1Понятие нейропсихология

Нейропсихология — это самостоятельная научная дисцип­лина, хотя и находится на стыке двух наук, теоретической пси­хологии и клинической неврологии. Она охватывает как общие проблемы организации высших психических функций, так и практические медицинские аспекты в области топической нев­рологической диагностики, клинической психологии, дефектологии и пр. Нейропсихологические методы не только явля­ются важнейшими инструментами распознавания тонких нару­шений гнозиса, праксиса, речи и других высших психических функций, но и позволяют с большой степенью точности опре­делить связь этих расстройств с конкретными корковыми зо­нами

Нейропсихология — относительно молодая научная дисцип­лина, созданная в нашей стране в середине XIX века выдаю­щимся отечественным ученым А. Р. Лурия. Она занимает важное место в ряду других наук, имеющих отношение к изучению выс­ших психических функций (ВПФ) человека. С ее появлением стало возможным обращение к мозговым механизмам высшей психологической деятельности, а не только к особенностям психологического строения и структуры дефекта, как это дела­ется в психологии, патопсихологии, психиатрии. Следователь­но, нейропсихология открыла принципиально новый подход к пониманию психики человека и ее нарушений

1.Нейропсихология, наука, изучающая мозговую организацию психических процессов.

2.Нейропсихология — отрасль клинической психологии, изучающая мозговые основы психической деятельности, или мозговую организацию психической деятельности.

3.Нейропсихология —это наука, изучающая мозговые механизмы психических функций на материале локальных поражений мозга. Как и вся клиническая психология, она — пограничная наука, возникшая на базе психологии, медицины (неврологии и нейрохирургии), анатомии и физиологии центральной нервной системы, психофармакологии. Она тесно взаимодействует с практикой диагностики нарушений высших психических функций и их восстановления при локальных поражениях головного мозга. 

4.Нейропсихология — наука, основным объектом изучения которой является мозговая организация психических процессов. Цель нейропсихологии — понимание связи структуры и функционирования головного мозга с психическими процессами и поведением живых существ.

2.История развития нейропсихологии

2.2 История учения о локализации ВПФ, как основа методов нейропсихологии

23 стр., 11443 слов

Педагогика и психология высшей школы

Белорусский национальный технический университет Педагогика и психология высшей школы Программа и методические указания Минск 2013 УДК 378.013+159.9(0,75.8) ББК 74.58я7 Авторы В.А. Клименко, С.Н. Островский. Рецензенты: Е.Л. Касьяник, проректор по учебной работе учреждения образования «Республиканский институт профессионального образования, кандидат психологических наук, доцент. И.Т. Кавецкий, ...

Идея о том, что различные участки мозга имеют разную специализацию, т.е. функционируют не одинаково, возникла давно, задолго до появления нейропсихологии как научной дисциплины. Франц Галль первым предположил, что однообразная на вид масса мозга состоит из многих органов.

К 60-м годам XIX века главным вопросом оставался вопрос о том, функционирует ли мозг как одно целое или он состоит из многих органов и центров, действующих более или менее независимо друг от друга. Наиболее остро стояла проблема локализации речи. Распространенным было мнение, согласно которому за речь ответственны передние отделы мозга.

Ф Галль считал, что определенную мозговую локализацию имеют также все ВПФ. Так, он различал память вещей, мест, названий, грамматических категорий и располагал их в разных областях мозга. Как будет показано далее, эти взгляды являлись прогрессивными и во многом подтвердились впоследствии Мнение Ф Галля о том, что более высокие по иерархии способности имеют такую же очерченную локализацию в каком-либо из участков мозга, оказалось несостоятельным. Выяснилось, что такие психологические качества, как «смелость», «общительность», «любовь к родителям», «честолюбие», «инстинкт продолжения рода» и др., не располагаются в «отдельных органах» мозга, как утверждал Ф. Галь [11].

В августе 1861 года Поль Брока на заседании Антропологического общества Парижа доложил свой знаменитый случай, доказавший то, что повреждение отдельной мозговой зоны, т.е. локальный очаг поражения, может разрушить такую функцию, как речь, вызвав ее потерю, называемую афазией. На вскрытии черепа у пациента П. Брока по фамилии Лебран (Lebran), которого он наблюдал 17 лет, было обнаружено разрушение большого участка левого полушария мозга, охватывающего в основном речедвигательную зону. На основании того, что наиболее пострадавшими оказались речевые движения, эту область стали считать центром моторной речи, и афазию, возникающую вследствие его поражения, моторной афазией.

В 1874 году Карл Вернике (К. Wernice) представил другой случай локального поражения мозга, и тоже у больного с афазией. Пациент К. Вернике, хоть и сбивчиво, мог говорить сам, но практически не понимал речь других людей. Очаг поражения охватывал у данного больного большую часть височной доли левого полушария. Этой форме афазии К. Вернике дал название сенсорной, а пораженной области мозга — центра сенсорной речи, и афазию, возникающую вследствие его поражения, обозначил как сенсорную. Так учение о локализации ВПФ было в значительной мере продвинуто вперед.

Вскоре к центрам моторной и сенсорной речи были добавлены и другие. Интерес к вопросу о локальных поражениях мозга возрос во многих странах. Локализационистские идеи Ф. Галля получили еще более мощное звучание, и в науке началось увлечение центрами, которое привело, по меткому выражению Г. Хэ-да, к строительству схем и диаграмм. Мозг стал расчерченным на множество областей, отражавших представления того времени о пестрой функциональной специализации зон мозга. Появилась знаменитая лоскутная карта мозга, где к чертам характера, локализуемым Ф. Галлем, были присоединены еще многие, в том числе и приобретенные, пристрастия, например, к той или иной еде, к той или другой музыке и т.п. Таким образом, идея локализации функции была доведена до абсурда (рис. 9 см. цв. вкл.).

Естественно, что возникли серьезные возражения современников, считавших, что мозг не может функционировать столь «дробно».

Антилокализационизм

 

Впоследствии оказалось, что различные нарушения психических процессов нередко связаны с одними и теми же мозговыми структурами, и наоборот, поражения одних и тех же участков мозга часто приводят к выпадению различных функций. Эти факты, в конечном счете, подорвали веру в локализационизм и привели к возникновению альтернативного учения — антилокализационизма.Сторонники последнего утверждали, что с каждым психическим явлением практически связана работа всего мозга в целом, всех его структур, так что говорить о строгой соматотопической представленности (локализации) психических функций в центральной нервной системе нет достаточных оснований.

В антилокализационизме обсуждаемая проблема нашла свое решение в понятиифункционального органа, под которым стали понимать прижизненно формирующуюся систему временных связей между отдельными участками мозга, обеспечивающую функционирование соответствующего свойства, процесса или состояния. Различные звенья такой системы могут быть взаимозаменяемыми, так что устройство функциональных органов у разных людей может быть различным.

Однако и антилокализационизм не смог до конца объяснить факт существования более или менее определенной связи отдельных психических и мозговых нарушений, например нарушений зрения — с поражением затылочных отделов коры головного мозга, речи и слуха — с поражениями височных долей больших полушарий и т. п. В связи с этим ни локализационизму, ни антилокализационизму до настоящего времени не удалось одержать окончательную победу друг над другом, и оба учения продолжают сосуществовать, дополняя друг друга в слабых своих позициях.

Накопленный опыт в области последствий локальных поражений мозга послужил основой для возникновения теории системного строения речевой функции и ее динамической локализации в мозге, которая положила конец тянувшейся более века дискуссии локализационистов и антилокализационистов. Эта теория была создана трудами отечественных неврологов и нейрофизиологов Н.А. Бернштейна, П.И. Анохина, А.И. Ухтомского, психолога Л.С. Выготского, основателя нейропсихологии А.Р. Лурии и др.

Термин «динамическая» по отношению к локализации обусловлен тем, что, соответственно представлениям названных ученых, одна и та же зона мозга может включаться в самые разные ансамбли мозговых областей, т.е. динамично менять свое положение и роль. При осуществлении одной функции она функционирует совместно с одними зонами, а при осуществлении другой — с другими, как цветные стеклышки в детской игрушке калейдоскоп: стеклышки те же самые, а изображение разное — в зависимости от изменений их сочетания. В каждом конкретном ансамбле мозговых зон, участвующих в реализации функции, роль каждой из них специфична [3].

Такая способность нервных структур — быть по-разному задействованными в разных функциях — является ярким воплощением биологического принципа экономии, которая позволяет сделать наиболее оптимальным способом реализации тот или иной вид психической деятельности.

Несмотря на такую сложность мозговой организации ВПФ, к настоящему времени гораздо больше известно о том, какую Функциональную специализацию имеют разные области мозга, что отражено на специальных картах мозга.

Указанные в них зоны являются результатом исследований не только в рамках нейропсихологии, но и гораздо более давних научных изысканий.

Выдающийся отечественный нейрофизиолог П.К. Анохин определяет каждую функциональную систему как определенный комплекс, совокупность афферентных сигнализаций, «который через акцепторы действия направляет выполнение ее функции».

П.К. Анохин выявил важнейшую закономерность высшей нервной деятельности, а именно то, что внешние афферентные раздражители, поступающие в ЦНС, распространяются в ней не линейно, как принято было считать ранее, а вступают в тонкие взаимодействия с другими афферентными возбуждениями. Эти «объединения» могут пополняться новыми связями, обогащаясь ими. Деятельность в целом видоизменяется. Именно объединение афферентаций является непременным условием принятия решения.

Таким образом, афферентному синтезу как механизму высшей психической деятельности П.К. Анохин придавал первостепенное значение. Наконец, нельзя не остановиться на том, что он ввел в науку понятие «обратной афферентаций», т.е. механизм который информирует о результатах выполненного действия чтобы организм оценил их. В настоящее время эта идея развилась в целое научно-практическое направление медицины, называемое БОСом (биологической обратной связью).

Понятие локальных ВПФ в значительной мере развито Н.П. Бехтеревой, которая разработала понятия гибких и жестких звеньев мозговых систем. К жестким звеньям Н.П. Бехтерева отнесла большую часть областей регуляции жизненно важных внутренних органов (сердечно-сосудистой, дыхательной и др. систем), ко вторым — области анализа сигналов внешнего (и отчасти внутреннего) мира, зависящих от условий, в которых человек находится. Н.П. Бехтеревой было выявлено, что изменение условий приводит к существенным изменениям в работе мозговых структур, обеспечивающих ту или иную функцию, а главное, в том, какие именно зоны мозга выключаются или включаются в деятельность. Эти данные показали, что локализация ВПФ может меняться не только от возрастных показателей, когда одни звенья как бы отмирают, а другие подключаются, или же от индивидуальных особенностей мозговой организации психической деятельности, но и от условий, в которых деятельность протекает. Отсюда, помимо этого, вытекают далеко простирающиеся выводы о соблюдении необходимых условий воспитания, обучения и вообще жизни человека, а также о подборе оптимальных условий для протекания этих процессов.

По мнению Ж. де Ажуриагерра и X. Экаэна, принципиально важно положение X. Джексона о положительных и отрицательных симптомах нарушения ВПФ. Под отрицательными понимается выпадение функции, а под положительными — освобождение нижележащих зон, которые до поломки находились под контролем более высоких. К этому Ж. де Ажуриагерра и X. Экаэн добавляют, что высвобождение нижележащих областей мозга и соответствующих функций связано с нарушением равновесия между типом реагирования на внешние стимулы нижними и верхними зонами мозга.

Нейропсихология начала складываться в 1920-40-е гг. в разных странах и особенно интенсивно в России, что вызвано успехами психологии, нейрофизиологии и медицины.

Основная заслуга создания нейропсихологии как самостоятельной отрасли психологии принадлежит А.Р.Лурия, однако первые нейропсихологические исследования проводились еще Л.С.Выготским в 1920-е гг

Важный вклад в отечественную нейропсихологию сделала Б.В.Зейгарник со своими сотрудниками:

  • Были изучены нарушения мышления у больных с локальными и общими органическими поражениями мозга;
  • Описаны основные типы патологии мыслительных процессов в виде различных нарушений самой структуры мышления в одних случаях и нарушений динамики мыслительных актов – в других.
    • С позиций нейропсихологии представляют интерес работы грузинской школы психологов, исследовавших особенности фиксированной установки при общих и локальных поражениях мозга (н-р, Д.Н.Узнадзе).
    • Важные экспериментально-психологические исследования проводились на базе неврологических клиник. Прежде всего, это работы Б.Г.Ананьева, посвященные проблеме взаимодействия полушарий ГМ. В них получен обширный фактический материал, показывающий многообразие взаимодействия полушарий ГМ в таких видах психической деятельности, как осязание, пространственная ориентировка и др.
    • Большую ценность для становления нейропсихологии представляют нейрофизиологические исследования, которые проводились и проводятся в лабораториях. К ним относятся исследования Г.В.Гершуни, посвященные слуховой системе и позволившие по-новому подойти к симптоматике поражения височных отделов КБП у человека.
      • Работы Е.Н.Соколова, посвященные изучению ориентировочного рефлекса, также были ассимилированы нейропсихологией для построения общей схемы работы мозга как субстрата психических процессов.
        • Т.о., отечественная нейропсихология сформировалась на стыке нескольких научных дисциплин, каждая из которых внесла свой вклад в ее понятийный аппарат. Комплексный характер знаний, на которые опирается нейропсихология, определяется многоплановым характером ее центральной проблемы – «мозг как субстрат психических процессов».

  • Современная нейропсихология развивается, в основном, двумя путями:

Отечественная нейропсихология

Создана трудами Л.С.Выготского, А.Р.Лурия, продолжается их учениками.

Традиционная западная нейропсихология

Наиболее яркие представители – Р.Рейтан, Д.Бенсон, Х.Экаэн, О.Зангвилл.

.Теоретические представления отечественной нейропсихологии определяют и общую методическую стратегию исследований. Центральной задачей нейропсихологического исследования является определение качественной специфики нарушения, а не только констатация факта расстройства той или иной функции.

В современной американской нейропсихологии главным методологическим подходом к изучению больных с локальными поражениями мозга является применение стандартизированных количественных методов оценки отдельных функций.

В настоящее время как теоретические положения, так и методы отечественной нейропсихологии приобретают все большую популярность у западных исследователей. Богатое научное наследие, оставленное А.Р.Лурия, надолго определило развитие отечественной нейропсихологии и существенно повлияло на развитие мировой нейропсихологии.

Западная нейропсихология, как и психология в целом, выросла и сформировались на тестологии. Для постановки того или иного диагноза проводится обследование по ряду тестов. Количественные показатели выполнения тестовых заданий сравниваются со статистическими нормами, и на основании этого сопоставления ставится диагноз. В любой западной клинике, где проводится нейропсихологическое обследование, используется жесткий набор тестовых методик, обследование по которым проводится от А до Я. После обследования все количественные данные по набору методик выписываются и сопоставляются с локализацией поражения. На основании такого количественного сопоставления и делается вывод о том, как связана конкретная структура мозга с нарушением той или иной психической функции. Отечественная нейропсихология исходит из другого принципа: принципа качественного анализа наблюдаемого дефекта, симптома. Сначала выясняется, что, как, и почему оказалось нарушенным. А когда это выяснено, уже можно давать количественную оценку. Количественная оценка в данном случае характеризует степень выраженности дефекта. Например, один больной сделал в данном тесте, скажем, две ошибки, а другой — пять, но и тот, и другой одинаково не справились с тестом. Тот факт, что первый делает мало ошибок, а второй — много, — говорит о степени выраженности конкретного нарушения. Поэтому нейропсихологическое обследование в отечественной нейропсихологии — это не строгое следование набору методик, а творческая, индивидуальная работа с каждым больным. Так что луриевские методы обследования, — Лурия называют в этом смысле «романтиком нейропсихологии», — особняком стоят среди остальных нейропсихологических методов

Клиническая, медицинская «парадигма» западных нейропсихологических работ удерживает их в собственном русле, независимом от общепсихологических идей. В них отсутствует внутренняя теоретическая связь с психологическими концепциями, и это давняя традиция западной нейропсихологии. Другая традиция – непосредственное перенесение в клинику методов экспериментального исследования, разработанных для изучения здорового человека (в основном психометрических), и увлечение количественными, а не качественными аспектами изучаемых дефектов (т.е. прием математических, статистических методов над качественным анализом, на котором настаивал А.Р. Лурия).

4.Вклад в развитие нейропсихологии

Вклад выготского

Л.С. Выготский сфор-

мулировал базовые понятия нейро-

психологии. Это прежде всего высшие

психические функции, «социальные по

своему происхождению, системные

по своему строению, динамические по

своему развитию»

Далее это «квалификация дефекта», т.е.

качественный синдромный анализ на-

рушения.

Реализация первого требования

предполагает различение первичных де-

фектов и их вторичных системных след-

ствий и компенсаторных перестроек, т.е.

квалификацию дефекта. Приведу пример.

Ребенок не запоминает серию слов. Этот

факт должен быть истолкован, дефект

квалифицирован, т.е. должна быть реше-

на задача определения функциональной

природы дефекта: является ли он прояв-

лением первичного дефекта слухоречевой

памяти или ослабленной консолидации

следа (нарушение модально неспецифи-

ческой памяти) или вторичным (систем-

ным) следствием нарушения произволь-

ной регуляции, программирования и кон-

троля произвольной деятельности.

Во-вторых, Л.С. Выготский разра-

ботал основные принципы нейропсихо-

логии:

1. Принцип социогенеза ВПФ.

2. Принцип системного строения

ВПФ.

3. Принцип динамической организа-

ции и локализации ВПФ.

Первый принцип вытекает из куль-

турно-исторического подхода к психике

человека, второй и третий также следуют

из него, но доказываются естественно-

научными методами.

В-третьих, исходя из новых представ-

лений о ВПФ, он разработал новый под-

ход к проблеме локализации.

В-четвертых, Л.С. Выготский создал

принципиально новый подход к диагно-

стике развития вообще и нейропсихоло-

гической диагностике в частности.

В-пятых, но не в последних по значи-

мости, Л.С. Выготский предложил новый

путь реабилитации и коррекции наруше-

ний ВПФ в детском и взрослом возрасте.

И здесь еще не упомянута разработка

Принцип социального генеза ВПФ, вы-

двинутый Л.С. Выготским, иначе говоря,

основной (онто)генетический закон раз-

вития, широко известен: «Всякая функция

в культурном развитии ребенка появляет-

ся на сцене дважды, в двух планах: сперва

социальном, потом – психологическом,

сперва между людьми как категория ин-

терпсихическая, затем внутри ребенка как

категория интрапсихическая» [8, с. 145].

Иная формулировка этого закона: «Вся-

кая высшая психическая функция необ-

ходимо проходит через внешнюю стадию

в своем развитии, потому что она являет-

ся первоначально социальной функцией»

принципа системного

строения ВПФ.

О системном строении ВПФ Л.С. Вы-

готский говорит следующее: «Каждая

специфическая функция никогда не свя-

зана с деятельностью одного какого-ни-

будь центра, но всегда представляет со-

бой продукт интегральной деятельности

строго дифференцированных, иерархи-

чески связанных между собой центров»

[7, с. 170]. Из принципа системности

Л.С. Выготский делает важный для диаг-

ностики вывод: в случаях нарушения

ВПФ у взрослых или отставания развития

у детей в наблюдаемом симптомокомп-

лексе необходимо различать как первич-

но пострадавшее звено, так и вторичные

системные следствия первичного дефек-

та, а также компенсаторные перестройки

Принцип динамической организации и

локализации ВПФ предполагает опреде-

ленную изменчивость структуры функ-

ции и, соответственно, ее топики.

следствием динамической ор-

ганизации функций является то, что од-

но и то же по топике поражение мозга у

взрослых и детей ведет к разным послед-

ствиям. У взрослых больше страдают

подчиненные, нижележащие операции,

дефект компенсируется сверху. У детей,

наоборот, больше страдают вышележа-

щие, надстраи ваемые звенья, развитие

которых требует участия пострадавшего

звена .

теорети-

ческих основ коррекционно-развивающей

работы

Первый из них, называемый мето-

дикой «замещающего онтогенеза», ис-

ходит из того, что «воздействие на сен-

сомоторный уровень с учетом общих

закономерностей онтогенеза вызывает

активизацию в развитии всех ВПФ

Методически этот подход представ-

ляет адаптированный вариант базовых

телесно-ориентированных психотех-

ник. Мы не будем останавливаться на

содержании методики, поскольку она

подробно описана, подчеркнем только,

что в ней предполагается отработка то-

го единства аффекта, восприятия и дей-

ствия, которое является основой для

развития социального общения и всех

интериоризируемых психических функ-

ций человека [9].

Второе направление коррекцион-

но-развивающей работы реализует идеи

Л.С. Выготского о ходе процесса инте-

риоризации.

Первоначально все эти функ-

ции (высшие формы речи, познания и

действия – Т.А.) выступают как тесно свя-

занные с внешней деятельностью и лишь

впоследствии как бы уходят внутрь, пре-

вращаясь во внутреннюю деятельность.

Исследования компенсаторных функций,

возникающих при этих расстройствах,

показывают, что объективирование рас-

строенной функции, вынесение ее нару-

жу и превращение во внешнюю деятель-

ность является одним из основных путей

при компенсации нарушений» [7, с. 174].

Л.С. Выготский подчеркивал, что проблема мозговой организации ВПФ не сводится лишь к тому, чтобы определить те зоны, которые их реализуют. Каждая ВПФ является, по существу, центром двух функций: 1) специфической, связанной с приписанным ей видом психической деятельности; 2) неспецифической, делающей эту область способной участвовать в любом виде деятельности. Специфическая функция никогда не осуществляется каким-либо одним участком мозга, а является результатом его интеграции с другими областями мозга. Таким образом, любая функция соотносится с деятельностью мозга, как фигура с фоном. При этом Л.С. Выготский подчеркивал, что интегративная сущность функций отнюдь не противоречит их дифференцированности. Другими важнейшими особенностями представлений о локализации ВПФ Л.С. Выготский считал: 1) изменчивость межфункциональных связей и отношений; 2) наличие сложных динамических систем, в которых интегрирован ряд элементарных функций; 3) обобщенное отражение действительности в сознании. Он полагал, что все эти три условия отражают универсальный закон философии, который гласит, что диалектическим скачком является не только переход от неодушевленной материи к одушевленной, но и от ощущения к мышлению степень автоматизированное™ способа выполнения действия Л.С. Выготский считал обусловленной тем иерархическим уровнем, на котором осуществляется функция.

Наконец, принципиально важным следует считать убеждение Л.С. Выготского в том, что «развитие идет снизу вверх, а распад — сверху вниз». Эта крылатая фраза Л.С. Выготского достигает такого уровня обобщения, когда мысль становится практически неоспоримой. Развиваясь, ребенок постигает мир от простого к сложному. В случае же потери (распада) функции человек возвращается к более элементарным знаниям, умениям и навыкам, которые служат базисными для процессов компенсации.

  • Из представлений Л.С. Выготского о закономерностях развития и распада непосредственно вытекает и следующее положение: одинаково локализованные поражения приводят у ребенка и взрослого к совершенно разным последствиям. При расстройствах развития, связанных с каким-либо поражением мозга, страдает в первую очередь ближайший высший по отношению к пораженному участок, а у взрослого, т.е. при распаде функции, — напротив, ближайший низший, а ближайший высший страдает относительно меньше [1].
  • Л.С.Выготский
    • сформулировал основные положения о развитии ВПФ, о смысловом и системном строении сознания.
    • начал изучение роли различных отделов мозга в осуществлении разных форм психической деятельности.
    • сформулировал принципы локализации ВПФ, принцип «экстракортикальной» организации психических процессов (освоение форм социального поведения → новые «межфункциональные отношения» в КБП).

      Считал, что человеческий мозг по сравнению с мозгом животных обладает новым локализационным принципом.

→ т.о. Выготским высказана идея о системном строении и системной мозговой организации высших форм психической деятельности.

Нейропсихология как достижение и основное направление в деятельности А.Р. Лурия

Следуя идеям Л. С. Выготского, Лурия разрабатывал культурно-историческую концепцию развития психики, участвовал в создании теории деятельности. На этой основе развивал идею системного строения высших психических функций, их изменчивости, пластичности, подчеркивая прижизненный характер их формирования, их реализации в различных видах деятельности. Исследовал взаимоотношения наследственности и воспитания в психическом развитии. Использовав традиционно применявшийся с этой целью близнецовый метод, внес в него существенные изменения, проводя экспериментально-генетическое изучение развития детей в условиях целенаправленного формирования психических функций у одного из близнецов. Показал, что соматические признаки в значительной степени обусловлены генетически, элементарные психические функции (например, зрительная память) — в меньшей степени. А для формирования высших психических процессов (понятийное мышление, осмысленное восприятие и др.) решающее значение имеют условия воспитания.

В области дефектологии развивал объективные методы исследования аномальных детей. Результаты комплексного клинико-физиологического изучения детей с различными формами умственной отсталости послужили основанием для их классификации, имеющей важное значение для педагогической и медицинской практики.

Создал новое направление — нейропсихологию, ныне выделившуюся в специальную отрасль психологической науки и получившую международное признание. Начало развития нейропсихологии было положено исследованиями мозговых механизмов у больных с локальными поражениями мозга, в частности в результате ранения. Разработал теорию локализации высших психических функций, сформулировал основные принципы динамической локализации психических процессов, создал классификацию афазических расстройств и описал ранее неизвестные формы нарушений речи, изучал роль лобных долей головного мозга в регуляции психических процессов, мозговые механизмы памяти.

Лурия имел высокий международный авторитет, являлся зарубежным членом Национальной академии наук США, Американской академии наук и искусств, Американской академии педагогики, а также почетным членом ряда зарубежных психологических обществ (британского, французского, швейцарского, испанского и др.).

Он был почетным доктором ряда университетов: г. Лейстера (Англия), Люблина (Польша), Брюсселя (Бельгия), Тампере (Финляндия) и др. Многие его работы переведены и изданы за рубежом. Лурия часто и с благоговением упоминается в работах английского невропатолога Оливера Сакса, с которым он вел многолетнюю переписку.

4. Научно-исследовательская деятельность а.Р. Лурия

Она подразделялась на следующие разделы:

теоретические исследования в области нейропсихологии;

работа в области клинической и экспериментальной нейропсихологии;

исследования в области реабилитационной нейропсихологии.

Интенсивно разрабатывалось новое направление клинической нейропсихологии – детская нейропсихология (или нейропсихология детского возраста).

Проводилось исследование детей с трудностями в обучении. Причины школьной неуспеваемости анализировались с позиций нейропсихологии. На основе нейропсихологического анализа создавались методические рекомендации по коррекции школьной неуспеваемости.

Началось формирование геронтонейропсихологии (или нейропсихологии позднего возраста).

Изучались нейропсихологические синдромы, возникающие при различных поражениях мозга: болезнях Паркинсона, Альцгеймера, дисциркуляторной энцефалопатии и др. [2,83].Предложены нейропсихологические критерии деменции в старческом возрасте и методы ее диагностики [2,84].

А.Р. Лурия проводил исследования и в области социальной психологии. Экспериментальные исследования роли социальных (средовых) факторов в формировании психических процессов проводились им как на детях, так и на взрослых. У детей, живущих в различных социо-культурных условиях (крестьянские, городские, беспризорные дети), и у взрослых, в разной степени вовлеченных в экономические и общественно-социальные отношения, анализировались особенности разных познавательных процессов, и доказывалось, что социо-культурный опыт определяет не только содержание, но и структуру психических процессов. Различные исследования в этом направлении положили начало новой отрасли психологической науки, ставшей в наши дни довольно популярной – «кросс-культурной» или «исторической» психологии.

Согласно А.Р. Лурия, в психике человека нельзя разделять биологическое и социальное, т.е. эти два аспекта находятся в постоянном единстве и взаимопроникновении. Таким образом, все психические функции – как элементарные, так и высшие – результат взаимодействия и биологических, и социальных факторов, причем социальные не просто «взаимодействуют» с биологическими. Они используют биологические механизмы и этим способствуют формированию особых «функциональных образований», с помощью которых реализуются высшие формы психической деятельности.

Большое внимание в своем творчестве А.Р. Лурия уделял общепсихологической проблеме опосредования высших психических функций знаками-символами и, прежде всего – речью. Многие его работы по этой теме показали, что овладение речью перестраивает все основные психические процессы; благодаря речи высшие психические функции приобретают характер осознанности и произвольности.

Специальный цикл работ А.Р. Лурия был посвящен роли речи в генезе и нарушениях произвольных движений и действий, где он установил, что различные виды речевой регуляции движений (пусковая, тормозная, неспецифическая, смысловая) формируются в разные возрастные этапы [4,41]. Так, на ранних этапах развития ребенка его сознание носит преимущественно аффективный характер; это этап отражения эмоциональных связей и отношений. На следующем этапе преобладает отражение наглядно-двойственных связей, и лишь на завершающем этапе сознание приобретает отвлеченный вербально-логический характер. Таким образом, логика развития сознания соответствует логике развития значений и смыслов слов [4,42]. Своими работами, посвященными регулирующей роли речи, ее развитию, нарушениям, мозговым механизмам, А.Р. Лурия внес существенный вклад в современную общую психологию, в современное понимание произвольных форм управления психической деятельностью.

Далее, как соратник и последователь Выготского, он на протяжении всей своей научной деятельности развивал одно из центральных положений общей психологии – положение о системном строении высших психических функций и о системном и смысловом строении сознания. А.Р. Лурия считал, что системное строение – это универсальный принцип организации психических функций. Он изучал общепсихологическую проблематику, связанную с системными закономерностями высших психических функций, на материале как нормы, так и патологии.

Вслед за Выготским А.Р. Лурия развивал представления о системном и смысловом строении сознания. Он объединял проблему сознания (и отвлеченного мышления) с проблемой языка. Так в своей работе «Язык и сознание»(1979) обосновывается положение о том, что слово как «орудие сознательной деятельности» занимает центральное место в формировании сознания.

Хорошо известны работы А.Р. Лурия в области дефектологии. Предметом исследования были нарушения психических функций у детей с разными формами умственной отсталости. Экспериментально было подтверждено одно из основных положений специальной психологии, согласно которому при умственной отсталости в первую очередь нарушаются механизмы формирования высших психических функций, связанные с участием речевой системы. Благодаря этим исследованиям появилась возможность дифференцированного подхода к разным формам умственной отсталости. Это имело не только теоретическое, но и большое практическое значение.

5 Значения нейропсихологии для теории и практики

Как самостоятельная научная дисциплина нейропсихология оформилась в 40-50 гг., чему способствовал целый ряд причин:

— во-первых, новые физиологические теории (теория функциональных систем П. К. Анохина /5/ и концепция многоуровневого построения движений Н. А. Бернштейна /9/).

Идея системного подхода к ВПФ, предложенная П. К. Анохиным, и представление о постоянных и меняющихся компонентах движения (как психической функции), разработанное Н. А. Бернштейном, легли в основу теоретических представлений А. Р. Лурия, который использовал эти положения для построения теории системной динамической локализации высших психических функций человека;

— во-вторых, появление концепции культурно-исторического развития ВПФ Л. С. Выготского. Принципы, сформулированные Л. С. Выготским /14, 15/, послужили началом целенаправленных многолетних исследований, проводившихся А. Р. Лурия и его сотрудниками. Автор выдвинул идею о системном строении и системной мозговой организации высших форм психической деятельности, о последовательном формировании ВПФ человека и последовательном (прижизненном) изменении их мозговой организации как основной закономерности психического развития. Исследования Л. С. Выготского легли в основу научного изучения системного строения различных психических процессов, разработки возможности компенсации нарушенных психических функций при локальном поражении мозга;

— и в-третьих, успехи неврологии, нейрохирургии и патопсихологии. В ходе Великой Отечественной войны появилось большое количество раненых с поражением головного мозга, что позволило провести клиническую проверку теоретических исследований /23, 41, 43/. Огромный вклад в становление нейропсихологии внесла Б. В. Зейгарник со своими сотрудниками, изучая патологию мыслительных процессов и аффективной сферы при органических поражениях мозга.

1. Изучение изменения психических процессов при локальных поражениях мозга, что позволяет увидеть, с каким мозговым субстратом связан тот или иной вид психической деятельности.

2. Нейропсихологический анализ дает возможность выявить те общие структуры, которые имеются в совершенно разных психических процессах.

3. Ранняя диагностика очаговых поражений мозга.

Рассматривая методические основания нейропсихологии, все многообразие методов, используемых ею как самостоятельной научной дисциплиной, их можно разделить на две группы. К первой следует отнести те методы, с помощью которых были получены основные теоретические знания, а ко второй — методы, которые используются нейропсихологами в практической деятельности.

Что касается первой группы, то здесь выделяют сравнительно-анатомический метод исследования, метод раздражения и метод разрушения /22, 43/. Сравнительно-анатомический метод исследования позволяет выяснять зависимость способов жизни, поведения животных от особенностей строения их нервной системы. С помощью данного метода были выяснены принципы работы мозга, а также строение коры больших полушарий, но изучить функции тех или иных структур было сложно. Метод раздражения предполагает анализ особенностей ВПФ в результате воздействия на мозг. Поскольку это воздействие можно оказывать по-разному, выделяют прямое раздражение, непрямое раздражение и раздражение отдельных нейронов. Первое предполагает непосредственное воздействие на отдельные участки коры с помощью электрического тока или механически. В 1871 г. Фрич и Гитцик таким образом выделили моторные зоны у собак, Ч. Шерингтон (1903) провел опыты на обезьянах, В. Пенфилд впервые использовал данный метод на человеке (1945).

Однако непосредственное воздействие на мозг имеет ряд ограничений, особенно в отношении человека. Поэтому возникла потребность в более естественном методе изучения функций головного мозга — непрямом раздражении или непрямой стимуляции коры. Этот метод предполагает выявление изменения электрической активности тех или иных участков мозга в результате воздействия тех или иных естественных факторов. Наиболее распространен метод вызванных потенциалов, когда в ответ на определенное внешнее воздействие регистрируют изменения ритмов в спектре электроэнцефалограммы. Дальнейшее развитие экспериментальной нейрофизиологии позволило перейти к более тонкому анализу — изучению активности отдельных нейронов, что стало возможным в результате применения микроэлектродов, которые могут быть вживлены в отдельный нейрон. Однако основную роль в становлении нейропсихологии как науки о мозговых механизмах психических процессов сыграл метод разрушения (или выключения).

Этот метод предполагает разрушение определенной области мозга животного и наблюдение за особенностями его поведения. Что касается человека, то метод заключается в наблюдении над больным после нейрохирургических операций или ранений в область мозга. Можно выделить необратимые разрушения (хирургическое удаление тех или иных участков мозга, метод перерезки комиссур мозга, предложенный Р. Сперри) и обратимые нарушения работы отдельных участков мозга. Обратимые нарушения связаны с временным отключением отдельного участка мозга с последующим восстановлением функций: охлаждение ниже 25 градусов приводит к прекращению активности нейронов /25/, метод Вада, предполагающий введение в сонную артерию специального препарата и отключение соответствующего полушария мозга /36/.

Все вышеперечисленные методы позволили получить основные данные, которые и легли в основу нейропсихологии, поэтому их можно отнести скорее к научным методам исследования. В практической деятельности нейропсихологов используется предложенный А. Р. Лурия метод синдромного анализа, или, иначе, «батарея Луриевских методов». А. Р. Лурия отобрал ряд тестов, объединенных в батарею, которая позволяет оценить состояние всех основных ВПФ (по их параметрам).

Эти методики адресованы ко всем мозговым структурам, обеспечивающим эти параметры, что и позволяет определить зону поражения мозга. Изменение сложности задач и темпа их предъявления дает возможность с большой точностью выявить тонкие формы нарушения (поставить топический диагноз).

Предложенный метод основан на системном подходе к анализу нарушений функции и качественном анализе дефекта и представляет собой набор специальных проб, адресующихся к различным познавательным процессам, произвольным движениям и действиям.

Данные методы, являясь основным инструментом клинической нейропсихологической диагностики, направлены на изучение различных познавательных процессов и личностных характеристик больного — речи /31/, мышления /47, 50/, письма и счета /50/, памяти /46/. Специальную область применения нейропсихологических методов составляет проблема школьной дезадаптации. С помощью метода синдромного анализа можно определить наличие или отсутствие мозговых дисфункций у детей с трудностями обучения, раскрыть механизмы, лежащие в основе этих затруднений, и понять первичный дефект, определивший их возникновение /17, 38, 46/.

22