§ 5. Неосторожная форма вины и ее виды

В соответствии с законом, преступлением, совершенным по

неосторожности, признается деяние, совершенное по легко-

мыслию или небрежности (ст. 26 УК РФ).

По общему правилу преступление, совершенное по неосто-

рожности, менее опасно, чем умышленное деяние, ибо в этих

случаях лицо, как правило, не намеривается вообще совершать

преступление. Чаще происходит нарушение каких-либо правил

(техники безопасности, противопожарных, обращения с оружи-

ем, безопасности движения на автотранспорте и т. п.), которое

влечет за собой наступление общественно опасных последст-

вий, превращающих проступок в преступление.

Однако необходимо иметь в виду, что, во-первых, неосто-

рожная форма вины — это одна из опасных разновидностей

невнимательности, неосмотрительности, а иногда даже равно-

душия и неуважения к интересам личности, общества в целом

и, во-вторых, в условиях научно-технического прогресса замет-

но увеличивается число неосторожных преступлений практиче-

ски во всех сферах деятельности человека. Лица, обязанные по

роду своей службы (работы) соблюдать определенные правила,

требования, из-за беспечности, легкомыслия, недисциплиниро-

ванности нарушают их, причиняя огромный ущерб жизни, здо-

ровью людей, окружающей среде. Поэтому уголовно-правовые

способы реагирования на совершение неосторожных преступ-

лений вполне оправданы и социально необходимы1

.

Преступление признается совершенным по легкомыслию,

если лицо предвидело возможность наступления общественно

опасных последствий своих действий (бездействия), но без дос-

таточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на

предотвращение этих последствий.

‘ См. подробнее: Нерсесян В. А. Неосторожные преступления.

Красноярск, 1991.

Интеллектуальный критерий преступного легкомыслия со-

стоит из осознания виновным общественной опасности совер-

шаемого действия (бездействия), предвидения абстрактной

возможности наступления общественно опасных последствий.

Абстрактное предвидение означает, что лицо сознает неправо-

10 стр., 4729 слов

Понятие и виды преступных последствий

... преступления. Значение объективной стороны преступления. Общественно опасное деяние. Общественно опасные последствия. Причинная связь между деянием и последствиями. Факультативные признаки объективной стороны преступления. ... лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст.ст. 295 317 УК). Эти преступления могут признаваться ...

мерность своих действий, понимает (предвидит), что такие

действия в принципе могут повлечь за собой общественно

опасные последствия, но считает невозможным их наступление

в данном конкретном случае.

Волевой критерий определяется тем, что лицо не желает на-

ступления последствий, более того, стремится не допустить их

с помощью каких-то реально существующих факторов (сил).

Прежде всего виновный имеет в виду собственные личные ка-

чества — опыт, мастерство, силу, ловкость, профессионализм;

действия других лиц, механизмов, даже стихийные силы при-

роды. Однако расчеты его оказываются легкомысленными, са-

монадеянными. Виновный либо не знает законов развития

причинной связи между деянием и грозящими последствиями,

либо, что чаще встречается в судебной практике по делам с

этим видом вины, не учитывает каких-то привходящих обстоя-

тельств, которые существенно меняют развитие причинной

связи. Не срабатывают механизмы, не включаются силы, на ко-

торые рассчитывало лицо.

Эта надежда, хотя и необоснованная, самонадеянная, суще-

ственно отличает преступное легкомыслие от косвенного умыс-

ла, при котором такой расчет вообще отсутствует. Виновный

может «рассчитывать на авось», т. е. на удачу, везение, судьбу,

но не на конкретные реальные обстоятельства и силы. По этой

причине преступное легкомыслие является менее общественно

опасным, чем косвенный умысел.

Преступное легкомыслие отграничивается от косвенного

умысла по интеллектуальному и волевому критериям:

интеллектуальный критерий определяет характер предвиде-

ния — при косвенном умысле лицо предвидит реальную воз-

можность наступления преступных последствий, а при легко-

мыслии — только их абстрактную возможность;

волевой момент как косвенного умысла, так и легкомыслия

заключается в нежелании наступления последствий, однако

при косвенном умысле лицо безразлично относится к их насту-

плению, либо сознательно их допускает, либо «надеется на

авось», тогда как при легкомыслии оно рассчитывает на кон-кретные жизненные обстоятельства, которые способны предот-

вратить наступление последствий, однако этот расчет оказыва-

ется легкомысленным.

3 стр., 1101 слов

Есть психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию и его последствиям.

... !отсутствует !характеризуется нежеланием наступления общественно опасных последствий ?Если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при ... уголовной ответственности ?Юридический критерий невменяемости составляет: !иное болезненное состояние психики !хроническое психическое расстройство *неспособность лица руководить своими действиями ...

Преступная небрежность характеризуется тем, что лицо не

предвидит возможности наступления общественно опасных по-

следствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой

внимательности и предусмотрительности должно было и могло

предвидеть эти последствия. Таким образом, интеллектуальный

критерий состоит в том, что лицо не сознает общественной

опасности совершаемых им действий (бездействия).

Происхо-

дит это потому, что лицо не намеревается совершать преступ-

ление, а нарушает какие-либо правила, запреты санитарно-

эпидемиологические правила и т. п.) либо всем понятные жи-

тейские правила предосторожности. Отсюда — лицо не предви-

дит общественно опасных последствий своего деяния, причем

непредвидение вовсе не означает отсутствие всякого психиче-

ского отношения к происходящему, а представляет особую

форму этого отношения. Непредвидение последствий при не-

брежности свидетельствует о пренебрежении лица к требовани-

ям закона, правилам общежития, интересам других лиц

1

.

Волевой критерий — лицо, при необходимой внимательно-

сти и предусмотрительности, должно было и могло предвидеть

эти последствия. По существу, лицо, совершающее преступле-

ние с преступной небрежностью, упрекают за то, что оно, имея

реальную возможность предвидеть общественно опасные по-

следствия своих действий, не проявляет должной внимательно-

сти, осмотрительности, заботы, направленной на недопущение

общественно опасных последствий.

Обязанность предвидеть последствия своих поступков тео-

ретически, в идеале, является характерным признаком для всех

дееспособных здравомыслящих людей. Но коль скоро в законе

говорится об уголовной ответственности за проявленное кем-то

преступно небрежное отношение к объектам, охраняемым

именно уголовным законом, то и условия ответственности сле-

дует оговорить с предельной точностью.

Вопрос о возможности человека сознавать факт нарушения

им каких-то правил и предвидеть наступившие в результате это-

го общественно опасные последствия должен решаться с учетом

12 стр., 5888 слов

Понятие и критерии невменяемости 2

... действий (бездействия), при совершении преступления предвидеть наступления общественно опасных последствий своего деяния. Интеллектуальный признак проявляется в том, что лицо не осознает свое деяние как ... таким образом проводит границу между вменяемостью и невменяемостью. Медицинский критерий невменяемости Медицинский критерий невменяемости - это перечень психических заболеваний, которые разделяются ...

конкретной обстановки и индивидуальных особенностей лица,

1

Подробнее см.: Рарог А. И. Указ. соч. С. 133—135.

привлекаемого к уголовной ответственности. В соответствии с

этим, в законе и науке уголовного права выделяются два крите-

рия преступной небрежности: объективный и субъективный.

Объективный критерий преступной небрежности носит нор-

мативный характер и означает, что обязанность предвидеть об-

щественно опасные последствия возлагается на определенных

лиц, которые должны выполнять свои обязанности, строго со-

блюдая предписанные правила поведения, проявляя должную

внимательность и предусмотрительность. Обязанность предви-

деть основывается на прямом указании закона либо вытекает

из профессиональных обязанностей лица, из договорных, се-

мейных отношений, правил общежития.

Однако для привлечения к уголовной ответственности одно-

го объективного критерия недостаточно. Необходимо еще вы-

яснить, мог ли конкретный человек, привлекаемый к уголов-

ной ответственности, предвидеть общественно опасные послед-

ствия от его неправомерного поведения.

Субъективный критерий преступной небрежности означает

индивидуальную способность лица по своим личностным каче-

ствам предвидеть наступление общественно опасных последст-

вий от совершаемых им конкретных действий. Личностными

(сугубо индивидуальными) качествами виновного считаются

образовательный, интеллектуальный уровень развития, наличие

или отсутствие отклонений в психике, профессиональный и

жизненный опыт, состояние здоровья на момент выполнения

действий, вызвавших наступление последствий, состояние опь-

янения и др. Выяснение названных качеств и сопоставление их

с особенностями ситуации, в которой совершается деяние, по-

зволяет установить, могло ли данное лицо предвидеть общест-

венно опасные последствия.

Являясь видом неосторожной вины, небрежность имеет не-

которое сходство с преступным легкомыслием. Общим для них в

интеллектуальном критерии является отсутствие предвидения

виновным реальной возможности наступления общественно

опасных последствий. Вместе с тем они различаются между со-

11 стр., 5432 слов

Неосторожность как форма вины

... При преступной небрежности лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния. Таким образом, интеллектуальный момент этой разновидности неосторожной вины характеризуется отсутствием в сознании ...

бой по целому ряду признаков, относящихся как к интеллекту-

альному, так и волевому критериям.

Интеллектуальный критерий:

при легкомыслии лицо осознает общественно опасный ха-

рактер своих действий, тогда как при небрежности он не созна-

ет опасности своего поведения;при легкомыслии лицо предвидит абстрактную возможность

наступления последствий, а при небрежности не предвидит их

наступления, однако должно было их предвидеть (объективный

критерий) и могло их предвидеть (субъективный критерий).

Волевой критерий:

в легкомыслии он характеризуется легкомысленным расче-

том на предотвращение преступных последствий, основанном

на реальных жизненных обстоятельствах, при небрежности —

непроявлением должного напряжения психических процессов,

которое не позволяет ему предвидеть наступление последствий

своего поведения.

Преступную небрежность как вид неосторожной вины необ-

ходимо отграничивать также от случайного, невиновного причи-

нения вреда. Случай (казус) может характеризоваться либо пол-

ным отсутствием как объективного, так и субъективного крите-

риев преступной небрежности, либо отсутствием одного из них.

При невиновном причинении вреда лицо не предвидит, не

должно и не могло предвидеть наступления общественно опас-

ных последствий либо должно было, но не могло их предвидеть.

Рабочий мясокомбината, играя в обеденный перерыв со своим

приятелем, из озорства надел ему на голову бумажный мешок из-

под костной муки. Остатки муки попали в глаза потерпевшему, в

результате чего он ослеп.

Объективный критерий в этом случае имеется — все рабочие

названного предприятия должны знать свойства костной муки и не

допускать нарушения правил безопасности при обращении с меш-

ками. Однако субъективный критерий небрежности — лицо могло

предвидеть наступление вредных последствий— здесь отсутствовал.

Рабочий, совершивший деяние, ранее не имел дела с костной му-

кой, не знал ее свойств, не прошел соответствующего инструктажа

по технике безопасности. В результате он не мог предвидеть насту-

пивших тяжких последствий;

Таким образом, если отсутствуют и объективный, и субъек-

тивный критерии преступной небрежности либо один из них, ли-

цо, допустившее наступление последствий, считается невинов-

ным, а сами последствия оцениваются как несчастный случай.

§ 6. Двойная форма вины

Двойная форма вины — это соединение в одном составе

15 стр., 7096 слов

Понятие вины в криминальном процессе

Курсовая: Понятие вины в криминальном процессе Содержание Введение 1. Понятие и значение вины в криминальном процессе 1.1. Понятие вины 1.2. Формы и виды вины 1.3 Критика концепции вины 2. Преступная неосторожность 2.1 Психологические картины неосторожности 2.1 Преступная небрежность и ее критерии 2.2 Общие черты легкомыслия и небрежности 3. Понятие умысла 4. Сложная вина и невиновное причинение ...

двух различных ее форм, из которых одна характеризует психи-

ческое отношение лица к непосредственному, а вторая — к от-

даленному общественно опасному последствию.

Необходимость ее теоретического обоснования и законода-

тельного воплощения возникла в связи с тем, что в уголовном за-

конодательстве существуют нормы, которые устанавливают по-

вышенную ответственность за отдаленные последствия от умыш-

ленного общественно опасного действия (бездействия).

Наступления этих последствий виновный не предвидел, хотя

должен был и мог предвидеть либо предвидел абстрактно (нечет-

ко, неясно), не желая их наступления, самонадеянно рассчиты-

вал на их предотвращение. Иными словами, совершая умышлен-

ное преступление, лицо иногда приводит в движение какие-то

силы, которые помимо его воли влекут либо наступление послед-

ствий, которые не охватывались умыслом виновного (в преступ-

лениях с формальным составом), либо наступление дополни-

тельных, более тяжких, нежелаемых им последствий (в преступ-

лениях с материальным составом).

Эти отдаленные последствия,

превращающие простой состав в квалифицированный, инкри-

минируются лицу лишь при установлении неосторожной вины

по отношению к ним. В противном случае наказуемость за отда-

ленные последствия наступала бы на основе объективного вме-

нения, что чуждо нашему уголовному праву.

Длительное время проблема двойной формы вины обсужда-

лась лишь на теоретическом уровне, и только УК РФ 1996 г. за-

крепил это понятие законодательно. Статья 27 УК РФ регла-

ментирует ответственность за преступление, совершенное с

двумя формами вины, в следующей редакции: «Если в резуль-

тате совершения умышленного преступления причиняются

тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое

наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная

ответственность за такие последствия наступает только в слу-

чае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без

достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на

их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но

11 стр., 5161 слов

Умышленная форма вины: понятие и виды

26 Оглавление: ВВЕДЕНИЕ 1. Понятие вины в уголовном праве и ее формы 1.1 Понятие вины 1.2 Форма и виды вины 2. Понятие умысла 3. Виды умысла 3.1 Прямой умысел и его характеристика (интеллектуальный и волевой моменты) 3.2 Косвенный умысел Заключение Список использованной литературы ВВЕДЕНИЕ Одно из обстоятельств, побудившее к написанию данной темы курсовой работы - это вопрос об истине в уголовном ...

должно было и могло предвидеть возможность наступления

этих последствий. В целом такое преступление признается со-

вершенным умышленно».

Действующий уголовный закон содержит около 30 составов

с двойной формой вины. Все они по конструкции относятся к

сложным составам с квалифицирующими признаками. Напри-

мер, ч. 3 ст. 227 УК РФ (пиратство).

Это умышленное деяние,

состоящее в нападении на морское или речное судно в целях

завладения чужим имуществом, совершенное с применением

ю Уголовное право.Общая часть.насилия либо угрозой его применения. Если совершенное на-

падение повлекло по неосторожности смерть человека или

иные тяжкие последствия, простой состав (ч. 1 ст. 227 УК РФ)

превращается в квалифицированный (ч. 3 ст. 227 УК РФ) со

значительным увеличением срока наказания. В этом случае ос-

новное действие (нападение) совершается умышленно, а к от-

даленному последствию — смерти человека — психическое от-

ношение субъекта выражено в неосторожной форме вины.

В целом это один состав с усложненной субъективной сторо-

ной — двойной формой вины.

Все составы с двойной формой вины конструируются зако-

нодателем (а не судом или другими правоприменяющими орга-

нами).

Задача следствия и суда состоит в правильном определе-

нии вида состава с двойной формой вины и правильной квали-

фикации действий виновного.

Из анализа норм, содержащихся в Особенной части УК РФ,

можно назвать два вида составов с двойной формой вины. Пер-

вый вид — это материальные составы с двумя последствиями,

причем вторые (отдаленные) последствия более тяжкие, чем

первые, являющиеся обязательными признаками простого со-

става. Отдаленные последствия выступают в качестве квалифи-

цирующего признака, существенно повышающего обществен-

ную опасность деяния. К ним можно отнести ч. 4 ст. 111

(умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее

по неосторожности смерть человека); ч. 2 ст. 167 (умышленное

уничтожение или повреждение имущества, повлекшее по неос-

торожности смерть человека); ч. 3 ст. 205 (терроризм, повлек-

ший по неосторожности смерть человека) и некоторые другие

статьи УК РФ.

Общими, характерными для этого вида составов, признака-

ми являются следующие:

1) это преступление с материальным составом;

2) умыслом виновного (прямым или косвенным) охватыва-

ется деяние и близкие (обязательные для этого состава) послед-

ствия от него;

3) отдаленные последствия являются более тяжкими и вы-

ступают в роли квалифицирующего признака;

4) психическое отношение виновного к обязательным по-

следствиям выражается в форме умысла, а к отдаленным — в

неосторожной форме вины. В целом такое преступление счита-

ется умышленным;

5) квалифицирующее последствие причиняет вред другому

непосредственному объекту (не тому, которому причиняется

вред в основном составе).

Так. если основным непосредствен-

ным объектом в ч. 1 ст. 205 УК РФ (терроризм) является обще-

ственная безопасность, то в ч. 3 этой статьи объектом будет

жизнь и здоровье человека.

Второй вид преступлений с двойной формой вины характе-

рен для формальных составов. Общими признаками для этих

составов являются:

1) основной состав законодательно сконструирован как

формальный. Ответственность устанавливается за сам факт со-

вершения общественно опасного деяния;

2) общественно опасное действие (бездействие) совершается

умышленно;

3) квалифицированный вид преступления конструируется

как материальный состав, повышающий общественную опас-

ность деяния за счет наступления тяжких последствий. Напри-

мер, ч. 1 ст. 220 УК РФ устанавливает наказание за незаконное

приобретение, хранение, использование, передачу или разру-

шение радиоактивных материалов, ч. 2 — за те же деяния, по-

влекшие по неосторожности смерть человека. В части второй —

материальный состав с неосторожной формой вины. В целом —

это умышленное преступление.

Последствия от преступлений с формальным составом в за-

коне описываются двояко. В некоторых статьях они прямо на-

зываются: смерть человека — в ч. 3 ст. 230 УК РФ (склонение к

потреблению наркотических средств или психотропных ве-

ществ); в других законодатель использует оценочные понятия:

тяжкий вред — ч. 3 ст. 123 УК РФ (незаконное производство

аборта); иные тяжкие последствия — ч. 2 ст. 128 УК РФ (неза-

конное помещение в психиатрический стационар) и т. п.

В УК РФ 1996 г. во многих нормах с двойной формой вины

указывается в виде отдаленного последствия от действий ви-

новного лишение жизни по неосторожности. Такая конструк-

ция состава наглядно дает понятие двойной формы вины с ее

характерным признаком — умышленно совершаемым деянием

и допущением последствий по неосторожности.

Правовое значение двойной формы вины:

1) анализ субъективного отношения виновного к отдален-

ным последствиям своего действия (бездействия) позволяет ре-

шить вопрос о наличии или отсутствии состава преступления(если, умышленно причинив тяжкий вред здоровью, лицо не

предвидело, не должно было и не могло предвидеть наступле-

ния смерти потерпевшего, то его нельзя привлечь по ч. 4

ст. 111 УК РФ);

2) исследование субъективного содержания преступлений с

двумя формами вины необходимо для отграничения таких пре-

ступлений от умышленных, с одной стороны, и неосторожных —

с другой, в тех случаях, когда они сходны по объективным при-

знакам, в конечном счете для правильной квалификации. Напри-

мер, умышленное нанесение множества тяжких повреждений

потерпевшему с целью лишения его жизни, от которых насту-

пила смерть, следует квалифицировать как умышленное убий-

ство. Здесь наличествует одна умышленная форма вины как к

совершаемым действиям, так и к наступившим последствиям.

Наоборот, если при неосторожном лишении жизни не установ-

лен умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, то нет и

двух форм вины. Деяние следует квалифицировать как лишение

жизни по неосторожности. Лишь сочетание умысла на причине-

ние тяжкого вреда здоровью с неосторожностью в отношении

наступившей смерти дает возможность квалифицировать деяние

по ч. 4 ст. 111 УК РФ и говорить о составе с двойной формой

вины

1

;

3) наличие двойной формы вины в деянии, вменяемом ли-

цу, позволяет оценить степень опасности совершаемых им дей-

ствий (бездействия), что должно повлиять на размер наказания;

4) учет особенностей психического отношения виновного к

деянию, основному и дополнительному последствиям с учетом

мотивов преступления влияет на индивидуализацию наказания.

Завершая разговор о формах и видах вины, следует остано-

виться на еще одной новелле в уголовном законе. УК РФ

1996 г. специальной нормой выделяет вопрос о невиновном

причинении вреда как обстоятельстве, исключающем уголов-

ную ответственность. Деяние признается совершенным неви-

новно, если лицо, его совершившее, указывается в ст. 28

УК РФ, не сознавало и по обстоятельствам дела не могло осоз-

навать общественной опасности своих действий (бездействия)

либо не предвидело возможности наступления общественно

опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно бы-

ло или не могло их предвидеть. На первый взгляд, это законо-

1

См.: Рарог А. И. Указ. соч. С. 140-141.

дательное оформление известного теоретического положения о

случае (казусе), исключающем уголовную ответственность. Од-

нако следует обратить внимание на то, что в ч. 1 ст. 28 УК РФ

подчеркивается возможность освобождения от уголовной от-

ветственности при отсутствии хотя бы одного (объективного

или субъективного) критерия преступной небрежности. Такая

четкая уголовно-правовая трактовка данного обстоятельства

позволит практическим работникам более точно, со ссылкой на

закон, решать вопросы об освобождении от уголовной ответст-

венности лиц, причинивших вред невиновно. Лишь совокуп-

ность объективного и субъективного критериев позволяет счи-

тать лицо совершающим преступление с преступной небрежно-

стью.

В ч. 2 ст. 28 УК РФ предусмотрена разновидность случая

(казуса).

Деяние признается также совершенным невиновно.

если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность

наступления общественно опасных последствий своих действий

(бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в си-

лу несоответствия своих психофизиологических качеств требо-

ваниям экстремальных условий или нервно-психическим пере-

грузкам.

Включение такой новеллы в уголовный закон вызвано все

ускоряющимся темпом деятельности людей в эпоху техниче-

ского прогресса, нарастающим увеличением нервно-психиче-

ских перегрузок. Психические качества и физические силы лю-

дей подчас не могут противостоять наступлению общественно

опасных последствий, вызванных действиями самих этих лиц в

экстремальных ситуациях. Например, водитель трамвая, остав-

шийся за пультом управления из-за неявки сменщика после

восьми часов работы, сознает возможность аварии из-за чрез-

мерной усталости. Если суд придет к выводу, что нарушение

движения водителем трамвая было допущено из-за нервно-пси-

хических перегрузок, не позволивших ему избежать обществен-

но опасных последствий в экстремальных условиях, он может

освободить виновного от уголовной ответственности за отсутст-

вием вины.

Аналогичное решение может быть принято и на стадии

предварительного следствия с вынесением постановления об

отказе в возбуждении уголовного дела по мотивам отсутствия

вины. Для применения ч. 2 ст. 28 УК РФ необходимы следую-

щие условия:1) лицо не намеревается совершать преступление, но дейст-

вует в экстремальной ситуации или в условиях нервно-психи-

ческих перегрузок;

2) лицо предвидит абстрактную возможность наступления

общественно опасных последствий своих действий;

3) лицо не может предотвратить общественно опасные по-

следствия из-за несоответствия своих психофизиологических

качеств требованиям экстремальных условий или нервно-пси-

хическим перегрузкам.

Совокупность названных условий позволяет признать неви-

новность лица в причинении вреда и освобождение (непривле-

чение) его от уголовной ответственности.

§ 7. Факультативные признаки

субъективной стороны состава преступления

Субъективная сторона преступления, кроме обязательного

признака — вины, содержит еще и так называемые необяза-

тельные, факультативные, признаки, к числу которых откосят-

ся мотив, цель и эмоции.

Любое волевое действие вменяемого человека, в том числе и

преступное, исходит из определенных мотивов и направляется на

достижение определенной цели. Кроме того, деяния лица имеют

различную эмоциональную окраску. В связи с этим, расследуя

уголовное дело или рассматривая его в суде, следователи и судьи

должны всегда выяснять мотивы, цели и эмоции, проявившиеся

при совершении преступления в качестве самостоятельных эле-

ментов субъективной стороны. Вместе с тем надо иметь в виду,

что указанные факультативные признаки имеют различное пра-

вовое значение. Для правильного учета мотива, цели и эмоции по

конкретному уголовному делу надо дать определение каждому из

названных признаков и указать на их правовое значение.

Мотив преступления — это обусловленное определенными

потребностями и интересами внутреннее побуждение, вызываю-

щее у лица решимость совершить преступление. Мотив — это

побуждение осознанное, обусловленное желанием достижения

определенной цели. Мотив тесно связан с виной, но не совпадает

и не сливается с ней. Он воздействует на сознание человека,

формирует направленность его воли, обусловливает характер

его действий. Мотивы характерны для всех преступлений, со-

вершаемых с прямым умыслом, их наличие просматривается и

при совершении действий (бездействия) с косвенным умыслом.

Можно говорить о мотивах даже в неосторожных преступлени-

ях, однако это уже мотивы общественно опасного поведения,

приведшего к преступному результату, а не мотивы заранее пре-

дусмотренного, рассчитанного преступления

1

. Мотивы преступ-

ления и мотивы поведения различаются между собой. Если пер-

вые говорят о том, почему преступник совершил то или иное

деяние, породившее определенные последствия, то вторые — о

том, почему (по каким побуждениям) лицо поступило так, что

его поведение породило общественно опасные последствия, на-

ступления которых оно не желало. Очевидно, что значение моти-

ва преступления и мотива поведения для уголовной ответствен-

ности весьма различно. Мотив преступления может выступать в

качестве обязательного либо квалифицирующего признака пре-

ступления (корысть, месть, ненависть и т. д.).

Мотив поведения

помогает уяснить причину неправомерного поведения лица, ха-

рактеризует личность правонарушителя и может быть учтен при

индивидуализации наказания (например, хвастовство, эгоизм,

озорство и т. п.).

Кроме того, мотивы поведения, характерные

не только для одного, а для целой группы правонарушителей,

могут быть учтены криминологами в целях предупреждения

преступлений (мотивы поведения рокеров, гоняющих на мото-

циклах с большой скоростью по улицам с интенсивным движе-

нием, учитываются соответствующими службами, организую-

щими досуг подростков и безопасные для окружающих гонки

на мототранспортных средствах на специальном полигоне под

руководством специалистов-автогонщиков).

Для правильной квалификации преступления большое зна-

чение имеет классификация мотивов.

В истории уголовного права предпринималось много попы-

ток классификации мотивов. Еще в 1867 г. на конгрессе во

Флоренции была установлена 14-членная классификация моти-

вов преступления.

В дореволюционной русской литературе М. П. Чубинский

делил мотивы на две группы: 1) возвышенные или вообще

достойные внимания; 2) низменные и достойные порицания

2

.

1

См.: Филановский И. Г. Социально-психологическое отношение

субъекта к преступлению. Л., 1970. С. 51—53.

2

См.: Чубинский М. П. Мотив преступной деятельности и его зна-

чение в уголовном праве. Ярославль, 1900.В советской науке уголовного права «бум» исследователь-

ских работ о мотиве и цели преступления приходится на

1960—70-е гг. С принятием нового уголовного законодательства

в 1958—1963 гг. заново осмысливались понятия не только уго-

ловного права, но и психологии, категориями которой до этого

оперировали чаще адвокаты, чем следователи и судьи.

Именно в этот период времени, доказывая важность уста-

новления мотива преступления, юристы ссылаются на автори-

тетные мнения и высказывания по этому поводу психологов и

юристов прошлого, в частности В. Д. Спасовича, сравнившего

уголовное дело, в котором не установлен мотив преступления,

со статуей без головы, или без рук, или без туловища’.

Тем не менее в теории уголовного права нередко недооце-

нивалось значение мотива. Верховный Суд постоянно указы вал

на необходимость оценки мотива преступления. Но в связи с

неразработанностью учения о мотиве и цели преступления ука-

зания Пленума Верховного Суда воспринимались как деклара-

ция. Этому способствовала и нечеткая формулировка мотивов,

даваемая законодателем в конкретных статьях Особенной части

УК РФ. Так, дополнительного толкования требовали такие ука-

занные в статьях Уголовного кодекса мотивы, как корысть,

низменные побуждения, личная и иная заинтересованность,

хулиганские побуждения.

Субъективное толкование судьями понятия мотива и его

правового значения приводило и приводит к многочисленным

судебным ошибкам. Например, изучение опубликованной

практики Верховного Суда за 1980—1983 гг. по делам об убий-

ствах показало, что до 70% ошибок в квалификации убийств

приходится на субъективную сторону и, в частности, на недос-

таточное выявление либо неправильную оценку мотива престу-

пления

2

. Вряд ли в наши дни этот показатель претерпел серьез-

ные изменения в лучшую сторону.

Анализ законодательства и судебной практики свидетельст-

вует о большом разнообразии мотивов, по которым совершают-

ся преступления, в связи с чем возникает необходимость их

классификации. Основания для этого должны быть едиными,

1

См.: Судебные речи известных русских юристов. М.. 1958.

С. 523-629.

2

См.: Семернева Н. К. Вопросы квалификации умышленных

убийств. Свердловск, 1984.

базирующимися на законе и практически полезными при ре-

шении конкретных уголовных дел. Соглашаясь с классифика-

цией, предложенной И. Г. Филановским!

, полагаем, что моти-

вы прежде всего надо разделить на два основных вида: мотивы

преступления и мотивы поведения, которые лежат в основе со-

вершения неосторожных преступлений.

Мотивы преступления антисоциальны, так как свидетельст-

вуют о желании или сознательном допущении общественно

опасных последствий. Они противоречат нормам морали и пра-

ва, правам и свободам граждан, правилам общежития, офици-

ально провозглашенным законом в качестве объектов, охраняе-

мых с помощью норм уголовного права.

В основу классификации мотивов следует положить харак-

тер и степень их общественной опасности, проявляющиеся в

совершении умышленных преступлений. В соответствии с этим

мотивы преступления можно подразделить на следующие виды:

1) человеконенавистнические, 2) корыстные или низменные,

3) личные (ревность, зависть, карьеризм и т. п.).

К первому виду необходимо отнести мотивы, по которым

совершаются преступления против мира и безопасности чело-

вечества (раздел XII УК РФ).

Остальные виды мотивов могут

проявляться при совершении умышленных преступлений из

любого раздела уголовного права. Они должны быть установле-

ны, четко, конкретно зафиксированы в процессуальных доку-

ментах и учтены при рассмотрении уголовного дела. Правиль-

ное установление мотивации преступных действий играет боль-

шую роль и в деле исправления осужденного. Методика работы

с осужденным, имеющим корыстную ориентацию, существенно

отличается от работы с лицом, имеющим насильственную либо

смешанную ориентацию.

Цель преступления — это мысленное представление, мыслен-

ная модель общественно опасных последствий, к достижению

которых стремится лицо, совершающее преступление. Цель и

мотив тесно связаны между собой. Однако по времени мотив

возникает, как правило, раньше цели. Цель как осознанное

стремление к удовлетворению возникает из потребности, появ-

ляется на основе преступного мотива. Вместе эти отдельные

элементы субъективной стороны формируют интеллектуальную

и волевую деятельность лица по совершению преступления.

1

См.: Филановский И. Г. Указ. соч. С. 53.Эмоции — это испытываемые человеком переживания по

поводу собственного состояния, совершаемого деяния или со-

бытий окружающей действительности. Они не являются источ-

ником действий человека, их функции связаны главным обра-

зом с повышением активности его деятельности. Эмоции при-

дают психическим процессам особый эмоциональный фон,

способствуют возникновению мотива, ориентируют человека

на постановку определенной цели

1

.

В качественном отношении эмоции полярны, они делятся

на положительные и отрицательные, первые связаны с удовле-

творением потребностей или возможностью такового, а вто-

рые — с тем, что этому препятствует. Отсюда и формирование

мотивов — положительных либо отрицательных. Определенное

влияние эмоции могут оказать и на форму вины. «Увлечение

одним предметом, — отмечает А. А. Пионтковский, — может

быть связано с ослаблением внимания к другому и повлечь за

собой неосторожное причинение вреда государственным или

общественным интересам или правам и интересам отдельных

граждан»

2

.

Эмоции характеризуются различной степенью интенсивно-

сти, напряженности, выступая как определенные эмоциональ-

ные реакции, среди которых в психологии определяются наи-

более часто встречающиеся реакции гнева, радости, тоски,

страха. Интенсивность эмоциональных реакций и степень их

влияния на психологическую деятельность человека выражают-

ся в рамках таких понятий, как эмоциональный отклик, эмо-

циональная вспышка, аффект3

.

Эмоциональный отклик — это наиболее распространенная,

постоянная реакция на сложившуюся или ожидаемую в обы-

денной жизни ситуацию. Его напряженность и продолжитель-

ность и, следовательно, влияние на эмоциональное состояние

человека невелики. При совершении общественно опасных

деяний они лишь «окрашивают» поведение человека в опреде-

ленный эмоциональный тон. Практически они нейтральны при

решении вопросов об уголовной ответственности и наказании.

1

Подробнее см.: Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы и эмоции.

М, 1971.

2

Пионтковский А. А. Курс советского уголовного права: В 6 т. Т. 2.

М., 1970. С. 342.

3

См.: Леонтьев А. Н. Указ. соч. С. 37.

Эмоциональная вспышка по своей напряженности значи-

тельно сильнее и поэтому способна воздействовать на эмоцио-

нальное состояние, хотя и не ведет к серьезному ослаблению

контроля над собой. К названным эмоциональным состояниям

относятся и стрессы, характеризующиеся напряженностью пере-

живаний, течения мыслей, совершения действий, зависящих от

экстремальных ситуаций. Характерной чертой обоих названных

эмоциональных процессов является то, что они контролируются

сознанием и волей. Вместе с тем эмоциональная вспышка как

реакция на неправомерное либо аморальное поведение челове-

ка, проявившаяся в причинении вреда потерпевшему, может

расцениваться как смягчающее обстоятельство при назначении

наказания.

Аффект — это чрезвычайно сильное, бурно протекающее,

кратковременное эмоциональное возбуждение взрывного ха-

рактера, которое дает разрядку в действии при ослабленном во-

левом контроле либо полном его отсутствии. Ослабление воле-

вого контроля характерно для физиологического аффекта, при

котором сознательное поведение лица дезорганизуется за счет

ослабления волевого контроля и торможения интеллектуально-

го процесса, но не исключается полностью. Действия, совер-

шенные в состоянии физиологического аффекта (в уголовном

праве это называется состоянием внезапно возникшего сильно-

го душевного волнения, вызванного насилием, издевательством

или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо ины-

ми противоправными или аморальными действиями (бездейст-

вием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей

ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправ-

ным или аморальным поведением потерпевшего), считаются по

названной причине преступлением. Вместе с тем законодатель

с учетом особого эмоционального состояния виновного конст-

руирует так называемые привилегированные составы, в кото-

рых устанавливается сравнительно мягкое наказание для лиц,

совершивших убийство (ст. 107 УК РФ) или причинивших тяж-

кий либо средней тяжести вред здоровью потерпевшего (ст. 113

УК РФ) в состоянии аффекта.

Патологический аффект заключает в себе эмоциональный

заряд такой силы, взрыв которого полностью помрачает созна-

ние и порождает неуправляемое импульсивное действие. На

этом основании патологический аффект исключает уголовную

ответственность по основаниям, названным в ст. 21 УК РФ.Факультативные признаки субъективной стороны состава

преступления имеют троякое правовое значение:

1) если мотив, цель и эмоции указаны в диспозиции кон-

кретной статьи Особенной части УК РФ в качестве обязатель-

ного признака, то их исключение (игнорирование) разрушает

сам состав. Так, дезертирством (ст. 338 УК РФ) можно считать

только такое самовольное оставление части или места службы,

которое совершается в целях уклонения от прохождения воен-

ной службы. По ст. 107 УК РФ за убийство можно привлекать

лишь в случае установления у лица обязательного для этой ста-

тьи признака — состояния физиологического аффекта;

2) факультативные признаки могут выступать в качестве ква-

лифицирующих обстоятельств конкретного состава преступле-

ния. Их присутствие превращает простой состав в квалифици-

рованный. Так, ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает наказание

за убийство без отягчающих или смягчающих обстоятельств

(простой состав).

Пункт «и» ч. 2 этой же статьи предусматривает

ответственность за убийство из хулиганских побуждений. Здесь

мотив превратил простой состав убийства в квалифицирован-

ный со значительным ужесточением наказания;

3) если мотив, цель и эмоции не указаны в статьях УК РФ

ни в качестве обязательных, ни в качестве квалифицирующих

признаков, то их установление по конкретному уголовному де-

лу может быть учтено судом при индивидуализации наказания

(ст. 61-63 УК РФ).

§ 8. Понятие ошибки и ее правовое значение

Совершая преступление, виновный не всегда может точно

представить себе развитие события преступления, причинную

связь между совершенным деянием и последствием, а также

другие обстоятельства совершения преступления. Не всегда он

знает о наказуемости преступления, квалификации и сроках

наказания.

Принцип ответственности за вину (субъективное вменение)

требует оценки не только истинных, но и ошибочных представ-

лений лица о характере совершаемого деяния и его социальном

значении

1

. В связи с этим, рассматривая понятие вины, необхо-

димо дать и понятие ошибки, определить ее влияние на уголов-

1

См.: Рарог А. И. Указ. соч. С. 144.

ную ответственность. В УК РФ нет специальных норм, регла-

ментирующих вопросы уголовной ответственности при наличии

ошибки. Поэтому понятие ошибки и ее влияние на уголовную

ответственность дает теория уголовного права.

Ошибка — это заблуждение (неправильное представление)

лица о действительных юридических и фактических обстоя-

тельствах совершаемого деяния. В зависимости от характера

неправильных представлений виновного различаются юридиче-

ская и фактическая ошибки.

Юридическая ошибка — это заблуждение лица по поводу на-

казуемости или ненаказуемости его действия (бездействия) и

юридических последствий. Таких ошибок три:

1) мнимое преступление, когда лицо считает, что совершае-

мые им действия (бездействие) преступны, в то время как уго-

ловный закон их таковыми не считает;

2) лицо не считает свои действия преступными, в то время

как закон расценивает их как преступление. Ответственность за

совершенное преступление наступает по правилу «Незнание за-

кона не освобождает от ответственности»;

3) неправильное представление лица о квалификации его

деяния, виде и размере наказания.

Общее правило, касающееся всех видов юридических оши-

бок, сводится к тому, что уголовная ответственность лица, до-

пускающего ошибки относительно юридических свойств и пра-

вовых последствий совершаемого деяния, зависит не от его

субъективной оценки, а от оценки законодателя, выраженной в

конкретных статьях Уголовного кодекса. Юридическая ошибка

не оказывает влияния на решение вопроса об уголовной ответ-

ственности и наказании виновного.

Фактическая ошибка — заблуждение лица относительно

фактических обстоятельств, относящихся в основном к двум

элементам состава преступления — объекту и объективной сто-

роне. В уголовно-правовой литературе выделяются, кроме того,

ошибки в характере совершаемого действия, обстоятельствах,

отягчающих ответственность, и др.

1

Ошибка в объекте — собирательное понятие, включающее

несколько разновидностей ошибок. В целом ошибка в объек-

те — это неправильное представление лица о тех объектах уго-

ловно-правовой охраны, на которые он посягает. Данный вид

1

Подробнее см.: Рарог А. И. Указ. соч. С. 146—150.ошибки возможен только при конкретизированном умысле, ко-

гда виновный четко представляет тот объект, которому он на-

мерен причинить вред. Например, посягая на жизнь государст-

венного или общественного деятеля в целях прекращения его

деятельности, виновный по ошибке убивает простого гражда-

нина (ст. 277 УК РФ).

Объект — нормальное функционирова-

ние государственной власти и ее представителей — не постра-

дал от совершенного деяния. Ущерб причинен другому объек-

ту — жизни гражданина. При разрешении этого вида ошибки

учитывается, с одной стороны, объективная завершенность об-

щественно опасных действий лица, а с другой — несовпадение

фактически выполненных действий с его умыслом. И в соот-

ветствии с направленностью умысла лицо должно нести ответ-

ственность за покушение на жизнь государственного деятеля с

целью дезорганизации государственной власти (ст. 30 и 277

УК РФ).

Вторая разновидность ошибки в объекте состоит в незнании

виновным обстоятельств, благодаря чему объект, которому он

пытается причинить вред, охраняется законом более строго,

чем он предполагал. Так, несовершеннолетие потерпевшей при

изнасиловании служит квалифицирующим признаком и влечет

более строгое наказание. Если виновный в изнасиловании не

знал и не мог знать о несовершеннолетнем возрасте потерпев-

шей, то он, в соответствии с направленностью умысла, должен

отвечать за преступление без данного квалифицирующего при-

знака. Если же он намерен был совершить названное преступ-

ление именно в отношении несовершеннолетней, но по ошиб-

ке совершил изнасилование взрослой, то, в соответствии с на-

правленностью умысла на причинение вреда объекту, более

строго охраняемому законом, должен отвечать за покушение на

изнасилование несовершеннолетней.

Таким образом, можно сказать, что ошибка в объекте, по

мысли теоретиков уголовного права, должна способствовать

правильному определению характера и степени общественной

опасности действий лица, которое намеревалось причинить бо-

лее существенный вред объекту. Учитывая направленность

умысла, с одной стороны, и фактически причиненный ущерб

иному объекту (однородному либо разнородному с предполагае-

мым), с другой стороны, действия виновного при ошибке в объ-

екте предлагается квалифицировать как покушение на задуман-

ное, но не осуществленное в результате ошибки преступление.

Ошибка в предмете состоит в том, что ущерб (вред) винов-

ный причиняет тому объекту, которому и намеревался, но не-

посредственному воздействию при этом подвергается по ошиб-

ке не тот предмет, который предполагался.

Участвуя в краже из контейнеров, перевозимых на открытых

платформах железной дороги, воры взяли три ящика, в которых,

по их мнению, находились малогабаритные японские транзисторы,

пользующиеся повышенным спросом у молодежи. Фактически в

похищенных ящиках оказались дезодоранты и туалетная вода в ко-

робках, похожих по форме на упаковки транзисторов. Произошед-

шая ошибка в предмете посягательства не влияет на решение во-

проса об уголовной ответственности лиц, причинивших ущерб объ-

екту — чужой собственности.

Ошибка в личности потерпевшего состоит в том, что винов-

ный, посягая на определенное лицо, по ошибке принимает за

него другое лицо и причиняет ему вред. Например, желая ли-

шить жизни Иванова, ошибочно принимает за него Петрова,

похожего на Иванова, и убивает его. Здесь, как и при ошибке в

предмете, объектом остается жизнь человека. Поэтому ошибка

в личности не меняет квалификации преступления.

Ошибки, относящиеся к объективной стороне преступления,

могут касаться любого юридически значимого признака объек-

тивной стороны. В теории уголовного права к данному виду

ошибок относят: ошибку в развитии причинной связи; ошибку

в средствах совершения преступления. В уголовно-правовой

литературе предусматривается также ошибка в последствиях

1

.

По нашему мнению, этот вид ошибок охватывается ошибкой в

развитии причинной связи и ее разновидностью — ошибкой в

отклонении действия.

Суть ошибки в развитии причинной связи состоит в том,

что лицо, совершая преступление, заблуждается относительно

хода развития причинно-следственных связей между своим

действием и наступлением общественно опасных последствий.

В результате его заблуждения виновно причиняется вред одно-

временно нескольким объектам уголовно-правовой охраны.

Владелец автомашины, нарушив правила дорожного движения,

сбил велосипедиста, ехавшего по обочине дороги, причинив ему

перелом ног, что вызвало болевой шок и потерю потерпевшим соз-

1

См.: Рарог А. И. Указ. соч. С. 143.нания. Считая его мертвым и желая скрыть преступление, винов-

ный, не удостоверившись в смерти, сбрасывает тело потерпевшего в

речку, а велосипед забрасывает в кусты. Однако, как показало су-

дебно-медицинское вскрытие трупа, велосипедист скончался от ас-

фиксии (попадания воды в дыхательные пути).

Виновный должен

отвечать за вред, причиненный в условиях фактической ошибки в

развитии причинной связи по двум статьям Уголовного кодекса,

ст. 264 УК РФ — за нарушение правил дорожного движения, по-

влекшего причинение тяжкого вреда здоровью, и ст. 109 УК РФ —

за причинение смерти по неосторожности.

Ответственность по двум статьям Уголовного кодекса —

принципиальный подход к решению этого вопроса с точки зре-

ния ответственности за вину. Все действия, совершенные пре-

ступником осознанно и намеренно, должны быть соответст-

вующим образом оценены с позиций субъективной стороны

состава преступления. При этом первое действие и его послед-

ствия могут быть как умышленными, так и неосторожными.

Действие может быть оконченным (как в приведенном приме-

ре) или неоконченным. Вторые последствия должны охваты-

ваться хотя бы неосторожной формой вины. В противном слу-

чае они не могут вменяться лицу по основаниям, указанным в

ст. 28 УК РФ как невиновное причинение вреда.

Разновидностью ошибки в развитии причинной связи явля-

ется отклонение действия. Эта ошибка имеет место в тех случа-

ях, когда вследствие определенных обстоятельств фактический

вред причиняется не тому, против кого было направлено пре-

ступление. Намереваясь лишить жизни потерпевшего, идущего

по улице в группе приятелей, виновный стреляет в него из ру-

жья, заряженного пулей, но потерпевший в момент выстрела

делает шаг в сторону и его место занимает другое лицо, в голо-

ву которого и попадает пуля, причинив смерть. В этом случае, в

соответствии с направленностью умысла, виновный должен от-

вечать по ст. 30 и 105 УК РФ, как за покушение на умышлен-

ное убийство, и ст. 109 УК РФ — за причинение смерти по не-

осторожности. Виновный должен был и мог предвидеть, что

стрельба при названных условиях может повлечь причинение

вреда другим лицам, либо самонадеянно рассчитывал на недо-

пущение вредных последствий.

Ошибка в средствах совершения преступления выражается в

использовании лицом иного, чем было запланировано, средст-

ва для совершения преступления. Данный вид ошибки возмо-

жен при следующих ситуациях