуляции), чем в вечерние (при высоком уровне внешней стимуля­ции).

Экстраверты обнаружили прямо противо­положную тенденцию. В экспериментах с депривацией сна, когда уровень активированности ис­пытуемых был снижен, интроверты оказались более продуктивны, чем экстраверты [12, 14, 21]. Небольшое отличие наших данных от предсказа­ний модели Химфриса и Ревеля заключается в том, что снижение ВР у экстравертов в вечерние часы имело лишь характер тенденции и оказа­лось статистически незначимым. Объяснением данного эффекта может быть меньшая чувстви­тельность экстравертов к влиянию суточных рит­мов, которая отмечается некоторыми авторами [18].

В нашем эксперименте испытуемые с МД бы­ли более продуктивны, чем испытуемые с МН, что подтверждает теоретические положения Химфриса и Ревеля. Согласно авторам, мотив до­стижения играет роль компенсаторного механиз­ма, если наличных ресурсов для выполнения зада­чи оказывается недостаточно. Мотив достижения (МД) и его противоположный полюс — мотив из­бегания неудачи (МН) — отражают разную на­правленность усилия: в первом случае — на дости­жение успеха в задаче, во втором — на переработ­ку информации, не связанной с выполнением задачи. Дополнительным подтверждением ком­пенсаторной функции мотива достижения явля­ется тот факт, что наибольшие различия в про­дуктивности у испытуемых с МД и МН наблюда­лись в вечернее время, когда уровень стимуляции был максимальным.

Гипотеза Химфриса и Ревеля о том, что вече­ром испытуемые с МД будут менее продуктивны, чем утром, не подтвердилась: время реакции в группе испытуемых с МД утром и вечером было одинаковым. В своей гипотезе авторы исходили из посылки, что для испытуемых с МД действует закон оптимума мотивации, подобно тому, как для интровертов действует закон оптимума акти­вации. На наш взгляд, это является сильным уп­рощением. Во-первых, согласно литературным данным [9], испытуемые с МД восприимчивы не просто к внешней стимуляции, но к стимуляции социального характера, которая содержит пря­мую или косвенную оценку их достижений (на­пример, присутствие экспертов, наличие стандар­тов оценивания, соревновательной ситуации и т.п.).

Очевидно, что в нашем эксперименте соци­ально опосредованная стимуляция отсутствовала. Во-вторых, для испытуемых с МД более привлека­тельны сложные задачи, позволяющие им под­вергнуть испытанию свои способности, чем про­стые, которые могут решить большинство людей. В нашем исследовании задача на бдительность была слишком простой, чтобы привести к эф­фекту «перемотивации» и падения продуктивнос­ти у испытуемых с МД в вечернее время.

Высокотревожные испытуемые показали бо­лее низкую продуктивность, чем низкотревож­ные независимо от времени суток. Это согласует­ся с положениями Химфриса и Ревеля о том, что высокая тревожность связана с затратами ресур­сов на стабилизацию факторов, иррелевантных выполняемой деятельности. Однако не подтвер­дилась гипотеза авторов о том, что высокотре­вожные будут более продуктивны утром, при низком уровне стимуляции, чем вечером, когда уровень стимуляции возрастает. Авторы исходи­ли из того, что механизмы активации, лежащие в основе индивидуальных различий тревожности и экстраверсии, подчиняются одним и тем же зако­номерностям. По нашему мнению, тревожность связана с совершенно иной системой активации, которая отвечает не за энергетическое обеспече­ние, а за регуляцию эмоциональных состояний в процессе деятельности. Данные нашего экспери­мента подтвердили концептуальную близость конструктов «тревожность» и «мотив достиже­ния», поскольку тревожность влияла на изучае­мые показатели аналогично мотиву достижения, но с противоположным знаком. Высокая отрица­тельная корреляция мотива достижения и лично­стной тревожности хорошо известны в литерату­ре [9].

Наша гипотеза о совместном влиянии экстра­версии и мотива достижения на продуктивность решения простой сенсомоторной задачи получи­ла эмпирическое подтверждение. У интровертов с высоким мотивом достижения продуктивность оказалась наибольшей. Таким образом, высокая активированность, характерная для интровертов, и направленное на задачу усилие, свойственное лицам с мотивом достижения, оказали аддитив­ный положительный эффект на продуктивность решения задачи бдительности. Дж. Лестер с соав­торами [19] обнаружили, что сочетание низкой импульсивности и высокой «Силы «Эго»» связано с более высокой продуктивностью обнаружения сигнала в условиях 72-часовой непрерывной дея­тельности, включающей депривацию сна. Дан­ные нашего исследования вполне согласуются с данными Лестера, если учесть, что низкая им­пульсивность, по Айзенку, характерна для интро­вертов, а «Сила «Эго»», по Кеттелу, содержит много общих характеристик с мотивом до­стижения: постоянство намерений, устойчивость к неудачам, реалистичность уровня притязаний. Примечательно, что выраженность мотива до­стижения оказалась критичной для продуктивно­сти интровертов и практически не повлияла на показатели решения сенсомоторной задачи экс­травертами. Видимо, свойственный интровертам высокий уровень активированности вынуждает их обращаться к механизмам мотивационной ре­гуляции с целью эффективного использования активационных ресурсов в процессе деятельнос­ти. Если высокий потенциал активации удается направить на решение задачи, то мы наблюдаем аддитивный положительный эффект и повыше­ние продуктивности, характерные для интровер­тов с МД. Напротив, у интровертов с МН высокая активированность, обращенная на регуляцию собственного состояния, вызывает неэффектив­ное расходование ресурсов и, как следствие, сни­жение продуктивности.

Использование в эксперименте «быстрых» и «медленных» стимулов показало, что личностные факторы сходным образом влияли на переработ­ку стимулов обоих типов. Это свидетельствует о том, что когнитивная составляющая процесса пе­реработки «быстрых» и «медленных» стимулов качественно не различается, и основное отличие касается активационно-ресурсного обеспечения. Последнее подтверждается тем, что ВР на «быст­рые» стимулы, которые требовали от испытуемо­го мобилизации и больших затрат ресурсов, было меньше, чем на «медленные». Если сравнить ве­личину факторного эффекта для обоих типов стимулов по F-статистике, то легко заметить, что влияние личностных факторов на «быстрые» сти­мулы слабее, чем на «медленные». Видимо, систе­ма активации, связанная с переработкой «быст­рых» стимулов, менее подвержена контролю со стороны устойчивых черт личности. Это кажется вполне логичным, поскольку она обеспечивает экстренное реагирование на значимый стимул в любых условиях, что является критичным для выживания индивида. Таким образом, мы получили косвенные доказательства того, что переработка «быстрых» стимулов связана с работой фазической, а «медленных» — с тонической системой активации.

Надеемся, что дальнейшие исследования взаимодействия личностных качеств и разных систем активации в задачах бдительности позволят создать новые дифференциально-психологические модели, описывающие переработку человеком сенсорно-перцептивной информации.

ВЫВОДЫ

  1. Общий уровень выполнения простой сенсомоторной задачи интровертами и экстравертами не различался.
  2. Обнаружены различия суточной динамики продуктивности у интровертов и экстравертов. Интроверты лучше работали утром, чем вечером; продуктивность экстравертов мало изменялась в течение суток с тенденцией повышения продуктивности в вечернее время.
  3. Мотивированные на успех и низкотревожные испытуемые обнаружили более высокую продуктивность решения сенсомоторной задачи, чем мотивированные на избегание неудачи и высокотревожные.
  4. Время суток не оказывало влияния на продуктивность мотивированных на успех и низкотревожных испытуемых; мотивированные на избегание неудачи и высокотревожные лучше работали утром, чем вечером.
  5. Мотивационный фактор оказывал более выраженное влияние на интровертов, чем на экстравертов; максимальная продуктивность в задаче бдительности обнаружена у интровертов с мотивом достижения, минимальная — у интровертов с мотивом избегания неудачи.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Вайнер И.В. Субъективная уверенность при решении психофизической задачи: Дис. канд. психол. наук. М.: ИП АН СССР, 1990.

Гусев А.Н. Дисперсионный анализ в экспериментальной психологии. М.: УМК «Психология», 2000.

Гусев А.Н., Шапкин С.А. О некоторых детерминантах динамики обнаружения сигнала // Проблемы дифференциальной психофизики. М.: ИП АН СССР, 1991. С. 217-242.

Дементиенко В.В., Дорохов В.Б., Корнеева Л.Г., Марков А.Г., Тарасов А.В., Шахнарович В.М. Гипотеза о природе электродермальных реакций // Физиология человека. 2000. Т. 26. № 3. С. 124-131.

Кремлев А.Е., Шапкин С.А., Гусев А.Н. Тестмейкер. Компьютерная среда для разработки психодиагностических методик. Руководство пользователя. М.: УМК «Психология», 1996.

Русалов В.М. Предметный и коммуникативный аспекты темперамента человека. Психол. журн. 1989. Т. 10. № 1.С. 10-21.

Фришман Е.З. Интраиндивидуальные особенности решения задач человеком // Проблемы дифференциальной психофизики. М.: ИП АН СССР,

1991.

Ханин Ю.Л. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера. Л.: ЛГУ, 1976.

Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. М., Педагогика. 1989.

Шапкин С.А. Опросник мотивации достижения: новая модификация // Психол. журн. 2000. Т. 21. №2. С. 113-127.

Anderson K.J. Impulsivity, caffeine, and task difficulty: a within-subject test of the Yerkes-Dodson law // Pers. and hid. Diff. 1994. V. 16. P. 813-829.

Corcoran D.W.J. Introversion-extraversion, stress and arousal // Eds. D.E. Broadbent, R. Lynn. Dimensions of Personality. Oxford: Pergamon, 1981.

Derryberry D., Tucker D.M. The adaptive base of the neural hierarchy: Elementary motivational controls on network function // Ed. R. Diensiber. Nebraska Symposion on Motivation. 1991. V. 38. P. 289-342.

Deaton M., Tobias J.S., Wilkinson R.T. The effect of sleep deprivation on signal detection parameters // Quart. J. Experimental Psychology. 1971. V. 23. P. 449-452.

Erev I. Signal detection by human observers: A cutoff reinforcement learning model of categorization decisions under uncertainty // Psychol. Rev. 1998. V. 105. P. 280-298.

Eysenck H.J. The biological basis of personality. Springfield, III: C.C. Thomas, 1967.

Himphreys M.S., Revelle W. Personality, motivation, and performance: a theory of the relationship between individual differences and information processing // Psychol. Rev. 1984. V. 91. P. 153-184.

Colguhoun W.P., Folkard S. Personality differences in body temperature rhythm and their relation to adjustment to night work // Ergonomics. 1978. V. 21. P. 811-817.

Lester J., Knapp T.M., Roessler R. Sleep deprivation, personality, and performance on a complex vigilance task // Waking and Sleeping. 1976. V. 1. P. 61-65.

Matthews G., Davies D.R. Arousal and vigilance: The role of task demands // Eds Hoffman R., Sherrick M.F. Viewing psychology as a whole: The integrative science of William N. Dember. Washington, American Psychological Association, 1998. P. 113-144.

May J., Kline P. Measuring the effects upon cognitive abilities of sleep loss during continuous operations // British J. Psychol. 1987. V. 78. P. 443-455.

Revelle W., Anderson K. Models for the testing of theory // Eds. A. Gale, M.W. Eysenck. Handbook of individual differences: biological perspectives. London: Wiley, 1992. P. 28-42.

Stelmack R.M., Green R.G. The psychophysiology of extraversion // Eds. A. Gale, M.W. Eysenck. Handbook of individual differences: biological perspectives. London: Wiley, 1992. P. 112-132.

Welford A.T. Stress and Performance // Ergonomics. 1973. V. 16. P. 567-580.

Yerkes R.M., Dodson J.D. The relation of strength of stimuli to rapidity of habit-information // J. Соmр. Neurol. and Psychol. 1908. V. 18. P. 459-482.

EFFECTS OF PERSONALITY AND TIME OF DAY ON PSYCHOMOTOR PERFORMANCE

S. A. Schapkin*, A. N. Gusev**

*Cand. sci. (psychology), sen. res. ass., IP RAS, Moscow

**Cand. sci. (psychology), docent, Dept. of Psychology, Moscow State University

Effects of extraversion, anxiety, achievement motive and time of day on psychomotor performance were inves­tigated. Sixty-six subjects had to respond to visually presented simple stimuli as quickly as possible. Subjects were tested twice, once between 9.00 and 10.00 AM and once between 19.00 and 20.00 PM. High achievers overperformed low achievers and anxious subjects. Introverts performed better in the morning than in the evening, while time of day had no effect on performance of extraverts. High achievers kept good performance throughout the day, while the performance of low achievers declined in the evening. Introverts with high achievement motive had the shortest reaction times in comparison with other groups. Results are discussed in the framework of M. Himphreys and W. Revelle (1984).

Key words: extraversion, anxiety, achievement motive, time of day, reaction time.

***