Понятие криминального насилия. Формы применения насилия

Содержание

Введение

Глава 1. Значение насилия в квалификации преступлений

§ 1.1 Юридическая природа преступных деяний и их классификация

§ 1.2 Насилие как способ совершения преступления

Глава 2. Понятие криминального насилия. Формы применения насилия

§ 2.1 Теоретическая характеристика насилия

§ 2.2 Физическое насилие и психологическое насилие

Глава 3. Анализ судебной практики по проблемам квалификации насильственных преступлений

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность темы исследования. Проблема криминального насилия в обществе — одна из самых глобальных проблем нашего времени. Содержанию термина «насилие» и различным его значениям, уделяется пристальное внимание всего мирового сообщества. На сегодняшний день идут активные дискуссии относительно проблемы правовой природы насильственных преступлений, что свидетельствует о необходимости дальней разработки данной темы.

Степень научной разработки. Вопросы данной тематики рассматривались В.В. Векленко, Е.Н. Бархатовой, Л.Д. Гаухманом. Несмотря на то, что к настоящему моменту по данной теме накоплен определенный массив научных знаний, данная тема требует дальнейшего изучения.

Целью исследования является теоретическое изучение насилия как способа совершения преступления, значение насилия при квалификации преступлений. Это, на наш взгляд, предполагает решение следующих задач:

)Дать определение насилию, изучить факторы возникновения насилия.

)Проанализировать значение насилия как способа совершения преступления при квалификации преступлений.

)На основе судебной практики, выделить основные проблемы квалификации преступлений с применением насилия, предложить возможные пути их решения.

Объектом исследования является: общественно опасный способ совершение преступлений — насилие. Предмет исследования: преступления, совершаемые с применением насилия, проблемы квалификации таких преступлений.

Практическая значимость результатов исследования состоит в следующем:

15 стр., 7003 слов

1.Исследования отечественных ученых в суицидологии: школа а.Г. Амбрумовой

В отечественной психиатрии определение суицидального поведения дано А. Г. Амбрумовой: «Суицидальное поведение является следствием социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого микросоциального конфликта и подразделяется на внутренние антивитальные переживания, пассивные суицидальные мысли, суицидальные замыслы, суицидальные намерения и внешние формы – суицидальная ...

. Материалы исследования могут быть использованы при изучении спецкурса по проблемам квалификации преступлений, а также при чтении курса общей части уголовного права.

. Выводы, изложенные в работе, могут быть использованы в нормотворческой, исследовательской деятельности.

Структура работы. Курсовая работа состоит из введения, трех глав и заключения.

Глава 1. Значение насилия в квалификации преступлений

.1 Юридическая природа преступных деяний и их классификация

Определение насильственных преступлений является важной и сложной научной проблемой, и представляет собой составную часть всей проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями. Объединение насильственных преступлений в одну группу, осуществленное с целью их научного исследования, основано на одинаковом способе посягательства, характеризующем эти преступные деяния. Однако не только насильственный способ является общим для такого рода преступлений, но и обладание другими сходными признаками. Определение насильственных преступлений и их круга, связано с установлением других групп признаков, общих для всех насильственных преступлений отличающих их от других действий, являющихся как преступными, так и непреступными.

Исследование проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями как самостоятельного направления связано с выделением этих преступлений из всех преступных деяний, предусмотренных уголовным законом. Такое выделение может показаться чисто механическим, углубленный же анализ позволяет выявить ряд сходных черт насильственных преступлений и существенных связей между ними, что обусловливает их единство и целостность всей проблемы. Так, признаками, общими для всех насильственных преступлений, являются:

  1. преступность деяния в целом;
  2. однородный объект посягательства (общественные отношения, ядро которых составляют физические блага личности);
  3. одинаковый по своей сущности, способ действия, характеризующий объективную сторону преступления (альтернативно: физическое насилие или угроза, его применения);
  4. умышленный (сознательный) характер фaктичecки применяемого насилия (угрозы насилием).

Преступность рассматриваемого деяния предполагает, что оно должно быть общественно опасным и уголовно-противоправным (и, разумеется, обладать такими признаками преступления, как виновность и наказуемость).

12 стр., 5980 слов

Террор – физическое насилие вплоть до физическо­го уничтожения

... нападениях. Разбой – преступление, заключающееся в нападе­нии с целью завладения государственным, обществен­ным или личным имуществом, соединенном с насилием или угрозой насилия, опасном для ... группа – безопасность людей и различных материальных объектов; это объекты непосредственного насильственного (террористического) воздействия: · жизнь, здоровье, свобода конкретных лиц или их персонально ...

При этом необязательно, чтобы насилие или угроза были сами по себе преступны. Важно лишь, чтобы преступным было деяние в целом. Например, скручивание рук другому человеку, не причиняющее физической боли и осуществляемое без преступных целей или побуждений, не является преступлением. Когда же такое скручивание рук осуществляются с целью похитить имущество, то налицо насильственное преступление, составленное из органически взаимосвязанных посягательств на отношения собственности и отношения, обеспечивающие телесную неприкосновенность личности, а именно, наличие однородного для насильственных преступлений объекта посягательства — общественных отношений, обеспечивающих физические блага личности, означает, что рассматриваемые преступления направлены против общественных отношений, обеспечивающих жизнь, здоровье или телесную неприкосновенность другого человека.

Вместе с тем каждое конкретное насильственное преступление направлено на одно из перечисленных благ. Когда деяние направлено одновременно против двух или более физических благ личности, то учитывается направленность посягательства на наиболее ценное из этих благ. Данное положение остается незыблемым независимо оттого, посягает ли насильственное преступление только на личность или еще и на другой объект. Опасность деяния в определенной мере зависит от ценности блага личности, против которого направленно посягательство.

B качестве признака насильственного преступления насилие понимается в широком смысле. Существенным, является лишь то, что деяние фактически совершается с применением насилия или угрозы насилием.

3 стр., 1372 слов

Социально-психологическая характеристика лица, совершающего преступления общеуголовной насильственной направленности.

Тема 3. Общеуголовная преступность как массовое социально-психологическое явление. 1. Социально-психологическая характеристика общеуголовной преступности. 2. Социально-психологическая характеристика лица, совершающего преступления общеуголовной насильственной направленности. 3. Причины общеуголовной насильственной преступности и ее предупреждение. 4. Социально-психологическая характеристика лица, ...

Данное обстоятельство может быть отражено в составе преступления посредством указания в законе на насильственный характер действия (насилие, угроза насилием, нанесение побоев и т. д.), на результат применения насилия (телесное повреждение), на то и другое одновременно (убийство) либо на признак, включающий то своему содержанию и возможность применения насилия. В частности, при указании на результат насилия, хотя и не является конструктивным элементом состава преступления, представляет собой звено в естественном развитии событий, которое вызывает, как правило этот результат. Как признак состава насильственного преступления, насилие понимается в узком смысле. Определение границ такого понимания насилия связано с разделением составов всех насильственных преступлений на группы. Прежде всего, исходя из того, какой элемент — насилие либо последствие является обязательным, конструктивным в составе оконченного преступления, из составов насильственных преступлений выделяются две группы:

  1. составы, элементом которых является насилие (или альтернативно еще и угроза применения насилия, либо только угроза насилием);
  2. составы, элементом которых является последствие в виде телесного повреждения или смерти.

Но эти две группы не исчерпывают всех насильственных преступлений. Имеются еще и другие составы рассматриваемых преступлений, признаком которых является действие или обстоятельство, включающие обязательно, альтернативно или факультативно насильственное действие, обозначаемое, однако, не терминами «насилие» или «угроза применения насилия». Эти составы в зависимости от того, обязательно, альтернативно либо факультативно для них насильственное действие, подразделяются, также на две группы.

Совокупность четырех перечисленных групп составов охватывает все насильственные преступления. Составы насильственных преступлений первой, третьей и четвертой групп, являясь в части посягательства на личность формальными или усеченными, обладают всеми выше перечисленными признаками рассматриваемых преступлений. Составам же второй группы, объединяющей материальные составы, свойственны не все указанные признаки. Так, насилие не является элементом состава оконченного преступления, необходимо еще и наступление последствия; эти составы характеризуются не только умышленной формой вины.

12 стр., 5731 слов

Применения насилия в отношении представителя власти

... психического либо физического насилия умыслом преступника причинение смерти потерпевшему либо его близким не охватывается. 3.2 Отграничение состава преступления уголовная ответственность за ... круг общественных отношений, терпящих урон при совершении рассматриваемых преступлений; сформулировать понятие насильственного преступления, совершаемого в отношении представителя власти в связи с исполнением ...

Таким образом, к составам насильственных преступлений, характеризуемым общими признаками (однородностью объекта, одинаковым по своей сущности насильственным способом действия и умышленным характером деяния), следует отнести только составы первой, третьей и четвертой групп. Данное положение взаимосвязано с пониманием насилия, в узком смысле, то есть как обязательного, альтернативного или факультативного признака состава оконченного преступления, независимо от терминов, какими этот признак обозначен в законе.

Уяснение отмеченных различий в понимании насилия позволяет заключить, что группы насильственных преступлений, составов этих преступлений, объединяемых по общим признакам своему объему неодинаковы. Исследование общего понятия состава насильственного преступления связано с анализом каждого его элемента в той последовательности, которая разработана теорией Российского уголовного права. Содержащиеся в действующем уголовном законодательстве нормы об ответственности за насильственные преступления предоставляют взаимосвязанную систему норм, обеспечивающих охрану общественных отношений, ядром которых, являются физические блага личности. В теории уголовного права имеется ряд проблемных вопросов, общих для всех составов насильственных преступлений, касающихся раскрытия юридической природы этих преступных деяний их квалификации, что свидетельствует о возможности и необходимости исследования всей совокупности преступлений, соединенных с насилием или угрозой применения насилия .

Разрешение вопроса о противоправности причинения смерти или телесных повреждений с согласия потерпевшего связано с необходимостью установления, является ли такое причинение, если оно противоправно, насильственным преступлением или нет. Признание данного причинения противоправным одновременно свидетельствует об отсутствии согласия потерпевшего в уголовно-правовом значений, то есть как свободного волеизъявления. Поэтому указанное причинение нужно рассматривать как осуществляемое вопреки свободному волеизъявлению, против воли потерпевшего и, следовательно, относить его к категории насильственных преступлений.

13 стр., 6185 слов

Невиновное причинение вреда 2

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кубанский государственный университет» (Фгбоу впо «КубГу») Кафедра уголовного права и криминологии Курсовая работа НЕВИНОВНОЕ ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА Работу выполнила__________________________________________А.А.Чеуж (подпись, дата) Факультет_______ ...

Согласие потерпевшего на вступление в группу, деятельность которой, проводимая под видом проповедования религиозных поучений и исполнения религиозных обрядов, сопряжена с причинением вреда здоровью граждан, и на участие в такой группе представляет собой по существу согласие на причинение одного телесного повреждения, например, оскопления при вступлении в группу скопцов, или на систематическое причинение телесных повреждений, в частности, истязаний во время обрядов, исполняемых в отдельных сектах. Такого рода согласие лишено социального критерия и потому не имеет уголовно-правового значения.

Анализ формы психического отношения виновного к воздействию на организм другого человека позволяет отнести причинение физического вреда в результате нарушения специальных правил (ст. ст. 143, 218, 236 УК РФ) как одного из возможных фактических последствий уничтожения или повреждения имущества (ст. ст. 263, 264, 267 УК РФ) к ненасильственным преступлениям. В этих случаях указанное психическое отношение, если его рассматривать изолированно, к воздействию на организм другого человека, характеризуется неосторожной формой вины, тогда как насилию всегда присущ, прямой умысел. Когда же психическое отношение виновного к причинению другому человеку смерти или вреда здоровью выражается в умысле, то содеянное приобретает иную юридическую природу и представляет в части посягательства на физические блага самостоятельное насильственное преступление требующее квалификации, как преступления против личности.

По содержанию психического отношения виновного к воздействию на организм потерпевшего разграничиваются на нанесение удара (ударов), представляющее собой насильственное преступление, и не являющееся таковым оскорбление действием. В первом случае умысел виновного направлен на причинение физической боли, а во втором — на нанесение обиды, унижение потерпевшему, что именно так и воспринимается последним.

4 стр., 1634 слов

Угрозы, разновидность нарушения психической неприкосновенности личности

... случаев употребления в квалифицированных составах преступлений угроз применения различных видов насилия, особенно наиболее опасных - убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, по сравнению с основными ... случаев употребления угрозы применением различных видов насилия, в том числе наиболее опасных - убийством и причинением тяжкого вреда здоровью в квалифицированных составах преступлений по ...

Таким образом, к насильственным преступлениям не могут быть отнесены рассмотренные типичные случаи, когда причинение физического вреда не является общественно опасным, не представляет собой результат фактически примененного насилия, либо когда содеянное, не повлекшее последствий в виде указанного вреда, не достигает степени интенсивности, характерной для насилия.

Следовательно, насильственными являются преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие физические блага личности, и сопровождаемые умышленным совершением насильственных действий (насилия, попытки применения насилия, угрозы насилием), независимо от того, являются эти действия конструктивным элементом состава преступления или нет.

Данное определение — общее, так как включает в себя признание, общие для каждого из насильственных преступлений и позволяющие отграничить эти преступления от всех других преступных деяний.

Признаки, отличающие насильственные преступления от других действий, составляют самостоятельную группу. Таких признаков два:

  1. общественная опасность деяния;
  2. насильственный характер преступления.

Первый из этих признаков позволяет отграничить насильственные преступления от непреступного причинения физического вреда другому человеку, а второй — от преступных ненасильственных деяний.

Исходя из определения насилия возможна классификация по основаниям, соответствующим характеру или содержанию признаков насилия. Такими основаниями являются:

  1. волевое решение потерпевшего к воздействию на его организм со стороны другого человека;
  2. характер воздействия на организм;
  3. психическое отношение виновного к воздействию на организм потерпевшего;
  4. минимальный предел степени активности насилия.

Содержание волевого отношения потерпевшего к воздействию на его организм со стороны другого лица обусловливает постановку вопроса об отнесении к преступлению, в частности, насильственному причинение смерти или телесных повреждении с согласия или по просьбе потерпевшего. Характер воздействия на организм потерпевшего служит основанием для рассмотрения и разрешения дискуссионного вопpoca o том, является насилием воздействие только на наружные ткани организма человека, или еще и непосредственно на внутренние органы путем дачи потерпевшему ядовитых, отравляющих, одурманивающих веществ.

Вопрос о юридической природе телесных, повреждений, причиненных с согласия или по просьбе потерпевшего, является дискуссионным. Одни авторы считают такого рода повреждения противоправными, а другие полагают, что согласие потерпевшего устраняет противоправность, если оно дано при наличии общественно полезных целей или мотива.

Решение этого вопроса не может быть однозначным. Оно зависит от следующих обстоятельств:

  1. особенностей потерпевшего;
  2. определения соотношения согласия и свободного волеизъявления потерпевшего;
  3. степени тяжести телесного повреждения;
  4. круга и содержания иных обстоятельств, влияющих или могущих влиять на отсутствие противоправности в действиях причинителя.

Не имеет юридического значения согласие психически больного человека; страдающего душевной хронической болезнью, временным расстройством душевной деятельности, слабоумием или иным психическим заболеванием и не могущего отдавать отчёта в своих действиях или руководить ими если об этом извecтно причинителю.

Уголовно-правовое значение согласия потерпевшего неодинаково в зависимости от того, дано согласие на причинение легкого или иных (тяжкого, менее тяжкого) вреда здоровью.

Нанесение легких телесных повреждений без расстройства здоровья или утраты трудоспособности относится согласно ст. 14 УК РФ к числу малозначительных преступлений. Причинение легких телесных повреждений с кратковременным расстройством здоровья или незначительной стойкой утратой трудоспособности является преступлением, не представляющим большой общественной опасности.

Согласие потерпевшего на причинение тяжкого или менее тяжкого вреда здоровью, как правило, не исключает противоправности деяния.

1.2 Насилие как способ совершения преступления

Способ совершения преступления традиционно относится к числу факультативных признаков объективной стороны состава преступления. Как справедливо отмечает В.Е. Кудрявцева: «Способ иногда внутренне присущ действию, образует его содержание, а в других случаях — выступает в качестве отдельного действия по отношению к основному». Такие же свойства присущи и угрозе, выступающей в российском уголовном праве в роли способа совершения преступления. Угроза в ряде случаев может быть альтернативным способом совершения какого-либо деяния в основном составе.

Например, разбой совершается либо с применением насилия опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 162 УК РФ).

Но в большинстве же составов угроза выступает только как квалифицирующий признак. Так, квалифицирующим обстоятельством неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угона) является совершение этого деяния с угрозой применения насилия, не опасного для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 166 УК РФ).

В первом варианте угроза как действие выступает в качестве обязательного признака основного состава преступления и позволяет отграничивать преступное деяние от непреступного поведения. Наравне с угрозой как способом совершения преступления возможно существование и нескольких других способов совершения преступления. Например, принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК РФ) признаётся преступлением, если совершается: а) с применением насилия; б) либо с угрозой его применения. В случае если в подобных деяниях не будет установлен один из таких способов, то и будет отсутствовать состав преступления в целом.

Угроза как квалифицирующий признак характеризуется, в первую очередь, тем, что она является обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность. Данный факт свидетельствует о том, что составы преступлений, где дополнительным объектом, кроме прочих, фигурируют интересы личности, облекаются в более общественно опасную форму, если они совершаются с угрозами. Например, сравним простое вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ч. 1 ст. 150 УК РФ) и то же деяние, совершённое с угрозой применения насилия (ч. 3 ст. 150 УК РФ).

Угрозе присуще свойство признака, разграничивающего смежные составы преступлений. Так, хищение, сопряжённое с угрозой применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, квалифицируется как грабёж (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ), а практически аналогичное деяние, совершённое с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, как разбой (ч. 1 ст. 162 УК РФ).

Однако возникает вопрос, как провести грань между приведёнными двумя угрозами-способами совершения преступлений. И, несмотря на имеющиеся разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по разграничению грабежа от разбоя при неопределённости угрозы, существует ещё ряд проблем при квалификации данных преступлений. В частности сложности возникают при разграничении угрозы причинения лёгкого вреда здоровью от угрозы нанесения побоев.

Рассматривая разграничение насильственного грабежа от разбоя, А.В. Наумов утверждает, что если угроза носила неопределённый, неясный характер, то она не может рассматриваться признаком разбоя, содеянное при соответствующих обстоятельствах должно расцениваться как насильственный грабёж. С такой точкой зрения сложно согласиться, поскольку она представляет собой произвольное толкование Уголовного закона. Это слишком простое и, по нашему мнению, не вполне верное решение данной проблемы.

Как показывает практика, правоприменитель, решая вопрос о квалификации конкретных действий как грабёж либо как разбой, зачастую исходит из фактически причинённого вреда здоровью (по результатам судебно-медицинской экспертизы), то есть учитываются наступившие последствия. И это вопреки теоретическим (в том числе и с позиции закона) указаниям на то, что состав разбоя усечённый, и не требуется установления каких-либо последствий.

На основании вышеизложенного, следует вывод, что разграничить угрозу причинения лёгкого вреда здоровью (при разбое) от угрозы нанесения побоев (соответственно при грабеже) практически невозможно. Ведь, допустим, фразу «отдавай выручку, а то получишь в глаз» можно истолковать и как угрозу применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, и как угрозу применения насилия, опасного для жизни или здоровья. Удар кулаком в глаз может повлечь просто физическую боль, а в других случаях лёгкий (и даже средней тяжести или тяжкий) вред здоровью.

Таким образом, данный вопрос остаётся открытым и требует скорейшего разрешения в целях обеспечения единообразного применения Уголовного закона.

Одним из вариантов решения обозначенной проблемы может быть предложение законодателю об изменении диспозиций ст.ст. 161 и 162 УК РФ следующим образом. Если в п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ предусмотреть ответственность за «грабёж, совершённый с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения насилия», а в ч. 1 ст. 162 УК РФ — за «разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершённое с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой убийством», то вопрос о разграничении угрозы причинения побоев от угрозы причинения лёгкого вреда здоровью был бы снят. Такая законодательная корректировка значительно бы упростила правоприменительную практику.

Анализ Уголовного закона позволяет угрозы как способы совершения преступления классифицировать по их содержанию на четыре основных вида:

угроза насилием;

угроза уничтожением или повреждением имущества;

угроза распространением нежелательных к огласке сведений;

и угроза, неопределённая законодателем.

Особый интерес представляет угроза насилием, без конкретизации его объёма. Так как здесь угроза интерпретируется самым различным образом. В большинстве случаев, если в норме указывается на применение насилия, то под ним подразумевается вред здоровью до лёгкого включительно Соответственно, и содержанием угрозы будет нанесение побоев либо лёгкого вреда здоровью.

Выходит так, что в случае указания в законе на угрозу применения насилия (не конкретизированную) для определения содержания такой угрозы существует несколько вариантов.

Во-первых, объём угрозы можно определить с помощью буквального толкования уголовно-правовой нормы, когда в квалифицированных составах регламентируется ответственность за более опасные угрозы.

Во-вторых, объём угрозы может быть определён путём сопоставления санкций состава, где есть квалифицирующий признак — угроза применения насилия (при условии, что наряду с этим признаком стоит и признак применения насилия), — с санкциями составов преступлений, предусматривающих ответственность за причинение вреда здоровью. Либо сравнив санкцию определённого состава преступления с санкцией ст. 119 УК РФ.

А в третьих, не исключается возможность свободного понимания такого способа совершения преступления, как угроза применения насилия, подобно тому, как это имеет место в некоторых судебных решениях. И, в принципе, последний вариант также не противоречит букве закона. Однако такое разноимённое понимание угрозы затрудняет квалификацию преступлений и способствует, по нашему мнению, неоднозначному толкованию и, соответственно, применению норм, содержащих признак «угроза применения насилия».

Таким образом, необходимо указать на проблему квалификации преступлений, содержащих признак «угроза применения насилия», без конкретизации объёма насилия. Представляется, что способом решения данной коллизии может быть законодательное изменение указанного признака путём конкретизации объёма насилия или, по меньшей мере, требуются соответствующие разъяснения Верховного Суда РФ.

Подводя итог, следует сказать, что такой способ совершения преступления как угроза имеет широкое распространение в современном уголовном праве России. Имеют место угрозы строго определённые и неопределённые. Зачастую одни и те же по форме угрозы в различных составах трактуются неоднозначно.

Рассматриваемым угрозам — способам совершения преступлений в теории и судебной практике уделяется недостаточно внимания, они требуют совершенствования и упорядочения их использования при конструировании конкретных составов преступлений.

преступление криминальный насилие

Глава 2. Понятие криминального насилия. Формы применения насилия

.1 Теоретическая характеристика насилия

Традиционно принято считать насилие как применение физической силы к кому-нибудь, принудительное воздействие на кого-нибудь, что-нибудь, притеснение, злоупотребление властью <#»justify»>2.2 Физическое насилие и психологическое насилие

Физическое насилие это причинение соматического, телесного вреда человеку, вплоть до лишения его жизни <#»justify»>Глава 3. Анализ судебной практики по проблемам квалификации насильственных преступлений

В настоящее время выработана огромная база судебной практики касательно притуплений совершенных с применением различных видов насилия. В данной главе рассмотрены основные проблемы, требующие дальнейшей разработки. На сегодняшний день анализ судебной практики по применению одного из квалифицирующих признаков составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 и 132 УК РФ — «соединенное с угрозой убийством», особенно актуален в силу реально сложившейся криминальной обстановки — все возрастающего количества насильственных преступлений против личности.

Изучение материалов судебной практики о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 131 и 132 УК РФ, показало, что психическое насилие применялось в 56% таких преступлений, а в -1,2% — угроза убийством. Следовательно, угроза убийством. Составила 73,5% в объеме психического насилия, примененного к потерпевшим в насильственных половых преступлениях. Необходимость анализа правоприменительной деятельности продиктована неоднозначным толкованием этого квалифицирующего признака судебной практикой. Примерно в 11,5% случаев этот признак не нашел отражения в квалификации судами насильственных действий сексуального характера. Поэтому получившиеся в результате изучения материалов судебной практики выводы требуют обсуждения.

Многие исследователи отмечают, что угроза в составах насильственных половых преступлений должна восприниматься как реальная и выражать намерение немедленного применения физического насилия, должна присуждать к немедленному совершению действий сексуального характера. Только такая угроза ставит потерпевшего в положение, когда он или она не могут избежать посягательства. Постановление Пленума ВС «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» под угрозой убийством рекомендует понимать не только прямые высказывания, но и угрожающие действия, как то: демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия. Отсюда вытекает, что угроза убийством вменяется тогда, когда, во-первых, она была непосредственно озвучена, была реальной, т.е. у потерпевшего должны быть объективные предпосылки опасаться реализации этой угрозы, во-вторых, когда преступник демонстрировал оружие или предметы, которые могут быть использованы в качестве оружия. Однако на практике доказать эти обстоятельства трудно, так как насильственные половые преступления, как правило, совершаются без свидетелей, при участии только потерпевшего и преступника. В силу этого добыть другие доказательства того, что угроза убийством была высказана или имела место демонстрация оружия, помимо показаний самих потерпевших, сложно. Зачастую в приговорах по таким делам можно видеть указание суда на то, что угроза убийством, о которой говорил потерпевший, не нашла подтверждения другими доказательствами в ходе судебного рассмотрения и поэтому не вменяется подсудимому. Но показания потерпевшего имеют равную силу с иными доказательствами по делу и, если у суда нет оснований не доверять им, он должен принять их как достоверные. Однако следует учесть и то, что показания потерпевшего могут носить несколько субъективный характер, что может быть обусловлено как неправильным восприятием обстоятельств произошедшего, так и сознательным желанием оговорить обвиняемого из мести или обиды, например. В связи с этим представляется, что для эффективной защиты как потерпевших, так и обвиняемых необходимо изменить подход к толкованию угрозы убийством.

Во мнении ученых существует расхождение по поводу такого признака квалификации как систематичность. Систематичность как признак побоев в составе истязания обладает количественной и качественной характеристиками. Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении от 25.09.1979г. № 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» (Постановление признано утратившим силу Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6.02.2007г. № 8) указывал, что систематичность предполагает нанесение более двух раз побоев, характер которых свидетельствует об умысле лица на причинение потерпевшему особой мучительной боли или страданий.

Представляется, что эта рекомендация может быть использована и в современной практике. Количественная сторона систематичности трех и более кратное нанесение побоев. Качественная сторона систематичности — связанность всех фактов побоев единым умыслом виновного: они направлены против одного потерпевшего, отражают общую линию поведения виновного в отношении жертвы, выступают в качестве специфического способа реализации его умысла на причинение психических или физических страданий.

Приведение любой из названных угроз в действие подлежит самостоятельной квалификации по статьям о преступлениях против собственности в совокупности со ст. 133 УК РФ.

Признак «систематичности» относится только к побоям, поскольку иные насильственные действия могут носить как систематический, так и несистематический характер.

Иные насильственные действия могут выражаться в вырывании волос, длительном причинении боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших, повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другими аналогичными действиями. Эти действия могут носить как систематический, так и несистематический характер; в последнем случае они представляют собой единый непрерывный процесс, причиняющий потерпевшему особые мучения и страдания. Представляется, что понятием «иные насильственные действия» может охватываться не только физическое или иное воздействие на тело потерпевшего, но и информационное воздействие на его психику, носящее характер насилия, например систематические угрозы, оскорбления, травля, если они отражают умысел виновного на причинение жертве психических страданий.

Существует практика, когда угроза причинения насилия, сочетается с действиями, направленными на лишение жизни или причинение тяжкого вреда здоровью, например, когда совершаемые действия являются фактически приготовлением или покушением. Если в угрозе обнаруживается возникшее решение об убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью и виновный помимо заявления о замысле совершает какие-либо действия, направленные на реализацию заявленного намерения, содеянное квалифицируется не по ст. 119 , а как приготовление либо покушение на соответствующее преступление (ст. ст. 105 , 111 УК).

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать способом совершения другого, более тяжкого преступления (разбоя, вымогательства, угона транспортного средства и т.д.).

Согласно правилам квалификации при конкуренции части и целого предпочтение отдается целому, поэтому дополнительной квалификации деяния по ст. 119 УК не требуется.

Иная ситуация имеет место при реальной совокупности преступлений. В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» обращено внимание, что если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования с той, например, целью, чтобы потерпевшая никому не сообщала о случившемся, действия виновного надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 119 УК РФ.

На основе примеров из судебной практики, можно сделать вывод о примерных действиях, оцениваемых судами как «насилие, не опасное для жизни и здоровья» и «угроза применения такого насилия».

Так к примеру: уголовное дело № 1-77/2011 в отношении Костина В.А., осужденного по п. «г» ч. 2 ст. 161, п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30-ч. 1 ст. 161, п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161, п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, Янченко А.Л., осужденного по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, Кувыркова П.А., осужденного по п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161, п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158, п.п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Приговором суда установлено, что после возникшего совместного умысла на открытое завладение чужим имуществом, с целью преодоления сопротивления потерпевшего, Янченко подбежал к последнему и стал наносить многочисленные удары по различным частям тела потерпевшего, тем самым, своими совместными, умышленными действиями подсудимые Костин и Янченко причинили потерпевшему телесные повреждения в виде кровоподтеков верхнего и нижнего века правого глаза, правой скуловой области, верхнего века левого глаза, передненаружней поверхности правого коленного сустава, ссадины правой ушной раковины, относящиеся к не повлекшим вреда здоровью повреждениям». По указанному эпизоду действия виновных лиц квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ — как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья

Кроме того, для осуществления преступного умысла на совершение грабежа, Костин и Кувырков, действуя группой лиц по предварительному сговору, подбежали к потерпевшему, и Кувырков, действуя в рамках совместного и согласованного умысла, в целях преодоления возможного сопротивления потерпевшего и завладения его имуществом, несколько раз ударил потерпевшего кулаком в область лица, тем самым применив насилие, не опасное для жизни и здоровья. По указанному эпизоду действия виновных лиц квалифицированы по п.п. «а, г» ч .2 ст. 161 УК РФ — как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Анализ судебной практики показал, что примерно в 60% всех случаев вменения рассматриваемого квалифицирующего признака по делам о насильственных половых преступлениях суд исходил из анализа обстановки совершения преступления. Так, по одному делу К. в состоянии алкогольного опьянения напал на Б., применил физическое насилие и затащил в овраг, где высказал угрозу убийством и совершил в отношении потерпевшей действия сексуального характера. В мотивировочной части приговора суд указывает на то, что угроза убийством нашла свое подтверждение в показаниях потерпевшей, а также в обстоятельствах совершенного деяния: безлюдный участок местности, агрессивное поведение виновного, который находился в состоянии алкогольного опьянения4. По другому делу Ф. с целью сломить сопротивление Т. стал душить ее, однако словесно угрозу убийством не выражал. Суд справедливо вменил рассматриваемый признак, анализируя ситуацию совершения деяния: ночное время, виновный в состоянии опьянения, отсутствие людей, которые могли бы прийти на помощь, агрессивное поведение виновного, следы пальцев рук на шее потерпевшей. Потерпевшая в такой ситуации воспринимала происходящее как угрозу ее жизни, о чем свидетельствуют показания свидетелей, которые слышали ее крики: «помогите, убивают».

Представляется, в связи с этим, кроме угрозы убийством, выраженной словесно и обусловленной демонстрацией оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (бритва, напильник, осколок стекла)6 , должна также признаваться и угроза убийством, которая вытекала из обстановки. Кроме того, анализ обстановки совершения преступления позволит определить, насколько реальной была угроза, высказанная виновным устно.

Практическими работниками неоднозначно понимается проявление рассматриваемого квалифицирующего признака. Очевидно, что, в первую очередь, это ситуации, когда преступник напрямую говорит о намерении убить, обращаясь к потерпевшему. Это может быть выражено такими словами, как: «я тебя убью», «порешу», «прикончу», «замочу», «задушу». Но проблемы возникают, когда преступник обращается не к жертве в форме повествовательного предложения, а, например, к соисполнителю с предложением об убийстве потерпевшего, тем самым, демонстрируя свое желание и готовность убить. В материалах одного дела было установлено, что в ходе совершения насильственных действий сексуального характера Ф. и Ц. в отношении Л. Ф. сказал Ц.: «Давай ее грохнем», но Ц. отказался. Потерпевшая Л. в своих показаниях сказала, что реально опасалась за свою жизнь, несмотря на отказ второго преступника совершить убийство7. Однако суд исключил из обвинения этот квалифицирующий признак насильственных действий сексуального характера. В мотивировочной части приговора суд указан на то, что разговор о возможном убийстве между преступниками не был непосредственно направлен к потерпевшей, а обсуждение преступниками убийства не было средством преодоления сопротивления.

На наш взгляд, в подобных ситуациях необходимо решить вопрос о наличии или отсутствии прямого умысла преступников на угрозу убийством. Если такой умысел имел место, то суд может вменить признак «соединенное с угрозой убийством», независимо от того, к кому обращены слова об угрозе, так как в ст.ст. 131 и 132 УК РФ нет указания на то, что угроза убийством должна быть обращена непосредственно к потерпевшему. Представляется, вполне достаточно того, чтобы она была озвучена, независимо от того, к кому была обращена, и воспринималась потерпевшим реально.

Если же умысел на угрозу убийством отсутствует, хотя преступники и обсуждают такую возможность, а потерпевший слышит, но их разговор не направлен на его устрашение, подавление его воли к сопротивлению, то и вменять рассматриваемый квалифицирующий признак нельзя. Вполне возможна и ситуация, когда преступник разговаривает сам с собой или с воображаемым партнером во время совершения преступления и озвучивает намерение убить. I этом случае, при наличии умысла преступника таким образом устрашить потерпевшего, подавить его волю к сопротивлению, следует вменять рассматриваемый квалифицирующий признак. Для правильного решения вопроса о квалификации в таких случаях, на наш взгляд, также будет целесообразен анализ обстановки совершения деяния.

Некорректность квалификации насильственных половых преступлений выявлена при угрозе убийством, которая была выражена как во время совершения такого преступления и являлась средством преодоления сопротивления потерпевшего, так и после его совершения, чтобы потерпевший не сообщал о произошедшем. Подобные ситуации имеют место в 6,7% всех насильственных половых преступлений. В таком случае содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 131 или п. «в» ч. 2 ст. 132 и ст. 119 УК РФ, так как эти угрозы носят самостоятельный характер. В первом случае это средство преодоления сопротивления потерпевшего и, соответственно, элемент объективной сторон: изнасилования или насильственных действий сексуального характера, а во втором — самостоятельная угроза убийством, выраженная после совершения «основного» преступления. Такой вариант квалификации полностью соответствует теории уголовного права, положениям УК РФ , рекомендациям постановления Пленума Верховного Су.: «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ». Однако в судебно, практике только в 30% таких преступлений содеянное получило надлежащую квалификацию.

Таким образом, толкование квалифицирующего признака насильственных половых преступлений «соединенное с угрозой убийством» ограничивает возможности его вменения во всех случаях, когда это необходимо. На наш взгляд, следует более широко трактовать этот признак и наряду с устным выражением угроз: убийством (независимо от того, к кому обращена), демонстрацией оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия, действиями, подкрепляющим, угрозу (например, удушение), учитывать обстановку совершенного деяния. Необходимо проводить разграничена,, между угрозой убийством, которую преступник выражал в процессе изнасилования или насильственных действий сексуального характера с целью сломить волю потерпевшего к сопротивлению, и угрозой убийством, которая выражалась после совершения таких преступлений, чтобы потерпевший не придавал огласке произошедшее.

В связи с этим целесообразно было бы в соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда рекомендовать судам, наряду с другими обстоятельствами, учитывать обстановку совершения деяния при решении вопрос, о вменении квалифицирующего признака насильственных половых преступлений — «соединенное с угрозой убийством».

Заключение

По нашему мнению, проведенное исследование вполне актуально и целесообразно, а наличие пробелов в правовой доктрине, науке уголовного права, и действующем законодательстве еще ни раз даст повод как для ученых-правоведов, так и для юристов, только начинающих ступать по карьерной лестнице, повод для выработки как единичных мероприятий, так крупномасштабных действий по борьбе с насильственной преступностью на территории Российской Федерации.

В соответствии с ранее заявленными целями и постановленными задачами исследования, автором были сделаны следующие выводы.

Изучена правовая характеристика насилия, разработана собственная дефиниция, насилие — криминальное насилие это деяние физического или психического характера, совершаемое в отношении физического лица с целью принуждения к определенного вида действиям или воздержания от таковых или с целью причинения физического или морального вреда.

Подобно другим явлениям объективной действительности насилие внешне выражено в виде умышленного преступления, содержащего признаки такого насилия или в диспозиции уголовно-правовой нормы или в фактической характеристике совершенного деяния, а равно в котором насилие выступает мотивом либо способом достижения цели, или которое ориентировано на совершение преступлений с применением насилия.

Автором исследования было установлено, что криминальное насилие является следствием действия комплексных биологических, психологических и социальных факторов. Однако доминирующими являются социальные факторы (окружающая обстановка, воспитание, влияние семейных и дружеских связей и т.п.), а биологические и психологические факторы, на наш взгляд, способствуют формированию лишь склонности человека к тому или иному виду поведения.

Список использованных источников

1.Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993, с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Рос. газ. — 2009. — 21 янв.

2.Уголовно кодекс Российской Федерации: [федеральный закон: от 18.12.2001 № 174-ФЗ, ред. от 25.05.2014] // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 52 (Ч. 1).

— Cт. 4921.

.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: [федеральный закон: от 18.12.2001 № 174-ФЗ, ред. от 25.05.2014] // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 52 (Ч. 1).

— Cт. 4921.

.О третейских судах в РФ: [федеральный закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ, ред. от 21.11.2011] // Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 30. — Cт. 3019; 2011. — № 48. — Ст. 6728.

.Об оперативно-розыскной деятельности: [федеральный закон № 144 — ФЗ от 12 августа 1995г] // Рос. газ. — 1995 — 18 августа. — Режим доступа: компьютерная сеть ВФ РТА. — БД КонсультантПлюс.

.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» — Режим доступа: компьютерная сеть ВФ РТА. — БД КонсультантПлюс.

.Обзор судебной практики о причинении вреда Верховного суда РФ за 2001 г.: Постановление Президиума Верховного суда РФ. От 12 марта 2003 г.// — Режим доступа: компьютерная сеть ВФ РТА. — БД КонсультантПлюс.

.Обзор судебной практики о причинении вреда Верховного суда РФ за 2002 г. — Режим доступа: компьютерная сеть ВФ РТА. — БД КонсультантПлюс.

.Обзор судебной практики о причинении вреда Верховного суда РФ за первый квартал 2011 г.: Постановление Президиума Верховного суда РФ. От 01 июня 2011 г. — Режим доступа: компьютерная сеть ВФ РТА. — БД КонсультантПлюс.

.Обзор судебной практики о причинении вреда Верховного суда РФ за второй квартал 2011 г.: Постановление Президиума Верховного суда РФ. От 28 сентября 2011 г.- Режим доступа: компьютерная сеть ВФ РТА. — БД КонсультантПлюс.

.Криминология / Под ред. Кузнецовой Н.Ф. М.: Проспект. 2006. С.427.

.Криминология / Под. Ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М.: Юристъ, 2005. С.428.

.Криминологическая обстановка в Российской Федерации в 2006 году и прогноз ее развития / Под общ. ред. С.И. Гирько. М., 2007. С.8.

.Криминологическая обстановка в Российской Федерации в 2006 году и прогноз ее развития / Под общ. ред. С.И. Гирько. М., 2007. С.25-27.

.Антонян Ю.М. Преступное насилие как глобальная проблема // Борьба с преступным насилием: материалы научно-практической конференции (26 сентября 2008 г.).

М., 2008. С.11.

.В.В. Векленко, Е.Н. Бархатова, Современное право [Электронный ресурс], Векленко В. В. 2013, N 7 — Режим доступа: компьютерная сеть ВФ РТА. — БД КонсультантПлюс.

.Варданян А.В. Насильственная преступность и ее предупреждение. М., 2002. — Режим доступа: компьютерная сеть ВФ РТА. — БД КонсультантПлюс.

.Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка в 4-х томах // Иллюстрированный энциклопедический словарь. Научное издательство «Большая Российская энциклопедия». М. 2004.

.Зайко Т.М. Система мер предупреждения преступности несовершеннолетних в условиях специализированных учреждений: Автореф. дисс. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С.12.

.Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб. 2002. С.428.

.Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С.405. — Режим доступа: компьютерная сеть ВФ РТА. — БД КонсультантПлюс.

.Наумов А.В. Уголовно-правовое значение насилия // Насильственная преступность / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 1997. С.51.

23.Л.А. Прохоров, М.Л. Прохорова. Уголовное право. М, 2005. / Л.А. Прохоров. — Москва: Изд-во МГУ, 2005. — 96 c.

24.Кудрявцева, А.В. Специалист в уголовном судопроизводстве: функции и правовой статус / А.В. Кудрявцева. — 2011.

.Криминалистика: учебник / под ред. Р. С. Белкина. — Москва: НОРМА-ИНФРА-М, 2000. — 990 с.

.Конституция Российской Федерации. Доктринальный комментарий (постатейный) [Электронный ресурс] / рук. авт. кол. Ю.А. Дмитриев; науч. ред. Ю.И. Скуратов. — 2-е изд., изм. и доп. — Москва: Статут, 2013. — Режим доступа: компьютерная сеть ВФ РТА. — БД КонсультантПлюс.

.Комментарий к Конституции Российской Федерации / под общ. ред. Л.В. Лазарева. — Москва: Новая правовая культура, 2009.