Проблема миграции населения: плюсы и минусы

КУРСОВАЯ РАБОТА

Проблема миграции: населения плюсы и минусы

Введение

Понятие интеграции мигрантов как процесса их «вхождения» в социум стран иммиграции, их адаптации и последующей приживаемости в этом обществе является относительно новым: оно стало предметом широкой общественной дискуссии и государственной политики в европейских странах в последней трети ХХ в. А в последнее десятилетие, в условиях всевозрастающего миграционного притока, споры вокруг различных моделей интеграции мигрантов, их последствий для принимающего общества и самих мигрантов, приобрели особую остроту.

Представляется, что отсутствие четкого понимания сущности интеграции мигрантов и классификации составляющих ее элементов стало одной из причин объявленных неудач политики интеграции мигрантов, осуществлявшейся в последние десятилетия в странах Европы, так что в какой-то момент европейцы стали избегать сам термин «интеграция», заменив его другим термином — «инклюзия»/ «включение», а в конце 2000-х гг. признали полный крах применявшейся в большинстве европейских государств модели политики мультикультурализма.

Поиск новых моделей интеграции мигрантов в принимающих странах происходит в непростых условиях, когда, с одной стороны, объективно возрастает иммиграционный приток, который стимулируется потребностями рынка труда, а с другой стороны, возрастают антииммигрантские настроения в обществах, не сумевших адаптироваться к прежним волнам иммигрантов.

Для России — крупнейшей страны, принимающей мигрантов на постсоветском пространстве — концептуальная дискуссия о политике интеграции мигрантов имеет особое значение. Во-первых, ее опыт в области управления процессами международной миграции относительно невелик и до недавнего времени интеграция мигрантов вообще не рассматривалась как составляющая часть миграционной политики. Во-вторых, ныне, когда интеграция мигрантов осознана, наконец, как исключительно актуальная задача, разработка и осуществление политики интеграции осложняется тем, что она происходит на исключительно неблагоприятном фоне роста ксенофобии и общей политизированности миграционной темы.

Целью работы является уточнение сущности проблем миграции населения.

11 стр., 5164 слов

Феноменология понятия миграция

... современных условиях. Социальная функция миграции населения всецело определяется уровнем экономического развития страны и проводимой ею политики. В этих рамках мигранты решают свои жизненные задачи ... , активной и полноценной жизни. 6. Создание условий, необходимых для успешной интеграции мигрантов в новое для них общество. Это направление деятельности предполагает принятие ...

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

раскрыть понятие миграционной политики;

рассмотреть виды и мотивы миграции населения;

изучить современные миграционные процессы;

провести анализ миграции населения и миграционной политики в России.

Объект исследования — система отношений связанных с миграцией населения.

Предметом исследования являются особенности миграционных процессов в России.

Теоретико-методологическую и информационную основу исследования составили работы отечественных и зарубежных ученых по вопросам сущности миграции населения. Автор использовал такие научные методы как анализ, синтез, обобщение.

Структурно работа включает введение, две главы, заключение, список использованной литературы.

1. Сущность миграции населения

1.1 Понятие миграции населения

миграция демографический общество

Миграции — постоянный фактор в истории. Но в современных условиях, когда мир вступил в фазу глобальных процессов, миграции существенно изменили свой характер: они стали мегамассовыми и повсеместными.

Например, еще пятьсот лет назад межконтинентальные миграции отсутствовали, затем стали явлением, хотя и редким, еще позднее они стали более массовыми, но однонаправленными (Старый — Новый Свет).

Сегодня же миграции — неизменный, естественный и многовекторный процесс, в который вовлечены огромные массы людей — представителей всех национальностей, социальных групп и возрастов из различных уголков планеты.

О внутриконтинентальных миграциях уже и говорить не приходится: для них даже жесткие межгосударственные барьеры не являются помехой, что мы наблюдаем, например, на границах Мексики и США, Китая и России, Таджикистана и Афганистана и т.д.

Что касается внутригосударственных миграций, то они вообще перестали быть чем-то заметным в жизни человека. Переезд из региона в регион, из села в город или из города в город (чаще с периферии в центр) для современника уже не драма и почти не событие.

Массовость и повсеместность миграций, естественно, вызывают большое количество социально-экономических и политических проблем. Именно поэтому для многих государств сегодня остро стоит вопрос управления миграционными процессами. Для России и республик СНГ он особенно актуализировался в связи с распадом СССР. Можно вспомнить острые миграционные проблемы Европы: хотя бы недавние события во Франции, когда пригороды Парижа, заселенные преимущественно иммигрантами и их потомками, были охвачены волнениями на социальной почве. Кстати, эти события достаточно широко обсуждались нашим и зарубежным политическим, научным и журналистским сообществами и стали серьезной причиной активизации усилий государства по внесению изменений в отечественное миграционное законодательство.

5 стр., 2322 слов

Миграция населения Швеции

... миграции; - рассмотреть классические и современные теории миграции населения; - дать общую характеристика и правовая база миграционной политики Швеции. Объектом исследования выступают мигранты Швеции. Предметом исследования - миграциия населения ... 29 9. Арефьев С.Л. Изучение процесса профессиональной адаптации психологов в ... , Ж.Г. Экстремальные ситуации внутренней миграции в России. М, 2012. - 335с. ...

Итак, миграция — сложный общественный процесс, затрагивающий практически все стороны социально-экономической, политической и культурной жизни целых народов и оказывающий огромное влияние на состояние демографической структуры общества. Вместе с тем обычно миграция является хорошим индикатором благополучия или, наоборот, неблагополучия различных сфер бытия в этих регионах.

В мире накоплен достаточно большой опыт изучения миграции. Отечественная наука долгое время, ввиду подчиненности ее идеологическим установкам, не уделяла должного внимания всестороннему изучению феномена миграции, но в последнее время исследования в этом направлении активизировались и дают хорошие результаты. Достаточно сказать, что более или менее налажен общественно-научный мониторинг миграционных процессов.

В теоретическом и прикладном аспекте миграция является объектом изучения разных гуманитарных наук: демографии, истории, социологии, психологии, экономики, географии, этнологии и др. Каждая из них рассматривает миграцию с собственных позиций, поэтому терминологический и в целом теоретико-методологический багаж довольно разнообразен, но это пока не облегчает процесса изучения самого объекта. Одних только трактовок термина «миграция» можно встретить более трех десятков.

Согласно логике развития любой науки или ее направления (в данном случае изучения миграций) сначала идет стихийное исследование объекта, которое приводит к появлению суммы взглядов, точек зрения, трактовок, оценок и, соответственно, терминов, которыми обозначаются разные явления. Затем обычно начинается процесс взвешенного переосмысления накопленного опыта, критического анализа всех точек зрения. Такой анализ не просто становится специальной темой исследования, но часто помогает продвинуться вперед в понимании исследуемого объекта и корректировке дальнейших планов его изучения.

11 стр., 5036 слов

Социальная мобильность

... данного перемещения. К таковым формам мы можем отнести миграцию, территориальную мобильность (жилищную мобильность), путешествия, а также будничную мобильность. Также ... жизненной траектории. В свою очередь, перемены места жительства ведут к важным изменениям в жизни, и, ... , в обществах, где институты образования доступны всему населению, образовательная система предстает в виде некоего «…социального ...

Главная характеристика миграции, с которой согласны все исследователи, это — перемещение в пространстве. Поэтому миграция населения определяется латинским migration — переселяться. Но субъективное понимание причин, характера и результативности миграций дает основание исследователям по-своему трактовать их сущность и значение.

Существуют, например, определения, в которых миграция понимается как любое перемещение индивида в пространстве (как территориальное, так и социальное), ведущее к смене той или иной идентичности. Это определение приемлемо, на наш взгляд, только при определенных условиях. Идентичность сама — явление многоуровневое и многозначное. При миграции может измениться этническая идентичность, социальная, конфессиональная, часто профессиональная, даже возрастная. Скажем, на Кавказе 60-70 лет — расцвет сил, на Севере — запредельно старческий возраст, следовательно, идентификация человека (мигранта) окружающими в последнем случае будет такой же, а это рано или поздно приведет и к соответствующей самоидентификации. Данный пример, естественно, лишь модель, причем одна из множества.

Итак, человек — носитель нескольких идентичностей, и при миграции одна или несколько из них могут измениться, но едва ли миграция может привести к полной смене идентичности. Поэтому попытки прочно детерминировать процессы физического перемещения с социально-психологическими изменениями требуют особой осторожности. Скорее всего, авторы этой концепции миграций и имели в виду гражданскую идентичность. Либо, еще проще, подразумевается регионально-географическая самоидентификация типа «я — горожанин», «я — сельчанин», «я — северянин или южанин», «я — горец, островитянин, африканец, американец, европеец» и т.д.

Есть определения, в которых миграция обозначается как совокупность всех территориальных межпоселенных перемещений. При таком подходе в содержание понятия включается лишь движение людей в границах одного населенного пункта, остается безграничный простор для интерпретации рассматриваемого явления.

14 стр., 6729 слов

Качество жизни населения в РФ

Введение население жизнь липецкий Повышение уровня и качества жизни населения является стратегическим направлением развития России в XXI веке. Большинство россиян надеется, что Россия XXI века будет представлять собою сильное социальное государство, со справедливым обществом, здоровым народом, обеспеченными семьями, свободными гражданами. Однако не исключено, что при неразумной государственной ...

В широком понимании миграция включает в себя все виды территориальной мобильности населения, проявляясь как в безвозвратной, так и в эпизодической, маятниковой или сезонной формах. Эпизодические миграции представляют собой деловые, рекреационные и иные поездки, совершающиеся не только нерегулярно по времени, но и не всегда по одним и тем же направлениям. Маятниковые миграции — ежедневные или еженедельные поездки населения из мест жительства к местам приложения труда, расположенных в разных населенных пунктах. Сезонные миграции — перемещения трудоспособного населения к местам временной работы и жительства на срок обычно до нескольких месяцев, с сохранением возможности возвращения в места постоянного жительства.

Узкое понимание миграции предполагает только ее безвозвратную форму, связанную с окончательной сменой места жительства. Ряд исследователей считают эту позицию основной в интерпретации понятия «миграция».

Существует и третья позиция в определении миграций, которая не разграничивает такие довольно разные понятия, как «перемещения» и «мобильность». До начала 80-х годов широко бытовало мнение, что миграция — это форма или часть мобильности (подвижности) населения. Но что такое мобильность населения? Способность индивида к миграции может реализоваться, а может и не реализоваться. Нет реализации, соответственно нет миграции, но мобильность у человека от этого не исчезает. Такой подход к определению миграции не точен по существу. Необходимо четкое разграничение понятий «миграция» и «мобильность». Мобильность населения — это его свойство. Поэтому мобильность выступает одним из факторов миграции. Есть только одно существенное отличие данного фактора от других — он естественный, «врожденный», объективный.

В Оксфордской энциклопедии дается следующее определение миграции: «Постоянная или частая перемена места жительства отдельным человеком или группой людей. Вместе с показателями рождаемости, смертности, количества детей в семье миграция — основной фактор изменения численности населения». В данном определении к миграции относятся территориальные перемещения отдельного человека. Однако существует позиция, приверженцы которой видят в миграции только массовые перемещения населения в пространстве, характеризуемые окончательной или временной сменой места жительства.

4 стр., 1555 слов

Добровольческий центр социальной помощи населению по месту жительства «Ковчег»

Содержание Введение Добровольческий центр социальной помощи населению по месту жительства «Ковчег» Заключение Список используемой литературы Введение Сегодня перед нами раскрывается удивительная возможность заглянуть за занавес самого сокровенного феномена человеческой жизни - акта добровольчества.Каждому человеку очевидно, что это понятие произошло от нашей доброй воли, что в современном мире ...

Мы придерживаемся узкого понимания миграции — в рамках второго указанного нами подхода, где обязательное условие миграции — смена места жительства, т.е. переселение. Действительно, если не брать во внимание критерий смены места жительства, не представляется возможным отличить миграцию от всех остальных видов пространственных перемещений.

Еще одним немаловажным условием миграции является то, что она возможна только при движении между условными границами. Ими могут выступать не только границы административно-территориальных образований. В современном мире, где все подобные границы очерчены, это всегда так. Но особенно в прошлом, да и теперь, человек одновременно преодолевает географические рубежи — ландшафты, водные преграды, параллели и меридианы, континенты. Поэтому миграцией, по нашему мнению, не может называться, перемещение за пределы условных границ на длительный срок. При этом миграцией следует все-таки считать массовое перемещение, индивидуальное же легко объясняется термином переезд, который не является объектом научного анализа. Поэтому и результат миграции — изменение количественного размещения населения по территории региона. Переселения же в пределах границ административного образования к этому не ведут и обычно мало что меняют.

Исходя из сказанного выше, можно предложить следующее определение этого явления.

Миграция — это процесс перемещения людей через границы тех или иных территорий, со сменой навсегда или на более или менее длительный срок места жительства, ведущий к изменениям условий обитания, социокультурным изменениям и, в связи с этим, к изменению базового набора идентичностей.

1.2 Виды и мотивы миграции населения

В качестве первичного уровня классификации миграций, по нашему мнению, следует выдвинуть критерий перемещения мигранта через административные границы территориальных образований, то есть пространственный критерий. Руководствуясь этим критерием, мы выделяем внешнюю (иммиграция-эмиграция) и внутреннюю миграции в рамках того или иного региона.

6 стр., 2919 слов

Психологические приёмы спаивания населения России

Московская государственная академия приборостроения и информатики 2012 г. Введение. За последние полвека наша страна превратилась из мирового лидера в порабощённую страну. Под угрозу поставлено существование нашего государства и выживание титульной нации – русского народа. Сначала нашим западным врагам удалось превратить страну, которая двигалась вперёд семимильными шагами сначала в страну, ...

На наш взгляд, классифицировать миграцию необходимо по степени добровольности принятия решения о ней, как это делают большинство исследователей. В этом случае можно было бы выделить добровольную, вынужденную и принудительную типы миграции. В литературе термин принудительная миграция почти не употребляется, а чаще говорят о вынужденной миграции. Но не всякая вынужденная миграция принудительна и наоборот. К сожалению, известны репрессивно-принудительные меры перемещения масс населения. Таким образом, вторичный уровень нашей классификации — мотивационный. В этом случае критерием служит причина миграции. Классификация по мотивам имеет свои уровни. Учитывая, что миграция явление многомотивационное, вряд ли можно абсолютно четко выделить какой-либо один главный мотив переселения, но преобладание того или иного мотива в процессе переселения установить вполне реально. По устоявшемуся в психологии мнению мы выделяем среди мотивов переселения мотивы внешние (объективные) и внутренние (субъективные).

К первой группе мотивов можно отнести: экономические, социальные, политические, культурные, экологические и идеологические. Это те мотивы, которые проявляются в результате воздействия на индивида окружающих его социально-экономической, политической и культурной сред.

Во второй группе объединены психологические мотивы: «комплекс неполноценности» (С.К. Бондырева), «пассионарность» индивида (термин Л.Н. Гумилева), стремление к самореализации, погоня за модой, престижем и т.д.

В соответствии с перечисленными выше мотивами переезда можно выделить третьеуровневые типы миграции — это экономическая, социальная, политическая, экологическая, мировоззренческая и психологическая.

В представлении многих исследователей миграционной проблематики наиболее сильными являются экономические мотивы переселения людей. В свою очередь, среди комплекса экономических мотивов чаще встречается стремление к более высокому заработку. Во многих случаях мигранты едут именно за лучшими условиями обитания. Одной из наиболее массовых форм экономической миграции является трудовая. Трудовые мигранты представляют временный вид экстерриториальной мобильности, не предполагающей закрепление на постоянное жительство на новой территории.

В целом стремление к материальному благополучию и достатку мы также относим к комплексу экономических мотивов. Как правило, основным средством достижения благополучия в понимании большинства населения являются деньги. Поэтому направление миграционных потоков существенно определяет уровень востребованности и оплаты человеческого труда в стране, регионе или отдельном населенном пункте. Вполне естественное стремление людей к благополучию, бытовому комфорту во многом обусловливает всю мотивационную основу их переезда.

К группе наиболее заметных внешних факторов миграции относится политическая ситуация, в которой пребывают потенциальные мигранты. Так, революция 1917 г. в России стала основанием появления у многих эмигрантов политических мотивов переселения. Политическая ситуация может выступать и как причина индивидуальной миграции тех, кого не устраивает правящий режим. Как правило, политический фактор обусловливает миграцию межгосударственную. В мотивационной структуре многих сегодняшних вынужденных мигрантов мы наблюдаем политические мотивы, которые нередко оказываются сильнее всех остальных. Индивид готов испытывать лишения, лишь бы остаться верным своим политическим убеждениям. Таких примеров история знает довольно много.

Большое значение в побуждении к переезду и дальнейшем поведении мигранта имеют социальные мотивы. К ним относятся стремление к получению образования за пределами своего населенного пункта, переезд по семейным обстоятельствам, необходимость смены социального окружения и т.д. Социальные мотивы миграции играли большую роль в советский период больших строек и освоения новых земель. Тогда побудительными мотивами части мигрантов были стремление повысить свой социальный статус, получить признание и уважение в социуме.

Тесно переплетаются с социальными мировоззренческие мотивы переселения. Особенно актуальным в современных миграционных процессах становится этнокультурный фактор. Этнические нормы и традиции могут усиливать или сдерживать миграцию, определяя тем самым степень мобильности населения. Как правило, сам по себе этнокультурный фактор не всегда выступает как основной стимул побуждения к переезду. Большее значение он приобретает при выборе места переселения, непосредственно в процессе переезда и на стадии адаптации к новой среде.

Именно мировоззренческой миграцией можно с уверенностью назвать процесс возвращения соотечественников из других государств. Особенно экзотическими выглядят, например, возвращение «российских» немцев из Германии или евреев из Израиля.

Существенную составляющую мировозренческих мотивов образуют мотивы религиозные. Религиозные мотивы способны заставить социальные группы покинуть места постоянного проживания в целях сохранения своей веры. Подобное широко проявилось в России в период с конца XVII и до XIX в., когда наблюдались массовые переселения раскольников из центральных районов России в ее малоосвоенные окраины. Зачастую последователи той или иной религии стремятся расширить пространство своего влияния. Миссионерская деятельность религиозных функционеров Европы заставляла их переселяться в отдаленные районы Азии, Африки, Латинской Америки. Основной мотив таких миграций — обращение жителей других стран в свою веру. Миссионерство и сегодня является распространенной основой мигрирования населения.

Ведущее место в структуре мотивов миграции занимают экологические мотивы, как, например, необходимость смены климатических условий по состоянию здоровья. В целом неблагополучная экологическая обстановка может стать причиной массового переезда населения из мест постоянного проживания. В качестве примера здесь можно вспомнить аварию на Чернобыльской АЭС, повлекшую негативные экологические изменения. Кстати, известная российская теннисистка М. Шарапова являет пример экологического мигранта, скорее, даже беженца: ее семья была вынуждена сняться с привычного места жительства, спасаясь от последствий аварии в Чернобыле.

Выявление психологических мотивов миграции является одним из наиболее проблемных мест в современной науке. Определение истинной мотивации переселения у тех или иных групп мигрантов позволяет создать условия для целевого, дифференцированного подхода в реализации миграционной политики.

По мнению С.К. Бондыревой, довольно распространена миграция из-за так называемого комплекса неполноценности. Сам процесс миграции для человека, испытывающего психологический дискомфорт, становится своего рода отдушиной. Однако зачастую миграция, вызванная таким мотивом, становится безуспешной, поскольку индивиду, не способному обрести собственную идентичность в социальном мире, требуется постоянное движение, а не новое место жительства.

Среди скрытых мотивов, перекликающихся со стремлением уйти от комплекса собственной неполноценности, встречаются мотивы, возникшие на основе пассионарности индивида. Термин «пассионарность», по Л. Гумилеву, означает избыточность у человека психической энергии, толкающей его к постоянному поиску чего-то лучшего. Пассионарность, по мнению Л. Гумилева, становится источником миграции больших социальных групп.

Психологический фактор проявляется в таких моментах, как, например, погоня за модой, престижем и т.д. Порой это заставляет людей мигрировать, лишь бы место нового поселения соответствовало сложившимся массовым стереотипам о социальном успехе. Немалую роль эти стереотипы играют в притоке населения в Москву и Санкт — Петербург, эмиграции россиян в США, Канаду и Европу. В Европе даже есть свои зоны психологического комфорта, например, Испания.

2. Проблемные вопросы миграции населения в России

2.1 Современные миграционные процессы

Роль миграции в пополнении населения России в период 2000-х гг. на фоне предшествующего 10-летия выглядит довольно скромно. В 90-е гг. страна получила беспрецедентный миграционный прирост, равный 4,6 млн. чел., в 2,4 раза больше по сравнению с 80-ми гг. Вал возвратного движения как реакция на распад СССР наглядно виден на рис. 1. И тем не менее, этого оказалось недостаточно для полного возмещения естественной убыли населения, точка отсчета которой тоже совпала с коллапсом СССР. Миграция в 90-е гг. компенсировала только 70% естественных потерь.

Рисунок 1. Миграционный прирост России, тыс. чел. 1981-2010 гг.

В 2000-е гг. нетто-миграция упала до 1,9 млн. чел. Это выглядит как возврат к позиции 80-х, т.е. к нормальному положению. Но это внешнее сходство обманчиво, за ним скрываются принципиальные различия. Отнюдь не маленький миграционный прирост 80-х составил лишь 20% по отношению к общему приросту населения, основным источником пополнения которого в тот период был естественный прирост. В рассматриваемое же десятилетие почти аналогичной по величине миграции хватило для возмещения лишь небольшой части естественных потерь, всего 30%.

Вместе с тем реальность существенно отличается от статистической картины из-за значительного количества неучтенных мигрантов. Не случайно обе переписи населения, проведенные в новой России, сильно увеличили миграционную компоненту его роста: в 2002 г. — на 1,7 млн чел., в 2010 г. — на 1 млн. С учетом миллионной переписной поправки уровень возмещения естественных потерь населения миграцией в 2000-е гг. повышается до 45%, что тоже гораздо ниже, чем в 90-е.

Таким образом, в 2000-е гг. произошло снижение компенсаторной роли миграции, что представляет серьезный вызов будущему развитию России, поскольку в условиях естественной убыли миграция — это единственный источник роста населения.

Население России за первое десятилетие XXI в. стало меньше на 3,4 млн чел., сократившись до 142,9 млн на начало 2011 г. против 146,3 млн на начало 2001 и 148,5 млн — 1992 гг.

Собственно 90-е гг. обозначили переход демографической ситуации в России в критическую фазу, когда для поддержания численности населения страны хотя бы на стабильном уровне необходим приток населения, значительно превосходящий прежние масштабы. Миграция таким образом приобрела значение одного из стратегических факторов развития страны, во многом определяющим заселенность ее территории, безопасность, экономическое развитие и «обличье» народа.

Демографам это было ясно давно, и они много писали об этом не только в научной литературе, но и в СМИ, активно участвовали в теледебатах, но в неразберихе 90-х было не до демографии. Ситуация стала осознаваться обществом, когда страна подошла вплотную к обвалу естественного прироста трудоспособного населения.

Недавно, наконец, появилась возможность с помощью информационной системы ФМС получить сведения о реальном количестве мигрантов. Согласно данным системы в конце 2011 г. в России находилось 9 млн. мигрантов. Такой поток дает основание утверждать, что и в 2000-е гг. Россия оставалась одной из главных стран в мире по приему мигрантов (после Германии и США), сохранив место, которое она заняла в 90-е гг.

На самом деле мигрантов больше, т.к. те, кто прибыл раньше и пребывает в России, не имея регистрации, естественно не могли быть учтены.

Из 9 млн. общего количества мигрантов 3,3 млн. чел. приехали с личными целями на непродолжительное время (в гости, на лечение, туристы и т.п.) или на учебу; 1,3 млн. официально работали; оставшиеся 4,3 млн. — в основном трудовые мигранты, зарегистрированные, но работающие неформально, без разрешения. Если учтем 0,3 млн. прибывших в Россию на постоянное жительство, неопределенный остаток составит 4 млн. чел.

Размеры незаконной миграции, озвученные ФМС, почти совпали с экспертными оценками, полученными ранее на основе исследований, и составляющими 4-5 млн. чел. Есть оценки, в 2 раза превышающие эту величину, — «порядка 10 млн. чел.», но как они получены — неясно.

По данным выборочных социологических опросов от 16% до 25% незаконных мигрантов практически постоянно живут в России в течение нескольких лет. Среднее из этих значений приводит к выводу, что около 1 млн. из 4 млн. незаконно работающих мигрантов де факто являются постоянными жителями России и, следовательно, должны были быть зачислены в миграционный прирост. Прибавка этой составляющей, наряду с переписной, приближает миграционный прирост 2000-х к уровню предыдущего десятилетия. Но и при этих условиях миграция реализовала свою компенсаторную функцию всего на 60%.

Рисунок 2. Миграционный тренд 2000-х (нетто-миграция), тыс. чел.

Приток мигрантов улучшает структуру населения России, сглаживает половые диспропорции и частично компенсирует дефицит предложения рабочей силы в самых востребованных возрастных группах. Подавляющая часть мигрантов 75-80% находятся в трудоспособном возрасте. При этом более половины мигрантов находились в самых активных возрастах — от 20 до 39 лет. Напротив, доля населения в возрастах старше трудоспособного среди мигрантов более чем в 2 раза ниже по сравнению с населением России.

Миграционный тренд 2000-х крайне нестабилен, отличается крутыми спусками и взлетами (рис. 2).

Однако, это — не следствие действительных изменений в динамике потоков, а отражение неоднократно меняющихся в течение прошедших 10 лет правил приема и учета иностранных граждан. Недооценка значения надежной статистической информации привела к несопоставимости погодовых данных и искусственно созданным зигзагам миграционного тренда, а также сильно затруднила экстраполяционный прогноз.

2.2 Анализ миграции населения и миграционной политики в России

В целом, интеграция может быть разделена на полную интеграцию, базирующуюся на ассимиляции мигрантов, и частичную интеграцию, включающую в себя процессы адаптациии приживаемости.

Усиление ассимиляции происходит в период стабильной общественной жизни. И наоборот, экономическая и социальная нестабильность серьезно препятствует процессам ассимиляции.

Так, в современной России развитие процессов ассимиляции, очевидно, тормозится получившими распространение межэтническими конфликтами и нарастанием в обществе антииммигрантских настроений.

Если говорить о частичной интеграции мигрантов (и здесь речь идет, прежде всего, о временных трудовых мигрантах), необходимо обозначить два таких понятия, как адаптация и приживаемость. Собственно, именно с адаптации, под которой мы понимаем процесс приспособления человека к новым для него условиям жизни и труда, начинается процесс интеграции. В свою очередь, приживаемость мигрантов можно определить как явление, которое слагается, с одной стороны, из адаптации, а с другой стороны, из приспособления условий жизни к потребностям мигрантов, что можно определить как их обустройство на новом месте. По сути, речь идет о процессе достижения мигрантами уровня благосостояния коренных жителей. Как правило, для обустройства необходимо время, иногда гораздо продолжительнее, чем время, нужное для адаптации, без которой приживаемость также недостижима.

Очевидно, что интеграция представляет собой совокупность действий и убеждений, как иммигрантов, так и коренных жителей; действия последней группы особенно важны, так как они определяют и оказывают сильное влияние на условия приема иммигрантов и структурные условия их проживания и тем самым направляют национальную идентификацию иммигрантов либо в русло интеграции, либо в противодействующее русло, т.е. нежелание интегрироваться.

Итак, важно подчеркнуть, что интеграция мигрантов — это двусторонний процесс, направленный на ассимиляцию и приживаемость мигрантов в принимающем обществе, что может способствовать как экономическому, так и демографическому развитию самого этого общества. Речь идет не только об отношении принимающего общества к мигрантам, но и о желании мигрантов интегрироваться в это общество. Нарушение этой двусторонности делает невозможной полную интеграцию мигрантов в принимающее общество. Ярким примером такого нарушения стали заявления европейских лидеров Ангелы Меркель и Дэвида Кэмерона о «крахе политики мультикультурализма» в Европе. При этом главными виновниками этого краха были обозначены сами мигранты, не сумевшие или не пожелавшие признать европейские нормы и ценности. Но возникает вопрос, а как мигранты, в частности, мигранты из арабского мира, могли интегрироваться в западное общество, если в отношении них фактически проводилась политика создания мигрантских анклавов, т.е. изолированных от коренного населения районов компактного проживания мигрантов? К сожалению, следует признать, что Россия в определенном смысле повторяет печальный опыт западных стран, не препятствуя формированию примерно таких же анклавов в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах, и тем самым вольно или невольно создает препятствия для полной интеграции мигрантов.

Интеграция мигрантов как предмет государственной политики является относительно новым вопросом для современной России, хотя определенный исторический опыт в этой сфере имеется.

В советское время миграция населения была почти исключительно внутренней миграцией. В условиях многонациональной страны она сопровождалась «перемешиванием народов» и этот процесс происходил относительно безболезненно.

Одним из важных направлений государственной политики было воспитание интернационализма: понятие «советский народ» было наполнено реальным смыслом, который обеспечивался общностью языка, едиными программами школьного образования по всей стране, равенством прав и условий жизни для всех граждан. При всей жесткости советской политической системы государством обеспечивались условия для социально-экономической интеграции мигрантов в местах заселения (обеспечение работой, жильем, возможностью получения образования самими мигрантами и их детьми и т.д.).

После распада Советского Союза ситуация кардинально переменилась. Политика в области внутренней миграции населения в России была свернута, а политика в области международной миграции концентрировалась на создании принципиально нового законодательства институциональной структуры и понималась достаточно узко — как административно-правовое регулирование миграционных процессов.

В 1990-х гг., несмотря на масштабный приток мигрантов из бывших советских республик, политика интеграции мигрантов фактически не проводилась. В государственных документах миграционной политики об интеграции мигрантов, переселяющихся в Россию, речи тогда не шло. Этому были причины. Первоначально миграционный приток в Россию (достигавший в отдельные годы 1 млн чел. в год) состоял из этнических русских и представителей других коренных этносов России, которые волею обстоятельств проживали к моменту распада на территории других советских республик. Считалось, что близкие в этническом отношении мигранты не нуждаются в обеспечении им специальных условий для социально-психологической адаптации (изучение русского языка, знакомство с русской культурой, историей и т.д.), а условия для социально-экономической интеграции мигрантов (прежде всего обеспечение работой и жильем) были крайне ограничены из-за переживаемого тогда Россией глубокого экономического кризиса. Даже когда в начале 2000-х гг. значительную долю в миграционных потоках, направленных на Россию, стали занимать представители титульных наций стран СНГ, политика интеграции мигрантов не стала частью миграционной политики. Об этом свидетельствует, в частности, Концепция регулирования миграционных процессов в Российской Федерации, утвержденная в 2003 г., в которой вопросы интеграции мигрантов не упоминаются вовсе. Вместе с тем, заметим, что именно в 2000-е гг. термин «интеграция» получает развитие в российской научной литературе.

Игнорирование политики интеграции мигрантов обернулось в результате снижением уровня толерантности в обществе, ростом межэтнической напряженности, отчуждением мигрантов со стороны российского общества, их самоизоляцией, открытыми конфликтами между мигрантами и местным населением. Стало совершенно очевидно, что в условиях массового притока мигрантов, даже из исторически близких государств «нового зарубежья», политика их интеграции должна быть неотъемлемым элементом миграционной политики. Это признано и в новой Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации до 2025 г., утвержденной в июне 2012 г. Перед Федеральной миграционной службой России поставлена задача разработки и апробации конкретных программ в области обеспечения интеграции мигрантов в российское общество; в структуре ФМС создано Управление по содействию интеграции мигрантов, к 2016 г. должна быть создана «инфраструктура для интеграции и адаптации трудовых мигрантов».

Однако для того, чтобы политика интеграции мигрантов была эффективной, необходимо четкое понимание того, что такое интеграция, какими инструментами она может осуществляться в отношении разных групп мигрантов, какова численность и специфика этих групп, их социальное, экономическое и демографическое поведение и т.д. Иными словами, политика интеграции должна опираться на надежную информационную и концептуальную основу, которой в России пока нет.

В современной России исследования, связанные с интеграцией мигрантов, имеют пока небольшую историю. Имеющаяся государственная статистика по международным мигрантам предоставляет очень мало данных для того, чтобы обоснованно оценить их интеграцию в российское общество. Социологические обследования по этой теме немногочисленны, не всегда репрезентативны, в целом фрагментарны и не позволяют системно оценивать процесс интеграции мигрантов, как и не дают целостного представления о том, какие механизмы интеграции уже действуют в России и как они могут быть использованы / адаптированы / дополнены мерами государственной политики для того, чтобы интеграция мигрантов действительно была эффективной.

Для понимания того, как происходит процесс интеграции мигрантов и происходит ли он вообще, какова его глубина для разных категорий мигрантов, необходима информация по достаточно обширному перечню показателей, характеризующих степень вовлеченности мигрантов в разные сферы общественной жизни, а также сравнительный анализ коренного населения и мигрантов по таким ключевым показателям как положение на рынке труда, доступность образования, участие в общественно-политической жизни, противодействие дискриминации и т.д. Как известно, в международной практике такая информация для трех десятков государств (стран Европейского Союза, Норвегии, Швейцарии, США, Канады) рассчитывается через индекс MIPEX (Migrant Integration Policy Index), который позволяет оценить национальную политику содействия интеграции мигрантов и позволяет провести сравнительный анализ. В России, как сказано выше, получение такой информации — дело будущего. Ситуация осложняется тем, что разработка и осуществление политики интеграции мигрантов будет происходить на фоне уже укоренившегося негативного отношения к мигрантам.

В условиях отсутствия или слабости государственной политики интеграции мигрантов функции по адаптации и интеграции мигрантов берут на себя негосударственные структуры. Это институты гражданского общества, правозащитные организации, оказывающие мигрантам разного рода консультационные и юридические услуги, рабочие коллективы, ассоциации мигрантов, диаспоры, этнический бизнес. Наконец, это теневые структуры, в немалой степени способствующие тому, что миграция в Россию (прежде всего временная трудовая миграция) носит в подавляющей своей части нерегистрируемый / нелегальный характер. В обществе отсутствует консенсус относительно миграционной стратегии России, более того, происходит поляризация взглядов политиков и общественного мнения на то, стоит ли России привлекать мигрантов для решения ее демографических и экономических проблем или приток иммигрантов следует жестко ограничивать.

Миграционная тема стала разменной картой в политической борьбе, что имеет своим результатом распространение ксенофобии через СМИ, выступления публичных политиков, молодежную субкультуру и т.д. Формирование на этом фоне политики интеграции мигрантов, которая, как говорилось выше, подразумевает совместное, двустороннее движение мигрантов и коренных жителей навстречу друг другу для поддержания гражданского мира, является непростой задачей. Однако пример России четко свидетельствует, что самоустранение государства из этой сферы внутренней политики провоцирует обострение ксенофобии и межэтнических столкновений.

Несмотря на некоторый рост внимания со стороны государства в теме интеграции мигрантов в самые последние годы, слабой стороной политики интеграции в России остается отсутствие инструментов согласования интересов различных ее субъектов: органов государственной власти разных уровней, включая органы местного самоуправления, неправительственных организаций, работодателей, иных бизнес-структур, диаспор, ассоциаций мигрантов.

Историческим нонсенсом является то, что термин «интеграция», впервые примененный в российском законодательстве в отношении соотечественников, остающихся в странах «нового» зарубежья с целью притормозить их возвращение в Россию, впоследствии оказался на долгие годы невостребованным в отношении прибывающих в Россию мигрантов. И именно из-за игнорирования политики интеграции мигрантов, в том числе и переезжающих в Россию соотечественников, многократно сократился миграционный приток, а отнюдь не из-за того, что недостаточно эффективно происходила «интеграция» бывших российских граждан «в политическую, социальную и экономическую жизнь новых независимых государств».

Принятие в 2006 г. Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников из-за рубежа явилось, хотя и запоздалым, но очень важным шагом в сторону повышения миграционной привлекательности России и одновременно — создания государством реальных условий интеграции переселенцев.

Государство берет на себя предоставление информационных, консультационных и юридических услуг, гарантию трудоустройства, содействие в переобучении, оплату проезда и провоза багажа, выплату подъемных, получение в течение нескольких месяцев российского гражданства и все связанные с этим социальные гарантии.

Изначально Государственная программа была рассчитана на 6 лет (2007-2012 гг.) и оптимистично предполагала переселение в Россию ежегодно 300 тыс. чел. исторически и этнически близких России людей. Однако ограничения на определение мест вселения для переселенцев, отсутствие помощи со стороны государства в отношении обзаведения жильем, налоговая дискриминация и бюрократические проволочки имели своим результатом несравненно более низкие показатели переехавших в Россию в качестве участников программы. Реально за пять лет с 2007 по 2011 г. в Россию переселились в качестве участников программы 55 тыс. чел., в то время как общий иммиграционный приток за эти годы составил 1,3 млн чел.

Такие результаты вынудили власти пересмотреть условия программы в сторону снижения административных барьеров для ее участников.

С 1 января 2013 г. программа стала бессрочной. Въезжающие по программе соотечественники теперь не будут столь жестко, как прежде, привязаны к «территориям вселения», они вправе самостоятельно трудоустраиваться, снимаются ограничения на право заниматься собственным бизнесом и т.д. Российские регионы, которые участвуют в программе, получают большую самостоятельность в разработке региональных проектов развития (например, промышленный, агропромышленный или образовательный кластер), под которые они могут формировать запрос на людей конкретных специальностей, который будет удовлетворен за счет иммигрантов-соотечественников.

Все это создает важные условия для успешной интеграции переселенцев в российское общество.

Первое, что нужно сделать, это максимально упростить процедуру получения российского гражданства всеми желающими российскими соотечественниками, узаконив элемент двойного гражданства. Это, в частности, особенно важно для тех, кто не собирается переезжать в Россию, но готов сотрудничать и представлять интересы России в странах своего постоянного проживания. Здесь тема интеграции выходит за рамки чисто миграционного аспекта, представляя собой более широкий политический контекст.

Заключение

На бытовом уровне миграцию можно определить как переселение, перемещение людей из одной местности в другую. Она характеризуется постоянством, поскольку человек должен именно переехать на постоянное место жительства в другую местность или страну. Это главное, что позволяет отграничивать туристические потоки и другие перемещения людей от глобальных миграционных процессов.

Существуют два основных вида переселения (переселение используется как синоним миграции).

Деление происходит на внешнюю и внутреннюю миграции. Внутренняя означает перемещение внутри страны — например, из города в поселок или наоборот. Внешняя — это международная миграция. Она характеризуется процессами переселения из одной страны в любую другую. Она также делится на два вида — иммиграцию и эмиграцию. Первая — в случае въезда в страну, вторая, соответственно, в случае выезда из нее.

В современных условиях необходимо разработать концептуальную основу политики интеграции, предложив определение интеграции и классификацию механизмов политики интеграции, которые могут быть уместны для применения в современной России, и — что еще более важно — разработать типологизацию групп мигрантов, которые могут и должны быть объектом государственной политики интеграции. Очевидно, что разная глубина интеграции предполагается для мигрантов, которые приезжают в Россию для постоянного проживания, и временных трудовых мигрантов. Однако, помимо этого, принципиально важно проводить различия между:

а) мигрантами из государств «нового, или ближнего» и «старого» зарубежья;

б) среди мигрантов из «нового» зарубежья — между мигрантами, более близкими в этническом и конфессиональном отношении (мигранты с российскими корнями, украинцы, белорусы, молдаване) и менее близкими (представители титульных национальностей Центральной Азии и Закавказья);

в) среди мигрантов с российскими корнями — между теми, кто относительно недавно, незадолго до распада СССР, уехали из России, и теми, кто давно укоренились в других странах;

г) среди мигрантов, представляющих титульные нации других стран СНГ — те, кто считают себя частью своих диаспор, проживающих на территории Российской Федерации, и те, кто не примыкают к диаспоре, и т.д.

Особый интерес представляет также анализ того, как развивалась в современной России политика интеграции мигрантов в рамках государственной миграционной политики и как, в частности, она проявилась в формате государственной политики в отношении содействия переселению в Россию соотечественников, являющихся особой, приоритетной категорией иммигрантов.

Список использованной литературы

миграция демографический общество

1.Абель Э. Макроэкономика. 5-е изд. — СПб.: Питер, 2010. 768 с.

2.Алешковский И.А. Тенденции международной миграции населения в современной России в условиях глобализации // Век глобализации, 2011. №1. С. 159-181.

3.Анисимов А.А. Макроэкономика — М.: 2011. 598 с.

4.Базилевич В.Д. Экономическая теория — М.: Рыбари, 2009. 870 с.

5.Бардовский В.П. Экономика — М.: ИД Форум, Инфра-М, 2011. 672 с.

.Борисов Е.Ф. Экономика — М.: 2012. 256 с.

7.Васильева Е.В. Экономическая теория: конспект лекций — М.: Юрайт, 2009. 192 с.

.Василенко П.В. Зарубежные теории миграции населения // Псковский регионологический журнал, 2013. №16. С. 36-42.

.Воронина Н.А. Государственно-правовое регулирование миграции населения в России // Управление мегаполисом, 2010. №4. С. 45-50.

.Герасимов Б.И. Экономическая теория — Тамбов.: ТГТУ, 2009. 232 с.

.Гришаева С.А. Миграция населения в условиях глобализации // Вестник Университета (Государственный университет управления), 2012. №1. С. 123-127.

.Дмитриева Ю.В. Миграция населения в глобальном масштабе // Сегодня и завтра Российской экономики, 2010. №40. С. 103-105.

.Дюжакова М.В. Миграция населения как глобальное явление современного общества // Известия Воронежского государственного педагогического университета, 2012. Т. 258. С. 171-178.

.Зинченко Н.Н. Миграция населения в глобальном пространстве современного мира // Социально-гуманитарные знания, 2011. №3. С. 185-192.

.Кожевникова Т.М., Теракопов С.Г. К вопросу о проблемах миграции населения в России // Социально-экономические явления и процессы, 2013. №10 (056).

С. 72-76.

16.Кузнецов Б.Т. Макроэкономика — М.: 2011. 458 с.

17.Лобачева Е.Н. Экономическая теория 3-е изд., перераб. и доп. — М.: 2012. 516 с.

.Мартыненко С.В. Миграции населения регионов современной России // Сегодня и завтра Российской экономики, 2011. №49. С. 170-174.

19.Марыганова Е.А. Макроэкономика: экспресс-курс — М.: Кнорус, 2010. 302 с.

20.Музыченко П.Б. О совершенствовании мер, применяемых государством, в сфере управления миграцией населения // Вестник Тихоокеанского государственного университета, 2013. №3. С. 249-258.

.Плохова Н.В. Причины, тенденции и последствия миграции населения в Российской Федерации // Поволжский торгово-экономический журнал, 2013. №1 (29).

С. 40-47.

.Пуляшкин В.В., Золотарева В.О. Статистический анализ влияния миграции на формирование населения России // Альманах современной науки и образования, 2013. №1 (68).

С. 123-127.

.Романова Н.А. Детерминанты внутренней миграции населения в современной России // Молодой ученый, 2011. №3-1. С. 190-196.

25.Салов А.И. Экономика: конспект лекций — М.: Высшее образование, 2009. 175 с.

26.Самородова Л.Л. Экономика — Кемерово: ГУ КузГТУ, 2011. 308 с.

27.Сараджева О.В. Феноменология миграции населения // Вестник Московского университета МВД России, 2013. №8. С. 190-193.

.Хуцишвили Ш. Особенности внутренней миграции населения // Интернет-журнал Науковедение, 2011. №6. С. 24-27.

.Целищев Н.Н. Миграция населения: проблемы экономики и права // Аграрный вестник Урала, 2012. Т. 2. №10 (105).

С. 69-71.

.Чернецова Н.С. Экономическая теория — М.: Кнорус, 2011. 264 с.

.Шевчук Д.А. Экономическая теория: конспект лекций — М.: 2009. 180 с.

.Эпштейн Н.Д. Роль миграции населения в формировании социально-экономической ситуации // Экономика, статистика и информатика. Вестник УМО, 2012. №4. С. 164-169.