Локус контроля православных христиан

Размещено на http://www.

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические основы проблемы исследования локуса субъективного контроля

1.1 Проблема самосознания и саморегуляции в психологии

1.2 Проблема свободы воли в религии

Выводы

Глава 2. Эмпирическое исследование локуса контроля православных христиан и атеистов

2.1 Организация и проведение исследование локуса контроля православных христиан и атеистов

2.2 Анализ результатов полученных в исследовании

Выводы

Заключение

Список используемой литературы

Приложение

Введение

Социально-экономические преобразования произошедшие в Российской Федерации в последние годы привело к увеличению интереса государства и общества, к вопросам веры в частности православия, и к проблемам церкви.

Одной из главных ценностей современного общества является личность. И множество современных социальных институтов направлены на формирование, обучение, воспитание — развитие целостной здоровой гармоничной личности, способной служить на благо общества. Что говорит об актуальности данного исследования. И в данной работе мы решили изучить влияние христианства, как одного из таких институтов, на личность, в частности на самосознание и самоконтроль, при помощи объективного измерения локуса контроля. Что и является целью данной работы.

Объектом изучения выступает локус субъективного контроля.

Предметом является локус субъективного контроля у атеистов православных христиан.

Цель исследования следующая, выявить особенности локуса контроля православных христиан.

Гипотеза: локус контроля православных христиан является экстернальным (внешним), а локус контроля атеистов людей является интернальным (внутренним).

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи.

Задачи исследования:

1. На основе анализа литературы по данной проблеме дать определения понятия локуса контроля в психологии.

2. Рассмотреть проблему свободы воли в религиозной литературе.

3. Выявить уровень воцерковлённости людей участвующих в исследовании.

4. Выявить локус субъективного контроля у православных христиан и атеистов.

13 стр., 6201 слов

Социальные страхи и их преодоление у верующих и атеистов

На правах рукописи Грошева Лариса Николаевна Социальные страхи и их преодоление у верующих и атеистов Специальность 19.00.05 социальная психология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Москва 2004 Работа выполнена на кафедре социальной психологии Российского государственного социального университета Научный руководитель доктор психологических наук, ...

5. Выявить имеется ли зависимость между локусом субъективного контроля и фактором веры.

Для реализации задач исследования были использованы следующие методики:

1. Индекс воцерковлённости (В. Чеснокова);

2. Уровень Субъективного Контроля (Роттера);

3. Опросник Уровня Субъективного Контроля.

Так же использовался метод статистической обработки данных, полученных в ходе экспериментального исследования: U-критерий Манна-Уитни; коэффициент ранговой корреляции Спирмена.

Глава 1. Теоретические основы проблемы исследования локуса субъективного контроля

1.1 Проблема самосознания и саморегуляции в психологии

Самосознание в психологии

Психология, которая стоит того, чтобы человек отдал ей свою жизнь и силы, не может ограничиться абстрактным изучением отдельных функций; она должна, проходя через изучение функций, процессов и т. д., в конечном счете приводить к действительному познанию реальной жизни, конкретного чаловека. (13)

Подлинный нашего пути в том и заключается, что он был последовательным, шаг за шагом, познавательным проникновение в психическую жизнь личности. Подвергшиеся сначала аналитическому изучению психические процессы, будучи в действительности сторонами, моментами конкретной деятельности, в которой они реально формируются и проявляются, включались в эту последнюю; в соответствии с этим изучение психических процессов перешло в изучение деятельности — в том конкретном соотношении, которое определяется условиями ее реального осуществления. Изучение же психологии деятельности, всегда реально исходящее от личности как субъекта этой деятельности, было, по существу, изучением психологии личности в ее деятельности — ее мотивов (побуждений), целей, задач. Поэтому изучение психологии деятельности естественно и закономерно переходит в изучение свойств личности — ее установок, способностей, черт характера, проявляющихся и формирующихся в деятельности. Таким образом, все многообразие психических явлений — функций, процессов, психических свойств деятельности — входит в личность и смыкается в ее единстве.(13)

8 стр., 3652 слов

Речевая деятельность учащихся в системе изучения литературной темы

План 1. Речевая деятельность в процессе диалогического общения при изучении литературы 2. Речевая ситуация на уроке литературы 3. Речевая деятельность учащихся в системе изучения литературной темы Литература Речевая деятельность в процессе диалогического общения при изучении литературы Очень часто можно услышать от учащихся, что сложней всего им даются устные ответы. Эта проблема возникает не ...

Как ни велико значение проблемы личности в психологии, личность в целом никак не может быть включена в эту науку. Такая психологизация личности неправомерна. Личность не тожественна ни с сознанием, ни с самосознанием. Анализируя ошибки гегелевской «Феноменологии духа». Конечно, не метафизика немецкого идеализма — И. Канта, И. Фихте и Г. Гегеля — должна лечь в основу нашей психологии. Личность, субъект — это не «чистое сознание» (Канта и кантианцев), не всегда себе равное «я» («Я+Я» — Фихте); это конкретный, исторический, живой индивид, включенный в реальные отношения к реальному миру. Определяющими, ведущими для человека в целом являются не биологические, а общественные закономерности его развития. Задача психологии — изучать психику, сознание и самосознание личности, но суть дела заключается в том, чтобы психология изучала их именно как психику и сознание «реальных конкретных людей» в реальных условия их жизнедеятельности.(13)

Личность несводима к ее сознанию и самосознанию, но она и невозможна без них. Человек является личностью, лишь поскольку он выделяет себя из природы, и отношение его к природе и к другим людям дано ему по средствам сознания и самосознания. Процесс становления личности включает в себя как неотъемлемый компонент формирование его сознания и самосознания: это есть процесс развития сознательной личности. Если всякая трактовка сознания вне личности может быть только идеалистической, то всякая трактовка личности, не включающая ее сознания и самосознания, может быть только механистической. Без сознания и самосознания не существует личности. Личность как сознательный субъект осознает не только окружающее, но и себя в своих отношениях с окружающим. Если нельзя свести личность к ее самосознанию, к «я», то нельзя и отрывать одно от другого. Поэтому последний завершающий вопрос, который встает перед нами в плане психологического изучения личности, — это вопрос о ее самосознании, о личности как «я», которое в качестве субъекта сознательно присваивает себе все, что делает человек, относит к себе все исходящие от него дела и поступки и сознательно принимает на себя за них ответственность в качестве их автора и творца. Проблема психологического изучения личности не заканчивается на изучении психических свойств личности — ее способностей, темперамента и характера; она завершается раскрытием самосознания личности.

7 стр., 3272 слов

Развитие психики в филогенезе. Возникновение и развитие сознания (Семенова л.Э. Общая психология. Часть 1. Н.Новгород: нф мгэи, 2002)

... этом венцом развития ВПФ является развитие самосознания. По Л.С.Выготскому, индивидуальное сознание (т.е. сознание конкретного человека) формируется по мере активного овладения субъектом способами ... его воспринимают и оценивают партнеры по общению; при изучении самосознания личности, при самоопределении субъекта внутри собственного представления о себе (установление внутренних ориентиров ...

Прежде всего это единство личности как сознательного субъекта, обладающего самосознанием, не представляет собой изначальной данности. Известно, что ребенок далеко не сразу осознает себя как «я»: в течение первых лет он сам сплошь и рядом называет себя по имени, как называют его окружающие; он существует сначала даже для самого себя скорее как объект для других людей, чем как самостоятельный по отношению к ним субъект. Осознание себя как «я» является, таким образом, результатом развития. При этом развитие у личности самосознания совершается в самом процессе становления и развития самостоятельности индивида как реального субъекта деятельности. Самосознание не надстраивается внешне над личностью, а включается в нее; самосознание не имеет поэтому самостоятельного пути развития, отдельного от развития личности, оно включается в этот процесс развития личности как реального субъекта в качестве его момента, стороны, компонента.(13)

Единство организма и самостоятельность его органической жизни являются первой материальной предпосылкой единства личности, но это только предпосылка. И соответственно этому элементарные психические состояния общей органической чувствительности («синестезии»), связанные с органическими функциями, являются, очевидно, предпосылкой единства самосознания, поскольку клиника показала, что элементарные, грубые нарушения единства сознания в патологических случаях так называемого раздвоения или распада личности (деперсонализации) бывают связаны с нарушениями органической чувствительности. Но это отражение единства органической жизни в общей органической чувствительности является разве только предпосылкой для развития самосознания, а никак не его источником. Источник самосознания никак не приходится искать в «соотношениях организма с самим собой», выражающихся в рефлекторных актах, служащих для регулирования его функций (в которых ищет их, например, П. Жане).

Подлинный источник и движущие силы развития самосознания нужно искать в растущей реальной самостоятельности индивида, выражающейся в изменении его взаимоотношений с окружающими.

3 стр., 1335 слов

ВОЗРАСТНАЯ ПЕРИОДИЗАЦИЯ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА

Возрастная периодизация психического развития человека Возрастной период Хронологические рамки Социальная ситуация развития Ведущая деятельность Общение Психологические новообразования Ключевые понятия Кризис новорожденности От рождения до 2 мес. Переход от внутриутробного к внеутробному образу жизни, полная зависимость от взрослого. Социальная улыбка как начало индивидуальной психической жизни ...

Не сознание рождается из самосознания, из «я», а самосознание возникает в ходе развития сознания личности, по мере того как она становится самостоятельным субъектом. Прежде чем стать субъектом практической и теоретической деятельности, «я» само формируется в ней. Реальная, не мистифицированная история развития самосознания неразрывно связана с реальным развитием личности и основными событиями ее жизненного пути.

Первый этап в формировании личности как самостоятельного субъекта, выделяющегося из окружающего, связан с овладением собственным телом, с возникновением произвольных движений. Эти последние вырабатываются в процессе формирования первых предметных действий.(13)

Дальнейшей ступенькой на этом же пути является начало ходьбы, самостоятельного передвижения. И в этом втором, как и в первом, случае существенна не столько сама по себе техника этого дела, сколько то изменение во взаимоотношениях индивида с окружающими людьми, к которому приводит возможность самостоятельного передвижения, так же как и самостоятельного овладения предметом посредством хватательных движений. Одно, как и другое, одно вместе с другим порождает некоторую самостоятельность ребенка по отношению к другим людям. Ребенок реально начинает становиться относительно самостоятельным субъектом различных действий, реально выделяясь из окружающего. С осознанием этого объективного факта и связано зарождение самосознания личности, первое представление ее о своем «я». При этом человек осознает свою самостоятельность, свою обособленность от окружения лишь через свои отношения с окружающими его людьми, и он приходит к самосознанию, к познанию собственного «я» через познание других людей. Не существует «я» вне отношений к «ты», и не существует самосознания вне осознания другого человека как самостоятельного субъекта. Самосознание является относительно поздним продуктом развития сознания, предполагающим в качестве своей основы становление ребенка практическим субъектом, сознательно отделяющим себя от окружения.

Существенным звеном в ряде основных событий в истории становления самосознания является и овладение речью, представляющей собой форму существования мышления и сознания в целом. Играя значительную роль в развитии сознания ребенка, речь вместе с тем существенно увеличивает действенные возможности ребенка, изменяя его взаимоотношения с окружающими. Вместо того чтобы быть объектом направляющихся на него действий окружающих взрослых, ребенок, овладевая речью, приобретает возможность направлять действия окружающих его людей по своему желанию и через посредство других людей воздействовать на мир. Все эти изменения в поведении ребенка и в его взаимоотношениях с окружающими порождают, осознаваясь, изменения в его сознании, а изменения в его сознании в свою очередь ведут к изменению его поведения и его внутреннего отношения к другим людям.

3 стр., 1457 слов

Творческая личность – сущность и развитие

Волго-Вятская Академия Государственной Службы Контрольная работа по психологии. Творческая личность – сущность и развитие. Выполнила: Невежкина  И.А.                                           ...

Вопрос о том, является ли индивид субъектом с развитым самосознанием и выделяющим себя из окружения, осознающим свое отношение к нему как отношение, нельзя решать метафизически. В развитии личности и ее самосознания существует ряд ступеней. В ряду внешних событий жизни личности сюда включается все, что делает человека самостоятельным субъектом общественной и личной жизни: от способности к самообслуживанию до начала трудовой деятельности, делающей его материально независимым. Каждое из этих внешних событий имеет и свою внутреннюю сторону; объективное, внешнее, изменение взаимоотношений человека с окружающими, отражаясь в его сознании, изменяет и внутреннее, психическое состояние человека, перестраивает его сознание, его внутреннее отношение и к другим людям, и к самому себе.

Однако этими внешними событиями и теми внутренними изменениями, которые они вызывают, никак не исчерпывается процесс становления и развития личности.

Самостоятельность субъекта никак не исчерпывается способностью выполнять те или иные задания. Она включает более существенную способность самостоятельно, сознательно ставить перед собой те или иные задачи, цели, определять направление своей деятельности. Это требует большой внутренней работы, предполагает способность самостоятельно мыслить и связано с выработкой цельного мировоззрения. Лишь у подростка, у юноши совершается эта работа: вырабатывается критическое мышление, формируется мировоззрение, поскольку приближение поры вступления в самостоятельную жизнь с особой остротой ставит перед юношей вопрос о том, к чему он пригоден, к чему у него особые склонности и способности; это заставляет серьезнее задуматься над самим собой и приводит к заметному развитию у подростка и юноши самосознания. Развитие самосознания проходит при этом ряд ступеней — от наивного неведения в отношении самого себя ко все более углубленному самопознанию, соединяющемуся затем со все более определенной и иногда резко колеблющейся самооценкой. В процессе развития самосознания центр тяжести для подростка все более переносится от внешней стороны личности к ее внутренней стороне, от более или менее случайных черт к характеру в целом. С этим связаны осознание — иногда преувеличенное — своего своеобразия и переход к духовным, идеологическим масштабам самооценки. В результате человек самоопределяется как личность на более высоком уровне.

4 стр., 1943 слов

1. Самосознание личности: структурные звенья самосознания, их генезис

... с помощью которого человек познает себя и относится к самому себе. Самосознание в психической деятельности личности выступает как особо ... , определяемый методом периодизации для структуризации онтогенеза че­ловеческой жизни. Обычно выделяются: от зача­тия до рождения ( ... признают также наличие кризиса у взрослых (например, кризис середины жизни). Сензитивные периоды (от лат. sensus – чувство, ощущение) ...

На этих высших ступенях развития личности и ее самосознания особенно значительны оказываются индивидуальные различия. Всякий человек является личностью, сознательным субъектом, обладающим и известным самосознанием; но не у каждого человека те качества его, в силу которых он признается нами личностью, представлены в равной мере, с той же яркостью и силой. В отношении некоторых людей именно это впечатление, что в данном человеке мы имеем дело с личностью в каком-то особенном смысле этого слова, господствует над всем остальным. Мы не смешаем этого впечатления даже с тем очень близким, казалось бы, к нему чувством, которое мы обычно выражаем, говоря о человеке, что он индивидуальность. «Индивидуальность», — говорим мы о человеке ярком, т. е. выделяющемся известным своеобразием. Но когда мы специально подчеркиваем, что данный человек является личностью, это означает нечто большее и другое. Личностью в специфическом смысле этого слова является человек, у которого есть свои позиции, свое ярко выраженное сознательное отношение к жизни, мировоззрение, к которому он пришел в итоге большой сознательной работы. У личности есть свое лицо. Такой человек не просто выделяется в том впечатлении, которое он производит на другого; он сам сознательно выделяет себя из окружающего. В высших своих проявлениях это предполагает известную самостоятельность мысли, индивидуальность чувств, силу воли, какую-то собранность и внутреннюю страстность. При этом во всякой сколько-нибудь значительной личности всегда есть какой-то отлёт от действительности, но такой, который ведет к более глубокому проникновению в нее. Глубина и богатство личности предполагают глубину и богатство ее связей с миром, с другими людьми; разрыв этих связей, самоизоляция опустошают ее. Но личность — это не существо, которое просто вросло в среду; личностью является лишь человек, способный выделить себя из своего окружения для того, чтобы по-новому, сугубо избирательно связаться с ним. Личностью является лишь человек, который относится определенным образом к окружающему, сознательно устанавливает это свое отношение так, что оно выявляется во всем его существе.

Подлинная личность определенностью своего отношения к основным явлениям жизни заставляет и других самоопределиться. К человеку, в котором чувствуется личность, редко относятся безразлично, так же как сам он не относится безразлично к другим; его любят или ненавидят; у него всегда есть враги и бывают настоящие друзья. Как бы мирно внешне ни протекала жизнь такого человека, внутренне в нем всегда есть что-то активное.

Как бы то ни было, каждый человек, будучи сознательным общественным существом, субъектом практики, истории, является тем самым личностью. Определяя свое отношение к другим людям, он самоопределяется. Это сознательное самоопределение выражается в его самосознании. Личность в ее реальном бытии, в ее самосознании есть то, что человек, осознавая себя как субъекта, называет своим «я». «Я» — это личность в целом, в единстве всех сторон бытия, отраженная в самосознании. Радикально-идеалистические течения психологии сводят обычно личность к самосознанию. У. Джемс надстраивал самосознание субъекта как духовную личность над личностью физической и социальной. В действительности личность не сводится к самосознанию, и духовная личность не надстраивается над физической и социальной. Существует лишь единая личность — человек из плоти и крови, являющийся сознательным общественным существом. Как «я» он выступает, поскольку с развитием самосознания осознает себя как субъекта практической и теоретической деятельности.

К своей личности человек относит свое тело, поскольку овладевает им и органы становятся первыми орудиями воздействия на мир. Складываясь на основе единства организма, личность этого тела присваивает его себе, относит к своему «я», поскольку его осваивает, овладевает им. Человек связывает более или менее прочно и тесно свою личность и с определенным внешним обликом, поскольку в нем заключены выразительные моменты и отражается склад его жизни и стиль деятельности. Поэтому, хотя в личность включается и тело человека, и его сознание, никак не приходится говорить о физической личности и личности духовной, поскольку включение тела в личность или отнесение его к ней основывается именно на взаимоотношениях, между физической и духовной стороной личности. В не меньшей, если не в большей, степени это относится и к духовной стороне личности; не существует особой духовной личности в виде какого-то чистого бесплотного духа; самостоятельным субъектом она является, лишь поскольку, будучи материальным существом, она способна оказывать материальное воздействие на окружающее. Таким образом, физическое и духовное — это стороны, которые входят в личность лишь в их единстве и внутренней взаимосвязи.

К своему «я» человек в еще большей мере, чем свое тело, относит внутреннее психическое содержание. Но не все и из него он в равной мере включает в собственную личность. Из психической сферы человек относит к своему «я» преимущественно свои способности и особенно свой характер и темперамент — те свойства личности, которые определяют его поведение, придавая ему своеобразие. В каком-то очень широком смысле все переживаемое человеком, все психическое содержание его жизни входит в состав личности. Но в более специфическом смысле своем, относящимся к его «я», человек признает не все, что отразилось в его психике, а только то, что было им пережито в специфическом смысле этого слова, войдя в историю его внутренней жизни. Не каждую мысль, посетившую его сознание, человек в равной мере признает своей, а только такую, которую он не принял в готовом виде, а освоил, продумал, т. е. такую, которая явилась результатом собственной его деятельности.

Точно так же и не всякое чувство, мимолетно коснувшееся его сердца, человек в равной мере признает своим, а только такое, которое определило его жизнь и деятельность. Но все это — и мысли, и чувства, и точно так же желания — человек по большей части в лучшем случае признает своим, в собственное же «я» он включит лишь свойства своей личности — свой характер и темперамент, свои способности и к ним присоединит он разве мысль, которой отдал все свои силы, и чувства, с которыми срослась вся его жизнь.

Реальная личность, которая, отражаясь в своем самосознании, осознает себя как «я», как субъекта своей деятельности, является общественным существом, включенным в общественные отношения и выполняющим те или иные общественные функции. Реальное бытие личности существенно определяется ее общественной ролью: поэтому, отражаясь в самосознании, эта общественная роль тоже включается человеком в его «я». (13)

В известном смысле можно сказать, что трудно провести грань между тем, что человек называет самим собой, и кое-чем из того, что он считает своим. То, что человек считает своим, в значительной мере определяет и то, чем он сам является. Но только это положение приобретает у нас иной и в некотором отношении противоположный смысл. Своим человек считает не столько те вещи, которые он себе присвоил, сколько то дело, которому он себя отдал, то общественное целое, в которое он себя включил. Своим считает человек свой участок работы, своей он считает родину, своими он считает ее интересы, интересы человечества: они его, потому что он их.

Человек определяется прежде всего не его отношением к его собственности, а его отношением к его труду.(13) Поэтому и его самооценка определяется тем, что он как общественный индивид делает для общества. Это сознательное, общественное отношение к труду является стержнем, на котором перестраивается вся психология личности; оно же становится основой и стержнем ее самосознания.

Самосознание человека, отражая реальное бытие личности, делает это — как и сознание вообще — не пассивно, не зеркально. Представление человека о самом себе, даже о собственных психических свойствах и качествах, далеко не всегда адекватно их отражает; мотивы, которые человек выдвигает, обосновывая перед другими людьми и перед самим собой свое поведение, даже когда он стремится верно осознать свои побуждения и субъективно вполне искренен, далеко не всегда объективно отражают его побуждения, реально определяющие его действия. Самосознание человека не дано непосредственно в переживаниях, оно является результатом познания, для которого требуется осознание реальной обусловленности своих переживаний. Оно может быть более или менее адекватно. Самосознание, включая и то или иное отношение к себе, тесно связано и с самооценкой. Самооценка человека существенно обусловлена мировоззрением, определяющим нормы оценки.

Сознание человека — это вообще не только теоретическое, познавательное, но и моральное сознание. Корнями своими оно уходит в общественное бытие личности. Свое психологически реальное выражение оно получает в том, какой внутренний смысл приобретает для человека все то, что совершается вокруг него и им самим. (13)

Самосознание — не изначальная данность, присущая человеку, а продукт развития; при этом самосознание не имеет своей отдельной от личности линии развития, но включается как сторона в процесс ее реального развития. (13) В ходе этого развития, по мере того как человек приобретает жизненный опыт, перед ним не только открываются все новые стороны бытия, но и происходит более или менее глубокое переосмысливание жизни. Этот процесс ее переосмысливания, проходящий через всю жизнь человека, образует самое сокровенное и основное содержание его существа, определяет мотивы его действий и внутренний смысл тех задач, которые он разрешает в жизни. Способность, вырабатывающаяся в ходе жизни у некоторых людей, осмыслить жизнь в большом плане и распознать то, что в ней подлинно значимо, умение не только изыскать средства для решения случайно всплывших задач, но и определить сами задачи и цель жизни так, чтобы по-настоящему знать, куда в жизни идти и зачем, — это нечто, бесконечно превосходящее всякую ученость, хотя бы и располагающую большим запасом специальных знаний, это драгоценное и редкое свойство — мудрость.(13)

Контроль как фактор, влияющий на развитие самосознания, предполагает наличие стандартов, ожиданий, планов, норм, идеалов. Однако контроль имеет и свое собственное «измерение», так как подразумевает способ, с помощью которого происходит управление конкретным действием, поступком, поведением. Мы уже ссылались на работы, в которых были выделены две оси родительского поведения, имеющие отношение к контролю. Одна из них отражает традиционный дисциплинарный аспект родительского поведения. В рамках этой оси любое конкретное поведение родителей занимает место между двумя крайними точками: от предоставления полной автономии до абсолютного подчинения воле родителей, требования неукоснительного соблюдения норм и правил. Другое измерение касается того, как родители добиваются контроля: происходит ли это путем поддержания постоянного страха перед наказанием или путем вызывания чувства стыда или вины. Здесь также намечается ось от абсолютно последовательного и не знающего исключений контроля за поведением ребенка до случайного и непредсказуемого. Как же внешний контроль со стороны взрослых переходит в самоконтроль ребенка? (14)

Наиболее простой ответ на этот вопрос состоит в гипотезе прямого усвоения внешнего контроля и превращения его в самоконтроль. В таком случае жесткая дисциплина преобразуется в самодисциплину, тенденцию упорядочить и регламентировать собственную жизнь. Контроль с помощью страха превращается в самоконтроль с помощью постоянной оглядки на мнение других и избегание «наказания» в виде негативного о себе мнения, предсказуемость или непредсказуемость контролирующего поведения родителей трансформируется в веру относительно управляемости или неуправляемости событиями. Однако если это и справедливо, то лишь как некоторая тенденция. Переход внешнего во внутреннее, как это подчеркивается многими советскими психологами, происходит опосредованно — собственная деятельность ребенка и есть важнейший опосредующий фактор. Уже маленькие дети могут отвечать на одно и то же поведение двумя содержательно противоположными способами дополнительно и «защитно». (14) В юношестве и в зрелости к этому добавляется и возможность сознательного выбора способа самоконтроля — этот способ становится объектом самовоспитания.

Самосознание принадлежит целостному субъекту и служит ему для организации его собственной деятельности, его взаимоотношений е окружающими и его общения с ними. Ниже мы кратко коснемся тех фактов и идей, в которых раскрывается эта активная функция самосознания, его роль в организации жизнедеятельности субъекта.

Хотя точка зрения о том, что самосознание как в его структурном, так и процессуальном аспектах не является эпифеноменом, но выполняет важные функции в деятельности человека, кажется самоочевидной, психологические исследования часто начинаются с сомнения в этом тезисе. Действительно, жизненный опыт и художественная литература дают немало примеров ситуаций, когда человек с высоким мнением о себе оказывается ничтожеством, представляющий себя смелым в реальной жизни оказывается трусом, а мучающийся угрызениями совести живет гораздо более нравственно, чем тот, кто не находит повода себя упрекнуть. Самосознание может быть ложным, фальшивым, оно может быть и запоздалой констатацией того, что уже проявилось в поступках человека, в его делах. Не случайно один из разделов посвященной самосознанию монографии И.С.Кона озаглавлен «Саморегуляция или самообман?». (17) И.С.Кон, конечно же, доказывает, что саморегуляция — это не миф, не иллюзия. Однако уже опыты, выполненные в русле теории самовосприятия Д.Бэма, на которую мы ссылались выше, показывают, что человек действительно часто заключает о себе, о том, какой он есть, какие эмоции испытывает, что для него ценно, чему он верит на основе уже совершенных собственных поведенческих актов и ситуаций, в которых они были совершены. Эксперименты, исходящие из теории когнитивного диссонанса Л.Фестингера , также показывают, что человек меняет свои установки и мнение о себе так, чтобы не противоречить собственному поведению. Отметим, однако, что результаты этих исследований скорее свидетельствуют не о эпической феноменальности самосознания, а о том, что этот процесс находится в особом отношении к поступкам человека. Мы еще не раз вернемся к этому выводу.

Концепция «объективного самосознания» Р.Виклунда и С.Дьювеля также является попыткой доказать то, что «не нуждается в доказательстве» — действенность самосознания. В основе их концепции лежат факты, основанные на использовании очень простой экспериментальной парадигмы. Испытуемых помещают в условия, при которых они могут физически видеть себя в зеркале. Оказалось, что. наличие зеркала, в котором испытуемый видит свое лицо, делает более эффективным выполнение таких, например, экспериментальных заданий, как переписывание фраз на иностранном языке. В эксперименте К.Карвера было показано, что присутствие зеркала не только улучшает выполнение какой-то работы, но и делает испытуемых более последовательными в следовании своим моральным принципам. В этом эксперименте студентов, предварительно разделенных на две группы по их отношению к физическому наказанию, ставили затем в ситуацию, в которой они должны были играть роль учителей, обучающих своих «учеников» (на самом деле подставных лиц, находящихся в сговоре с экспериментатором) философии с помощью электрошока: «неуспевающих» надо было наказывать электроударом. Оказалось, что наиболее последовательными были те студенты, которые могли видеть свое изображение в зеркале. (16) В другом исследовании молодым женщинам, также разделенным на группы по их отношению к порнографической литературе, предлагали затем просмотреть журналы с порнографическими изображениями и по специальному опроснику оценить степень «отвращения» к ним. Оказалось, что корреляция высказанных до опыта убеждений и отвращения к порнографии у тех женщин, которые могли видеть себя в зеркале, равнялась 0,74, а у тех, кто не видел себя в зеркале, — 0,20 (15).

Исследования также показали, что не только присутствие зеркала обладает подобным эффектом, но прослушивание собственного голоса, записанного на магнитофон, присутствие в помещении фотокамеры.

Результаты этих экспериментов интерпретируются следующим образом. Человек не часто прибегает к самосознанию, во-первых, потому, что многие поведенческие акты регулируются автоматически, во-вторых, потому, что человек часто бывает неудовлетворен собственной самооценкой. Самосознание «включается» лишь тогда, когда этого невозможно избежать, например, в условиях рассогласования правил, стандартов и поведения, и лишь при условии внимания к самому себе. Зеркало, введенное в экспериментальную ситуацию, усиливает внимание к самому себе и тем самым запускает самосознание. Самосознание в целом трактуется как культурный феномен, позволяющий сохранять постоянство собственного поведения и испытывать чувство ответственности за социальные ценности, усвоенные индивидом.

В рамках концепции «объективного самосознания» последнее рассматривается как сличение совершенного поведения или поведения, требуемого ситуацией с представлениями о себе. При этом сами эти представления берутся не дифференциально, как «Я-образ» в целом, вобравший в себя социальные ценности. В рамках этих представлений «Я-образ» выступает в роли, аналогичной роли схемы тела при построении движений. В зависимости от характера человеческой деятельности различные аспекты «Я-концепции» выступают в качестве регулирующего начала. Этот вопрос интересно ставится в философско-этических исследованиях, в которых обсуждаются и дифференцируются понятия долга, ответственности, стыда, чести достоинства, совести.(18) Так, О.Г.Дробницкий выделяет личностные категории морального сознания, подчеркивая их обращенность не к любому человеку (как это происходит, например, применительно к понятиям добра и справедливости), но именно к определенному лицу или более широкому субъекту-классу, нации.

«Далее, — пишет О.Г.Дробницкий, — в этих категориях деятельное лицо представлено не просто как объект оценки и потенциальный исполнитель нравственного долженствования, но и как субъект-автор этого требования к себе, дающий ему «внутреннее» основание, самостоятельно мотивирующий свои действия, превращающий, скажем, дело справедливости в собственную жизненную цель». (19)

В категории долга фиксируется превращение моральной нормы в установку и позицию субъекта — преобразующую формулу «все должны…» в убеждение «Я должен…». При этом субъект принимает на себя обязанность конкретизировать представление о долге «применительно к каждый раз особым обстоятельствам», сознает необходимость «самому предъявлять к себе данное требование», и мыслит объект своей нравственной обязанности — «долг перед родиной», «долг перед другом». (19) В категории ответственности, «очерчиваются границы морального долга (до каких пределов я отвечаю за содеянное или несовершенное, происшедшее по причине моего действия или воздержания от него)… в зависимости от реальной способности данного человека осуществлять свой долг в наличных обстоятельствах. Сознание собственной ответственности является условием переживания собственной заслуги или вины.

Самосознание — свойство личности. Это осознание человеком самого себя, своих взаимоотношений с другими людьми, мотивов поведения своих действий и поступков, своих личностных качеств. Самосознание тесно связано с самооценкой, с анализом результатов своей деятельности, с учетом оценки себя окружающими. Самосознание помогает каждому заниматься самосовершенствованием, самообразованием и самовоспитанием. Наиболее типичные недостатки в самосознании человека — субъективизм, предвзятость, снисходительность, недостаточная самокритичность. Самосознание — не только рациональный, но и эмоциональный процесс, нередко неосознаваемое отношение к себе. Большую роль играет самосознание в профессиональном становлении личности.(5)

Локус контроля

Локус контроля теоретическое понятие модели личности Дж. Роттера, введённое им в 1954 году. Вера индивида в то, что его поведение детерминируется по преимуществу либо им самим (интернальный локус контроля), либо его окружением и обстоятельствами (экстернальный локус контроля).

Формируясь в процессе социализации, становится устойчивым личностным качеством. (20)

Одним из центральных понятий теории социального научения Роттера является личностная переменная, названная Роттером локус контроля (locusofcontrol) — обобщенные ожидания человека относительно того, в какой степени подкрепления зависят от его собственного поведения (интернальный локус), а в какой — контролируются силами извне (экстернальный локус контроля)(8). С точки зрения Роттера, подкрепления не отпечатываются автоматически в образцы поведения, но поведение формируется благодаря способности людей видеть причинную связь между своими действиями и появлением подкреплений (Rotter, 1954; Rotter & Hochreich, 1975).

Люди стараются достичь своих целей, потому что имеют обобщенное ожидание,что такие старания будут иметь успех. Люди, которым свойственно верить в то, что они могут управлять своей судьбой (имеющие интернальный локус контроля), во многих (но не во всех) ситуациях ведут себя иначе, чем люди с экстернальным локусом, обычно считающие, что их судьба зависит от удачи, случая или власть имущих.(8)

В пятидесятых — начале шестидесятых годов Роттер и его ученики Э. Джерри Фарес (E. Jerry Phares) и Уильям Джеймс (William H. James) начали планомерное изучение того, как человек оценивает свой контроль внешних подкреплений. Толчком к этому послужил тот факт, что, согласно наблюдениям, многие люди не начинают чувствовать себя более способными управлять событиями своей жизни даже после достижения успеха, другие же не снижают уровень своих ожиданий после множественных неудач (Rotter, 1990, 1993; Zuroff & Rotter, 1985).

Иными словами, некоторые люди склонны объяснять успешный результат удачей или случайностью, тогда как другие сохраняют ощущение контроля окружающей среды, даже если их поведение несколько раз остается невознагражденным. Это представляется особенно верным в ситуациях, которые люди рассматривают как двусмысленные или новые для себя (Rotter, 1992), а также когда они не уверены точно, чему обязаны успехом — своим умелым действиям или случаю. Роттер (1990) предполагает, что как ситуация, так и сама личность влияют на ощущение человеком контроля в отношении своей жизни. Таким образом, человек с обобщенным ожиданием успеха в одной ситуации, в другой может чувствовать себя малоспособным управлять событиями (8).

В какой мере человек осознаёт, что происходящее с ним находится в его руках, и он способен управлять собой и влиять на то, как его воспринимают значимые для него люди? Или он считает, что его жизнь управляется извне случаем, внешними силами или более могущественными людьми? В психологии эта характеристика личности называется «локусом контроля» (2). Для измерения локуса контроля разработан тест, при помощи которого испытуемый оценивает в какой мере утверждения типа: «В конце концов, к людям относятся так, как они этого заслуживают» или, напротив — «К сожалению, как бы человек ни старался, часто его достоинства остаются непризнанными» отражают его взгляд на жизнь. Майерс показывает, насколько в более выгодном положении оказываются люди, которые верят в то, что удачи и неудачи определяются их собственными действиями и способностями: «Те, кто отнесёт себя к людям с внутренним локусом контроля, с большей вероятностью хорошо учатся в школе, бросают курить, пользуются привязными ремнями, используют контрацептивны, сами решают свои семейные проблемы, зарабатывают много денег и отказываются от минутных удовольствий ради достижения стратегических целей». В связи с этим, необходимо задуматься, на какой богословской базе (Кальвинизм, Арминианство) должен находиться христианин, чтобы быть хорошим душепопечителем.(2) Когда человек чувствует, что не способен влиять на события, что вопреки его желаниям и усилиям события развиваются по своей неумолимой логике — он может отказаться от усилий влиять на них. Это называется «приобретённая беспомощность». Когда подопечный становится пассивным перед «волей Божией», воспринимаемой как Рок, «смиряется» — в действительности просто ломается — это пример плохого душепопечительства. Смирение должно быть зрелым — осознанным, добровольным и активным. «В больницах «хорошие пациенты» не звонят в звонок, не задают вопросов, не контролируют то, что происходит…Такая пассивность может быть хороша для «эффективности» госпиталя, но плоха для людей. Ощущение силы и возможности контролировать свою жизнь способствует здоровью и выживанию. Потеря контроля над тем, что делаете вы, и что другие делают для вас, может привести к неприятным, стрессовым ситуациям…Пациентам, которых обучили верить в свою возможность контролировать стресс, требуется меньше болеутоляющих и седативных средств, а медперсонал считает их менее тревожными» (2). Далее Майерс приводит эксперимент, проведённый в престижном доме престарелых: «Для лечения пациентов выбирался один из двух методов. В речи, обращённой к одной группе пациентов, доброжелательный персонал подчёркивал: «Наша обязанность — сделать так, чтобы вы могли гордиться этим домом, и были счастливы здесь». Они рассматривали пациентов как реципиентов, готовых пассивно принять преисполненную благих намерений и сочувствия заботу. Спустя три недели многие оценили своё состояние как близкое к истощению, такова же была оценка интервьюеров и персонала». Противоположный результат наблюдался у другой группы (93% через три недели стали более бодрыми, активными и счастливыми) после того, как этим людям говорили о возможности выбора, о возможности влиять на обстановку и ответственности за свою судьбу.

1.2 Проблема свободы воли в религии

Вопрос проблемы самосознания и самоконтроля в философии и религии не рассматривался. Вследствие этого мы в данной работе рассмотрим понятие воли в религии.

Христианская трактовка свободы воли

Новая почва для общей постановки и принципиального решения вопроса открывается в христианской идее Богочеловека, где человек находит своё полное и окончательное определение в своём личном единстве с Божеством, как и Божество вполне и окончательно проявляется лишь в своём личном единстве с человеком, причём необходимость перестает быть неволей, а свобода перестает быть произволом. Но так как это совершенное соединение признается действительно данным лишь в одном лице, а для всех прочих оно есть лишь высшая цель стремлений, то главный факт христианской веры выдвигает новый вопрос: как на пути достижения этой высшей цели примиряется фактически остающаяся противоположность между абсолютностью Божьей воли и нравственным самоопределением человека, ещё не соединённого с Божеством? Здесь принцип необходимости выражается в двух новых понятиях — божественного предопределения и божественной благодати, и с этим новым, христианским детерминизмом сталкивается прежний принцип свободы воли. Для общего церковного сознания христианства изначала было одинаково важно сохранить в неприкосновенности оба утверждения: что все без изъятия зависит от Бога — и что нечто зависит от человека. Согласование этих положений было всегдашней задачей богословов и христианских философов, вызвавшей множество разных решений и споров, иногда обострявшихся до вероисповедных разделений. Богословы с сильно развитым чувством христианского универсализма, как блаж. Августин в древности или Боссюэт в новые времена, намеренно удерживались от формально-законченных решений вопроса, сознавая их теоретическую недостаточность и практическую опасность. Христианские учители первых веков, как Климент Александрийский или Ориген, не углубляли существенных сторон вопроса, довольствуясь полемикой против суеверий фатализма с помощью эклектических аргументов усвоенной ими александрийской философии; эти писатели, как чистые эллины по способу мышления, если не по чувству, не могли в полной мере оценить той перестановки вопроса, которая вытекала из основного факта христианского откровения. Их философия не покрывала их религиозной веры; но, не отдавая себе ясного отчета в такой неадекватности двух сторон своего миросозерцания, они оставляли их мирно уживаться рядом (8).

Вопрос о свободе воли возбуждается на Западе в V в. вследствие учения Пелагия и его последователей, которые, исходя из христианской истины, что в судьбе человека участвует он сам своей волей, в дальнейших рассудочных определениях этого участия слишком расширяли область индивидуальной самодеятельности в ущерб, действию божественного начала, логически приходя к отрицанию других основ ортодоксальной христианской веры, а именно таинственной солидарности человечества с грехопадением в Адаме и с искуплением в Христе (8). Против пелагианского индивидуализма выступил блаж. Августин во имя требований христианской универсальности, которые, впрочем, в своих полемических сочинениях он нередко доводил до ошибочных крайностей детерминизма, несовместимых с нравственной свободой; впоследствии он смягчил и исправил эти ошибки. Августин самым решительным образом признает неотъемлемую естественную свободу человеческой воли, без чего невозможно было бы вменять человеку никакого поступка и произносить никакого нравственного суждения. Он вносит признак свободы в само определение воли, как движения духа, никем не принуждаемого и направленного к сохранению или приобретению чего-либо — лат. voluntas est animi motus, cogente nullo, ad aliquid vel non amittendum, vel adipiscendum (5). Все единичные и частные предметы воли могут быть сведены к одному всеобщему — благополучию или блаженству (лат. beatitudo).

Таким образом, всякой человеческой воле по существу неотъемлемо принадлежит и свобода, в смысле психической самостоятельности самого акта хотения (лат. voluntas igitur nostra nec voluntas esset, nisi esset in nostra potestate: porro, quia est in nostra potestate, libera est nobis), и единство общей окончательной цели (лат. illud est quod beati omnes esse volunt)(5). От этой естественной или психологической свободы, составляющей общую форму воли как такой, Августин отличает свободу по отношению к нравственному содержанию и качеству воли, то есть свобода от греха. Здесь он различает: 1) невозможноть грешить, что принадлежит одному Богу и обозначается Августином как libertas maior (5); 2) возможность не грешить, или свободный выбор между добром и злом — эта libertas minor принадлежала только первозданному человеку до грехопадения, но через волю зла он потерял эту возможность добра (лат. per malum velle perdidit bonum posse) (5); 3) невозможность не грешить, свобода к одному только злу, или, что то же, необходимость зла и невозможность добра — таково действительное состояние после грехопадения человеческой воли, когда она предоставлена самой себе. Таким образом, добро возможно для человека лишь действием божественного начала, проявляющегося в человеке и через него, но не от него. Такое действие называется благодатью. Уже для того, чтобы человек стал хотеть помощи благодати, нужно, чтобы сама благодать действовала в нём; собственными силами он не может не только делать и исполнять добро, но и желать или искать его. С этой точки зрения Августину предстояла дилемма: или допустить, что благодать действует и в язычниках, или утверждать, что их добродетели суть лишь обманчивая видимость. Он предпочел последнее. Человеческая воля всегда сопротивляется благодати и должна быть ею преодолеваема. Желая согласовать свой взгляд с общепринятым, Августин в некоторых местах своих сочинений как будто допускает, что хотя человеческая воля по необходимости сопротивляется всякому действию благодати, но что от неё зависит больше или меньше сопротивляться; но такое различение степеней не имеет здесь логического смысла, потому что меньшая степень внутреннего сопротивления добру есть уже некоторое действительное добро и, как такое, зависит исключительно от самой благодати. Последовательный августинизм держится в пределах христианского мировоззрения только одной нитью — признанием начальной доисторической свободы выбора у первозданного человека. Эта сверхвременная человеческая воля, в возможности добрая, определяется с началом времени в Адаме как действительно злая и передаётся, в процессе времён, всему его потомству, как необходимо злая (6). При таком положении понятно, что спасение человека зависит всецело и исключительно от благодати Божией, которая сообщается и действует не по собственным заслугам человека, а даром, по свободному избранию и предопределению со стороны Божества. Но где же в таком случае место для той действительной свободы самоопределения грешного человека к добру и злу, которая одинаково требуется и нашим внутренним сознанием, и нравственной сущностью христианства? Августин принципиально утверждает эту свободу, но отчетливого согласования её с учением о предопределении и благодати не даёт, ограничиваясь совершенно верным, но недостаточным указанием на чрезвычайную трудность задачи, вследствие чего, по его простодушному замечанию, «когда защищаешь свободу воли, то кажется, что отрицаешь, благодать Божию, а когда утверждаешь благодать, то кажется, что упраздняешь свободу» (6). Защищая христианское учение о вечном осуждении греховной массы, Августин указывает, что

1) все существует окончательно для славы Божией, которая одинаково осуществляется в торжестве любви Божией спасением и блаженством добрых и в торжестве праведного гнева Божия осуждением и гибелью злых, способствующих, таким образом, и со своей стороны равновесию и гармоническому строю вселенной, и что

2) эта вечная гибель не представляется для самих гибнущих настолько тяжёлым состоянием, чтобы небытие было для них действительно предпочтительным. Эта важнейшая и плодотворнейшая мысль не получает, однако, у Августина достаточного развития. — После него происходят горячие споры между его строгими последователями, слишком склонявшимися к детерминизму, и некоторыми монахами в южной Галлии, отстаивавшими свободу и склонявшимися к умеренному полупелагианству; впрочем, и те, и другие настолько искренно старались о сохранении среднего христианского пути между двумя крайностями, что главные представители обеих спорящих сторон причислены к святым как в западной, так и в восточной церкви. — Позднее, в IX в., крайний августинизм нашёл себе в Германии фанатического приверженца в монахе Готшальке, который учил о безусловном предопределении одних к добру, а других — ко злу, по беспричинному выбору Божьей воли, — за что он и подвергся церковному осуждению. Впоследствии вопрос о свободе воли обсуждался Ансельмом Кантерберийским, в духе Августина и с большей полнотой — Бернардом Клервосским. Последний различает естественное хотение (лат. naturalis appetitus) от вольного согласия (лат. voluntarius consensus), которое есть рассудительное движение (лат. motus rationalis).

Только этой сознательной воле принадлежит свободы, которую мы чувствуем в себе хотя бессильной и плененной грехом, однако не утраченной. Человек, имея волю, волен в себе, то есть свободен; имея разум, он сам себе судья; свобода выбора делает нас волящими, милость Божия — благоволящими; отними свобода воли, и не будет спасаемого; отними благодать, и не будет спасающего. Этим прекрасно выражается, но не разъясняется положение дела. Опыт разъяснения мы находим у Фомы Аквинского; в богословской стороне вопроса он примыкает к Августину, в философской — к Аристотелю (3). Здесь главная мысль в том, что окончательная цель всех человеческих хотений и действий необходимо одна и та же — благо; но и она, как всякая цель, может достигаться неопределённым множеством разных способов и средств, и только в выборе между ними — свобода человеческой воли. Из такого взгляда логически следует, что свобода воли имеет лишь отрицательное основание — в несовершенстве нашего знания. Сам Фома допускает, что те или другие системы средств, или пути к высшей цели, не могут быть безразличны, и что в каждом данном случае есть лишь один наилучший путь, и если мы его не избираем, то лишь по незнанию; следовательно, при совершенном знании единой абсолютной цели выбор одного наилучшего пути к ней есть дело необходимости (3). Другими словами, для разумного существа добро необходимо, а зло невозможно, так как предпочтение худшего лучшему, как акт безусловно иррациональный, не допускает никакого объяснения с точки зрения философского интеллектуализма. Поэтому не случайно становится на иную почву другой великий схоласт, Дунс Скот, признававший — за пять веков до Шопенгауэра — абсолютным началом всего волю, а не ум; он утверждает безусловную свобода воли в своей образцовой формуле: ничто, кроме самой воли, не причиняет акта хотения в воле (лат. nihil aliud a voluntate causat actum volendi in voluntate) (5). Крайний детерминизм, осуждённый в IX веке как ересь, впервые появился вновь лишь у начинателей реформации. В XIV веке Виклеф учил, что все наши поступки происходят не по свободе воле, а по чистой необходимости (лат. quicquid fit a nobis, non libero arhitrio, sed mera necessitate fieri).

(5) В XVI в., после того как Эразм в защиту свободы воли издал свои трактат «De libero arhitrio Дйбфсйвз, sive collatio» (Баз., 1524), Лютер выступил против него за безусловный детерминизм в трактате «De servo arbitrio». (6)

Выводы.

Таким образом на основе изложенного, можно сделать следующие выводы.

1. Для описания обобщенных ожиданий человека относительно того, в какой степени подкрепления зависят от его собственного поведения, а в какой — контролируются силами извне, Роттер ввел термин локус контроля (locusofcontrol) Определить, в какой степени люди осознают связь между собственными действиями и их последствиями в окружающем мире, можно, используя разработанную Роттером для оценки локуса контроля или степени внешнего и внутреннего контроля над подкреплениями шкалу внутреннего и внешнего контроля.

В психологической литературе дается не мало определений локусу контроля, но все приблизительно одинаковы, и можно сказать, что Локус контроля — Вера индивида в то, что его поведение детерминируется по преимуществу либо им самим (интернальный локус контроля), либо его окружением и обстоятельствами (экстернальный локус контроля).

Формируясь в процессе социализации, становится устойчивым личностным качеством.

2. В христианстве свобода воли выражается в следующем. Для общего церковного сознания христианства изначала было одинаково важно сохранить в неприкосновенности два утверждения: что все без изъятия зависит от Бога и что нечто зависит от человека. Все единичные и частные предметы воли могут быть сведены к одному всеобщему — благополучию или блаженству. Таким образом, всякой человеческой воле по существу неотъемлемо принадлежит и свобода, в смысле психической самостоятельности самого акта хотения.

Глава 2. Эмпирическое исследование локуса контроля православных христиан и атеистов

2.1 Организация и проведение исследование локуса контроля православных христиан и атеистов

. Объект, предмет, цель, гипотеза, задачи исследования.

В проведенном исследовании изучалось различия локуса контроля в зависимости от фактора веры.

Объектом изучения выступает локус субъективного контроля.

Предметом является локус субъективного контроля у атеистов православных христиан.

Цель исследования следующая, выявить особенности локуса контроля православных христиан.

Гипотеза: локус контроля православных христиан является экстернальным (внешним), а локус контроля атеистов людей является интернальным (внутренним).

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи.

Задачи исследования:

1. На основе анализа литературы по данной проблеме дать определения понятия локуса контроля в психологии.

2. Рассмотреть проблему свободы воли в религиозной литературе.

3. Выявить уровень воцерковлённости людей участвующих в исследовании.

4. Выявить локус субъективного контроля у православных христиан и атеистов.

5. Выявить имеется ли зависимость между локусом субъективного контроля и фактором веры.

Для реализации задач исследования были использованы следующие методики:

1. Индекс воцерковлённости (В.Чеснокова);

2. Уровень Субъективного Контроля (Роттера);

3. Опросник Уровня Субъективного Контроля.

Так же использовался метод статистической обработки данных, полученных в ходе экспериментального исследования: U-критерий Манна-Уитни; коэффициент ранговой корреляции Спирмена.

Описание выборки.

В нашем исследовании принимали участие 80 юношей и девушек в возрасте от 18 до 25 лет, по 40 человек в каждой группе (см. Приложение1).

Это были случайные люди. Для разделения опрашиваемых на группы контрольную и экспериментальную использовалась методика «индекс воцерковлённости». Лица набравшие по методике «индекс воцерковлённости» низкие показатели относись к контрольной группе, т.е. атеисты, лица с высокими показателями относись к экспериментальной группе, верующие. Опрошенные у которых были средние показатели в дальнейшем исследовании не участвовали. В группе не верующих соотношение мужчин и женщин 50%(20человек) на 50%(20человек).

В группе православных соотношение мужчин 57,5%(23человека) и женщин 42,5%(17 человек).

Средний возраст опрошенных 20лет.

Методы и методики исследования.

Для реализации задач нашего исследования были использованы следующие методики:

1) Индекс воцерковлённости. (см. Приложение 2)

2) Опросник УСК. (см. Приложение 2)

3) УСК Роттера (Уровень субъективного контроля).

(см. Приложение 2)

Для разделения испытуемых на группы была использована методика:

1)Индекс воцерковлённости.

Эта методика разработана для выявления уровня воцерковленности человека, т.е. насколько глубоко человек погружён в веру — знание устава церкви, обрядов, обычаев, ощущения себя в этой сфере своим, — позволяет определить приверженность человека к данной религии через его образ жизни.

Инструкция: Выберите из предложенных вариантов ответа на проставленный вопрос, тот с которым Вы больше всего согласны. Нет правильных и неправильных ответов, есть уникальные характеристики, присущие конкретно Вам.

Опросник содержит 6 вопросов касающихся специфики православия. На каждый вопрос предложено несколько вариантов ответа. За каждый из вариантов начисляется определённое количество баллов, по сумме этих баллов и определяется степень воцерквлённости человека.

2)УСК Роттера (Уровень субъективного контроля).

Автором предлагаемого тест-опросника является американский психолог Юлиан Бернард РОТТЕР (1916 г.р.), специализирующийся в области методов психологической диагностики личности Он предложил и обосновал понятие локуса контроля, под которым подразумевается качество личности, характеризующее склонность человека приписывать ответственность за результаты своей деятельности внешним силам (экстернальный, то есть внешний локус контроля) либо собственным способностям и усилиям (интернальный, внутренний локус контроля).

Вариант опросника в адаптации на русский язык Пантелеева С. Р. и Столина В. В. апробировался на выборке 300 человек, студентов различных вузов Москвы.

Инструкция: Выберите из каждой пары одно (и только одно) высказывание, с которым Вы больше всего согласны. Выбирайте быстро — нет правильных и неправильных ответов, есть уникальные характеристики, присущие конкретно Вам. воля религия локус контроль

Опросник содержит 32 пункта. Из них 26 рабочих и 6 маскировочных, ответы на которые не учитываются.

Подсчет осуществляется путем суммирования выбранных испытуемым утверждений по интернальной шкале. Каждое совпадение с ключом засчитывается как один балл.

Интернальный локус контроля (внутренний)

Люди, обладающие интернальным локусом контроля, характеризуются как более ответственные и социально активные. Они более спокойны и уравновешенны в своем поведении, в их поступках меньше неожиданностей. В этом смысле они более предсказуемы, чем люди, обладающие экстернальным локусом контроля.

В ряде исследований отмечается, что указанная категория лучше адаптируется в незнакомой обстановке, проявляет более высокую психическую устойчивость в ситуациях, связанных с риском для жизни или здоровья. Интерналы, как правило, склонны продумывать свое поведение, менее импульсивны и подвержены сиюминутным влечениям, чем экстерналы. Они склонны планировать свою жизнь на достаточно далекую перспективу и стремятся добиться поставленной цели. При этом они убеждены, что все успехи зависят в первую очередь от них и, следовательно, надо проявлять упорство, делать все возможное для достижения желаемого результата.

Говоря другими словами, это люди, обладающие достаточной силой воли. Они в меньшей степени подвержены эмоциональным срывам. Во взаимоотношениях с другими людьми интерналы проявляют дружелюбие, открытость. Они общительны и неконфликтны.

Выполняя какую-либо работу, поручение, интерналы, как правило, проявляют высокую ответственность, стремятся сделать все как можно лучше. Они инициативны, если дело, которое им поручают, привлекает их.

Замечено, что они в большей степени добиваются высоких результатов в учебе, чем экстерналы.

Таким образом, личность, имеющая интернальный локус контроля, характеризуется как более эмоционально стабильная, обладает более высоким уровнем нервно-психической устойчивости.

Экстернальный локус контроля

Люди, обладающие экстернальным локусом контроля, во всех своих неудачах, ошибках и просчетах, как правило, склонны винить окружающих людей или какие-то обстоятельства. Исходя из этого, они подозрительны, постоянно настороженны и склонны по-своему истолковывать действия других людей, находя в них постоянный подвох для собственной личности. Поэтому они малообщительны, замкнуты, сторонятся других людей. Считая себя постоянно правыми в конфликтной ситуации, способны легко пойти на обострение, агрессивны, не признают своей вины, даже если сознают ее. В целом они более конфликтны, чем интерналы.

Обладая достаточно слабой волей, после того как их постигает неудача в каких-либо жизненных стремлениях, они склонны впадать в депрессивные состояния, разувериваться в себе и в окружающих. Считают, что жизненные обстоятельства сильнее их.

В своих взглядах, мнениях о других людях проявляют упорство, с трудом меняют свою точку зрения. Как правило, у них отсутствуют твердые жизненные принципы, они поступают сообразно обстоятельствам. Склонны к обману.

В служебной деятельности мало инициативны, а в качестве руководителей чаще применяют авторитарные (жесткие) методы управления.

По сравнению с интерналами они более раздражительны, менее эмоционально стабильны, импульсивны. Склонны к эмоциональным срывам. Таким образом, экстерналы обладают меньшей нервно-психической устойчивостью, чем интерналы.

3) Опросник УСК.

Выделение личностной характеристики, описывающей то, в какой степени человек ощущает себя активным субъектом собственной деятельности, а в какой — пассивным объектом действия других людей и внешних обстоятельств, обосновано существующими эмпирическими исследованиями и может способствовать дальнейшему изучению широкого круга проблем общей и в особенности прикладной психологии личности. Эта характеристика полностью отвечает и теоретическим представлениям, сложившимся в отечественной психологии, в которой исследованию и формированию сознательной, активной деятельности личности всегда придавалось первостепенное значение.

Инструкция: Внимательно прочитайте каждое из утверждений, приведенных ниже и отметьте на бланке ответов: +3 2 1 0 1 2 -3 полностью согласен, скорее согласен, скорее не согласен, полностью не согласен

Всего опросник УСК состоит из 44 пунктов.

В целях повышения достоверности результатов опросник сбалансирован по следующим параметрам:

1) по интернальности-экстернальности—половина из пунктов опросника сформулирована таким образом, что положительный ответ на них дадут люди с интернальным УСК, а другая половина сформулирована так, что положительный ответ на нее дадут люди с экстернальным УСК;

2) по эмоциональяому знаку—равное количество пунктов опросника описывают эмоционально позитивные и эмоционально негативные ситуации;

3) по направлению атрибуций—равное количество пунктов сформулировано в первом и третьем лице.

В отличие от шкалы Роттера в опросник включены пункты, измеряющие интернальность-экстернальность в межличностных и семейных отношениях. Для медико-психологических исследований в него включены пункты, измеряющие УСК. в отношении болезни и здоровья. Для увеличения спектра возможных применений опросника он сконструирован в двух вариантах, различающихся форматом ответов испытуемых. Вариант А, предназначенный для исследовательских целей, требует ответа по 6-баллыюй шкале “-3, -2, -1, +1, +2, +3″, в которой ответ “+3” означает “полностью согласен”, “-3”—“совершенно не согласен” с данным пунктом. Вариант Б, предназначенный для клинической психодиагностики, требует ответов по бинарной шкале “согласен—не согласен”. Как показали исследования, проведенные на нормальных испытуемых—студентах, ответы на все пункты опросника имеют достаточный разброс: ни одна из половин шкалы не выбиралась реже, чем на 15% случаев. Результаты заполнения опросника отдельным испытуемым преобразуются в стандартную систему единиц—стенов и могут быть наглядно представлены в виде профиля субъективного контроля. Показатели опросника УСК организованы в соответствии с принципом иерархической структуры системы регуляции деятельности таким образом, что включают в себя обобщенный показатель индивидуального УСК, инвариантный к частым ситуациям деятельности, два показателя среднего уровня общности, дифференцированные по эмоциональному знаку этих ситуаций, и ряд ситуационно-специфических показателей.

1. Шкала общей интернальности Ио. Высокий показатель по этой шкале соответствует высокому уровню субъективного контроля над любыми значимыми ситуациями. Такие люди считают, что большинство важных событий в их жизни было результатом их собственных действий, что они могут ими управлять, и, следовательно, чувствуют свою собственную ответственность за эти события и за то, как складывается их жизнь в целом. Низкий показатель по шкале И о соответствует низкому уровню субъективного контроля. Такие испытуемые не видят связи между своими действиями и значимыми для них событиями их жизни, не считают себя способными контролировать их развитие и полагают, что большинство их являются результатом случая или действий других людей.

2. Шкала интернальности в области достижений Ид. Высокие показатели по этой шкале соответствуют высокому уровню субъективного контроля над эмоционально положительными событиями и ситуациями. Такие люди считают, что всего хорошего, что было и есть в их жизни, они добились сами и что они способны с успехом преследовать свои цели и в будущем. Низкие показатели по шкале Ид свидетельствуют о том, что человек приписывает свои успехи, достижения и радости внешним обстоятельствам—везению, счастливой судьбе или помощи других людей.

3. Шкала интернальности в области неудач Ин. Высокие показатели но этой шкале говорят о развитом чувстве субъективного контроля по отношению к отрицательным событиям и ситуациям, что проявляется в склонности обвинять самого себя в разнообразных неудачах, неприятностях и страданиях. Низкие показатели Ин свидетельствуют о том, что испытуемый склонен приписывать ответственность за подобные события другим людям или считать их результатом невезения.

4. Шкала интернальности в семейных отношениях Ис. Высокие показатели по этой шкале означают, что человек считает себя ответственным за события его семейной жизни. Низкий И с указывает на то, что субъект считает не себя, а своих партнеров причиной значимых ситуаций, возникающих в его семье.

5. Шкала интернальности в области производственных отношений Ип. Высокий Ип свидетельствует о том, что человек считает свои действия важным фактором в организации собственной производственной деятельности, в складывающихся отношениях в коллективе, в своем продвижении и т. д. Низкий Ип указывает на то, что испытуемый склонен приписывать более важное значение внешним обстоятельствам—руководству, товарищам по работе, везению—невезению.

6. Шкала интернальности в области межличностных отношений Им. Высокий показатель Им свидетельствует о том, что человек считает себя в силах контролировать свои неформальные отношения с другими людьми, вызывать к себе уважение и симпатию и т. д. Низкий Им, напротив, указывает на то, что он не считает себя способным активно формировать свой круг общения и склонен считать свои отношения результатом действия своих партнеров.

7. Шкала интернальности в отношении здоровья к болезни Из. Высокие показатели Из свидетельствуют о том, что испытуемый считает себя немало ответственным за свое здоровье: если он болен, то обвиняет в этом самого себя и полагает, что выздоровление зависит от его действий. Человек с низким Из: считает здоровье и болезнь результатом случая и надеется на то, что выздоровление придет в результате действий других людей, первым делом врачей.

2.2 Анализ результатов полученных в исследовании

По результатам методики УСК Роттера выделяются три варианта проявления локуса контроля это: от 1 до 3 стенов — это соответствует максимальному экстернальному локусу контроля, если от 8 до 10 стенов, то это соответствует максимальному интернальному локусу контроля, если от 4 до 7, то оба локуса контроля проявлены уравновешенно.

Количественные показатели контрольной (атеисты) группы УСК Роттера(Уровень субъективного контроля).

Средний показатель — 8 стенов. (см. Приложение 3).

В процентном соотношении это выразилось так: интернальный локус контроля 77,5%(31человек), оба локуса контроля проявлены уравновешенно у 22,5%(9человек).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе православных присущ интернальный(внутренний) локус контроля.

Количественные показатели экспериментальной (верующие) группы УСК Роттера(Уровень субъективного контроля).

Средний показатель — 1,9 стена. (см. Приложение 3).

В процентном соотношении это выразилось так: экстернальный локус контроля 92,5%(37человек), оба локуса контроля проявлены уравновешенно у 7,5%(3человека).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе атеистов присущ экстернальный(внешний) локус контроля.

По результатам опросника УСК выделяются три варианта проявления локуса контроля это: от 1 до 3 стенов — это соответствует максимальному экстернальному локусу контроля, если от 7 до 10 стенов, то это соответствует максимальному интернальному локусу контроля, если от 4 до 6, то оба локуса контроля проявлены уравновешенно.

Количественные показатели контрольной (атеисты) группы по опроснику УСК по шкале общей интернальности(Ио).

Средний показатель — 7,6 стенов. (см. Приложение 3).

В процентном соотношении это выразилось так: интернальный локус контроля 75%(40человек), оба локуса контроля проявлены уравновешенно у 25%(10человек).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе православных присущ интернальный(внутренний) локус контроля.

Количественные показатели экспериментальной (верующие) группы по опроснику УСК по шкале общей интернальности(Ио).

Средний показатель — 2,3 стена. (см. Приложение 3).

В процентном соотношении это выразилось так: экстернальный локус контроля 85%(34человека), оба локуса контроля проявлены уравновешенно у 15%(6человек).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе атеистов присущ экстернальный(внешний) локус контроля.

Количественные показатели контрольной (атеисты) группы по опроснику УСК по шкале интернальности в области достижений (Ид).

Средний показатель — 7,7 стенов. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе православных присущ интернальный(внутренний) локус контроля.

Количественные показатели экспериментальной (верующие) группы по опроснику УСК по шкале интернальности в области достижений (Ид).

Средний показатель — 2,4 стена. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе атеистов присущ экстернальный(внешний) локус контроля.

Количественные показатели контрольной (атеисты) группы по опроснику УСК по шкале интернальности в области неудач (Ин).

Средний показатель — 7,5 стенов. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе православных присущ интернальный(внутренний) локус контроля.

Количественные показатели экспериментальной (верующие) группы по опроснику УСК по шкале интернальности в области неудач (Ин).

Средний показатель — 2,4 стена. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе атеистов присущ экстернальный(внешний) локус контроля.

Количественные показатели контрольной (атеисты) группы по опроснику УСК по шкале интернальности в семейных отношениях (Ис).

Средний показатель — 7,7 стенов. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе православных присущ интернальный(внутренний) локус контроля.

Количественные показатели экспериментальной (верующие) группы по опроснику УСК по шкале интернальности в семейных отношениях (Ис).

Средний показатель — 2,6 стена. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе атеистов присущ экстернальный(внешний) локус контроля.

Количественные показатели контрольной (атеисты) группы по опроснику УСК по шкале в области производственных отношений (Ип).

Средний показатель — 7,4 стенов. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе православных присущ интернальный(внутренний) локус контроля.

Количественные показатели экспериментальной (верующие) группы по опроснику УСК по шкале в области производственных отношений (Ип).

Средний показатель — 2,2 стена. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе атеистов присущ экстернальный(внешний) локус контроля.

Количественные показатели контрольной (атеисты) группы по опроснику УСК по шкале интернальности в области межличностных отношений (Им).

Средний показатель — 7,5 стенов. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе православных присущ интернальный(внутренний) локус контроля.

Количественные показатели экспериментальной (верующие) группы по опроснику УСК по шкале интернальности в области межличностных отношений (Им).

Средний показатель — 3,1 стена. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе атеистов присущ экстернальный(внешний) локус контроля.

Количественные показатели контрольной (атеисты) группы по опроснику УСК по шкале интернальности в отношении здоровья к болезни (Из).

Средний показатель — 7,8 стенов. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе православных присущ интернальный(внутренний) локус контроля.

Количественные показатели экспериментальной (верующие) группы по опроснику УСК по шкале интернальности в отношении здоровья к болезни (Из).

Средний показатель — 2,9 стена. (см. Приложение 3).

При количественном анализе суммарных данных, можно заметить, что группе атеистов присущ экстернальный(внешний) локус контроля.

Построим диаграммы распределения средних значений по шкалам.

Диаграмма №1. Распределение средних значений по шкалам опросника УСК группы православные.

Ио -шкала общей интернальности.

Ид — шкала интернальности в области достижений.

Ин — шкала интернальности в области неудач.

Ис — шкала интернальности в семейных отношениях.

Ип — шкалы интернальности в области производственных отношений .

Им — шкалы интернальности в области межличностных отношений.

Из — шкалы интернальности в отношении здоровья к болезни.

Диаграмма №2. Распределение средних значений по шкалам опросника УСК группы атеисты.

Ио -шкала общей интернальности.

Ид — шкала интернальности в области достижений.

Ин — шкала интернальности в области неудач.

Ис — шкала интернальности в семейных отношениях.

Ип — шкалы интернальности в области производственных отношений .

Им — шкалы интернальности в области межличностных отношений.

Из — шкалы интернальности в отношении здоровья к болезни.

Диаграмма №3. Сравнение средних значений по шкалам.

Ио -шкала общей интернальности.

Ид — шкала интернальности в области достижений.

Ин — шкала интернальности в области неудач.

Ис — шкала интернальности в семейных отношениях.

Ип — шкалы интернальности в области производственных отношений .

Им — шкалы интернальности в области межличностных отношений.

Из — шкалы интернальности в отношении здоровья к болезни.

Статистическая обработка данных, полученных в исследовании.

По данным, полученным в исследовании, построены расчётные таблицы. Нами был использован такой критерий как критерий U-Манна-Уитни и коэффициент ранговой корреляции Спирмена. U-критерий позволяет оценить различия между выборками по уровнями определенного признака, количественно измеренного. Метод ранговой корреляции Спирмена позволяет определить тесноту (силу) и направление корреляционной связи между двумя признаками или двумя профилями (иерархиями) признаков.

Фактический материал, далее обработанный с помощью критерия Манна-Уитни был получен при помощи следующих методик: УСК (Уровень субъективного контроля) Джулиана Бернарда Роттера; опросник УСК

Для статистической обработки использовалась компьютерная программа Excel из базового пакета Microsoft Office.

Для оценки эквивалентности групп испытуемых, при помощи U-критерия Манна-Уитни, проверим предположение о наличии разницы локуса контроля у православных и атеистов.(см. Приложение 4)

Сравнение данных полученных при помощи УСК Роттера

ЭГ

Сумма рангов

КГ

Сумма рангов

Uэм

Uкр

р?0,01

Uкр

р?0,05

2409

832

11

557

628

Полученное эмпирическое значение Uэмп(11) находится в зоне значимости.

Эти результаты позволяют утверждать о наличии значимых различий между выборками по уровню субъективного контроля.

Сравнение данных полученных при помощи опросник УСК шкалы общей интернальности (Ои).

ЭГ

Сумма рангов

КГ

Сумма рангов

Uэм

Uкр

р?0,01

Uкр

р?0,05

2411

829

6,5

557

628

Полученное эмпирическое значение Uэмп(6,5) находится в зоне значимости.

Эти результаты позволяют утверждать о наличии значимых различий между выборками по уровню субъективного контроля.

Сравнение данных полученных при помощи опросник УСК шкалы интернальности в области достижений (Ид).

ЭГ

Сумма рангов

КГ

Сумма рангов

Uэм

Uкр

р?0,01

Uкр

р?0,05

2417

823

2

557

628

Полученное эмпирическое значение Uэмп(2) находится в зоне значимости.

Эти результаты позволяют утверждать о наличии значимых различий между выборками по уровню субъективного контроля.

Сравнение данных полученных при помощи опросник УСК шкалы интернальности в области неудач (Ин).

ЭГ

Сумма рангов

КГ

Сумма рангов

Uэм

Uкр

р?0,01

Uкр

р?0,05

2415

825

8

557

628

Полученное эмпирическое значение Uэмп(8) находится в зоне значимости.

Эти результаты позволяют утверждать о наличии значимых различий между выборками по уровню субъективного контроля.

Сравнение данных полученных при помощи опросник УСК шкалы интернальности в семейных отношениях (Ис).

ЭГ

Сумма рангов

КГ

Сумма рангов

Uэм

Uкр

р?0,01

Uкр

р?0,05

2418.5

821,5

1,5

557

628

Полученное эмпирическое значение Uэмп(1,5) находится в зоне значимости.

Эти результаты позволяют утверждать о наличии значимых различий между выборками по уровню субъективного контроля.

Сравнение данных полученных при помощи опросник УСК шкалы интернальности в области производственных отношений (Ип).

ЭГ

Сумма рангов

КГ

Сумма рангов

Uэм

Uкр

р?0,01

Uкр

р?0,05

2420

820

1,5

557

628

Полученное эмпирическое значение Uэмп(1,5) находится в зоне значимости.

Эти результаты позволяют утверждать о наличии значимых различий между выборками по уровню субъективного контроля.

Сравнение данных полученных при помощи опросник УСК шкалы интернальности в области межличностных отношений (Им).

ЭГ

Сумма рангов

КГ

Сумма рангов

Uэм

Uкр

р?0,01

Uкр

р?0,05

2418

822

12

557

628

Полученное эмпирическое значение Uэмп(12) находится в зоне значимости.

Эти результаты позволяют утверждать о наличии значимых различий между выборками по уровню субъективного контроля.

Сравнение данных полученных при помощи опросник УСК шкалы интернальности в отношении здоровья к болезни (Из).

ЭГ

Сумма рангов

КГ

Сумма рангов

Uэм

Uкр

р?0,01

Uкр

р?0,05

2415

825

0,5

557

628

Полученное эмпирическое значение Uэмп(0,5) находится в зоне значимости.

Эти результаты позволяют утверждать о наличии значимых различий между выборками по уровню субъективного контроля.

Для оценки корреляции уровня субъективного контроля с фактором веры используем коэффициента ранговой корреляции Спирмена (см Приложение 5).

Расчет коэффициента ранговой корреляции Спирмена по данным группы православные.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным УСК Роттера и индекса воцерквлённости, группы верующие(см Приложение 5).

Результат: r1 = 0.255

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы общей интернальности и индекса воцерквлённости, группы верующие(см Приложение 5).

Результат: r2 = 0.073

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности достижений и индекса воцерквлённости, группы верующие(см Приложение 5).

Результат: r3 = 0.124

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности неудачи и индекса воцерквлённости, группы верующие(см Приложение 5).

Результат: r4 = 0.095

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности в семейных отношениях и индекса воцерквлённости, группы верующие(см Приложение 5).

Результат: r5 = 0.159

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности в области производственных отношений и индекса воцерквлённости, группы верующие(см Приложение 5).

Результат: r6 = 0.19

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности в области межличностных отношений и индекса воцерквлённости, группы верующие(см Приложение 5).

Результат: r7 = 0.104

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности в отношении здоровья к болезни и индекса воцерквлённости, группы верующие(см Приложение 5).

Результат: r8 = 0.164

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Расчет коэффициента ранговой корреляции Спирмена по данным группы атеисты.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным УСК Роттера и индекса воцерквлённости, группы атеисты(см Приложение 5).

Результат: r1 = 0.042

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы общей интернальности и индекса воцерквлённости, группы атеисты(см Приложение 5).

Результат: r2 = 0.2

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности достижений и индекса воцерквлённости, группы атеисты(см Приложение 5).

Результат: r3 = 0.274

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности неудачи и индекса воцерквлённости, группы атеисты(см Приложение 5).

Результат: r4 = 0.17

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности в семейных отношениях и индекса воцерквлённости, группы атеисты(см Приложение 5).

Результат: r5 = 0.174

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности в области производственных отношений и индекса воцерквлённости, группы атеисты(см Приложение 5).

Результат: r6 = 0.122

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности в области межличностных отношений и индекса воцерквлённости, группы атеисты(см Приложение 5).

Результат: r7 = 0.224

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена по данным опросника УСК шкалы интернальности в отношении здоровья к болезни и индекса воцерквлённости, группы атеисты(см Приложение 5).

Результат: r8 = 0.097

Корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости.

Данные полученные в результате статистических подсчётов говорят о том что корреляция между признаками не достигает уровня статистической значимости. И это не позволяет нам точно утверждать зависимость различий уровня субъективного контроля, от фактора веры.

Выводы.

В данной главе было описано эмпирическое исследование локуса субъективного контроля. И по итогам которого можно сказать следующее.

1. При помощи методики индекс воцерквлённости определи уровень воцерквлённости участников исследования. На основании полученных данных часть опрошенных выпали из дальнейшего исследования, а оставшиеся люди были разделены на две группы атеисты и православные.

2. Анализируя результаты, полученные после расчёта U-критерия Манна-Уитни по данным методик УСК Роттера и опросника УСК, приходим к выводу о том, что: существуют значимые различия локуса субъективного контроля в группах атеистов и православных, Среди православных доминирует экстернальный(внешний), а в группе атеистов преобладает интернальный(внутренний) локус субъективного контроля.

3. Результаты расчёта коэффициента ранговой корреляции Спирмена по данным уровня субъективного контроля и индекса воцрквлённости внутри групп, говорят о том, что обусловленность различий локуса контроля фактором веры в данном исследовании не подтвердилась.

Заключение

Социально-экономические преобразования произошедшие в Российской Федерации в последние годы привело к увеличению интереса государства и общества, к вопросам веры в частности православия, и к проблемам церкви.

Одной из главных ценностей современного общества является личность. И множество современных социальных институтов направлены на формирование, обучение, воспитание — развитие целостной здоровой гармоничной личности, способной служить на благо общества. Что говорит об актуальности данного исследования. И в данной работе мы решили изучить влияние христианства, как одного из таких институтов, на личность, в частности на самосознание и самоконтроль, при помощи объективного измерения локуса контроля. Что и является целью данной работы.

Для описания обобщенных ожиданий человека относительно того, в какой степени подкрепления зависят от его собственного поведения, а в какой — контролируются силами извне, Роттер ввел термин локус контроля (locusofcontrol).

В психологической литературе дается не мало определений локусу контроля, но все приблизительно одинаковы, и можно сказать, что Локус контроля — Вера индивида в то, что его поведение детерминируется по преимуществу либо им самим (интернальный локус контроля), либо его окружением и обстоятельствами (экстернальный локус контроля).

Формируясь в процессе социализации, становится устойчивым личностным качеством.

Вопрос проблемы самосознания и самоконтроля в философии и религии не рассматривался. Вследствие этого мы в данной работе рассмотрим понятие воли в религии.

В христианстве свобода воли выражается в следующем. Для общего церковного сознания христианства изначала было одинаково важно сохранить в неприкосновенности два утверждения: что все без изъятия зависит от Бога и что нечто зависит от человека.

Анализируя данные, полученные после статистической обработки по U-критерию Манна-Уитни и коэффициента ранговой корреляции Спирмена, приходим к выводу о том, что: есть различия локуса контроля в экспериментальной и контрольной группах, но обусловленность их фактором веры в данном исследовании не подтвердилась.

На основании обработки полученных данных мы можем говорить о подтверждении гипотезы: локус контроля православных христиан и не верующих людей имеет различия, локус контроля православных христиан является экстернальный, а локус контроля атеистов является интернальным.

Но зависимость различий локуса субъективного контроля между группами от фактора веры не нашло статистического подтверждения.

Дальнейшие экспериментальные исследования в этой области могут пролить свет на решение задач, которые в данном исследовании решить не удалось.

Мы же в свою очередь считаем, что выводы, сделанные на основании данного исследования верны и имеют право на существование. От себя же могу добавить, что проведение данного научного исследования оставило у меня благоприятные впечатления. Научная работа, сбор экспериментальных фактов, их обработка, анализ и интерпретация доставили мне чувство глубокого личного удовлетворения, гордость за собственные достижения.

Список литературы

Фрейд З. Человек Моисей и монотеистическая религия // Фрейд З. Психоанализ. Религия. Культура. М., 1992.

Кондаков И.М., Нилопец М.Н. Экспериментальное исследование структуры и личностного контекста локуса контроля // Психологический журнал, N 1, 1995.

http://azps.ru/links.html

http://mirslovarei.com/search_fil

И.Халил. Восточное православие и психотерапия. \\ www.reshma.nov.ru

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/freydjer.php

Сектор этики Института философии РАН. Этическая мысль. — Ежегодник- М.: ИФ РАН. 2000.

Лосский И.О. Свобода воли // Лосский И.О. Избранное. М., 1991.

Ю. М. Зенько «Трехвековой диалог психологии и религии в России»

И. Михайлов «Наука о душе» Москва 1796 г.

Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Издательство Питер. (2000) стр. 499 — 504.

В.В. Столин САМОСОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ М.: Издательство Московского Университета, 1983г.

Иванов Н.В. О структуре личного сознания при психогенной деперсонализации. — В кн.: Проблемы сознания. М., 1968.

Захаров А.И. Психологические особенности восприятия детьми роли родителей. — Вопр. психологии, 1982, №1.

Кон И.С. Открытие «Я». М., 1978.

Карвацкая Г.Ф. Моральная мотивация сознания и поведения. — Вопр. философии, 1982, №5.

Кошелева А.Д. Значение семьи в эмоционально-нравственном развитии ребенка. — В кн.: Семья и личность. Тезисы докладов Всесоюзной конференции. М., 1981.

Кондаков И.М., Нилопец М.Н. Экспериментальное исследование структуры и личностного контекста локуса контроля // Психологический журнал, № 1, 1995.

Размещено на