Связь самооценки личности и эмоционального состояния актеров

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Кубанский государственный университет»

(ГОУ ВПО КубГУ)

Кафедра психологии личности и общей психологии

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Связь самооценки личности и эмоционального состояния актеров

Краснодар 2013

ВВЕДЕНИЕ

эмоциональный выгорание самооценка профессиональный

Профессиональная деятельность — важнейшая составляющая жизни личности в целом. В профессии человек реализуется себя, свои цели, ценности и смыслы. Однако, что многолетнее выполнение одной и той же профессиональной деятельности приводит к появлению профессиональной усталости, возникновению психологических барьеров, обеднению репертуара способов выполнения деятельности, утрате профессиональных умений и навыков, снижению работоспособности, что естественно влияет на мотивацию труда.

Все изменения сложившейся структуры деятельности и личности, негативно сказывающиеся на продуктивности труда и взаимодействия с другими участниками трудового процесса Э.Ф. Зеер называет профессиональными деструкциями.

Как одну из тенденций профессиональных деструкций А.К. Маркова выделяет появление деформации личности — синдрома эмоционального сгорания (выгорания).

Важно отметить, что для профессий типа «человек-человек» проблема синдрома эмоционального сгорания занимает особое место. Эмоциональное сгорание — это неустойчивое состояние психики, которое приводит к повышенной раздражительности, перевозбуждению, тревожности, нервным срывам. С. Маслач — одна из ведущих специалистов по исследованию «эмоционального сгорания» детализирует проявления этого синдрома: чувство эмоционального истощения, изнеможения, дегуманизация, деперсонализация; негативное самовосприятие в профессиональном плане — недостаток чувства профессионального мастерства. Все эти состояния отражаются на мотивации профессиональной деятельности и на чувстве удовлетворенности личностью собственной работой и жизнью.

Отечественные и зарубежные исследователи изучают проблемы эмоционального выгорания представителей различных сфер и профессий — это учителя, врачи, сотрудники правоохранительных органов Это все профессии, которые связаны с высокой эмоциональной вовлеченностью человека в переживание и сопереживание (или, наоборот, повышенный контроль своей эмоциональной сферы) событий жизни других людей.

4 стр., 1712 слов

Факторы синдрома сгорания и профессиональной деформации в работе практического психолога

... эмоциональные состояния (синдром "эмоционального сгорания"); ? на стадии профессионализации (особенно - для социономических профессий) по мере становления индивидуального стиля деятельности снижается уровень профессиональной ... дезориентация личности. Возможно, профессионал имел нравственный изъян еще до того, как стал работать с людьми, или приобрел в процессе деятельности. Нравственный ...

В ряде исследований отмечаются факторы и условия, регулирующие профилактику синдрома эмоционального выгорания. Лидирующее место здесь занимают те, которые связаны непосредственно с самой личностью — ее мотивацией и самосознанием.

Отметим, что в литературе накоплен большой теоретический и прикладной аппарат по результатам исследований проблемы эмоционального выгорания у педагогов и врачей различных направлений и специализаций. Однако достаточно неизученной является проблема профилактики эмоционального выгорания у представителей такой профессии, как актеры.

Слагаемые успеха актерской карьеры напрямую связаны с личностью актера, но алгоритмизировать «секреты» подготовки профессионала в этой области практически невозможно. Любая система профессиональной подготовки актера (в училище или вузе) все равно иногда похожа на некоторое «чудо раскрытия таланта». И здесь ведущую роль играет способность актера «использовать» природой или воспитанием заложенный потенциал эмоциональной пластичности. Отсюда актер буквально живет эмоциями своего персонажа и часто, проживая неоднократно высокие уровни эмоций, сгорает в своей реальной жизни.

Существует большой практический запрос на изучение проблемы эмоционального выгорания представителей актерской профессии, которые позволили бы в дальнейшем профилактики данного синдрома, способствовали бы продолжению и поддержанию актерского долголетия.

Поэтому актуальным для нас стало исследование таких личностных особенностей, как связь самооценки личности и эмоционального состояния актеров.

Цель нашего исследования — исследовать связь самооценки личности и эмоционального состояния актеров.

Объект: личностные особенности актеров.

Предмет: связь самооценки личности и эмоционального состояния актеров.

14 стр., 6656 слов

Общая психология. Эмоционально-волевая сфера личности

УРАЛЬСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ КАФЕДРА ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ УТВЕРЖДЕНО: УТВЕРЖДАЮ: Заседанием кафедры проректор по учебно-методической Протокол № __ от __________ работе Заведующий кафедрой ________________________ ____________ И.С. Алферова «__»_______________2010 г. Учебная программа для студентов специальности 030301 «Психология» Автор: к.пс.н., доцент Алферова И.С. Ответственный редактор: ...

Гипотеза исследования: существует связь самооценки личности и эмоционального состояния актеров.

Теоретические задачи:

1. Рассмотреть понятия «профессия», «профессиональное самоопределение и становление», «этапы профессионального становления», «профессиональное самосознание», «профессиональные деформации», «эмоциональное выгорание».

. Описать проблемы профессионального становления личности как изменения Образа Я и самооценки.

. Проанализировать особенности связи профессиональной удовлетворенности и эмоционального состояния личности.

. Определить основные теории эмоций, виды эмоций и эмоциональных состояний.

Эмпирические задачи:

5. Подобрать методы и процедуры диагностики самооценки и эмоционального выгорания актеров.

. Выявить особенности самооценки актеров и преподавателей.

. Выявить особенности эмоционального состояния актеров и преподавателей.

. Определить особенности связи самооценки личности и эмоционального состояния актеров.

Теоретические основы исследования: личностно ориентированный подход к профессиональной деятельности (В. Франкл, Э. Фромм, Э. Эриксон, Э. Берн, Мак-Адамс, Б.А. Ясько, З.И. Рябикина, К.А. Абульханова-Славская); работы о профессиональном самосознании, рассматриваемые в контексте общей теории идентичности (Е.Г. Белинская, Г. Теджфел, О.А. Тихомандрицкая), где различные Образы Я и Других понимаются как взаимосвязанные части общего самосознания и Я-концепции личности; исследования эмоций (С.Л. Рубинштейн, Г. Селье, В. Вундт, Ч. Дарвин, Г. Спенсер, У. Джеймс, Г. Ланге, У. Кенонн, Ф.Бард, Д. Хебб, Л. Фестингер, С. Шехтер, В. Штерн, К. Шнайдер и др.); работы по теме эмоционального выгорания Р. Шваб, С. Маслач, Е. Махер, Х. Кюйнарпуу, К. Кондо, Б. Пелман, Е. Хартман, А. Пайнс, X. Дж. Фрейденберг; исследования психологических особенностей актеров и сценической деятельности (Е.В. Левченко, В.И. Кочнев, Ю.И. Попова, И.А. Чернова, Шестакова К.Н).

22 стр., 10606 слов

Влияние стажа профессиональной деятельности на возникновение профессиональной деформации у сотру

Министерство образования и науки РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ЧЕЛЯБИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ Кафедра психологии Курсовая работа по юридической психологии ВЛИЯНИЕ СТАЖА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ У СОТРУДНИКОВ ПРОКУРАТУРЫ Челябинск 2010 C ОДЕРЖАНИЕ ...

Использовались следующие методики: методика диагностики самооценки С.А. Будасси; опросник MBI (опросник адаптирован Н.Е. Водопьяновой); методика «Определение уровня тревожности» Ч.Д.Спилберга, Ю.Л.Ханина.

Выборка: в исследовании приняли участие 50 респондентов: 25 — актеров и 25 — преподавателей средних школ (Геленджик, Краснодар).

Из них 15 мужчин и 35 женщин. Возраст респондентов от 21 до 45 лет.

Практическая значимость. полученные результаты могут быть использованы в рамках различных учебных курсов, направленных на формирования представлений о профессиональной деятельности личности. Полученные результаты можно использовать для организации психологической поддержки актеров и педагогов (в процессе подготовки, адаптации к профессии и повышения квалификации).

1. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ

.1 Профессиональная деятельность и профессиональные деформации личности

Известно, что труд положительно влияет на психику человека. Однако применительно к разным видам профессиональной деятельности принято считать, что существует большая группа профессий, выполнение которых приводит к профессиональным заболеваниям разной степени тяжести. Исследователи отмечают также, что многолетнее выполнение одной и той же профессиональной деятельности приводит к появлению профессиональной усталости, возникновению психологических барьеров, обеднению репертуара способов выполнения деятельности, утрате профессиональных умений и навыков, снижению работоспособности [3; 35].

12 стр., 5902 слов

Значение трудовой деятельности в развитии личности

... инструмента коррекции деформации личности. Потребность в научно-психологических знаниях о личности свойственна различным сферам жизни и деятельности: экономике, ... приобретённые навыки, знания, умения, в том числе профессиональные. Это составляет индивидные свойства человека. Индивид, ... - это подготовка к труду. Они произошли из труда. Трудовая деятельность может рассматриваться как специфическое ...

Наряду с этим существуют виды труда, которые не отнесены к вредным, но условия и характер профессиональной деятельности оказывают травмирующее воздействие на психику.Можно констатировать, что на стадии профессионализации по многим видам профессий происходит развитие профессиональных деструкций. Деструкция в переводе с латинского означает разрушение, нарушение нормальной структуры чего-либо.

Профессиональные деструкции (или деформации) — это изменения сложившейся структуры деятельности и личности, негативно сказывающиеся на продуктивности труда и взаимодействии с другими участниками этого процесса [11, с.230].

Профессиональные деформации нарушают целостность личности, снижают адаптивность, устойчивость, отрицательно сказываются на продуктивности деятельности.

Анализируя причины, препятствующие профессиональному развитию человека, А.К. Маркова указывает на возрастные изменения, связанные со старением, профессиональные деформации, профессиональную усталость, монотонию, длительную психическую напряженность, обусловленную сложными условиями труда, а также кризисы профессионального развития [21].

В психологии труда основательно исследованы проблемы профессионального старения, обеспечения надежности труда, повышения работоспособности, а также виды профессиональной деятельности, связанные с неблагоприятными и экстремальными условиями труда. В меньшей степени исследованы профессиональные деформации личности, несмотря на то что С.Г. Геллерштейн еще в 1930-е гг. писал: «Надо постоянно помнить, что сущность профессиональной работы заключается не только в выполнении работником ряда активных и реактивных действий, но и в приспособлении организма к тем специфическим особенностям профессии, на фоне которых эти действия совершаются. Происходит непрерывное взаимодействие внешних условий и организма работника. При этом очень часто наблюдается деформация не только тела, но и психики работника» [13, с.132].

12 стр., 5561 слов

Методы профилактики профессиональной деформации и профессионального выгорания руководителей

... условий труда. Нарушение профессиональной идентификации у работников ученый видит в эмоционально неблагоприятных переживаниях следующего характера: индивидуальный предел, «потолок» возможностей эмоционального «Я» противостоять истощению, противодействовать «сгоранию»; ...

Далее С.Г. Геллерштейн уточняет, что деформацию следует понимать как изменение, наступающее в организме и приобретающее стойкий характер (искривление позвоночника и близорукость у конторских служащих, угодливость приказчиков, льстивость кельнера и др).

Отдельные аспекты этой проблемы освещены в работах С.П. Безносова, Р.М. Грановской, Л.Н. Корнеевой. Исследователи отмечают, что деформации развиваются под влиянием условий труда и возраста. Деформации искажают конфигурацию личностного профиля персонала и негативно сказываются на продуктивности труда. В наибольшей степени профессиональным деформациям подвержены профессии типа «человек — человек». Это вызвано, по мнению С.П. Безносова, тем, что общение с другим человеком обязательно включает и его обратное воздействие на субъект данного труда [4, c.89-94].

Итак, профессиональная деятельность сопровождается разнонаправленными онтогенетическими изменениями личности. Профессиональное развитие — это приобретения и потери, а значит, становление специалиста, профессионала — не только совершенствование, но и разрушение, деструкция.

Профессиональные деформации — это нарушение уже усвоенных способов деятельности, разрушение сформированных профессиональных качеств, появление стереотипов профессионального поведения и психологических барьеров при освоении новых профессиональных технологий, новой профессии или специальности. Это также изменения структуры личности при переходе от одной стадии профессионального становления к другой. Профессиональные деструкции возникают и при возрастных изменениях, физическом и нервном истощении, болезнях.

Деформации, которые возникают в процессе многолетнего выполнения одной и той же профессиональной деятельности, негативно влияют на ее продуктивность, порождают профессионально нежелательные качества и изменяют профессиональное поведение человека, и называются профессиональными деформациями.

Все многообразие факторов, детерминирующих профессиональные деформации, можно разделить на три группы [11]: объективные, связанные с социально-профессиональной средой: социально-экономической ситуацией, имиджем и характером профессии, профессионально-нравственной средой; субъективные, обусловленные особенностями личности и характером профессиональных взаимоотношений; объективно-субъективные, порождаемые системой и организацией профессионального процесса, качеством управления, профессионализмом руководителей.

3 стр., 1083 слов

Классификация эмоций. Эмоциональные состояния

Классификация по знаку: 1. Положительные (смех, улыбка, радость, любовь, восхищение) 2. Отрицательные (плачь, злость, агрессия, гнев, ярость, грусть) По критерию мобилизации ресурсов организма: 1. Стенические - вызывают прилив энергии(любовь, радость, восторг) 2. Астенические – забирают энергию (злость, печаль, гнев, тоска, разочарование и т.д.) По модальности (Плутчек): любовь, Радость, Принятие, ...

Одна из предпосылок развития профессиональной деформации коренится уже в мотивах выбора профессии. Это как осознаваемые мотивы: социальная значимость, имидж, творческий характер, материальные блага, — так и неосознаваемые: стремление к власти, доминированию, самоутверждению.

Развитию профессиональных деформаций способствует эмоциональная напряженность профессионального труда. Часто повторяющиеся отрицательные эмоциональные состояния с ростом стажа работы снижают фрустрационную толерантность специалиста, что может привести к развитию профессиональных деформаций.

Эмоциональная насыщенность профессиональной деятельности приводит к повышенной раздражительности, перевозбуждению, тревожности, нервным срывам. Такое неустойчивое состояние психики получило название синдрома «эмоционального сгорания». Остановимся на этом явлении подробнее.

1.2 Эмоциональное выгорание личности и профессиональная деятельность актеров

Термин «burnout (эмоциональное сгорание/выгорание)» введен американским психиатром X. Дж. Фрейденбергером в 1974 г. для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами, пациентами в эмоционально нагруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи [12].

Первоначально этот термин определялся как состояние изнеможения, истощения с ощущением собственной бесполезности. К 1982 г. в англоязычной литературе было опубликовано свыше тысячи статей по «эмоциональному сгоранию». Представленные в них исследования носили главным образом описательный и эпизодический характер.

Первоначально количество профессионалов, относимых к подверженным «эмоциональному сгоранию», было незначительно: сотрудники медицинских учреждений и различных общественных благотворительных организаций [7].

Как отмечает Л.Ф.Колесникова, Р. Шваб расширил группу профессионального риска: это — прежде всего учителя, полицейские, тюремный персонал, политики, юристы, нижнее звено торгового персонала, менеджеры всех уровней [15].

С. Маслач — одна из ведущих специалистов по исследованию «эмоционального сгорания» детализирует проявления этою синдрома: чувство эмоционального истощения, изнеможения (человек чувствует невозможность отдаваться работе так, как это было прежде); дегуманизация, деперсонализация (тенденция развивать негативное отношение к клиентам); негативное самовосприятие в профессиональном плане — недостаток чувства профессионального мастерства [12].

С. Маслач еще в 1982 г. выделила в качестве ключевых признаков синдрома «эмоционального сгорания»: 1) индивидуальный предел, «потолок» возможностей нашего эмоционального Я противостоять истощению, противодействовать «сгоранию» самосохраняясь; 2) внутренний психологический опыт, включающий чувства, установки, мотивы, ожидания; 3) негативный индивидуальный опыт, в котором сконцентрированы проблемы, дистресс, дискомфорт, дисфункции и/или их негативные последствия.

Далее перечень симптомов «эмоционального сгорания» был обобщен: а) усталость, утомление, истощение, б) психосоматические недомогания, в) бессонница, г) негативное отношение к клиентам, д) негативное отношение к самой работе, е) скудость репертуара рабочих действий, ж) злоупотребления химическими агентами: табаком, кофе, алкоголем, наркотиками, з) отсутствие аппетита или. наоборот, переедание, и) негативная «Я-концепция», к) агрессивные чувства (раздражительность, напряженность, тревожность, беспокойство, взволнованность до перевозбужденности, гнев), л) упадническое настроение и связанные с ним эмоции: цинизм, пессимизм, чувство безнадежности, апатия, депрессия, чувство бессмысленности, м) переживание чувства вины. Некоторые симптомы считаются «разрушающими», некоторые — их следствиями [12].

Следует отличать термин «burnout» от психиатрического термина «burn out». Последний связан с остаточными явлениями шизофрении, симптоматика которых проявляется иначе. Описывают три психиатрических типа «burn out» с указанием особенностей симптоматики, упоминая еще один разделительный признак двух понятий: процессуальный характер «эмоционального сгорания» [12]. «Burnout» К. Кондо кратко определяет как дезадаптированность к рабочему месту из-за чрезмерной рабочей нагрузки и неадекватных межличностых отношений. Этому соответствует и данное им образное толкование: «сгоранию» подвержены те, кто работает страстно, с особым интересом; долгое время помогая другим, они начинают чувствовать разочарование, так как не удается достичь того эффекта, которого ожидали; такая работа сопровождается чрезмерной потерей психологической энергии, приводит к психосоматической усталости (изнурению) и эмоциональному истощению (исчерпыванию) и как результат — беспокойство (тревога), раздражение, гнев, пониженная самооценка на фоне учащенного сердцебиения, одышки, желудочно-кишечных расстройств, головных болей, люмбаго, пониженного давления, нарушений сна, а также семейные проблемы. Такое включение стрессогенных (т. е. необязательно характеризующихся тесным контактом с клиентом) факторов в факторы эмоционального сгорания значительно расширил круг соответствующих профессий.

Как отмечают Б. Пелман и Е. Хартман, обобщив многие определения «выгорания», существует три главных компонента: эмоциональное ли физическое истощение, деперсонализация, сниженная рабочая продуктивность [12].

Эмоциональное истощение проявляется в ощущениях эмоционального перенапряжения и в чувстве опустошенности, исчерпанности своих эмоциональных ресурсов. Человек чувствует, что не может отдаваться работе, как раньше.

Деперсонализация связана с возникновением равнодушного, негативного и даже циничного отношения к людям, обслуживаемым по роду работы. Контакты с ними становятся обезличенными и формальными; возникающие негативные установки могут по началу иметь скрытый характер и проявляться во внутренне сдерживаемом раздражении, которое со временем прорывается наружу и приводит к конфликтам.

Сниженная рабочая продуктивность (редуцирование личностных достижений) проявляется в снижении оценки своей компетентности (в негативном восприятии себя как профессионала), недовольстве собой, уменьшении ценности своей деятельности, негативном отношении к себе как к личности. Появляется безразличие к работе.

После того как феномен стал общепризнанным, закономерно возник вопрос о факторах, способствующих развитию или, наоборот, тормозящих его. Пишут о трех факторах, играющих существенную роль в «эмоциональном сгорании»: организационном, ролевом и личностном.

Организационный фактор. «Выгорание» связано с тем, что работа может быть: многочасовой, не оцениваемой должным образом, имеющей трудноизмеримое содержание, требующей исключительной продуктивности или соответствующей подготовки (тренировки), или с тем, что характер руководства со стороны вышестоящих не соответствует содержанию работы. Развитию «сгорания» также способствует неопределенность или недостаток ответственности. Администрация может смягчить развитие «сгорания», если обеспечит работникам возможность профессионального роста, наладит поддерживающие социальные и другие положительные моменты, повышающие мотивацию. Администрация может также четко распределить обязанности, продумав должностные инструкции. Руководство может организовать здоровые взаимоотношения сотрудников.

При анализе уровней «сгорания» в двух группах испытуемых было обнаружено, что работа в ситуации распределенной ответственности, где сильно выражено «коллегиальное начало», ограничивает развитие «burnout» несмотря на то, что рабочая нагрузка может быть существенно выше [12].

Личностный фактор. Здесь важными являются индивидуальные особенности. Так выявлена, взаимосвязь индивидуальных различий в толерантности к развитию синдрома «эмоционального сгорания» с типологическими свойствами нервной системы (слабостью, лабильностью, активированностью нервных процессов) [1].

Была изучена связь мотивации и «выгорания». В расчет брались разные мотивы трудовой деятельности: удовлетворенность зарплатой, чувство «значимости» себя на рабочем месте, профессиональное продвижение, автономия и уровень контроля со стороны руководства » т. п. Прямой связи «сгорания» с удовлетворенностью зарплатой не найдено. Если работа оценивается как незначимая в собственных глазах, то синдром развивается быстрее. Неудовлетворенность профессиональным ростом и установкой на поддержку (благожелательностью) также связан с развитием «выгорания». Испытывающие недостаток автономности («сверхконтролируемые») больше подвержены «выгоранию» [14].

В связи с развитием «выгорания», отмечает Дж К. Кондо, наиболее важно понять, что для человек является стрессом, и то, как разрешаются стрессовые ситуации. Наиболее уязвимы те, кто реагирует на стресс по типу «А»: агрессивно, в соперничестве несдержанно, любой ценой; стрессогенный фактор вызывает у них чувства подавленности, уныния из-за неосуществления того, чего хотелось достичь К. Кондо [19] относит к «сгорающим» также «трудоголиков».

X. Дж. Фрейденберг описывает «сгорающих» следующим образом: они — сочувствующие, гуманные, мягкие, увлекающиеся, идеалисты, ориентированные на людей и — одновременно — неустойчивые, интровертированные, одержимые навязчивой идеей (фанатичные), «пламенные» и легко солидаризирующиеся [7].

Е. Махер дополняет этот список «авторитаризмом», «низким уровнем эмпатии». Тем самым в противоречие вступают данные о связи высоких уровней сочувствия и «сгорания» с данными о связи низкого уровня эмпатии с высоким уровнем «сгорания». Это означает сочувствие, сопереживание в житейском понимании, то есть содержит в себе оттенок простоты, доверительности, наивности; «эмпатия» — это, скорее, способность к сочувствию: отразить чувство, понять его, вербализовать, не растворяя его в чувствах другого, то есть понятие имеет больший оттенок интеллектуальности, чем эмоциональности и иную субъектную позиционность («стоять выше…, но не ставить себя выше») [7].

Среди исследований особенностей эмоционального выгорания находятся представители различных процессий типа «человек-человек»: учителя, врачи, социальные работники, сотрудники силовых ведомств. Отдельно можно выделить в ряду этих профессий деятельность актеров.

Так, Штефан Н.И. изучал количественные и социально-стратификационные характеристики актеров любительских театров. Анализируя организационные особенности деятельности, мотивацию посещения любительских театров, и взаимоотношения в коллективе, исследователь выявил, что занятость в любительском театре оказывает значительное влияние на жизнь и личность актеров [40].

Высокая эмоциональная и личностная вовлеченность ведет к выгоранию актера. Шестакова К.Н. изучая профессиональное выгорание актеров в контексте профессиональных кризисов и увлеченности работой выделила профессионально-ситуационные параметры, которые оказывают влияние на развитие выгорания: ингибиторами (затормаживающими факторами) профессионального выгорания актеров являются энтузиазм, энергичность, привлекательность профессии, профессиональная востребованность; предикторами (признаков, обеспечивающих точный прогноз явления) профессионального выгорания актеров являются поглощенность деятельностью, профессиональные кризисы (кризис нереализованности, опустошенности, бесперспективности), уязвимость к стрессовым ситуациям в профессиональной деятельности [38].

В другом исследовании Поповой Ю.И. выявлено, что специфика Я-концепции актеров по сравнению с Я-концепцией педагогов заключается в многаспектности и богатстве содержания эмоциональной сферы, осознании глубокой личностной вовлеченности в деятельность и комплексе характеристик, отражающих высокое внимание к содержанию своей личности. Автор также обнаружила гендерные различия в содержании Я-концепции актеров и педагогов, проявляющиеся наряду с профессиональными. В содержании Я-концепции женщин чаще встречаются определения эмоциональности и любви, в содержании Я-концепции мужчин чаще встречаются характеристики, описывающие уравновешенность и активность [26].

Пытаясь найти психологические механизмы решения различных аспектов профессиональной адаптации, Кочнев В. И. выделил три наиболее общих условия успешности актерского творчества: наличие специфических механизмов оптимизации (ограничения) уровня активации нервно-психического аппарата актера в процессе переживания роли; наличие специфических механизмов согласования динамических характеристик эмоционального состояния актера как изображаемого лица с динамикой образной «развертки» мысленно воспроизводимых актером обстоятельств «жизни роли»; наличие сверхзадачи достаточно высокого уровня обобщенности, сообщающей существенные энергетические преимущества действиям актера как сценического персонажа. Автор связывает возможность выполнения всех этих условий с процессом саморегуляции актера как целостного процесса, определяющего конкретные формы организации сценического поведения и, в конечном счете, его эффективность [17].

Чернова И.А. и Левченко Е.В. также отмечают высокую значимость эмоций в жизни актера. Исследовали изучали особенности восприятия эмоций (собственных и чужих) представителями профессии «актер». Было установлено, что актеры воспринимают эмоции в другом на уровне категориального восприятия и с двух позиций, а непосредственно воспринимая эмоции другого, осознают их по аналогии с собственными. Полученные результаты авторы объясняют спецификой процесса обучения актерскому мастерству мастерству. Например, упражнения, применяемые при обучении актеров, направлены на развитие таких способностей как зрительная и слуховая наблюдательность и память, способности к саморегуляции, мышечная память и др. Актеров учат работать над собой, учат быть гибкими, быстро входить в роль, наблюдать за своим поведением и чувствами [37].

Таким образом, исследования в области изучения особенностей эмоционального состояния и самооценки актеров имеются, но они редки и часто проводятся в контексте изучения других смежных профессий.

2. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ ЛИЧНОСТИ

.1 Теории эмоций

Чисто психологических теорий эмоций, не затрагивающих физиологические и другие связанные с ними вопросы, на самом деле не существует, а идеи, взятые из разных областей научных исследований, в теориях эмоций обычно сосуществуют. Это не случайно, так как эмоцию как психологическое явление трудно отделить от процессов, происходящих в организме, и нередко психологические и физиологические характеристики эмоциональных состояний не просто сопровождают друг друга, но служат друг для друга объяснением. Кроме того, ряд теоретических вопросов, например вопрос о классификации и основных параметрах эмоциональных состояний, не может быть решен без обращения к физиологическим коррелятам эмоций [23].

В течение длительного времени психологи пытались решить вопрос о природе эмоций.В 18-19 вв. не было единой точки зрения на природу и сущность эмоций. Одна из наиболее ранних биологических теорий, объясняющих эмоциональные явления, разработана автором эволюционного учения Чарльзом Дарвином. Эмоции согласно этой теории появились в процессе эволюции живых существ как жизненно важные приспособительные механизмы, способствующие адаптации организма к условиям и ситуациям его жизни. Телесные изменения, сопровождающие различные эмоциональные состояния, в частности, связанные с соответствующими эмоциями движения, по Дарвину, есть не что иное, как рудименты реальных приспособительных реакций организма [23, с.445].

Развивает эволюционную идею о происхождении эмоций рудиментарная теория эмоций. После публикации работ Чарльза Дарвина ряд психологов (частью Герберт Спенсер <#»justify»>2.2 Определение эмоций, их виды, классификация и общая характеристика

Все, с чем мы сталкиваемся в повседневной жизни, вызывает у нас определенное отношение. Одни объекты и явления вызывают у нас симпатию, другие, наоборот, отвращение. Более сложное отношение к себе вызывают жизненные факты, взятые во всей их полноте, во всем многообразии их свойств и особенностей. Отношения к ним выражаются в таких сложных чувственных переживаниях, как радость, горе, симпатия, пренебрежение, гнев, гордость, стыд, страх. Все эти переживания представляют собой чувства или эмоции[20].

Существует множество определений эмоций, ниже приведены некоторые из них:

Эмоции — одна из важнейших сторон психических процессов, характеризующая переживание человеком действительности. Эмоции представляют интегральное выражение измененного тонуса нервнопсихической деятельности, отражающееся на всех сторонах психики и организма человека [25].

Эмоции — физиологические состояния организма, имеющие ярко выраженную субъективную окраску и охватывающие все виды чувствований и переживаний человека — от глубоко травмирующих страданий до высоких форм радости и социального жизнеощущения [2].

Эмоции есть форма «отражения действительности, сущность которой заключается в саморегуляции функций организма, согласно требованиям условий внешнего мира [39].

Эмоции — особый класс психических процессов и состояний, связанных с инстинктами, потребностями и мотивами. Эмоции выполняют функцию регулирования активности субъекта путем отражения значимости внешних и внутренних ситуаций для осуществления его жизнедеятельности [Додонов].

Эмоции — особый класс психических процессов и состояний (человека и животных), связанных с инстинктами, потребностями, мотивами и отражающих в форме непосредственного переживания (удовлетворения, радости, страха и т. д.) значимость действующих на индивида явлений и ситуаций для осуществления его жизнедеятельности [6].

Эмоции — как форма отражения биологического качества раздражителей, его полезности или вредности для организма, входя в функциональную систему поведенческого роста, способны в значительной мере модулировать его направленность и конечный результат [29].

Эмоции — субъективные реакции человека и животных на воздействие внутренних и внешних раздражителей, проявляющиеся в виде удовольствия или неудовольствия, радости, страха и т. д. [18].

Эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворения, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее приобретенного индивидуального опыта [33].

Эмоции — особый класс субъективных психологических состояний, отражающих в форме непосредственных переживаний, ощущений приятного или неприятного, отношения человека к миру и людям, процесс и результаты его практической деятельности. К классу эмоций относятся настроения, чувства, аффекты, страсти, стрессы. Это так называемые «чистые» эмоции. Они включены во все психические процессы и состояния человека. Любые проявления его активности сопровождаются эмоциональными переживаниями [23].

Эмоции — состояния, связанные с оценкой значимости для индивида действующих на него факторов и выражаемые, прежде всего, в форме непосредственных переживаний удовлетворения или неудовлетворения его актуальных потребностей. Психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания смысла жизненного явлений и ситуаций, обусловленного отношением их объективных свойств к потребностям субъекта [9].

Эмоции различаются по модальности (качеству), в частности- знаку, по интенсивности, продолжительности, глубине, осознанности, генетическому происхождению, сложности, условиям возникновения, выполняемым функциям, воздействию на организм (стенические — астенические), форме своего развития, по уровням проявления в строении психического (высшие — низшие), по психическим процессам, с которыми они связаны, потребностям (инстинктам), по предметному содержанию и направленности, например, на себя и других, на прошлое, настоящее и будущее, по особенностям их выражения, нервному субстрату и др. [28].

К наиболее значимым эмоциям принято относить следующие типы эмоциональных переживаний: аффекты,собственно эмоции, чувства, настроения, эмоциональный стресс.

Аффект — наиболее мощный вид эмоциональной реакции. Аффектами называют интенсивные, бурно протекающие и кратковременные эмоциональные вспышки (сильный гнев,ярость, ужас, бурная радость, глубокое горе, отчаяние) [32] .

Следующую группу эмоциональных явлений составляют собственно эмоции. Эмоции отличаются от аффектов длительностью. Если аффекты в основном носят кратковременный характер (например, вспышка гнева), то эмоции — это более длительные состояния. Другой отличительной чертой эмоций является то, что они представляют собой реакцию не только на текущие события, но и на вероятные или вспоминаемые.

Следует отметить, что неоднократно предпринимались попытки выделить основные, «фундаментальные» эмоции. В частности, принято выделять следующие эмоции: радость, удивление, страдание, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд.

Чувства — это еще один вид эмоциональных состояний. Различие эмоций и чувств заключается в том, что эмоции в большей степени связаны с областью бессознательного, а чувства максимально представлены в нашем сознании. Кроме этого, чувства человека всегда имеют определенное внешнее проявление, а эмоции чаще всего не имеют. Чувства — еще более длительные, чем эмоции, психические стояния, имеющие четко выраженный предметный характер. Они отражают устойчивое отношение к каким-либо конкретным объектам (реальным или воображаемым).

Другую группу эмоциональных состояний составляют настроения человека. Настроение — самое длительное, или «хроническое», эмоциональное состояние, окрашивающее все поведение. Настроение отличают от эмоций меньшая интенсивность и меньшая предметность. Настроение может быть радостным или печальным, веселым или угнетенным, бодрым или подавленным, спокойным или раздраженным и т. д. Настроение тесно связано с соотношением между самооценкой человека и уровнем его притязаний. У лиц с высокой самооценкой чаще наблюдается повышенное настроение, у лиц же с заниженной самооценкой выраженное склонность к пассивно-отрицательным эмоциональным состояниям, связанным с ожиданием неблагоприятных исходов. Поэтому настроение может стать причиной отказа от действий и дальнейшего снижения притязаний, что может привести к отказу от удовлетворения данной потребности [20].

Существует еще один особый вид эмоциональных состояний — эмоциональный стресс. Это состояние характеризуется повышенной физиологической и психической активностью. Под стрессом понимают неспецифический ответ организма на предъявляемые ему внешние или внутренние требования. Данное понятие было предложено Г. Селье. Стресс возникает тогда, когда организм вынужден адаптироваться к новым условиям, т. е. стресс неотделим от процесса адаптации.

Представленные характеристики видов эмоциональных состояний являются достаточно общими. Каждый из перечисленных видов имеет свои подвиды, которые будут различаться по интенсивности, продолжительности, глубине, осознанности, происхождению, условиям возникновения и исчезновения, воздействию на организм, динамике развития, направленности и др.

Говоря о классификации эмоциональных состояний, отметим тот факт, что неоднократно предпринимались попытки выделить общие для всех эмоциональных состояний признаки. Одна из таких попыток принадлежит В. Вундту. По мнению Вундта, всю систему чувств можно определить как многообразие трех измерений, в котором каждое измерение имеет два противоположных направления, исключающих друг друга [20].

Любая эмоция как эмоциональное переживание обязательно предполагает участие простых чувств: удовольствия — неудовольствия, возбуждения — успокоения.

В области классификации эмоций особого внимания заслуживают опыты Мак — Дугалла, Штерна и Шнайдера.

В основе классификации эмоций Мак — Дугалла лежат инстинкты; соответственно, существует столько же групп эмоций, сколько инстинктов. При этом Мак — Дугалл исходит из своего принципиального соображения о том, что эмоции имеют инстинктивную основу, являясь не чем иным, как аффективным проявлением инстинктивного процесса. Следуя точке зрения Мак-Дугалла, выходит, что эмоции человека, подобно его инстинктам, даны раз и навсегда и изменить их невозможно [34].

Классификация В. Штерна имеет менее принципиальный характер. Она исходит из соображения, что эмоция — это состояние целостной личности, а потому должна быть изучена в связи с целостным протеканием жизни личности, где особое значение имеет время: жизнь человека протекает в настоящем, но включает и его прошлое, и будущее. В соответствии с этим чувства могут быть разделены на три группы:

чувства настоящего, в которые входят: настроение, аффект, чувства, направляющие собственное повседневное поведение, и чувственный тон переживаний.

чувства, направленные на будущее. Таковыми являются потребность как чувство, предчувствие будущего, ожидание, страх, надежда.

— чувства, направленные на прошлое. Положительные: чувство близости (любовь, верность, патриотизм); отрицательные: печаль, чувство зависимости.

Для классификации более пригодным основанием является не время, а объективное обстоятельство, в связи с которым возникает чувство. В этом смысле заслуживает внимания классификация Курта Шнайдера. Как справедливо отмечает Шнайдер, всякая эмоция непременно касается чего-то, имея характер реакции. Это нечто может быть трех видов: состояние, сам субъект или некто другой. Отсюда три вида эмоций:

— эмоции состояния: а) приятные — радость, удовольствие, веселье, счастье, спокойствие, уверенность, довольство; б) неприятные — печаль, тоска, страх, апатия, грусть, огорчение, беспомощность, ностальгия по Родине, отчаяние, тревога, содрогание, обида, гнев, злость, зависть, ревность, недовольство, пустота.

— эмоции, направленные на себя: а) приятные — сила, гордость, самолюбование, защита собственного достоинства, упрямство, чувство собственного превосходства; б) неприятные — смущение, чувство вины, сожаление, стыд, сдержанность, скромность.

— эмоции, направленные на других: а) приятные — любовь, симпатия, доверие, сочувствие, уважение, интерес, одобрение, благодарность, благорасположение, преклонение, восторг; б) неприятные — ненависть, отвращение, недоверие, игнорирование, вражда, унижение, недовольство, возмущение.

Кроме этих чувств, существуют эмоциональные переживания, включающие в себя как приятные, так и неприятные элементы: например, грусть, отказ и др. В целом, удовлетворительной классификации эмоций не существует до сих пор. Это объясняется недостаточной изученностью самой природы эмоций. Классификация Шнайдера практически более пригодна, чем другие [34].

Таким образом, эмоции человека, прежде всего, связаны с его потребностями. Они отражают состояние, процесс и результат удовлетворения потребностей. Это неоднократно подчеркивали практически все без исключения исследователи эмоций, независимо от того, каких теорий они придерживались. По эмоциям, считали они, можно определенно судить о том, что в данный момент времени волнует человека, т.е. о том, какие потребности и интересы являются для него актуальными.

2.3 Самооценка как личностный фактор регуляции эмоционального о состояния личности

Образ Я — это сложное многокомпонентное образование, между подструктурами которого нередко образуются конфликтные отношения, которые можно считать разновидностями внутренних конфликтов личности.

Традиционно выделяют различные образы в структуре образа Я: Я-реальное, Я-идеальное, Я-фантастическое. Возможны и другие образы Я: Я-женщина, Я-профессионал, Я-отец и т.д. Каждый образ Я представляет собой отдельный элемент в общем образе Я личности, но неразрывно связанный с ним и с другими элементами — образами Я.

В структуру реального-Я включается то, каким человек кажется себе в действительности в данный момент. Иными словами, эго система приписываемых себе качеств (термин «приписываемых» употребляется здесь потому, что представления человека о своих физических и психических свойствах не всегда точно отражают действительность).

Тем не менее, эти представления человека о том, каким он является в данный отрезок своей жизни, играют очень большую роль в его жизнедеятельности: создают мотивацию на определенную активность, детерминируют выбор целей и уровень притязаний, определяют особенности его общения с людьми и т.д.

Я-реальное участвует в адаптации личности в актуальных социальных ситуациях: при изменении ситуации слегка изменяется и Я-реальное, что обеспечивает гибкое реагирование и регулирование поведения.

Я-идеальное как подструктура личности включает представления человека о том типе личности, каким он должен был бы стать, исходя изусвоенных моральных норм, идентификаций и образцов. Идеальное Я является внутренним мотиватором личности, поскольку эта структура направлена на будущее. Идеальное Я становится целью человека, к которой он стремится. Я-идеал может быть как реалистичным, так и являться чистой фантазией.

Эти два образа — Я-реальное и Я-идеальное — могут иметь очень большое расхождение между собой по ряду каких-либо качеств, малое расхождение, или не иметь вовсе никаких отличий (совпадать).

В соответствии с этимприменительно к первому случаю большинство авторов говорят о ролевом конфликте. Полное совпадение может трактоваться и как безусловно позитивное явление — достижение идеала, и как остановка в развитии, закостенение.

Более подробно взгляды на конфликт между Я-реальным и Я-идеальным излагаются ниже.

Само наличие конфликта определяется выявлением разницы между представлениями о том, «каким я являюсь» и «каким я хотел бы стать». Если эта разница большая, считает А.Налчаджян, то можно говорить о существовании конфликта между этими двумя подструктурами Я-концепции личности. Этот конфликт чреват значительными последствиями для психической жизни и поведения личности. Он пишет, что у невротиков конфликт между идеальным «Я» и настоящим «Я» выражен значительно сильнее, чем у психически нормальных людей. Поэтому одной из задач психотерапии считается сближение содержания этих двух подструктур самосознания путем изменения самооценки личности. В основе последнего положения лежат воззрения У.Джемса, выраженные в предложенной им формуле: Самооценка — Успех / Притязания [10]

Различия между Я-реальным и Я-идеальным могут принимать конфликтный характер, например, в том случае, когда в идеальном «Я» представлена определенная черта, а в реальном «Я» присутствует ее противоположность. Возникает, следовательно, несовместимость рассматриваемых двух образов Я по этой черте, которая носит конфликтный характер.

Если конфликт между идеальным «Я» и реальным «Я» углубляется, то у человека формируется неуравновешенность, нередко — низкий уровень собственного достоинства (самоуважения), но одновременно возникает мотив реализации идеального Я-образа. Следует, впрочем, отметить, что этот мотив носит во многом адаптивно-защитный характер. То есть личность может истинно самореализоваться — в случае, если ее усилия в ходе преодоления конфликта между Я-реальным и Я-идеальным направлены на реальное изменение личности и ее поведения, — а может и использовать защитные механизмы, убеждая других и себя в желаемом положении дел (это считается неконструктивной адаптацией).

Если же расхождения между реальным и идеальным Я-образами сохраняются и значительны, человек будет переживать интенсивное недовольство собой. Это недовольство может сохраняться и при наличии больших реальных достижений. Этот тип конфликта характерен для большинства высокоодаренных людей, что позволяет сделать предположение о позитивном значении наличия конфликта между реальным и идеальным «Я», правда, при условии достаточною уровня интеллектуального развития субъекта. Например, И.С.Кон говорил о том, что расхождение реального и идеального «Я» — функция не только возраста, но и интеллекта. У более творческих и интеллектуально развитых людей недовольство собой присутствует чаще, чем у индивидов со средними способностями [16].

В рамках гомеостатической модели возникновение конфликта объясняется следующим образом. Если новый опыт согласуется с уже имеющимся, то он легко пропускается внутрь Я-концепции и принимается. Если же новый опыт противоречит сложившейся Я-концепции, то ее оболочка срабатывает как защитный экран, не допуская фрустрирующую информацию в сознание. Если отличие нового опыта от уже имеющихся представлений индивида о себе не принципиально, он может внедряться в структуру Я-концепции, насколько это позволяют адаптационные возможности составляющих ее самоустановок. Последнее положение также позволяет говорить о положительном значении в расхождении между Я-реальным и Я-идеальным (в данном случае, именно незначительном расхождении).

Противоречивый опыт может усваиваться также и с помощью механизмов психологической защиты, таких как, например, рационализация. Эти механизмы позволяют поддерживать Я-концепцию в уравновешенном состоянии.

К.Роджерс также считает, что, поскольку позитивное отношение к себе зависит от оценок других, может возникнуть разрыв между реальным опытом индивида и его потребностью в позитивном отношении к себе, т.е. развивается психическая дезадаптация. Под дезадаптацией он понимал результат попыток оградить сложившуюся Я-концепцию от угрозы столкновения с травмирующим опытом. Это приводит к селективности и искажениям в восприятии и к неверной интерпретации опыта [31].

В клинической психологии большое расхождение между реальным и идеальным «Я» считается тревожным симптомом, так как человек может видеть непреодолимую преграду на пути от своего актуального состояния к тому, в котором он желал бы находиться. Очевидно, способность разрешить этот конфликт зависит от личностной зрелости: умения найти пути преодоления этой преграды, вместо того чтобы впадать в отчаяние.

Так, некоторые ученые предлагают рассматривать разрыв между идеальным «Я» и его актуальным состоянием не как нарушение, а как признак взрослости.

Борьба между различными образами «Я» как считает Налчаджян, по существу, означает мотивационный конфликт. Он пишет: «поскольку, как мы знаем, актуализированные Я-образы являются комплексными мотивами и регуляторами психической активности личности, то конкуренция между двумя различными Я-образами означает борьбу между двумя мотивами поведения, соответссвующими различным социальным ролям» [22].

Я-концепция подкрепляется повторяющимися социальными взаимоотношениями: только воспринимаемый как определенное человеческое существо, каждый индивид получает статус внутри сообщества людей. Т.Шибутани пишет о том, что в любом обществе существует «дифференциация участников по рангу». Чтобы обозначить положение личности в обществе, устанавливаемое в терминах прав, обязанностей, привилегий и свобод, которые она получает благодаря своему положению, он применил термин «социальный статус», понимая его как процесс. Человек может иметь статус только в отношении к другим, которые признают его место и обращаются с ним определенным образом. Обладание статусом позволяет человеку ожидать и требовать определенного отношения со стороны других людей. Но проблема может заключаться в том, что в течение жизни человек вступает во множество отношений, вынужден играть несколько ролей, которые могут оказаться и внутренне несовместимыми. Иначе говоря, у него возникают различные Я-образы. Степень интеграции этих образов в Я-концепцию в значительной мере зависит согласованности ожиданий других людей относительно исполняемых индивидом ролей. Когда различия слишком велики, человек может страдать от внутренних конфликтов, и иногда эти страдания достигают такой степени, что могут привести к распаду личности [41].

Р.Бернс сосуществование конфликтных самоустановок объясняет тем, что внутренний диссонанс возникает вследствие синхронности противоречивых проявлений Я-концепции, что и приводит к возникновению в сознании индивида явного конфликта. Противоположные установки мирно уживаются в одном человеке за счет того, что они «привязаны» каждая к своей ситуации. Диссонанс может возникнуть лишь в том случае, если две ситуации как-то «наложатся» одна на другую [5].

Я-концепция формируется, уточняется и укрепляется день ото дня во взаимодействии людей друг с другом. Только воспринимаемый как определенное человеческое существо, исполняющее определенную роль, человек получает возможность укрепиться и осознать себя в этой роли (Я-образе).

Дж. Мид считал, что, то, как человек рассматривает сам себя, должно быть отражением того, что, по его мнению, думают о нем другие (хотя совершенно не обязательно, чтобы они действительно так думали).

Следовательно, общий образ Я (Я — концепция) состоит из множества других образов Я, представляющих собой установки личности, связанные с актуальной, выполняемой в данный момент деятельностью, ролью. Образ Я (Я-концепция) — это существующая в сознании человека система представлений, образов, оценок, относящихся к нему самому. Она включает представления о том, как он выглядит в глазах других людей, а также то, каким бы он хотел быть и как он должен себя вести. Согласно этому определению Я-концепция — это реальный, идеальный образы Я и образ Я как результат отраженного самоотношения: Я в представлениях других людей, или зеркальное Я. Все три составляющие образа Я являются ее модальностями . Кроме модальностей, Я-концепция представлена когнитивным (образ Я), эмоциональным (самооценка) и поведенческим (стратегии самоутверждения личности) компонентами.

Содержание самосознания зависит не только от воздействия контактов с другими людьми, но и от уровня знаний о себе и отношения к себе — самооценки.

То есть самосознание имеет сложную структуру, может изменяться под влиянием внешних и внутренних факторов, но при этом сохраняя необходимую для безопасности личности устойчивость, обеспечивая адекватность личности. Степень адекватности образа Я выясняется при изучении одного из важнейших его аспектов — самооценки личности, то есть «оценки личностью самой себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей» [30].

С помощью самооценки происходит регуляция поведения личности. Человек, включаясь в общение и деятельность, черпает там некоторые существенные ориентиры для своего поведения, сверяя то, что он делает, с тем, чего от него ожидают окружающие. То есть уже сложившиеся оценки собственного «Я» есть результат постоянного сопоставления того, что личность наблюдает в себе, с тем, что видит в других людях.

Самооценка — отношение человека к себе, выражающееся в принятии или непринятии своей личности. Согласно У. Джемсу, самооценка складывается из двух составляющих — уровня притязаний и уровня реальных достижений. Уровень притязаний — это уровень трудности достигаемых целей. Если уровень притязаний будет очень высоким, а уровень реальных достижений — низким, то самооценка тоже будет низкой. При сочетании уровня притязаний и уровня достижений самооценка становится высокой и адекватной. Повышения самооценки, соответственно, добиваются двумя способами — путем снижения уровня притязаний или посредством улучшения реальных достижений. Самооценка — один из тщательно изученных психических феноменов.

Самоутверждение — поведенческий аспект Я-концепции. Е.П.Никитин, Н.Е.Харламенкова указывают, что самоутверждение представляет собой одну из стратегий эго, это способ усиления Я, придания ему или поддержания силы, значимости. Для любого человека в большей или меньшей мере свойственна некоторая уязвимость в отношении того, кем он является и насколько ценным себя чувствует. Люди прибегают к разным способам поддержания значимости себя для того, чтобы чувствовать удовлетворение от собственной личности. Это могут быть идеализация и идентификация, в одном случае, проекция и обесценивание — в другом, самореализация — в третьем. В целом самоутверждение — это стремление к высокой оценке и самооценке своей личности и вызванное этим стремлением поведение [24].

Таким образом, в целом можно сделать следующие выводы.

Самосознание состоит из отдельных образов Я, которые интегрированы в целостный Образ Я. Они (образы Я) существуют во взаимосвязи и могут быть иерархизованы так, что способны оказывать влияние (подавлять или накладываться) друг на друга. Между образами Я могут существовать противоречия, ведущие к напряжению в личности и внутриличностному конфликту, снижению или повышению самооценки личности.

Самооценка — это компонент самосознания, отношение человека к себе, выражающееся в оценке себя, своих качеств и поведения, обусловливающее принятие или непринятие своей личности. С помощью самооценки происходит регуляция поведения личности.

3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ САМООЦЕНКИ И ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ АКТЕРОВ

.1 Процедура и методы исследования

Напомним, что цель нашего исследования — исследовать связь самооценки личности и эмоционального состояния актеров.

Выборка: в исследовании приняли участие 50 респондентов: 25 — актеров и 25 — преподавателей средних школ (Геленджик, Краснодар).

Из них 15 мужчин и 35 женщин. Возраст респондентов от 21 до 45 лет.

Использовались следующие методики: методика диагностики самооценки С.А. Будасси; опросник MBI (опросник адаптирован Н.Е. Водопьяновой); методика «Определение уровня тревожности» Ч.Д.Спилберга, Ю.Л.Ханина.

Методы обработки данных: количественный (методы математической статистики с использованием программного пакета STATISTICA 6.0).

Кратко опишем использованные в исследовании методики.

1. Методика С. А. Будасси позволяет проводить количественное исследование самооценки личности, т. е. ее измерение. В основе данной методики лежит способ ранжирования.

Респондент выбирает 10 качеств, в наибольшей степени характеризующих эталонную личность (назовем ее «мой идеал»).

Естественно, что в этом ряду могут найти место и негативные качества. Цель обработки результатов — определение связи между ранговыми оценками качеств личности, входящими в представления «Я идеальное» и «Я реальное». Мера связи устанавливается с помощью коэффициента ранговой корреляции. Коэффициент ранговой корреляции может находиться в интервале от -1 до +1.Если полученный коэффициент составляет не менее -0,37 и не более +0,37 ( при уровне достоверности, равном 0,05), то это указывает на слабую незначительную связь (или ее отсутствие) между представлениями человека о качествах своего идеала и о реальных качествах. Такой показатель может быть обусловлен и не соблюдением испытуемым инструкции, но если она выполнялась, то низкие показатели означают нечеткое и недифференцированное представление человека о своем идеальном Яи Я реальном.

Значение коэффициента корреляции от +0,38 до + 1 свидетельство наличия значимой положительной связи между Яидеальным и Яреальным. Это можно трактовать как проявление адекватной самооценки или при r от +0,39 до +0,89 как тенденцию к завышению. Значения же от +0,9 до + 1 часто выражают неадекватно завышенное самооценивание. Значение коэффициента корреляции в интервале от -0,38 до -1 говорит о наличии значимой отрицательной связи между Яидеальным и Я реальным (отражает несоответствие или расхождение представлений человека о том, каким он хочет быть, и том, какой он в реальности).

Это несоответствие предлагается интерпретировать как заниженную самооценку. Чем ближе коэффициeнт к -1, тем больше степень несоответствия.

В предложенной методике исследования самооценки ее уровень и адекватность определяются как отношение между Яидеальным и Яреальным. Представления человека о самом себе, как правило, кажутся ему убедительными независимо от того, основываются ли они на объективном знании или на субъективном мнении, являются ли они истинными или ложными. Качества, которые человек приписывает самому себе, далеко не всегда адекватны. Процесс самооценивания может происходить двумя путями: путем сопоставления уровня своих притязаний с объективными результатами своей деятельности; путем сравнения себя с другими людьми.

Однако независимо от того, лежат ли в основе самооценки собственные суждения человека о себе или интерпретации суждений других людей, индивидуальные идеалы или культурно-заданные стандарты, самооценка всегда носит субъективный характер; при этом ее показателями могут выступать адекватность и уровень. Адекватность самооцениваниявыражает степень соответствия представлений человека о себе объективным основаниям этих представлений. Уровень самооценкивыражает степень реальных и идеальных, или желаемых, представлений о себе. Адекватную самооценку (с тенденцией к завышению) можно приравнять к позитивному отношению к себе, к самоуважению, принятию себя, ощущению собственной полноценности. Низкая самооценка (с тенденцией к занижению), наоборот, может быть связана с негативным отношением к себе, неприятием себя, ощущением собственной неполноценности.

В процессе формирования самооценки важную роль играет сопоставление образов Я реального и Яидеального. Поэтому тот, кто достигает в реальности характеристик, соответствующих идеалу, будет иметь высокую самооценку. Если же человек «эффективно» рефлексирует разрыв между этими характеристиками и реальностью своих достижений, его самооценка, по всей вероятности, будет низкой. Самооценка и отношение человека к себе тесно связаны с уровнем притязаний, мотиваций и эмоциональными особенностями личности. От самооценки зависит интерпретация приобретеннoго опыта и ожидания человека относитeльнo самого себя и других людей.

2. Опросник MBI позволяет выявить степень эмоционального сгорания согласно трехмерной модели данного синдрома (эмоциональное истощение, деперсонализация, редукция личных достижений).

Эмоциональное истощение проявляется в ощущениях эмоционального перенапряжения и в чувстве опустошенности, исчерпанности своих эмоциональных ресурсов. Человек чувствует, что не может отдаваться работе, как раньше. Деперсонализация связана с возникновением равнодушного, негативного и даже циничного отношения к людям, обслуживаемым по роду работы. Контакты с ними становятся обезличенными и формальными; возникающие негативные установки могут по началу иметь скрытый характер и проявляться во внутренне сдерживаемом раздражении, которое со временем прорывается наружу и приводит к конфликтам. Сниженная рабочая продуктивность(редуцирование личностных достижений) проявляется в снижении оценки своей компетентности (в негативном восприятии себя как профессионала), недовольстве собой, уменьшении ценности своей деятельности, негативном отношении к себе как к личности. Появляется безразличие к работе. В соответствии с ключом производилось подсчитывание баллов по трем субшкалам.

3. Методика «определение уровня тревожности» Ч.Д. Спилберга, Ю.Л. Ханина

Методика диагностики самооценки Спилберга — Ханина является надежным и информативным способом самооценки уровня тревожности в данный момент (ситуационная тревожность) и личностной тревожности (как устойчивая характеристика человека).

Личностная тревожность характеризует устойчивую склонность воспринимать большой круг ситуаций как угрожающие, реагировать на такие ситуации состоянием тревоги. Ситуационная тревожность характеризуется напряжением, беспокойством, нервозностью. Очень высокая ситуационная тревожность вызывает нарушения внимания, иногда нарушение тонкой координации. Очень высокая личностная тревожность прямо коррелирует с наличием невротического конфликта, с эмоциональными и невротическими срывами и психосоматическими заболеваниями.

Но тревожность не является изначально негативной чертой. Определенный уровень тревожности — естественная и обязательная особенность активной личности.

3.2 Особенности самооценки актеров и преподавателей

По результатам диагностики самооценки у актеров и преподавателей были выявлены следующие особенности, которые представлены на рисунке 1 и рисунке 2.

Опишем полученные результаты самооценки у актеров (Рисунок 1).

Рисунок 1 — Самооценка у актеров

Примечание: 1 — низкая самооценка, 2 — средняя самооценка, 3 — высокая самооценка

Оказалось, что почти 45% всех актеров имеют среднюю самооценку. Считается, что средняя самооценка чаще всего бывает и адекватной, то есть она предполагает равное признание человеком как своих достоинств, так и недостатков. В основе этой самооценки, выражающейся через положительное свойство личности — уверенность,лежат необходимый опыт и соответствующие знания. Уверенность в себе позволяет человеку регулировать уровень притязаний и правильно оценивать собственные возможности применительно к различным жизненным ситуациям. Уверенного человека отличают решительность, твердость, умение находить и принимать логические решения, последовательно их реализовывать. Уверенный человек критически относится к допущенным ошибкам, анализируя их причины, с тем чтобы не повторить их вновь.

% актеров имеют низкую самооценку. Люди с низкой самооценкой обычно ставят перед собой более низкие цели, чем те, которые могут достигнуть, преувеличивая значение неудач. При заниженной самооценке человек характеризуется другой крайностью, противоположной самоуверенности, — чрезмерной неуверенностью в себе. Неуверенность, часто объективно не обоснованная, является устойчивым качеством личности и ведет к формированию у человека таких черт, как смирение, пассивность, «комплекс неполноценности». Это отражается и во внешнем виде человека: голова втянута в плечи, походка нерешительная, он хмур, неулыбчив. Окружающие иногда принимают такого человека за сердитого, злого, неконтактного, и следствием этого становится изоляция от людей, одиночество.

Развитию неуверенности в себе могут способствовать и некоторые субъективные факторы: тип высшей нервной деятельности, черты темперамента и т. д. Например, неуверенность выступает в качестве одной из характеристик тревожности. Преодоление неуверенности через процесс самовоспитания затруднено из-за неверия человека в свои возможности, перспективы и конечный результат.

% актеров имеют высокую самооценку. Люди с высокой или завышенной самооценкой гипертрофированно оценивают свои достоинства, ставят перед собой более высокие цели, чем те, которые они могут реально достигнуть, у них высокий уровень притязаний, не соответствующий их реальным возможностям. Здоровые качества личности: достоинство, гордость, самолюбие — перерождаются в высокомерие, тщеславие, эгоцентризм. Неадекватная самооценка своих возможностей и завышенный уровень притязаний обусловливают чрезмерную самоуверенность.Развитие излишней самоуверенности может выступать следствием соответствующего стиля воспитания в семье и школе. Незаслуженные похвалы и поощрения способствуют формированию у такого человека сознания исключительности, искаженного представления о собственных возможностях, необъективной оценки результатов своей деятельности. Самоуверенные люди не склонны к самоанализу. Вкупе с не критичностью мышления, недисциплинированностью, отсутствием необходимого самоконтроля это ведет к принятию ошибочных решений и осуществлению рисковых поступков. Дальнейшая утрата чувства необходимой осторожности отрицательно влияет на безопасность, надежность и эффективность всей жизнедеятельности человека. Отсутствие или недостаточная потребность в самосовершенствовании затрудняет включение их в процесс самовоспитания.

Результаты сравнительного анализа по группам самооценки представлены в Таблице 1.

Таблица 1 — Общая самооценка актеров (средние показатели)

Уровень самооценкиАктеры (n=25)Низкая- 0, 61Средняя0, 25Высокая0, 75

Оценка статистической достоверности различий по U-критерий Манна-Уитни показала, что различия наблюдаются между группами с высокой и средней самооценками. Критические значения: UКр p≤0.01 = 14 и p≤0.05 =21. Полученное эмпирическое значение Uэмп(18) находится в зоне значимости.

Между другими группами (уровнями) самооценки различий не было выявлено.

Таким образом, в выборке актеров выявлены все виды самооценки: низкая, высокая и средняя самооценки. Большинство актеров — обладатели средней самооценки. Это уверенные в себе люди, умеющие ставить реалистичные цели и их добиваться. Однако среди актеров есть люди и с завышенной самооценкой, которые могут гипертрофированно оценивать свои достоинства, ставить перед собой более высокие цели, чем те, которые они могут реально достигнуть, у них высокий уровень притязаний, не соответствующий их реальным возможностям. Часть актеров имеет также низкий уровень самооценки, что может свидетельствовать о критичном отношении к себе, неуверенности и высокой тревожности в отношениях или при постановке и достижении целей. Статистически различны две группы — актеры с высокой и средней самооценкой.

Опишем полученные результаты самооценки у преподавателей (Рисунок 2).

Рисунок 2- Самооценка у преподавателей

Примечание: 1 — низкая самооценка, 2 — средняя самооценка, 3 — высокая самооценка

Оказалось, что почти 55% всех преподавателей имеют среднюю самооценку, то есть они уверены в себе признают как свои достоинства, так и недостатки, решительны, умеют находить и принимать логические решения, последовательно их реализовывать, критически относятся к допущенным ошибкам, анализируя их причины, с тем чтобы не повторить их вновь.

% преподавателей имеют высокую самооценку, то есть они гипертрофированно оценивают свои достоинства, ставят перед собой более высокие цели, чем те, которые они могут реально достигнуть, у них высокий уровень притязаний, не соответствующий их реальным возможностям.

% преподавателей имеют низкую самооценку. Люди с низкой самооценкой обычно ставят перед собой более низкие цели, чем те, которые могут достигнуть, преувеличивая значение неудач.

Результаты сравнительного анализа по группам самооценки представлены в Таблице 2.

Таблица 2 — Общая самооценка преподавателей (средние показатели)

Уровень самооценкиПреподаватели (n=25)Низкая- 0, 72Средняя0, 48Высокая0, 61

Оценка статистической достоверности различий по U-критерий Манна-Уитни показала, что различия между группой преподавателей с высокой и средней самооценкой не наблюдается. Критические значения: UКр p≤0.01 = 14 и p≤0.05 =21. Полученное эмпирическое значение Uэмп(25) находится вне зоны значимости.

Сравнение между группой с низкой самооценкой и другими группами (уровнями) самооценки не проводилось в связи с недостаточностью количества преподавателей с низкой самооценкой (5% — это 2 человека).

Таким образом, в выборке преподавателей выявлены доминирующие виды самооценки: высокая и средняя самооценки. Большинство преподавателей — обладатели средней самооценки. Это уверенные в себе люди, умеющие ставить реалистичные цели и их добиваться. Почти такое же количество преподавателей — это люди с завышенной самооценкой, которые могут гипертрофированно оценивать свои достоинства, ставить перед собой более высокие цели, чем те, которые они могут реально достигнуть, у них высокий уровень притязаний, не соответствующий их реальным возможностям. Статистически значимых различий между группами нет.

Сравнительный анализ уровня самооценок у актеров и преподавателей представлен в таблице 3.

Таблица 3 — Сравнение самооценки актеров и преподавателей

(средние показатели)

Уровень самооценкиАктеры (n=25)Преподаватели (n=25)Значения UКрНизкая- 0, 61- 0, 72Не проводилось Средняя0, 250, 4815Высокая0, 750, 6122

Оценка статистической достоверности различий по U-критерий Манна-Уитни показала, что наблюдаются различия между группой преподавателей и актеров со средней самооценкой. Критические значения: UКр p≤0.01 = 14 и p≤0.05 =21. Полученное эмпирическое значение Uэмп(15) находится в зоне значимости.

Между группой преподавателей и актеров с высокой самооценкой различий нет. Критические значения: UКр p≤0.01 = 14 и p≤0.05 =21. Полученное эмпирическое значение Uэмп(22) находится вне зоны значимости.

Таким образом, можно сказать, что отличаются друг от друга актеры и преподаватели только те, у кого средняя самооценка. Отличие заключается в том, что преподаватели имеют чуть более высокую среднюю самооценку, чем актеры.

Сравнительный анализ количества актеров и преподавателей с разной самооценкой представлен на рисунке 3.

Рисунок 3 — Сравнительный анализ самооценок актеров и преподавателей (в %)

Такой результат может свидетельствовать о том, что самооценка педагогов более умеренная (средняя).

Они могут быть более адекватны в оценке своих достижений и межличностных контактах. А среди актеров несколько больше людей, склонных к неадекватной постановке целей и трудностям в межличностном взаимодействии.

Был проведен сравнительный анализ уровня самооценок у мужчин и женщин. Данные представлены в таблице 4.

Таблица 4 — Сравнение самооценки актеров и преподавателей

(средние показатели)

Уровень самооценкиЖенщины (n=35)Мужчины (n=15)Значения UКрНизкая- 0, 52- 0, 6812Средняя0, 410, 524Высокая0, 640, 8517

Оценка статистической достоверности различий по U-критерий Манна-Уитни показала, что наблюдаются различия между группой мужчин и женщин с высокой самооценкой. Критические значения: UКр p≤0.01 = 14 и p≤0.05 =21. Полученное эмпирическое значение Uэмп(17) находится в зоне значимости.

Между группой мужчин и женщин с высокой и низкой самооценкой самооценкой различий нет. Критические значения: UКр p≤0.01 = 14 и p≤0.05 =21. Полученное эмпирическое значение Uэмп(12) и Uэмп(24) находятся вне зоны значимости.

Таким образом, можно сказать, что отличаются друг от друга мужчины и женщины только те, у кого высокая самооценка. Отличие заключается в том, что мужчины имеют чуть более высокую среднюю самооценку, чем женщины.

Оценка достоверности различий внутри групп мужчин и женщин показала, что различия существуют только между группой мужчин с низкой и высокой самооценкой. Критические значения: UКр p≤0.01 = 14 и p≤0.05 =21. Полученное эмпирическое значение Uэмп(16) находится в зоне значимости.

Сравнительный анализ количества женщин и мужчин с разной самооценкой представлен на рисунке 4.

Рисунок 4 — Сравнительный анализ самооценок женщин и мужчин (в %)

Как видно из рисунка 4 расхождения между количеством мужчин и женщин с разными самооценками существуют. Среди женщин встречается больше людей со средней самооценкой, но фактически нет женщин с низкой самооценкой. А у мужчин наблюдается более равномерное распределение на группы: более представлена группа со средней самооценкой, но также выражена группа с низкой и высокой самооценкой.

Такой результат может свидетельствовать о том, что самооценка женщин более умеренная (средняя).

Они могут быть более адекватны в оценке своих достижений и межличностных контактах. А среди мужчин несколько больше людей, склонных к неадекватной постановке целей и трудностям в межличностном взаимодействии. Здесь отметим, что такое распределение самооценкой среди женщин и мужчин связано очевидно еще и с тем, что в выборке мужчин были преимущественно мужчины — актеры (10 актеров и 5 преподавателей), а среди женщин больше представлены преподаватели (15 — преподавателей и 10 — актрис).

3.3 Эмоциональное выгорание у актерови преподавателей

Результаты обработки данных, полученных по опроснику MBI, свидетельствуют о том, что всего лишь 10% актеров оказались с высоким уровнем эмоционального выгорания. У 60 % эмоциональное выгорание имеет среднее значение и 30% актеров с низким уровнем эмоционального выгорания (Рисунок 5).

Рисунок 5 — Уровни эмоционального выгорания актеров

Из Рисунка 5 видно, что у обследуемых актеров деформация личности в виде синдрома эмоционального выгорания в процентном соотношении не выявляется, то есть в целом их эмоциональное состояние можно назвать стабильным и благополучным.

Далее был проведен анализ данных, в результате которого выявлено процентное распределение каждого компонента из трехмерной модели опросника MBI. Так выявлено, что показатели чуть выше среднего по редукции личностных достижений наблюдаются у 20% респондентов, деперсонализация — у 25%, эмоциональное истощение — у 25 %. Около 30% респондентов не имеют в показателях доминирующих тенденций по компонентам (Рисунок 6).

Рисунок 6 — Особенности эмоционального выгорания по компонентам трехмерной модели MBI у актеров

Итак, можно сделать вывод о том, что у актеров эмоциональный фон повышен, они не равнодушны к происходящему в их профессиональной деятельности, но отношения с другими людьми не деформированы. Негативизма, циничных установок и чувств по отношению к другим людям (коллегам, родственникам) нет. Актеры позитивно оценивают себя, свои профессиональные достижения и успехи, отсутствует негативизм относительно своей профессиональной реализации.

Диагностика уровня эмоционального выгорания у преподавателей представлена на рисунке 7.

Рисунок 7 — Уровни эмоционального выгорания преподавателей

Первая группа — учителя, данной группы характеризуются низким уровнем эмоциональной напряженности (22%), низким уровнем тревожности, высокой эмоциональной устойчивостью, высоким уровнем удовлетворенности ситуацией и своей ролью в ней.

Вторая группа — (31%) присущи черты личности со средним уровнем выгорания.

Третья группа — имеют низкие значения индекса жизненной удовлетворенности (47%), что свидетельствует о неудовлетворенности своей жизнью, обшей неадаптированности, неприспособленности человека к жизни, психологическом дискомфорте.

Далее был проведен анализ данных, в результате которого выявлено процентное распределение каждого компонента из трехмерной модели опросника MBI (Рисунок 8).

Рисунок 8 — Особенности эмоционального выгорания по компонентам трехмерной модели MBI у преподавателей

Так выявлено, что у преподавателей показатели выше среднего по редукции личностных достижений наблюдаются у 50% респондентов, деперсонализация — у 20%, эмоциональное истощение — у 40 %.

Итак, можно сделать вывод о том, что у преподавателей эмоциональный фон несколько снижен, они могут быть равнодушны к происходящему в их профессиональной деятельности, но отношения с другими людьми не деформированы. Негативизма, циничных установок и чувств по отношению к другим людям (коллегам, ученикам) нет. Но преподаватели склонны негативно оценивать себя, свои профессиональные достижения и успехи, физически истощены.

Оценка различий между группами актеров и преподавателей показала, что достоверных различий нет. Однако анализ гендерных различий показал, что мужчины и женщины отличаются по доминирующим компонентам эмоционального выгорания.

Рисунок 9 — Гендерные различия в эмоциональном выгорании

Из Рисунка 9 видно, что у женщин больше, чем у мужчин представлены два компонента эмоционального выгорания: «эмоциональное истощение» и «редукция личных достижений». А у мужчин больше, чем у женщин представлен компонент «деперсонализация». Мы можем предположить, что в данной ситуации проявляются гендерные стереотипы поведения, которые связаны с «культурными образцами», предписывающими мужчинам и женщинам определенные типы реагирования или переживания стресса. В «культурных образцах» заложено, что женщины более эмоционально переживают проблематику отношений, склонны к негативному оцениванию себя, своих профессиональных достижений и успехов, а мужчины склонны противопоставлять свои чувства чувствам других людей (занимать соперничающую, автономную позицию), повышают негативизм, циничность установок и чувств по отношению к окружающим.

Отметим также, что среди мужчин в нашей выборке больше актеров, а среди женщин — преподавателей. Этот факт заставляет предположить, что группа женщин-преподавателей уже представляет некоторую группу риска по формированию синдрома эмоционального выгорания. В то время как эмоционально наполненная профессиональная жизнь мужчины актера оказывается более «долгосрочной».

3.4 Уровень тревожности у актеров и преподавателей

Для определения уровня тревожности молодежи мы применили методику «Определение уровня тревожности» Ч.Д.Спилберга, Ю.Л.Ханина. Полученные результаты представлены в таблице 5.

Таблица 5 — Уровень тревожности, (%)

Общий уровень тревожностиАктерыПреподавателиЛичностная Ситуативная Личностная Ситуативная Высокий уровень10306060Умеренный уровень70504040Низкий уровень202000

Из полученных данных можно заключить, что преподавателей с высоким уровнем личностной и ситуативной тревожности больше. Очевидно они обладают склонностью к высоко субъективным переживаниям эмоций, напряжению, беспокойству, нервозности, эмоциональной лабильности, возрастанию общей возбудимости и снижению порога чувствительности.

В то время как у актеров, тревожность возникает как эмоциональная реакция на стрессовые ситуации (накануне важных встреч, перед выполнением ответственных заданий, выступлениями), но негативное эмоциональное впечатление от пережитого сохраняет долговременное воздействие на личность. А вот низкий уровень тревожности может говорить об эмоциональной ригидности, требует повышения внимания к мотивам деятельности и повышения чувства ответственности.

Таким образом, преподавателей с высоким уровнем личностной и ситуативной тревожности больше, чем актеров с такими состояниями. Преподаватели обладают склонностью к высоко субъективным переживаниям эмоций, напряжению, беспокойству, нервозности, эмоциональной лабильности, возрастанию общей возбудимости и снижению порога чувствительности. В то время как у актеров, тревожность возникает как эмоциональная реакция на стрессовые ситуации (накануне важных встреч, перед выполнением ответственных заданий, выступлениями), но негативное эмоциональное впечатление от пережитого сохраняет долговременное воздействие на личность. А вот низкий уровень тревожности может говорить об эмоциональной ригидности, требует повышения внимания к мотивам деятельности и повышения чувства ответственности.

Анализ гендерных различий представлен в таблице 6.

Таблица 6 — Уровень тревожности, (%)

Общий уровень тревожностиМужчиныЖенщиныЛичностная Ситуативная Личностная Ситуативная Высокий уровень15257060Умеренный уровень65553040Низкий уровень202000

Как видно из таблицы 6, среди женщин наиболее выражен как уровень личностной, так и ситуативной тревожности. Нет женщин с низким уровнем тревожности. Мужчины в большей степени имеют умеренный уровень личностной и ситуативной тревожности. Незначительный процент мужчин имеет высокий и низкий уровень личностной и ситуативной тревожности.

Оценка различий между группами актеров и преподавателей по уровню тревожности показала, что достоверных различий нет. Однако анализ гендерных различий показал, что мужчины и женщины отличаются по уровню тревожности. Оказалось, что мужчины и женщины отличаются друг от друга по уровню личностной тревожности, которая у женщин в среднем выше.

.5 Связь самооценки и эмоционального состояния у актеров и преподавателей

В ходе нашего исследования была сформулирована гипотеза о связи самооценки и эмоционального состояния у актеров и преподавателей. Поэтому мы предприняли попытку проверить нашу гипотезу при помощи корреляционного анализа (коэффициент ранговой корреляции Спирмена) по результатам выборки актеров и преподавателей.

Нами были «проверены» связи между всеми шкалами по методикам: диагностика самооценки С.А. Будасси; опросник MBI (опросник адаптирован Н.Е. Водопьяновой); методика «Определение уровня тревожности» Ч.Д.Спилберга, Ю.Л.Ханина.

Оказалось, что у актеров выявлена прямая средняя не сильная корреляция между высокой самооценкой и деперсонализацией (Таблица 7).

Таблица 7 — Коэффициенты корреляции между уровнем самооценки и эмоциональным выгоранием у актеров

Эмоциональное выгорание СамооценкавысокаясредняянизкаяЭмоциональное истощение0.200.060.13Деперсонализация0.550.240.15Редукция достижений 0.010.110.14

То есть очевидно, что в ситуации эмоционального напряжения (угрозы эмоционального выгорания) у актеров с высокой самооценкой «срабатывает» механизм психологической защиты — деперсонализация. Они будут склонны сбрасывать накопившееся напряжение через обвинение других, а не себя.

Связи с между другими компонентами самооценки и эмоционального выгорания у актеров выявлено не было.

У преподавателей выявлена прямая средняя не сильная корреляция между средней самооценкой и эмоциональным истощением и между средней самооценкой редукцией достижений (Таблица 7).

Таблица 7 — Коэффициенты корреляции между уровнем самооценки и эмоциональным выгоранием у преподавателей

Эмоциональное выгорание СамооценкавысокаясредняянизкаяЭмоциональное истощение0.200.610.13Деперсонализация0.150.240.15Редукция достижений 0.010.580.14

То есть очевидно, что в ситуации эмоционального напряжения (угрозы эмоционального выгорания) преподаватели склонны тратить больше энергии, физически и эмоционально вовлекаются во взаимодействие с другими или в решение проблемы, берут на себя ответственность и обвиняют себя в невозможности справиться с ситуацией.

Связи с между другими компонентами самооценки и эмоционального выгорания у преподавателей выявлено не было.

Далее было выявлено, что большинства связей между самооценкой и тревожностью у актеров и преподавателей не наблюдается. Однако выявлена прямая средняя не сильная корреляция между высокой самооценкой и ситуативной тревожностью у актеров (таблица 8) и между средней самооценкой и личностной тревожностью у преподавателей (таблица 9).

Таблица 8 — Коэффициенты корреляции между самооценкой и тревожностью у актеров

Уровень тревожности СамооценкавысокаясредняянизкаяЛичностная тревожность0.120.310.01Ситуативная тревожность 0.630.110.11

Таблица 9 — Коэффициенты корреляции между самооценкой и тревожностью у преподавателей

Уровень тревожности СамооценкавысокаясредняянизкаяЛичностная тревожность0.230.58-0.1Ситуативная тревожность 0.110.180.13

Это значит, что самооценка актеров уже имеющих высокую самооценку в ситуации эмоционального напряжения или конфликта будет удерживаться за счет повышения ситуативной тревожности, которая может дестабилизировать деятельность или поведение актера, но не причинит серьезного вреда его личности.

Анализ гендерных различий показал, что существует связь между высокой самооценкой и ситуативной тревожностью только у мужчин. Других гендерных различий между уровнями самооценки и тревожностью выявлено не было.

Таблица 10 — Коэффициенты корреляции между самооценкой и тревожностью у мужчин и женщин

Уровень тревожности мужчиныженщинывыссреднизвыссреднизЛичностная тревожность0.230.15-0.10.30.250.15Ситуативная тревожность 0.640.180.130. 120.190.33

Таким образом, мы видим, что гипотеза подтверждена частично. По большинству параметров самооценки, эмоционального выгорания и тревожности связи не были выявлены, но выявлено пять корреляционных особенностей в различных профессиональных и гендерных группах:

у актеров выявлена связь между высокой самооценкой и деперсонализацией и корреляция между высокой самооценкой и ситуативной тревожностью;

у преподавателей выявлена связь между средней самооценкой и эмоциональным истощением, между средней самооценкой редукцией достижений и между средней самооценкой и личностной тревожностью;

выявлена связь между высокой самооценкой и ситуативной тревожностью только у мужчин.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Профессионал, занятый в сфере профессий типа «человек-человек» и «человек- группа», вовлечен в высокой степени эмоциональное взаимодействие с другими людьми, поэтому обязан уметь управлять своим поведением и поведением другого человека в процессе общения, иметь психологическую подготовку — ориентироваться в типах личности, механизмах саморегуляции и психопрофилактики.

Однако такой высокий уровень личностной эмоциональной включенности не может не сказываться на общем вегетативном и психологическом состоянии человека. Постепенно может накапливаться усталость от общения, возникать различного рода деструкции, среди которых имеет синдром «эмоционального выгорания».

«Эмоциональное выгорание» — это особое психологическое состояние здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами, пациентами в эмоционально нагруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи. «Выгорание» характеризуется чрезмерной потерей психологической энергии, приводит к психосоматической усталости, эмоциональному истощению и как результат — беспокойство (тревога), раздражение, гнев, пониженная самооценка и т.д. Пишут о трех факторах, играющих существенную роль в «эмоциональном выгорании»: организационном, ролевом и личностном.

В этом ряду факторов наибольший интерес представляют личностные, которые и регулируют поведение и профессиональную жизнь человека. Поэтому целью нашего исследования стало изучение особенностей эмоционального состояния — синдром эмоционального выгорания и тревожность с таким важным личностным феноменом, как самооценка, у актеров и преподавателей.

В ходе эмпирического исследования гипотеза подтверждена частично. По большинству параметров самооценки, эмоционального выгорания и тревожности связи не были выявлены, но выявлено пять корреляционных особенностей в различных профессиональных и гендерных группах:

у актеров выявлена связь между высокой самооценкой и деперсонализацией и корреляция между высокой самооценкой и ситуативной тревожностью;

у преподавателей выявлена связь между средней самооценкой и эмоциональным истощением, между средней самооценкой редукцией достижений и между средней самооценкой и личностной тревожностью;

выявлена связь между высокой самооценкой и ситуативной тревожностью только у мужчин.

То есть выявлена некоторая закономерность: у актеров высокая самооценка очевидно регулирует эмоциональное состояние через некоторый негативизм по отношению к другим или ситуации (причем, это скорее, всего мужчины); а у преподавателей со средней самооценкой, имеется склонность к ухудшению их эмоционального состояния через эмоциональное истощение, самообвинение и повышение личностной тревожности, возможно невротизация личности (причем, это скорее, всего женщины).

Уточним полученные результаты.

. В выборке актеров выявлены все виды самооценки: низкая, высокая и средняя самооценки. Большинство актеров — обладатели средней самооценки. Это уверенные в себе люди, умеющие ставить реалистичные цели и их добиваться. Однако среди актеров есть люди и с завышенной самооценкой, которые могут гипертрофированно оценивать свои достоинства, ставить перед собой более высокие цели, чем те, которые они могут реально достигнуть, у них высокий уровень притязаний, не соответствующий их реальным возможностям. Часть актеров имеет также низкий уровень самооценки, что может свидетельствовать о критичном отношении к себе, неуверенности и высокой тревожности в отношениях или при постановке и достижении целей. Статистически различны две группы — актеры с высокой и средней самооценкой.

У преподавателей выявлены доминирующие виды самооценки: высокая и средняя самооценки. Большинство преподавателей — обладатели средней самооценки. Это уверенные в себе люди, умеющие ставить реалистичные цели и их добиваться. Почти такое же количество преподавателей — это люди с завышенной самооценкой, которые могут гипертрофированно оценивать свои достоинства, ставить перед собой более высокие цели, чем те, которые они могут реально достигнуть, у них высокий уровень притязаний, не соответствующий их реальным возможностям. Статистически значимых различий между группами нет.

Актеры и преподаватели различаются между собой только в группе с показателями средней самооценки. Отличие заключается в том, что преподаватели имеют чуть более высокую среднюю самооценку, чем актеры. Также среди преподавателей встречается больше людей со средней самооценкой, но фактически нет преподавателей с низкой самооценкой. А у актеров наблюдается более равномерное распределение на группы: более представлена группа со средней самооценкой, но также выражена группа с низкой и высокой самооценкой. Такой результат может свидетельствовать о том, что самооценка педагогов более умеренная (средняя).

Они могут быть более адекватны в оценке своих достижений и межличностных контактах. А среди актеров несколько больше людей, склонных к неадекватной постановке целей и трудностям в межличностном взаимодействии.

. Оказалось, что среди обследуемых именно преподаватели более подвержены синдрому эмоционального выгорания, чем актеры. У актеров эмоциональный фон повышен, они не равнодушны к происходящему в их профессиональной деятельности, но отношения с другими людьми не деформированы. Актеры позитивно оценивают себя, свои профессиональные достижения и успехи, отсутствует негативизм относительно своей профессиональной реализации. А у преподавателей эмоциональный фон несколько снижен, они могут быть равнодушны к происходящему в их профессиональной деятельности, но отношения с другими людьми не деформированы. Негативизма, циничных установок и чувств по отношению к другим людям (коллегам, ученикам) нет, но преподаватели склонны негативно оценивать себя, свои профессиональные достижения и успехи, физически истощены.

3. Оценка различий между группами актеров и преподавателей по уровню тревожности показала, что достоверных различий нет. Однако по количественному распределению, выявлено, что преподавателей с высоким уровнем личностной и ситуативной тревожности больше, чем актеров с такими состояниями. Преподаватели обладают склонностью к высоко субъективным переживаниям эмоций, напряжению, беспокойству, нервозности, эмоциональной лабильности, возрастанию общей возбудимости и снижению порога чувствительности. В то время как у актеров, тревожность возникает как эмоциональная реакция на стрессовые ситуации (накануне важных встреч, перед выполнением ответственных заданий, выступлениями), но негативное эмоциональное впечатление от пережитого сохраняет долговременное воздействие на личность. А вот низкий уровень тревожности может говорить об эмоциональной ригидности, требует повышения внимания к мотивам деятельности и повышения чувства ответственности.

4. Выявлены различия между мужчинами и женщинами:

по уровню самооценки друг от друга отличаются мужчины и женщины только те, у кого высокая самооценка: мужчины имеют чуть более высокую среднюю самооценку, чем женщины. Среди женщин встречается больше людей со средней самооценкой, но фактически нет женщин с низкой самооценкой. А у мужчин наблюдается более равномерное распределение на группы: более представлена группа со средней самооценкой, но также выражена группа с низкой и высокой самооценкой. Такой результат может свидетельствовать о том, что самооценка женщин более умеренная (средняя).

Они могут быть более адекватны в оценке своих достижений и межличностных контактах. А среди мужчин несколько больше людей, склонных к неадекватной постановке целей и трудностям в межличностном взаимодействии. Здесь отметим, что такое распределение самооценкой среди женщин и мужчин связано очевидно еще и с тем, что в выборке мужчин были преимущественно мужчины — актеры, а среди женщин больше представлены преподаватели.

по уровню эмоционального выгорания оценка гендерных различий показала, что мужчины и женщины отличаются по доминирующим компонентам эмоционального выгорания: у женщин больше, чем у мужчин представлены два компонента эмоционального выгорания: «эмоциональное истощение» и «редукция личных достижений». А у мужчин больше, чем у женщин представлен компонент «деперсонализация». Очевидно здесь, проявляются гендерные стереотипы поведения, которые связаны с «культурными образцами», предписывающими мужчинам и женщинам определенные типы реагирования или переживания стресса. В «культурных образцах» заложено, что женщины более эмоционально переживают проблематику отношений, склонны к негативному оцениванию себя, своих профессиональных достижений и успехов, а мужчины склонны противопоставлять свои чувства чувствам других людей (занимать соперничающую, автономную позицию), повышают негативизм, циничность установок и чувств по отношению к окружающим.

по уровню тревожности анализ гендерных различий показал, что мужчины и женщины отличаются: уровень личностной тревожности у женщин в среднем выше. У женщин наиболее выражен как уровень личностной, так и ситуативной тревожности и нет женщин с низким уровнем тревожности. Мужчины в большей степени имеют умеренный уровень личностной и ситуативной тревожности. Незначительный процент мужчин имеет высокий и низкий уровень личностной и ситуативной тревожности.

Полученные результаты по гендерным различиям могут быть объяснены еще и тем, что среди мужчин в нашей выборке больше актеров, а среди женщин — преподавателей. Этот факт заставляет предположить, что группа женщин-преподавателей уже представляет некоторую группу риска по формированию синдрома эмоционального выгорания и повышающемуся уровню личностной тревожности. В то время как эмоционально наполненная профессиональная жизнь мужчины актера оказывается более «долгосрочной». Возможно яркая эмоциональная жизнь актеров и требует от них максимального эмоционального включения, но в силу постоянной эмоциональной тренировки формирует навыки профессиональной саморегуляции. Чего не умеют или чему не обучены преподаватели.

Поэтому полученные данные могут быть использованы в рамках различных учебных курсов, направленных на формирования представлений о профессиональной деятельности личности. Полученные результаты можно использовать для организации психологической поддержки актеров и, как мы выяснили в первую очередь, педагогов — в процессе обучения, адаптации к профессии и повышения квалификации.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1.Аминов Н. А. Типичные варианты профессионального самоопределения у старшеклассников педагогических классов и их физиологические корреляты // Новые исследования в психологии и возрастной физиологии. 1990. N 1.

2.Анохин, П. К. Эмоции / П.К. Анохин.- БМЭ, 2-е изд., 1964, т. 35, С. 339.

3.Артамонова В.Г., Шаталов Н.Н. Профессиональные болезни. — М.: Академия, 1988.

.Безносов С.П. Профессиональная деформация и воспитание личности // Психологическое обеспечение социального развития человека / А.А. Крылов. — Л., 1989.

5.Бернс Р. Я-концепциия и воспитание. — М., 1986. — 420c.

6.Большой психологический словарь / Под ред. Б.Г. Мещерякова. — М., 2009. — 816с.

7.Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М.: Изд-во МГУ, 1976.

8.Выготский, Л. С. Проблемы общей психологии / Л.С. Выготский. — Собр. соч. в 6т. Т 2. — М., 1982. — 504 с.

9.Головин, С.Ю. Словарь практического психолога / С.Ю. Головин. — М.,1998.

.Елизаров А.Н. Психологическое консультирование семьи. — М.: «Ось-89», 2004. — 400 с.

.Зеер Э.Ф. Психология профессий: Учебное пособие для студентов вузов.-2-е изд., перераб., доп.- М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2003.

12.Изард, К. Психология эмоций / К. Изард. — СПб., 2003. — 464с.

13.История советской психологии труда: Тексты. — М.: Просвещение, 1984.

14.Кибанов А.Я., Ворожейкин И.Е, Захаров Д.К., Коновалова В.Г.. Конфликтология: Учебник. М.:ИНФРА, 2007.

.Колесников Л. Ф. Резервы эффективности педагогического труда. Новосибирск, 1985.

16.Кон И.С. Изд-во: Политиздат, 1978. — С. 368.

17.Кочнев В.И. К проблеме изучения актерских способностей // Вопросы психологии. — 1982. — № 5, 93. — С. 108-112.

18.Леонтьев, А. Я. Эмоции / А. Я. Леонтьев, К. Я. Судаков.- БСЭ, т. 30. М., 1978, С. 169.

19.Любимова Г.Ю., Паутов Л.В, Проскурин С.К. О современных проблемах отечественного профессиоведения // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 14, психология. 1996. №1.

20.Маклаков, А. Г. Общая психология /А.Г. Маклаков. — СПб., 2001. — 592с.

21.Маркова А.К. Психология профессионализма. — М.: Наука, 1996.

.Нартова-Бочавер С.К. Дифференциальная психология. М. Издательство Ижица, 2002. — 160 с.

23.Немов, Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений / Р.С. Немов. В 3 кн. — 4-е изд. Кн.1. — М., 2003. — 688 с.

24.Никитин Е.П., Харламенкова Н.Е. Феномен человеческого самоутверждения. — СПб.: Алетейя, 2000. — 224с.

25.Основы общей и медицинской психологии / В.Н. Мясищев [и др.]. — М., 1968. — 216с.

26.Попова Ю.И. Перевоплощение как регулятор Я-концепции // автореферат на соискание степени канд. псих. наук. 19.00.01, Краснодар, 2004.

27.Пряжников Н.С., Пряжникова Е.Ю. Психология труда и человеческого достоинства. М., 2001.

28.Психология эмоций. Тексты / Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю. Б. Гиппенрейтер. — М., 1984. -288 с.

29.Психофармакология эмоций / Вальдман Л. В. [и др.]. — М., 1976. — 328c.

30.Рогов Е.И. Общая психология: курс лекций. — М.: «Владос». 1998. — 448 с.

.Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. — М., 1995. — 478 с.

32.Рыбников, О.Н. Психофизиология нервной деятельности / О.Н. Рыбников. — М., 2010. — 320с.

.Симонов, П. В. Эмоциональный мозг / П. В. Симонов. — М., 1981. — 216с.

34.Узнадзе, Д. Н. Общая психология / Пер. с грузинского Е. Ш. Чомахидзе; Под ред. И. В. Имедадзе. -СПб., 2004. — 413 с.

35.Филиппов А.В. Работа с кадрами: психологический аспект. — М.: Просвещение, 1990.

36.Хрестоматия по психологии / Под ред. Петровского А.В. — 2-е изд., перераб. и доп.. — М., 1987. — 448с.

37.Чернова И.А., Левченко Е.В. Восприятие эмоций актерами. Будущее психологии: материалы Всерос. студ. конф. (16 апреля 2008 г.) / под ред. Е.В. Левченко, А.Ю. Бергфельд; Перм. гос. ун-т.- Пермь, 2008. — Вып. 1. — 148 с.

.Шестакова К.Н. Факторы профессионального выгорания актеров. Психологические исследования, 2012, 5(25), 7. #»justify»>39.Шингаров Г. X. Интересное исследование по проблеме эмоций / Г.Х. Шингаров // Журн. высш. нервн. деят. т. 20, вып. 6. 1970, С. 1320.

40.Штефан Н.И. Актер любительского театра как объект социокультурного исследования. Ярославский педагогический вестник — 2012 — № 4 — Том I (Гуманитарные науки).

с. 314-319.

41.Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. — М. 1996. — 342 с