То, чего мы недополучили в детстве

Развенчивание любовных мифов: почему мы вступаем в брак?

 

Джон и Дебора полюбили друг друга, когда им обоим было под тридцать. Оба пережили по несколько детских наивных влюбленностей и были готовы остепениться. Джон окончил колледж пару лет назад и проходил подготовку на должность банковского менеджера. Дебора как раз заканчивала колледж.

У них были общие друзья. Дебору привлекла его уравновешенность: «Он был такой спокойный и надежный», а его очаровала ее живость и любовь: «Она просто обожала меня». Поначалу робкий («Я пригласила его на наше первое свидание», – призналась Дебора) их роман постепенно расцвел. Они начали часто встречаться, гулять вдвоем, возникло чувство взаимного восхищения, а затем ощущение того, что их отношения могли бы перерасти в нечто большее. Прожив вместе чуть больше года в согласии и счастье, они приняли решение пожениться. Когда Мэри и Нейл полюбили друг друга, все вокруг считали их идеальной парой. Нейл был элегантным высоким юношей, Мэри – очаровательной хрупкой блондинкой.

«То была любовь с первого взгляда, – рассказывала Мэри. – Он был моим типом мужчины: взрослый, красивый, состоявшийся. Нейл соответствовал всем моим критериям, и когда он тоже выбрал меня, мне больше не о чем было мечтать.

Кроме того, наши чувства не были поверхностными. У нас было много общего. Мы оба занимались бизнесом. Я только начинала, а у него уже был некоторый опыт, и он давал мне необходимые советы. Он был моим героем и моим коллегой. Настоящий идеал мужчины. Я чувствовала себя счастливейшей женщиной в мире. Через шесть месяцев мы поженились».

Как правило, рассказывая о том, как мы полюбили, все мы следуем определенной схеме взаимоотношений. Они влюбились, поженились и с тех пор жили счастливо. В своих бессознательно мифических представлениях о любви мы рассматриваем брак – закрепление взаимоотношений с помощью официальной регистрации союза любящих – как пункт назначения. Мы полагаем, что женитьба является самоцелью. Мы считаем, что любовь приведет нас к дверям узаконенного союза, и, когда мы переступим через порог, дальше все у нас пойдет хорошо. И даже лучше, чем было, и так до скончания времен. Мы ожидаем, что возвышенные, бурные, положительные чувства, рождающие в нас любовь, сохранятся неизменными сквозь все годы нашего союза, что любовь смоет все различия и покорит все. В каком‑то смысле мы полагаем, что любовь превыше всего, что наши взаимоотношения смогут удовлетворить все наши потребности и продлятся вечно.

3 стр., 1466 слов

Педагогика А. Нейла

4 Нейл Александр Сазерленд (1883-1973) - шотландский либертарный педагог, сторонник освобождения детей, основатель школы Саммерхилл. Родился 17 октября 1883 г. в Шотландии в семье школьного учителя. Сначала помогал отцу, затем, после окончания Эдинбургского университета (1912), начал работать школьным преподавателем. В это время он начал разочаровыватся в традиционных методах воспитания, описывая ...

Однако само существование этой книги доказывает, что залогом успешного брака является не только его заключение. В доме любви происходит много всяких событий, и оформление взаимоотношений часто является не пунктом назначения, а придорожной гостиницей, местом остановки во время нашего путешествия по жизни.

Итак, если в конечном счете любовный союз не является залогом вечно счастливой жизни и всепобеждающей любви, вы можете спросить: «А что же тогда главное в личном союзе? Почему же мы тогда вообще влюбляемся?»

Мы влюбляемся для того, чтобы любовный союз помог нам в выполнении внешних и внутренних задач нашего развития.

 

Задачи развития

 

В течение всей жизни каждый из нас пытается осуществить единственную вещь: сотворить самих себя. Все мы пытаемся решить базовую психологическую проблему: по возможности наиболее точно и полно ответить себе на вопрос: «Кто я такой?»

Это означает, что сколько мы живем, столько мы стараемся обрести значение собственной личности. Чтобы достичь этого, мы «проводим» ряд «жизненных экспериментов», которые помогают нам либо понять, какие мы на самом деле, либо подтвердить собственное самовосприятие. Процесс самоопределения или самораскрытия происходит посредством выполнения того, что я называю «задачами развития», и именно наши личные взаимоотношения, больше, чем что‑либо еще, помогают нам справиться с задачами развития, с помощью которых мы идентифицируем себя. Вот почему мы выбираем тех, кого выбираем, и вот почему они выбирают нас. И вот почему отношения завязываются и приходят к концу.

Задачи развития являются некими последовательными этапами в процессе развития. Когда ребенок, научившись ползать, учится ходить, он выполняет задачу развития, а поступление в колледж после окончания средней школы является интеллектуальной задачей развития для молодого человека или девушки. Выполнение каждой из таких задач знаменует собой формирование еще одного «кусочка» личности, новый шаг в самоидентификации, дальнейшее продвижение к осознанию того, кто ты есть на самом деле.

Осознаем мы это или нет, все мы, в любой момент наших жизней, вовлечены в процесс развития. Мы все участвуем в процессе самостановления или стараемся стать самими собой, неповторимыми личностями. Мы все стремимся поскорее стать взрослыми и покинуть отчий дом: получить образование, принять решение о потомстве, научиться обеспечивать себя в материальном плане, преодолеть склонность к пагубным привычкам, развить свои артистические способности, понять сексуальные запросы, повысить самоуважение, получить признание. Все это задачи развития, и мы стремимся отыскать поддержку в переходе от одного конкретного этапа развития к следующему.

13 стр., 6323 слов

Различие в популяризации развитии здорового образа жизни среди жителей городской и сельской местностей

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Сибирский Федеральный Университет» Институт физической культуры, спорта и туризма Кафедра теории и методики спортивных дисциплин Курсовая работа На тему: «Различие в популяризации развитии здорового образа жизни среди жителей городской и сельской местностей» Студент ФК14-02Б, Т.Д. Фурсова Руководитель: Н.В. ...

Существует несколько видов задач развития. Один набор задач тесно связан с внешними жизненными проявлениями и ориентирован на выполнение конкретных целей. Он связан с тем, что мы стараемся воплотить, чего стремимся достичь, что хотим приблизить в каждый данный момент жизни: к примеру, научиться ходить, научиться читать, уехать из дома, поступить в колледж, открыть собственное дело, родить ребенка, построить дом.

Кроме того, есть психологический процесс развития, где задачи лежат в сфере личной психологии. Этот набор задач связан с решением некоторых эмоциональных проблем, таких как понимание своих сексуальных возможностей, обуздание собственных чувств, например, гнева, осознание своей мужской или женской сущности, своей личной силы, своих творческих способностей или самодостаточности.

Поскольку все мы живые существа, вполне естественно, что мы тянемся к другим живым существам, и личные взаимоотношения являются наиболее естественной формой помощи, которую мы можем получить у других людей. Любовь является тем посредником, с помощью которого мы предлагаем друг другу свою помощь, и по определению хороша та любовь, в которой помощь в равной мере предлагается и принимается обоими партнерами.

Конечно, это не слишком‑то романтичный взгляд на любовь; такая формулировка может показаться кому‑то слишком утилитарной и даже эгоистичной. Однако правда состоит в том, что под ярко разукрашенным зонтиком романтических отношений в действительности происходит формирование личностей двух людей. И здесь нет никакого эгоизма, просто это определение любви, которая дает возможность во всей полноте оценить личные неповторимые качества обоих участников. В каком‑то смысле, это наиболее полный взгляд на любовь.

3 стр., 1152 слов

О МИРОВОМ РАЗУМЕ И КОСМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ЖИЗНИ

  Существует ли мировой разум? Да, без сомнения, существует. Но это никакого отношения к религии, к Богу, к сверхестественному, не имеет. Это совершенно материалистическое представление о мире. Материальный мир развивается, группируясь дискретными единицами, от простого к сложному. Элементарные частицы Большого взрыва, положившего начало Вселенной, разлетаются от центра взрыва (от Белой дыры) ...

Наши личные взаимоотношения очень часто помогают нам осуществить внешние задачи развития – и мы зачастую вполне это осознаем («Он помог мне закончить колледж» или «Она помогла мне наладить собственное дело»); еще больший интерес, а возможно и большую важность представляет то, что наши личные взаимоотношения помогают нам справиться с эмоциональными задачами в нашем развитии. Это происходит потому, что личные, любовные взаимоотношения очень эмоциональны по своей природе. Как правило, мы не замечаем, чего мы сумели достичь эмоционально в наших взаимоотношениях, поскольку в целом не осознаем, как протекают эмоциональные процессы в нашей жизни. Но факт остается фактом: сознательно или бессознательно, мы всегда находимся в состоянии эмоционального развития, и ничто так не стимулирует это развитие, как интимные отношения.

Поскольку внешние жизненные задачи развития вполне очевидны, я не собираюсь тратить на их обсуждение много времени. Я хотела бы прояснить характер психологических задач развития, поскольку они оказывают глубочайшее влияние на наши личности.

Психологические задачи развития в наших личных взаимоотношениях делятся на две основные категории: (1) компенсация того, чего нам не хватало или чего мы были лишены в детстве; и (2) выявление эмоциональных значений в историях нашего детства.

Большинство из нас не придают особого значения своему личному прошлому, рассматривая его как некий туманный пролог к той жизни, которую они ведут теперь. Мы привыкли думать о детстве и взрослом возрасте как о двух совершенно различных этапах существования, а не как о едином непрерывном существовании, где нити детства прочно вплетены в ткань нашего взрослого настоящего. В результате нам свойственно очень примитивное восприятие собственного детства: «Конечно, я был счастлив, ведь мои родители сделали для меня все возможное» или «Время было ужасное, ну и что – ведь я давно уже выросла».

Неважно, что нам хочется думать, но мы все равно несем свое детство внутри нас. Фактически детство накладывает отпечаток на все, что происходит с нами в дальнейшем, и по большей части мы проживаем наши взрослые жизни на основании тех эмоциональных моделей (или программ), которые были заложены в нас в детстве. Сознательно и бессознательно, с безошибочной точностью мы принимаем в нашей взрослой жизни решения, основанные на попытках понять и исправить то, что произошло с нами в ранние годы. Наши личные взаимоотношения больше, чем что‑либо, являются теми движущими силами, с помощью которых мы стараемся понять смысл наших детских впечатлений. Многим людям трудно это принять, и в целом мы не слишком любим анализировать свое детство. Мы считаем, что это бессмысленная трата времени, или боимся, что, начав анализировать детские годы, обнаружим ошибки и промахи, совершенные нашими родителями, и закончим тем, что станем судить и критиковать их. Поскольку интуитивно мы понимаем, что идеальных родителей не бывает, мы не знаем, как отнестись к тем промахам в нашем воспитании, какие мы можем обнаружить.

10 стр., 4837 слов

Роль родителей в развитии ребенка

    У хороших родителей вырастают хорошие дети. Как часто слышим мы это утверждение часто затрудняемся объяснить, что же это такое - хорошие родители. Будущие родители думают, что хорошими можно стать, изучив специальную литературу или овладев особыми методами воспитания. Несомненно, педагогические и психологические знания необходимы, но только одних знаний мало. Можно ли назвать ...

Хотя действительно идеальных родителей не бывает, наша цель состоит не в том, чтобы выставлять своим отцам и матерям баллы за успехи и недочеты в нашем воспитании. Анализ детских лет предоставляет нам возможность дать оценку тому глубокому и прочному воздействию, которое оказывает на нас детство, для того, чтобы научиться более полно понимать, почему мы именно так проживаем свои жизни и выбираем именно тех партнеров, которых выбираем. Любая информация полезна, так как чем больше мы о себе знаем, тем больше мы способны быть самими собой в наиболее полном и положительном смысле этого понятия.

 

То, чего мы недополучили в детстве

 

Давайте подробнее рассмотрим две истории любви, затронутые в начале этой главы. Если попытаться понять, почему, к примеру, полюбили друг друга Джон и Дебора, мы сможем увидеть, что эту пару свело вместе желание исцелить эмоциональные травмы, полученные в детстве.

Джон вырос в семье, где отец, занимавший важный пост исполнительного директора корпорации, работал по 80 часов в неделю и редко бывал дома. Еще ребенком Джону приходилось проявлять заботу о матери. Он взял на себя роль ее товарища, компаньона. Он поддерживал ее в интеллектуальном плане, восхищаясь ее успехами, и эмоционально, успокаивая и развлекая мать, когда той было грустно. Сам того не подозревая, Джон принял идентификацию взрослого человека гораздо раньше положенного срока. У него не только не было отца, который смог бы стать для мальчика образцом мужчины (за исключением, пожалуй, умения упорно трудиться), у него не было и материнской заботы. В действительно это Джону приходилось заботиться о матери, которой он в каком‑то смысле заменил вечно отсутствующего мужа. К тому времени, как Джон действительно стал взрослым, он успел пройти достаточно долгий срок «обучения на взрослого мужчину». У него имелся большой опыт по поводу того, как сделать жизнь близкой женщины (его матери) спокойной и благополучной. Джон следил за тем, чтобы газон был вовремя подстрижен, мусор вынесен, двери заперты, а когда мальчик стал подростком, ему приходилось уже следить и за тем, чтобы своевременно оплачивались счета и чтобы его мать не опоздала на званый вечер. Однако каких‑то штрихов в этой картине недоставало. Джон вырос, так и не узнав, что такое обычная родительская любовь. Никто никогда не обожал Джона, не потакал его прихотям, не ласкал его и не относился к нему с особой заботой и нежностью. Ему не хватало основополагающей, недвусмысленной, нерассуждающей любви, привязанности и одобрения, которые в идеале родители дают своим любимым чадам.

12 стр., 5868 слов

Джон Дьюи — философ и педагог-реформатор

ДокладНа темуДжон Дьюи -- философ и педагог-реформатор З.А. Малькова. Педагогика, 1995, № 4. С. 95-104. ВВЕДЕНИЕ Мощный процесс индустриализации США, принявший после окончания гражданской войны (1861-1865) и ликвидации рабства в южных штатах особенно бурный характер, вызвал непрекращающийся спрос на рабочие руки. В страну хлынули потоки иммигрантов из Центральной и Восточной Европы. В 1790 г. в ...

Дебора – ребенок из иммигрантской семьи – росла в обстановке лишений. Ее отец был алкоголиком, и матери девочки пришлось стать главной кормилицей семьи. Мать Деборы, ощущая вину за бесконечные попойки мужа и собственное постоянное отсутствие, баловала своих детей материально, давая им все, чего они ни пожелают. С помощью подарков она старалась компенсировать то, что могла бы дать детям, если бы имела возможность оставаться дома и прислушиваться к их эмоциональным потребностям. В результате Дебора выросла в убеждении, что, по крайней мере материально, всегда будет получать все, что захочет, так что несмотря на сильные эмоциональные лишения, вызванные жизнью с вечно отсутствующей матерью и сильно пьющим отцом, она была испорченным ребенком.

Когда Дебора встретилась с Джоном, ее мгновенно привлекло в нем то, что она сама определила как «его взрослость». Коммивояжер в фирме, торгующей мебелью, Джон явно хорошо знал жизнь, умел контактировать с людьми, то есть обладал опытом, которому Дебору не могли научить ее слишком занятая мать и запойный отец. У Деборы имелись цели, особенно в получении образования, которые она была не в состоянии осуществить самостоятельно, и когда Дебора поделилась свои планами с Джоном, он поддержал ее.

20 стр., 9863 слов

Психолого-педагогические аспекты повышения педагогической компетентности родителей детей с ограниченными возможностями

Оглавление ВВЕДЕНИЕ 1. Психолого - педагогические подходы в воспитании детей с ограниченными возможностями 1.1. Взгляды исследоватей на проблему воспитания и обучения детей с особыми нуждами 1.2.Компетентность родителей, как условие успешного воспитания особого ребенка 2. Психолого - педагогическая помощь семьям воспитывающим детей с особыми нуждами 2.1 Социально-психологическая реабилитация ...

Конечно, он был очень взрослым, поскольку годами привык заботиться о собственной матери. Следовательно, он был в состоянии обеспечить Деборе спокойную и стабильную жизнь и одновременно помочь ей найти свое место в жизни.

Рядом с Джоном Дебора проанализировала и расширила свои навыки, а он продолжал поддерживать и подбадривать ее. Он научил Дебору, куда обратиться за получением студенческой стипендии, как составить резюме для поступления на работу, как получить ссуду на приобретение машины. Он даже учил ее некоторым секретам ведения хозяйства: как быстро и красиво заправлять постель, где лучше делать покупки – всем тем вещам, которым не успела научить Дебору ее занятая на работе мать. Фактически он стал для Деборы и матерью, и отцом – такими родителями, каких у нее никогда не было.

Дебора была открыта всему тому, что давал ей Джон, и чувствовала огромную благодарность к нему. Потакание матери ее желаниям научило Дебору одной очень важной вещи: быть щедрой. В результате Дебора тоже сумела дать Джону то, чего он никогда не видел от своей матери. Она делала ему большие и маленькие подарки, так же, как когда‑то ее мать. Она повторяла ему, что он замечательный и она не смогла бы без него жить, и особо благодарила его за все то, что он делал для нее.

В этом союзе Дебора взрослела; это являлось задачей ее развития. Она получала те навыки, которые были ей необходимы для того, чтобы эффективно функционировать в мире. Джон тоже компенсировал некоторые лишения своего детства. Наконец он начал понимать, что значит быть ценимым и любимым, получать особое внимание.

Как показывает этот пример, хотя Джон и Дебора могли не осознавать, почему «работают» их взаимоотношения, главной задачей развития многих союзов является завершение процесса взросления. Это происходит потому, что многим из нас в детстве родители недодали внимания. Возможно, кто‑то рос в семье с множеством детей, так что у родителей не хватало времени или сил, чтобы научить своих отпрысков всему необходимому или проявить к ним достаточное эмоциональное внимание. Может быть, чьи‑то родители были слишком поглощены американской мечтой об успехе и процветании, чтобы уделять достаточно внимания своим детям. Многие из нас были нежеланными детьми, детьми, на которых сваливали всю вину за нелады между их родителями, или детьми, сам факт существования которых вызывал у их родителей несколько двойственное отношение (ambivalence).

Какова бы ни была конкретная причина, многие дети достигают взрослого возраста с тем или иным сильным эмоциональным дефицитом.

«Твое рождение, – заявил один отец своей дочери, – явилось для нас настоящей катастрофой. Я только что вернулся с войны; хотел поступить учиться, и тут вдруг появилась ты. Мне пришлось работать на двух работах, а у твоей матери вечно не было сил».

Из‑за необходимости использовать возможности для карьерного роста, доступные женщинам в наши дни, многие родители оказываются настолько занятыми, что у них не остается времени или желания, чтобы передать своим детям ряд физических, практических или интеллектуальных навыков и умений. В результате многие из нас вступают во взрослую жизнь без действительно необходимых в ней навыков и знаний. Мы не представляем, как пробить для себя дорогу в мир эмоционально или практически, потому что наши родители не научили нас тому, чему положено учить детей.

Мы могли недополучить внимания в плане воспитания самоуважения, личной мотивации или способности выражения собственных чувств, особенно гнева. Нам могли недодать практических знаний о мире: «Вот что такое заем (или процентная ставка)», «Вот как надо организовывать бизнес». Родители могли не уделять достаточного внимания нашему здоровью, личной гигиене, питанию – то есть не могли научить нас ценить свое тело и наслаждаться им. Нас могли не научить принципам организованности, тому, как принимать решения или как разумно распределять время, и так далее.

Поскольку никакие, даже самые прекрасные и внимательные родители, не в состоянии научить своих детей всему на свете, мы, становясь взрослыми, можем ощущать значительную нехватку чего‑то такого, что необходимо нам для того, чтобы стать самими собой. Выражаясь образно, мы прибываем к порогу взрослой жизни с одной небольшой сумочкой и обнаруживаем, что дно сумки с нашим багажом испещрено дырами и прорехами, и мы не слишком хорошо подготовлены к проживанию в гранд‑отеле под названием «Взрослая жизнь». В тесных любовных взаимоотношениях мы латаем, штопаем и чиним наш детский багаж, учимся вести достойную и комфортную взрослую жизнь.