ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ВОЗРАСТНОЙ СПЕЦИФИКЕ ПСИХОГЕНИЙ

ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ВОЗРАСТНОЙ СПЕЦИФИКЕ ПСИХОГЕНИЙ

Психический фактор в жизни человека играет чрез­вычайно важную, но неоднозначную роль. Как двуликий Янус, он наделен противоположными свойствами: с одной стороны, имеет решающее созидательное значение для развития чисто челове­ческих качеств психики, а с другой, может прояв­ляться как болезнетворное начало, вызывающее психические нарушения.

Психические воздействия на ребенка (как по­ложительные, так и отрицательные) начинаются раньше, чем он появляется на свет, в период его внутриутробного развития. Очень рано ребенок начинает сначала чувствовать, а затем и понимать, полностью ли удовлетворены его биологические потребности и потребности в эмоциональном об­щении. У него рано появляется осознание разных ролевых функций в семье, отношений с родителя­ми, усваиваются нормы поведения, система запре­тов, поощрений и т.д.

При этом, если среда устойчива, если требова­ния к ребенку соразмерны его возможностям, не­противоречивы, адекватны возрасту, разумно моти­вированы, если он окружен теплом и заботой, является желанным, если обучение своевременно, ненавязчиво и способствует выявлению и развитию потенциальных возможностей, если систематически тренируются волевые качества, если в отношениях устанавливается устойчивый гармонический стере­отип, то можно с известной долей уверенности сказать, что ранней невротизации родители не при­внесут.

К сожалению, в реальности психогенные факто­ры сыплются на ребенка чуть ли не с рождения, и при ослабленности его нервной системы или повторности травм часто развиваются психогенные состояния с широким, пестрым спектром симпто­матики.

Считается, что психогении являются самыми распространенными формами психической патоло­гии. В свое время ведущий отечественный специа­лист в области детской психиатрии, Г.Е.Сухарева (1959),отмечала, что психогении у детей составля­ют 80% от всех психических заболеваний.

По данным ВОЗ (1974), за 65 лет заболеваемость неврозами возросла в 24 раза, в то время как другими психическими болезнями—только в 1 6 раза. По более поздним данным ВОЗ, 45% всех психических заболеваний у детей связаны со стрес­сами.

Есть мнение, что определить истинную рас­пространенность психогенных расстройств у детей невозможно (Г.Н.Сердюковская, 1990), поскольку приводимые в мировой и региональной статистике цифры охватывают только учтенные, зарегистриро­ванные случаи, что, естественно, не отражает ис­тинного положения вещей. Распространенность психоневротических расстройств можно образно представить себе в виде айсберга, в котором учтен­ные (видимая часть) и неучтенные случаи соотно­сятся, как 1:5

13 стр., 6255 слов

ОРГАНИЧЕСКИЕ ВКЛЮЧАЯ СИМПТОМАТИЧЕСКИЕ ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА (Нервно психические расстройства после черепно-мозговых травм)

ГБОУ ВПО ВГМУ Минздравсоцразвития России Кафедра психиатрии МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ПРАКТИЧЕСКОГО ЗАНЯТИЯ (для студентов) Для специальностей 040100 – Лечебное дело 040200 – Педиатрия 040300 – Медико-профилактическое дело 040400 – Стоматология ТЕМА: «ОРГАНИЧЕСКИЕ ВКЛЮЧАЯ СИМПТОМАТИЧЕСКИЕ ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА (Нервно психические расстройства после черепно-мозговых травм)». ...

В действительности невидимая часть «айсберга» может быть и больше, если учесть, что нередко такие больные попадают не к психиатрам, а к педиатрам и врачам общего профиля в связи с частотой преобладания не психических, а сомати­ческих жалоб.

Частота встречаемости психогенных расстройств зависит от возраста ребенка. Чаще всего невроти­ческие реакции наблюдаются в старшем дошколь­ном возрасте и младшем школьном. Это соответ­ствует второму возрастному кризу (5—7лет).

Пси­хогенные развития личности чаще встречаются в период пубертатного криза (12—18 лет), а невроти­ческие—после завершения пубертатного периода и в более зрелом возрасте. В фазе пубертатного криза первенство по психогениям держат девочки, а в детском возрасте—мальчики.

Стараясь подчеркнуть рост психогений и нарас­тающую стрессорность современного общества, К.Хорни(1950) сказал следующее: «Вместо воло­са, является ли данный человек невротиком, В настоящее время следует спрашивать, какой фор­мой невроза он страдает». Имеются значительные расхождения в цифровых данных разных исследо­вателей, что свидетельствует, в числе прочих при­чин, об отсутствии единых подходов к диагностике психогений и, что немаловажно, о расширительном толковании понятия «невроз».

Термин «психогении» (сгоним—психогенные расстройства, психогенные заболевания, психоген­ные реакции) принят в отечественной психиатрии’ как обобщающее понятие, отражающее связь забо­левания с психогенной травмой. В зарубежных ис­следованиях и международных классификациях бо­лезней (МКБ) разных лет отношение к психоген­ным расстройствам часто меняется, но и в последних МКБ(9,10-го пересмотров) исчерпыва­ющей характеристики, как и определений этих состояний в отношении детского и подросткового возраста, нет. Отдельно даны выборочные формы «эмоциональных расстройств, специфических для детского возраста», и «расстройства социального функционирования с началом, специфическим для детского возраста». Неврозы же в отдельную рубри­ку не выделены.

6 стр., 2867 слов

Фрустрация, типы реакций в состоянии фрустрации

ЧУО «Женский институт ЭНВИЛА» Кафедра психологии КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА по дисциплине Общая психология Тема: « Фрустрация, типы реакций в состоянии фрустрации» Дубоенко Тамара Михайловна Студентки 2 курса группы Пс202 Факультета психологии Заочной формы обучения СОДЕРЖАНИЕ 1. Определение «фрустрация» в современной психологии 2. Степени остроты фрустрации 3. Причины вызывающие фрустрацию 4. Типы ...

Представляется очевидным, что обобщающее понятие и обобщенное определение, как и прием­лемая для клинициста систематика психогенных расстройств, необходимы, чтобы разобраться в пес­трой картине указанных состояний. Это нужно прежде всего потому, что речь идет не об одном каком-либо патологическом состоянии, а о целой группе расстройств, объединенных общей этиоло­гией, но различающихся особенностями этих при­чинных факторов и механизмами развития болезни, а также характером «почвы», на которую падает психогенный фактор.

В целом, под психогениями понимают обратимые (функциональные, излечимые) расстройства психичес­кой деятельности, возникающие в ответ на воздей­ствие психической травмы и подчиняющиеся опреде­ленным закономерностям клинического оформления, течения и исхода.

Основными клиническими формами психогений являются психореактивные состояния (психогенные реакции, реактивные состояния, психогенные разви­тия личности) и неврозы (невротические реакции, собственно неврозы, невротические развития личнос­ти).

Самый легкий регистр расстройств представлен «реакциями» психогенными и невротическими, ко­торые характеризуются остротой возникновения, кратковременностью (от нескольких часов до не­скольких недель), неразвернутостью клинической картины, благоприятным исходом. Разграничение психореактивных и невротических реакций носит в известной мере условный характер, и многие авто­ры склонны называть невротическими любые пси­хогенные реакции, не носящие психотического ха­рактера. Это положение является спорным. Необ­ходимость их разграничения возникает особенно тогда, когда они оказываются начальной стадией более пролонгированного болезненного состояния. Дело в том, что три варианта расстройств в каждой из двух основных форм психогений (реактивные состояния и неврозы) могут при определенных неблагоприятных обстоятельствах выступать и как три этапа психогенного или невротического разви­тия. Реакции в этих случаях оказываются первым этапом болезненных расстройств.

4 стр., 1813 слов

Невротические расстройства, психогенные реакции у умственно отсталых детей и подростков

... закрепляются различные незрелые формы реагирования (например, пассивно-оборонительная реакция -- страх). 5. Психогенные реакции и реактивные состояния Психогенные реакции - болезненные расстройства психической деятельности, возникающие под влиянием моральной травмы. ...

Психогенные реакции

(реактивные состояния) могут проявляться как острые кратковременные психозы («острые аффективно-шоковые реакции»), протекающие с неясным сознанием, или кратков­ременные расстройства непсихотического уровня.

Невротические реакции

проявляются чаще всего преходящими аффективными нарушениями специ­фического характера (так называемые «фобии»— навязчивая боязнь чего-либо) или отдельными не­вротическими, вазовегетативными, соматическими симптомами.

Для более четкого представления о каждой из двух основных форм психогений целесообразно сопоставить их по ведущим признакам.

Реактивные состояния

обычно развиваются в от­вет на непосредственный эмоциональный стресс, возникший в связи с действием (объективно или субъективно) сверхсильных травм. Начальная фаза этой травмы, кроме чрезвычайности, характеризуется остротой, внезапностью, неожиданностью, непонят­ностью для ребенка. Внутренняя психологическая переработка травмирующей ситуации может быть выраженной незначительно, особенно при острей­ших травмах. Соответственно психогенный «удар» Чаще всего сопровождается эмоциональными, аффективными расстройствами (страхи, панические реакции, депрес­сии).

Характерно наличие «патологической почвы».

Реактивные состояния могут носить психотический и непсихотический характер.

Непсихотический уровень этих расстройств абсолютно преобладает в детском и подростковом возрасте. По сравнению с неврозами реактивные состояния чаще возникают у примитивных, органически стигматизированных личностей, а потому нередко развиваются по древ­ним механизмам «двигательной бури» или «мнимой смерти» (Э.Кречмер,1924)и сопровождаются в этих случаях временным регрессом психики в це­лом или отдельных психических функций.

Неврозы

отличаются значительной связью с оп­ределенным типом личности, чаще развиваются под влиянием действующего исподволь длительно­го психогенного травматизирования. Психогенные ситуации обычно являются особенно значимыми для ребенка и подходят к особенностям его лич­ности, «как ключ к замку» (ключевое переживание).

5 стр., 2091 слов

Гурьева В. — Психогенные расстройства у детей и подростков

... психогенных расстройств у детей и подростков .....................................................   25 Систематика психогенных факторов ...... 31 Вопросы патогенеза психогений ... аффективные реакции («реакции короткого замыкания») .. 101 Подострые психогенные расстройства («реактивные состояния»)... 106 Психогенные депрессии ............................ 108   Психогенные депрессии ...

Связь психогенного воздействия с особенностя­ми личности при неврозах проявляется и в том, что основные формы неврозов чаще всего возникают у соответствующих аномальных личностей (напри­мер, истерический невроз—у истерических лич­ностей и пр.).

Ортодоксальный анализ (З.Фрейд и его после­дователи) трактует неврозы как неизбежный необ­ходимый момент развития в связи с образованием и разрешением детской тревоги. Сторонники индивидуальной психологии считают, что невроз—это патологическая форма компенсации чувства внут­ренней недостаточности или нереализованного чув­ства превосходства. Для представителей «поведен­ческой терапии» невроз—это зафиксированный навык неприспособленного поведения, приобретен­ный путем научения.

Крупнейший специалист по проблеме неврозов К. Homey

определяет невроз как психическое расстройство, вызванное страхом и за­щитой от него, а также попытками отыскать компромисс в конфликте противоположных тенден­ций.

Невротические расстройства как отклонения от общепринятого в данной культуре интерперсо­нального поведения—это проявление затормо­женного процесса самореализации (K.Homey,1950).

Для возникновения невроза характерно опосре­дованное, а не прямое действие психогенной трав­мы. В детском и подростковом возрасте, как прави­ло, еще до начала невроза личность психогенно сенсибилизирована (Э.Кречмер), и ее наиболее уяз­вимыми пунктами оказываются внутренние психо­логические конфликты и комплексы, характерные для детского возраста (комплекс старшего и млад­шего брата, комплекс соперничества с одним из родителей в плане лидерской роли в семье, ком­плексы Эдипа, Электры, собственной неполноцен­ности и пр.).

Важное значение для понимания сущности пси­хогений имеет вопрос об их месте среди всего спектра психических заболеваний. Вскользь уже упоминалось, что эти расстройства занимают са­мую низкую ступеньку при переходе от нормы к патологии, т.е. находятся ближе всех других форм психических заболеваний к границе с психическим здоровьем. Именно это послужило в свое время основанием для обозначения психогений как «пограничных состояний».

13 стр., 6407 слов

ДУШЕВНЫЕ РАССТРОЙСТВА РАЗВИТИЯ КАК ВОПРОС О СУЩЕСТВЕ ЧЕЛОВЕКА

Х. Климм Лечебная педагогика основанная на антропософии   ДУШЕВНЫЕ РАССТРОЙСТВА РАЗВИТИЯ КАК ВОПРОС О СУЩЕСТВЕ ЧЕЛОВЕКА   Тот факт, что раскрытие душевно-духовных способностей человека может быть затруднено, таит в себе всегда что-то загадочное. Но одно дело, когда подобное случается с человеком в ходе его жизни или только в старости. В таком случае мы видели его в здоровые времена и ...

Если учесть абсолютное преобладание у детей и подростков непсихотического уровня расстройств и многообразие доклинических форм заболевания (предболезнь—С.М.Павленко,1964;преневроз— Дестунис,1963;препсихопатические состояния— М.Трамер,1949;О.В.Кербиков, В.Я.Гиндикин,1960; продромальный периоду В.П.Петренко,1982), становится очевидным, насколько трудно, а неред­ко и невозможно четко отграничить начальные психогенные и личностные расстройства от усилен­ных, но еще не болезненных отклонений.

В детском и подростковом возрасте эти границы оказываются еще более смазанными, поскольку психогенные расстройства могут-, долго оставаться скрытыми, или проявляться симптоматикой сома­тических заболеваний, или поведенческими (психопатоподобными) девиациями—так называемые «маскированные» формы. Крайним выражением таких долго остающихся завуалированными форм являются случаи, впервые обнаруживающиеся не какой-либо клинической симптоматикой, а тяже­лым криминальным ..поступком. Это так называе­мые «инициальный деликт», по Е.Странскому

(1950),и «криминальная манифестация», по Н.Н.Оспановой(1992).

В этих случаях подросток, казавшийся до того здоровым, совершает тяжелое криминальное действие и лишь потом, при настой­чивых расспросах, могут выявляться психопатоло­гические, болезненные переживания, начавшиеся .задолго до правонарушения или непосредственно перед ним.

Необходимо учитывать также, что психогенная симптоматика у детей и подростков часто как бы вырастает из нормальных возрастных психологи­ческих особенностей (например, нормальное фан­тазирование, присущее возрасту, и психогенные бредоподобные фантазии; неудовлетворенность своей внешностью, типичная для подростков, и навязчивая боязнь—фобия—конкретного физи­ческого уродства—дисморфофобия; склонность к отвлеченным размышлениям, характерная для пе­риода пубертата, и болезненное мудрствование— философическая интоксикация).

Все это показывает, насколько подчас трудно решить вопрос, являются ли данные внешние проявления отражением возрастного заострения лич­ностных особенностей, или мы уже имеем дело с начавшимся заболеванием. Предлагаемые разными авторами критерии отграничения психогенных рас­стройств от нормальных возрастных девиаций при фактическом наличии не границы, а некоего погра­ничного пространства, часто оказываются малоубе­дительными.

7 стр., 3148 слов

Копия 2 распр.нарушения у детей

НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ РАЗВИТИЯ У ДЕТЕЙ АУТИЗМ Термин «аутизм» предложен швейцарским психиатром и психологом Э. Блейлером (1857–1939). Аутизм выражается в снижении контактов ребенка со взрослыми и сверстниками и проявляется в его «погружении» в свой собственный мир. Проявления раннего детского аутизма наблюдаются с самых первых дней жизни ребенка и выражаются в отсутствии контактов ...

Значение психогений очень велико не только qпотому, что они являются самыми частыми заболеваниями у детей и подростков, ной в связи с тем, что они часто оставляют след в психике ребенка, при неблагоприятной динамике способствуют появлению личностных девиаций, которые могут стать стойкими, а также являться выражением других, более тяжелых психических заболеваний.

Психогении издавна относили к так называемой «малой психиатрии», о которой известный отечес­твенный психиатр П.Б.Ганнушкин(1933)сказал: «Это область несравненно более тонкая, область более сложная, требующая гораздо большего опы­та, навыков, знаний, чем психиатрия большая, где речь идет о душевнобольных в узком смысле сло­ва». Диагностику психических расстройств в под­ростковом возрасте П.Б.Ганнушкин назвал самой сложной, а Н.И.Озерецкий(1934) —самой трудной и филигранной.

ГЛАВА 2. ПРИЧИНЫ, УСЛОВИЯ И МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ ПСИХОГЕННЫХ РАССТРОЙСТВ

В предыдущем разделе при определении понятий психореактивных расстройств и неврозов мы отчас­ти коснулись вопроса о различиях психогенного травматизирования, лежащего в основе этих состо­яний. Однако проблема возрастной специфики причин и условий развития психогений у детей и подростков так значительна и сложна, что было решено посвятить ее анализу целую главу.

Обобщая современные представления о психо­генных факторах, выделим следующие положения.

Не всякое отрицательное психическое пережива­ние следует квалифицировать как травму, а лишь такое, которое вызывает нервно-психические или психосоматические расстройства.

Менее значитель­ные переживания у ребенка, хотя и не вызывают психогенной или невротической реакции, далеко не всегда и не у всех детей проходят бесследно, а оставляют «психический рубец», имеющий значе­ние для формирования способов реагирования при последующих психогенных воздействиях.

Одно из основных положений, на которое сле­дует обратить внимание, заключается в том, что психогенная травма сама по себе, как бы объектив­но сильна она ни была, не имеет абсолютного значения для развития психогенных расстройств. Психиатрам хорошо известно, что в одной и той же семье, даже при наличии тяжелой и длительной психотравмирующей ситуации, психогении возни­кают далеко не у всех членов семьи (чаще при тяжелом деспотизме со стороны отца—это один ребенок школьного или подросткового возраста и мать).

Статистики, которая уточнила бы это положение, нет, но практика показывает, что при данной ситуации психогенные расстройства вообще могут не возникать.

Известно также, что сходные по силе и качес­твенной характеристике психогенные травмы у од­них детей вызывают аффективный шок, а у дру­гих—нет. Примером может служить известная «игра» детей, когда одного из них закрывают в темную комнату и начинают пугать разными спосо­бами. В большинстве случаев все это сопровожда­ется кратковременным эмоциональным напряжени­ем и последующей развязкой с радостным визгом. Однако в отдельных случаях итогом такой игры могут быть и фобия, и заикание, и другие расстройства.

Приведенные данные показывают, что психо­генную травму нельзя оценивать изолированно, а лишь с учетом всей совокупности условий, которые сопутствуют психотравматизированию. Это прежде всего возраст ребенка, уровень психического и интеллектуального развития, особенности личности, астенизирующие обстоятельства, наличие депривации, психологические установки и пр.

Психогенные расстройства нередко развиваются под действием повторных травмирующих обстоя­тельств. Этот феномен был обозначен А.Д.Сперан­ским и подчеркивался многими авторами (В.А.Ги­ляровский,1946,и др.) как очень важный фактор в развитии психогений. Повторная травма расцени­валась как «капля, переполняющая чашу», даже если сама по себе она была и не очень значительной. Мы уже отмечали, что при повторных психо­генных травмах первая из них как бы подготавливает почву для последующих.

Значение возрастного фактора как условия, способствующего развитию психогений, состоит в следующем.

Событие, которое для взрослого человека является сверхзначимым, у ребенка может не вызвать патологической реакции. Так, смерть матери или отца у ребенка младшего дошкольного возраста может быть тяжелым психогенным фактором в случаях, если это происходит на его глазах, и оказывается менее значимым или незначимым, если он узнает об этом «с чужих слов». В старшем дошкольном возрасте после смерти родителя велик риск развития депрессии у мальчиков и характерны отсроченные реакции—так называемый «спящий эффект». Реакция на смерть родителя чаще развивается у детей, уже имевших ранее психологичес­кие проблемы.

События, нейтральные для взрослого, у ребенка могут вызвать психологический шок. Многие авто­ры подчеркивали значение неожиданности, внезап­ности и новизны впечатления у ребенка. Приводи­лись случаи, когда неожиданный близкий крик птицы, пролетевшей мимо ребенка, или «объятия обезьяны», впервые увиденные (испытанные) ре­бенком и пр., вызывали у него острые кратковременные аффективно-шоковые -реакции, спутанность сознания или состояния страха, тревоги, паники; кошмарных сновидений, нарушение речевых функ­ций, в частности в виде заикания.

Во всех этих случаях обращает на себя внима­ние сходство психического воздействия по не­йтральности и выраженность ответной реакции.

В самом раннем (младенческом) возрасте основ­ное значение для благополучного психического раз­вития ребенка, формирования характера и личнос­ти имеет эмоциональный контакт родителей с деть­ми. Как подчеркивает А.И.Захаров(1988),«ничего хорошего ждать не приходится, если в раннем детстве родительская нежность заменяется стро­гостью, отзывчивость—недоверием, терпение— раздражительностью, последовательность режима— беспорядочной сменой действий с ребенком». Эти обстоятельства сами по себе могут не быть непос­редственной причиной психогенных расстройств, но способны определять условия эмоциональной депривации (дефицит естественных необходимых стимулов эмоционального или психического разви­тия ребенка, подготавливающих «плацдарм» для последующих психогенных реакций).

В возрасте одного года чрезвычайно патогенным является отрыв от родителей, который может вы­звать не только выраженную психогенную реак­цию, но и временную задержку психического (и интеллектуального) развития, что, естественно, не может не сказаться на психическом состоянии в последующие возрастные периоды. Обнаружено, что для ребенка имеет значение качество контакта, а не «кровность родительских уз». Приемные роди­тели, если они появляются рано и выполняют свои эмоциональные и родительские функции, могут быть для ребенка «не хуже, а то и лучше» (Tizard, 1977,цит. по Д.Н.Оудсхоорну,1995).

В ряде исследований, основанных на многолет­них наблюдениях, отмечается, что травмирующее поведение родителей в отношении своих детей нередко бывает вторичным, так как оно оказывает­ся измененным благодаря поведению самого ребен­ка. Многие работы последних лет подчеркивают, что ранние отношения матери и ребенка определя­ют его отношения с другими людьми в последую­щем. Иными словами, события раннего детства имеют длительные последствия (Д.Н.Оудсхоорн, 1995).

Оказалось, что развод родителей больше пере­живается мальчиками в определенном возрасте(10— IIлет).

Дисгармония, озлобленность и неприязнь между родителями могут способствовать развитию эмоциональной напряженности у ребенка, возни­кновению у него невротической реакции с ощуще­нием вины, «морального гнева», чувства изоляции, отчуждения, фобий, дезорганизации поведения, аг­рессивности. Реакция на развод возникает сразу после него, но остается актуальной и через год, и в дальнейшем (E.Seligmanи соавт.,1974).

Острые психогенные травмы

способны вызывать у ребенка сначала психогенные, а затем и невроти­ческие реакции. Например, мальчик5—6лет, играя, спрятался в холодильник, тот захлопнулся, и ребенок не мог выбраться, при этом появились чувство отча­яния, паника, ощущение безвыходности. Ребенок бился о стенки холодильника, а затем «сдался», перестал двигаться, «застыл» в одной позе. После освобождения он постепенно растормозился, но в течение нескольких дней был эмоционально напря­жен, испытывал страх. Динамика его состояния после происшествия «была такой: в глазах застыл ужас, он не отходил от матери, хватался за нее, озирался по сторонам, вздрагивал при малейших

посторонних звуках, пугался даже яркого света; затем, через некоторое время, это прошло, но месяца два спустя стали повторяться фобии —бо­язнь темных помещений, закрытых дверей, разви­лись тики (подергивания отдельных мышц), кото­рые исчезли только после лечения.

На другого ребенка, трех лет, напал сосед, завернувшийся в шубу («хотел испугать»).

У ребен­ка развилась реакция испуга, а потом—боязнь всего «мехового» (живого и неодушевленного).

Обращает на себя внимание то, что разные по качественной характеристике психогенные травмы могут вызывать сходные клинические проявления у детей одного возраста. Так, острые психогенные воздействия у детей младшего возраста (от1года до8—9лет) чаще всего вызывают реакции, основ­ным содержанием которых является страх. Особенно значимые для ребенка10—12лет психогенные переживания (смерть родителя, несправедливое обвинение, тяжелые обиды и пр.) чаще сопровож­даются депрессивными расстройствами (подавлен­ное настроение, тоска, ощущение, что ребенок никем не любим, никому не нужен, мысли о со­бственной никчемности, бессонница, отказ от кон­такта и пр.).

При сходных обстоятельствах в период пубертатного криза депрессивные переживания также имеют место, но они чаще носят скрытый характер, а на передний план выступают озлобленность, аг­рессивность, протестное поведение. Все это свиде­тельствует о значительной роли возраста в клини­ческом оформлении психогенных расстройств, об особенностях психогенного реагирования в зависи­мости от системы ценностных ориентаций в разном возрасте.

Чем младше ребенок и чем острее и внезапнее психическая травма, тем меньше роль личностных особенностей. Чем более выражены личностные отклонения, тем большее значение имеют так на­зываемые «уязвимые точки» (Е.А. Блей,1940).

Так, у подростков с патологически заостренным стремле­нием к самоутверждению грубая заниженная оцен­ка их возможностей, унижение могут вызвать чув­ство ненависти, злобы и выраженной реакции про­теста вплоть до тяжелой агрессии или какого-либо другого антисоциального поступка «назло» обидчику с разрушительными действиями (например, пов­торные кражи вещей у ненавистной мачехи и унич­тожение их).

Неблагоприятные условия в семье весьма разно­образны, и вызываемые ими психогенные расстрой­ства также различны. Так, из-за семейного небла­гополучия нередко ребенок вынужден жить у одной из конфликтующих сторон (то у матери, то у отца, то у бабушки).

Этот феномен описан как «соломо­нов синдром» (В.С.Манова-Томова,1981),

когда ребенок вынужден стать Соломоном (по мудрости), чтобы приспособиться к лицам с совершенно раз­личными жизненными принципами и позициями.

Описан также феномен «психологической за­брошенности» при живых родителях, занятых со­бой и карьерой. Ребенок оказывается в ситуации одиночества, непонятости, ненужности, т.е. психо­генные переживания сочетаются с ситуацией депривации. В этих случаях ребенок начинает искать и находит понимание «на стороне», в асоциальном окружении сверстников.

Очень большое значение среди прочих психо­генных травм в детском и подростковом возрасте имеет так называемое

хроническое травматизирование.

Речь идет не об отдельных острых, чрезвычай­ных по силе психических «ударах», а о длительном систематическом травматизировании, состоящем из бесконечно чередующихся сильных и повседневных воздействий или только из мелких, но беспрерывно действующих (унижения, угрозы, психологическое истязание, систематические избиения и пр.).

В реанимационном отделении одной из детских боль­ниц Москвы почти постоянно можно видеть детей, практически «забитых до полусмерти» (известно немало случаев с трагическим концом).

Такое пси­хологическое и физическое истязание детей и под­ростков встречается чаще всего в неблагополучных семьях, а также в закрытых детских учреждениях (интернаты для сирот и асоциальных сирот», вспомогательные школы-интернаты, спецшколы для малолетних правонарушителей).

Наблюдаются по­добные случаи и в армии.

К хроническому травматизированию относится и насильственное сожительство отцов, старший братьев с малолетними и несовершеннолетними девочками.

Хроническое травматизирование отличается тем, что психогенные реакции здесь могут быть повторными, но нечетко выраженными. Типич­ным же является психогенное (невротическое) развитие личности с формированием сверхцен­ных (сверхзначимых для ребенка) психологичес­ких комплексов, связанных с «травмирующим по­водом. Эти сверхценные комплексы обычно чрез­вычайно аффективно заряжены и сопряжены со становлением личностной патологии, нередко оказывающейся стойкой—приобретенные «краевые» психопатии (О.В.Кербиков,1961;В.Я.Гиндикин,1961, 1980;В.А.Гурьева,1968-1980, 1995и др.).

Хроническое травматизирование сочетается, как правило, со значительными отрицательными социально-психологическими влияниями. Обра­щает на себя внимание сходство клинических картин при разных вариантах травм такого ха­рактера. Их социальные последствия нередко ока­зываются драматическими. Кажущаяся незначи­тельной очередная травма (конфликт, избиение) может привести на фоне психогенного развития личности к возникновению острой аффективной реакции, во время которой по патологическим механизмам совершается тяжкая агрессия в отно­шении «обидчика» (жестокие убийства).

Именно в тех случаях, когда на фоне хронического травматизирования у детей и подростков дополни­тельная травма вызывает острую аффективную реакцию с агрессией, возможен механизм «корот­кого замыкания» (реакция возникает без обдумывания, без борьбы мотивов, императивно и со­провождается аффективным сужением сознания, запамятованием событий того периода).

Психо — Стр 2

ДЕПРИВАЦИЯ, ЕЕ РОЛЬ В ВОЗНИКНОВЕНИИ ПСИХОГЕННЫХ РАССТРОЙСТВ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ

Термин «депривация» означает недостаточность удовлетворения каких-либо человеческих потреб­ностей. Понятие это сложилось в психиатрии и психологии в середине текущего столетия и в пос­ледующие годы стало все больше привлекать вни­мание ученых. Были выделены:

— депривация материнская (эмоциональная), возникающая в раннем детстве (R.Spitz,1946)

в связи с недостаточностью контакта с матерью; как клиническое выражение этой депривации были описаны аффективные, невротические и психотические расстройства, в частности, анаклитическая депрессия (следствие нарушенного контакта с ма­терью);—депривация сенсорная(лишение необходи­мой для жизнедеятельности информации;

J.Vernon, J.Hoffman,1956);

неудовлетворенность потребности в накоплении знаний может стать фактором депри­вации и сопровождаться появлением внутренних невротических конфликтов (Л.И.Божович,1979);— депривация социальная—недостаточность контактов с окружающей средой, влияющих на психическое развитие ребенка («синдром Каспара Хойзера»), или нарушение уже сложившихся меха­низмов социальной адаптации (H.Hufer,1954);она может привести к возникновению депрессий, тяже­лых неврозов, психогенных психозов.

Были выделены и другие формы депривации. Применительно к психогениям в детском и подрост­ковом возрасте депривация может рассматриваться как одна из форм психотравматизации (разлука с матерью, лишение ребенка родительского тепла, вни­мания, заботы, воспитание в Доме ребенка, яслях-пятидневках, интернатах, сиротских домах, длительное пребывание в соматических и психиатрических стационарах—

«госпитализм» и пр.).

Кроме того, деприващ1Я может сочетаться с другими травматизирующими факторами. Во всех этих случаях речь, как правило, идет о парциальной (частичной) депривации, не прекращающей, но задерживающей или искажающей психическое развитие ребенка и спо­собствующей возникновению психогений. Депривация тем более патогенна, чем младше ребенок и чем больше потребностей она охватывает.

К настоящему времени систематизированы слу­чаи тотальной многоплановой депривации в ран­нем детском возрасте, когда речь идет не просто о психогенных расстройствах, а о тяжелых и необра­тимых нарушениях познавательной деятельности и психического развития ребенка в целом (О.Н.Куз­нецов, В.И.Лебедев,1972).

,

Влияние изоляции от человеческого общества, «когнитивный и социальный голод» в период на­иболее бурного развития психики (ранний возраст) огромно. Легенды о вскормленных волчицами ос­нователях Рима (Ромуле и Реме), Маугли, которые якобы сохранили способность к психическому развитию и приобщению к человеческому обществу, заставили ученых задуматься о том, действительно ли у таких детей могут развиться речь, интеллект, человеческие эмоции. На этот вопрос отвечают свидетельства об уникальных случаях, являющихся достоверными историческими фактами.

В1754г. французский философ Этьен Кондиляк описал литовского мальчика, вскормленного медведицей. Когда ребенка нашли люди, он не проявлял никаких признаков человеческого разума, не умел говорить, ходил на четвереньках. Прошло много лет, пока он научился говорить и понимать человеческую речь, но развитие его психики на этом и прекратилось.

Подобные случаи были известны в Швеции, Бельгии, Германии, Голландии, Ирландии, России. Все найденные дети издавали нечленораздельные звуки, не могли передвигаться на двух ногах, обла­дали большой мышечной силой и ловкостью, име­ли острые зрение и слух.

ВXVIIIвеке великий естествоиспытатель Карл Линней выцедил в рамках вида «человек разумный» подвид «человек одичавший», обобщив все случаи воспитания детей животными. Он пришел к выво­ду, что у одичавшего человека не развита не только речь, но и человеческое сознание.

В1920г. в Индии доктор Синг обнаружил в волчьем логове двух девочек. Одной на вид было лет7—8,другой- года2.

Младшая вскоре умерла, а старшая прожила10лет. Ее назвали Камалой. Из подробного дневника доктора Синга известно, что она долго ходила только на четвереньках, пила, лакая, мясо ела только с пола, по-волчьи скалила зубы и рычала. Боялась сильного света и огня. Стоять научилась только через2года, ходить-через6,выучила6слов через4года,45слов— через7лет. В дальнейшем выучила100слов. В17 лет по умственному развитию напоминала 4-летне­го ребенка.

Известен и такой случай. В Индии жители одной деревушки убили детенышей леопарда, а через два дня самка похитила 2-летнего мальчика. Он пробыл с леопардами2года, а затем его нашли. Мальчик обладал всеми особенностями «одичавше­го». На ладонях и коленях у него были мозоли, он бросался на кур, разрывал их на части и пожирал с необыкновенной быстротой. Научился стоять только через3года, но передвигался по-прежнему на четвереньках. К9годам он ослеп и умер.

В1956г. в джунглях Индии был найден 9-летний мальчик, проживший в волчьей стае6—7

лет. По уровню развития он походил на девятимесячного. Первые признаки очеловечивания у него появились через4года. Все эти случаи представляют собой естественные эксперименты, поставленные самой природой.

Другой вариант искусственной полной задержки психического развития у детей явился результатом злого умысла человека. Около350лет назад индий­ский падишах Акбар поспорил с придворными муд­рецами, которые утверждали, что дети заговорят на языке своих родителей, даже если их этому не обучать. Акбар взял маленьких детей разных национальностей и поместил их в разные комнаты.

7 лет за ними ухаживали немые слуги. В результате ни один из детей не заговорил. Вместо речи они издавали бессвязные вопли и крики.

В Германии в1828г. сообщалось о Каспаре Хойзере, который ребенком (по неизвестным при­чинам) был замурован в погребе и провел там16 лет. Человек, который приносил ему хлеб и воду, научил его стоять и ходить. Кроме своего именит еще2—3фраз, он ничего сказать не мог.

Eго развитие соответствовало уровню развития 3-летне­го ребенка. Чувства были обострены, он свободно различал людей по запаху, хорошо видел в темноте. Через3

года (ему было около20лет) его развитие стало соответствовать уровню 8-летнего ребенка.