Некоторые теории про шизоидное расстройство

Отношения с психотерапевтом

Главная защита от тревоги — решение не вступать в эмоциональный контакт, быть недоступным и держать всех на расстоянии.

 

Лечение шизоидного пациента остро ставит проблему взаимоотношений между пациентом и аналитиком. Он может умом понимать, что постоянная, последовательная озабоченность благополучием пациента является подлинной любовью, но так как это не любовь в прямом либидинальном смысле (Фэйрберн напоминает нам, что это агапе?, а не эрос), пациент и не воспринимает ее как любовь. Скорее, он воспринимает аналитика холодным, равнодушным, скучающим, незаинтересованным, неслушающим, занятым чем-то другим в то время, когда пациент говорит, отвергающим. В ответ на молчание аналитика пациент и сам замолчит, чтобы заставить аналитика что-либо сказать. Аналитик ≪возбуждает≫ пациента своим присутствием, но не удовлетворяет его либидинально и поэтому постоянно пробуждает голодное страстное желание.

 

Затем пациенту начинает казаться, что он плох для аналитика, что он просто теряет время, расстраивая аналитика длинным перечнем своих проблем. Он будет хотеть и страшиться высказывать свои просьбы, опасаясь, что они могут восприниматься как навязывание себя

аналитику и высказывание незаконных требований.

 

 

Некоторые теории про шизоидное расстройство

Теория объектных отношений Фэйрберна была создана в ходе исследования им проблем шизоидных личностей и проливает много света на ≪жизнь внутри себя≫ шизоида. Он установил, что целью либидо индивида является не удовольствие или просто субъективное удовлетворение, а сам объект.

В основе человеческой природы лежит наше либидинальное влечение к хорошим объектным взаимоотношениям. Значимость человеческой жизни заключается в объектных отношениях, без объектных отношений само эго человека не может развиваться.

 

Проблемы шизоида занимают довольно специфическое место в этой области. Тревога побуждает шизоида отрезать себя от всех объектных отношений.Чем больше люди отрезают себя от человеческих взаимоотношений во внешнем мире, тем более они погружаются в эмоционально заряженные фантазийные объектные отношения в своем внутреннем психическом мире.

13 стр., 6221 слов

Конфиденциальность и психоаналитическое отношение

Данная статья является докладом, представленным на 11-й Восточно-Европейской летней психоаналитической школе в Киеве, организованной Психоаналитический институтом Восточной Европы им. Хан Гроен-Праккен, которая прошла 26 июня - 2 июля 2004 г. Г. Голдсмит доктор медицины, председатель факультета психоанализа Института Новой Англии, председатель Российско-Американского комитета по вопросам ...

 

Теория внутренних объектов, развитая Мелани Кляйн и Фэйрберном

Фэйрберн ставит в центр внимания объектные отношения, а не инстинктивные импульсы. Именно объект является реальной целью либидинального влечения. Мы ищем людей, а не

удовольствий. Не импульсы являются психическими сущностями, а реакции эго на объекты.

События психически интернализуются и сохраняются двумя различными способами, которые мы называем соответственно память и внутренние объекты. (работы Биона).

Хорошие объекты являются в первую очередь психически интернализованными и сохраненными лишь как воспоминания. Они постоянно приносят радость; опыт взаимодействия с ними приносит удовлетворение и не порождает никаких проблем, он способствует хорошему развитию эго и впоследствии вспоминается с удовольствием.

 

В случае продолжения хорошего объектного взаимоотношения особой значимости, как-то: с родителем или партнером в браке — мы имеем воспоминания о счастливом прошлом и уверенность в обладании хорошим объектом в реальности в настоящем и будущем. Здесь нет никакой причины для появления интернализованных объектов.

 

Объекты интернализуются более радикальным образом лишь тогда, когда взаимоотношения превращаются в плохую объектную ситуацию через, скажем, изменение объекта или его смерть. Когда кто-то, в ком мы нуждаемся и кого любим, перестает нас любить, или же ведет себя таким образом, который воспринимается нами как пре кращение любви, или же уходит из нашей жизни, умирает, т.е. бросает нас, такой человек становится, в эмоциональном, либидинальном смысле, плохим объектом.__

Все это переживается как фрустрация самой важной из всех наших потребностей, как отвержение или как преследование и нападки. Затем утраченный объект, который теперь становится ≪плохим объектом≫, психически интернализуется в намного более витальном и фундаментальном смысле, чем воспоминание.

Интернализуются именно плохие объекты, потому что мы не можем принять их ≪плохость≫; мы пытаемся избавиться от них во внешней реальности и все же не можем их бросить, не можем оставить их одних; мы не можем совладать с ними и контролировать их во внешней реальности, и поэтому продолжаем борьбу за обладание ими, за их изменение в хорошие объекты в нашем внутреннем психическом мире. Однако они никогда не изменяются.

11 стр., 5484 слов

Путешествие в реальность мифа

…пока душа не совершит фигуру высшего пилотажа - "мертвую петлю", пока душа не совершит возврата к тому, от чего она бежала, нет законченности, есть потерянность… С. Быков Homo communicators Человечество породило интернет наверное для того, чтобы тот раз и навсегда дал самому же человечеству ощутить - что такое информация. И вот уже как 10 лет на планете происходит чудо: информация оживает, и все ...

 

Во взрослой жизни ситуации внешней реальности бессознательно интерпретируются в свете этих ситуаций, продолжающих существовать в бессознательной, внутренней и чисто психической реальности. Мы живем во внешнем мире с эмоциями, порожденными во внутреннем мире. Значительная часть психопатологической проблемы состоит в следующем: как люди ведут себя со своими интернализованными плохими объектами, до какой степени они отождествляют себя с ними и как они осложняют отношения с внешними объектами? Все время значим именно объект, внешний или внутренний, а не удовольствие.

 

(б) Психодинамические движущие силы внутреннего мира

Фэйрберн переработал теорию психозов и психоневрозов. Согласно ортодоксальному подходу Фрейда—Абрахама, эти болезни вызваны задержками либидинального развития в точках фиксации в первые пять лет жизни: шизофрения — на стадии орального сосания, маниакально-депрессивный психоз — на стадии орального кусания, паранойя — на ранней анальной стадии, обсессии — на поздней анальной стадии; и истерия — на фаллической или на ранней генитальной стадиях.

 

Фэйрберн предложил совершенно иной подход, основанный не на природе либидинальных импульсов, а на природе взаимоотношений с внутренними плохими объектами. он утверждал., что шизоидное и депрессивное состояния являются двумя фундаментальными типами реакции на интернализованные плохие объектные отношения, двумя базисными, основными опасностями, которых следует избегать и что они порождаются трудностями, переживаемыми в объектных отношениях на оральной стадии абсолютной инфантильной зависимости.

 

ПозицияФэйрберна, по сути, проста. Представляется очевидным, что, будучи однажды зафиксированной, потребность человека в любви является фундаментальной в его жизни и что любовный голод и гневу вызванные фрустрацией этой базисной потребности, должны составлять две главные проблемы личности на эмоциональном уровне.

 

11 стр., 5112 слов

Любовь и ее значение в жизни человека

Міністерство АПК України Дніпропетровський державний аграрний університет Доклад На тему: « Любовь, и ее значение в жизни человека» Выполнил: Кузнецов А.А. Гр. В-2-01(а) Днепропетровск 2002 г. План 1. Дружба что это такое, относится ли она к любви? 2. Как любовь приходит и уходит? 3. Что такое безответная любовь, как нам ее понять? Как можно этого избежать? 4. Как преодолеть одиночество? ...

Чем более неудовлетворительными оказываются объектные связи с родителями в ходе развития, тем сильнее идентификация с ними и тем больше он привязан к внутреннему миру порожденных им плохих интернализованных объектов. Глубоко укорененный и постоянно неудовлетворяемый голод станет основой личности, подвергая маленького ребенка фундаментальной угрозе развития шизоидного состояния.

 

(в) Депрессивные и шизоидные реакции

Природу этих двух возникающих в конечном счете опасных ситуаций можно описать просто. Когда вы хотите любви от человека, который не дает ее вам и поэтому становится для вас плохим объектом, вы можете реагировать одним из двух или сразу двумя способами. Вы можете преисполниться ярости в связи с данной фрустрацией и предпринять агрессивные нападки на плохой объект, чтобы принудить его стать хорошим и перестать вас фрустрировать — подобно маленькому ребенку, который не может получить от матери то, что он хочет, вскипает от гнева и бросается на нее с кулачками. Это вызывает агрессию к враждебному, отвергающему, активно отказывающему плохому объекту. Она ведет к депрессии, ибо возбуждает страх, что твоя ненависть разрушит того самого человека, которого ты любишь и в котором нуждаешься, страх, который перерастает в вину.

 

Однако возможна более ранняя и более глубокая реакция. Когда вы не можете получить то, что хотите, от человека, в котором нуждаетесь, тогда вместо того, чтобы рассердиться, вы можете болезненно страстно желать полного обладания объектом вашей любви.

 

Шизоидная отчужденность является страхом любви, чтобы объект любви не был разрушен вашей любовью или потребностью в любви, что было бы намного хуже.

 

Шизоид воспринимает объект как ≪желанного перебежчика≫ (перешедшего на его сторону), или, говоря словами Фэйрберна, как возбуждающий желание необходимый

Шизоидный отход от объектов

«То внутрь, то наружу» программа

Хроническая дилемма шизоидного индивида, который не может быть ни во взаимоотношениях с другим человеком, ни вне таких взаимоотношений, без риска так или иначе утратить свой объект или себя, обусловлена тем,что он еще не избавился от особого типа зависимости отобъектов любви, которая характерна для младенчества.

7 стр., 3103 слов

Поведение человека как объект наблюдения. Единицы наблюдения

Московский Государственный Университет имени М.В. Ломоносова Факультет психологии Кафедра методологии психологии Общий психологический практикум Отчёт на тему: Поведение человека как объект наблюдения. Единицы наблюдения студентки II курса II группы в/о Григорьевой Анастасии Владимировны Преподаватель: Т.Я. Аникеева Москва 2011 Невербальное поведение: структура и функции Известно, что мимика и ...

Она имеет два различных, но очевидно взаимосвязанных аспекта: идентификацию и желание инкорпорировать.

Идентификация пассивна, инкорпорация — активна.

Идентификация связана с боязнью быть проглоченным другим человеком, инкорпорация — с желанием самому проглотить объект. Идентификация предполагает регрессию к пребыванию в утробе матери, а инкорпоративные побуждения принадлежат постнатальному периоду — младенцу, сосущему грудь.

 

Т.о. Фэйрберн считал инфантильную зависимость, а не эдипов комплекс базисной причиной психопатологий. Шизоидный пациент считает, что он сам и те люди, в которых он нуждается и кого любит, неразрывно связаны, так что при сепарации он растерян и не чувствует себя в безопасности, а при воссоединении — ощущает себя проглоченным и утратившим индивидуальность, вернувшимся к инфантильной зависимости.

Поэтому он всегда должен усиленно стремиться к взаимоотношениям ради безопасности и сразу же вырываться из этих взаимоотношений ради свободы и независимости: колебания между регрессией к матке иборьбой за рождение, между поглощением своего эго и его отделением от человека, которого он любит.

 

Шизоид не может оставаться одиноким, однако всегда отчаянно борется, защищая свою независимость

 

То внутрь, то наружу≫ программа, всегда приводящая к разрыву с тем, за что в данное время индивид держится, возможно, является наиболее характерным поведением для шизоидного конфликта.

Жизнь таких людей проходит в смене мест обитания, одежды, работы, увлечений, друзей, занятий и браков, но они не способны создать стабильные взаимоотношения, всегда нуждаясь в любви и в то же время страшась связывающих уз.

 

Отказ от эмоциональных связей с внешними объектами

Колебание ≪то внутрь, то наружу≫, ≪стремительное приближение и отход≫, ≪цепляние и разрыв≫, естественно, крайне разрушительны и препятствуют всяким

2 стр., 912 слов

Коррекция страхов средствами арт

Коррекция страхов средствами арт-терапии Принято считать, что страхи – эмоциональные нарушения или неприятные переживания. В норме они выполняют охранительную функцию (самосохранение), поэтому необходимы для правильного функционирования психики и построения поведения. Однако наличие у ребенка большого количества разнообразных страхов – показатель преневротического состояния. В случае ...

связям в жизни, и в какой-то момент тревога становится такой сильной, что ее нельзя вынести. Тогда человек полностью уходит от объектных отношений, становится

явно шизоидным, эмоционально недоступным, отъединенным.

 

Подлинное чувство к другим людям в действительности отсутствует. Такое поведение,

конечно же, не является сознательно фальшивым. Оно представляет собой искреннее усилие делать все возможное при отсутствии способности высвобождения подлинного чувства. То, что обманчиво может выглядеть как подлинное чувство к другому человеку, в действительности основано на отождествлении с другим человеком и является, главным образом, чувством тревоги и жалости к себе.

 

Многие практически полезные типы личности являются, в своей основе, шизоидными. Усердные труженики, вынужденно неэгоистические люди, эффективные организаторы, интеллектуалы — все они могут достигать значимых результатов, но всегда возможно заметить равнодушие, скрывающееся за их хорошей работой, и отсутствие восприимчивости к чувствам других в том, как они не принимают во внимание людей в своей преданности делу.

Шизоидное подавление чувства и уход от эмоциональных связей могут, однако, зайти еще дальше. Тогда такой несчастный страдалец перестает сопротивляться:

ничто не кажется ему стоящим усилий, интерес умирает, мир кажется нереальным, а эго — деперсонализированным.

 

Природа шизоидной проблемы — отход к идентификации

Нередко они более эмоционально отзывчивы по отношению к животным, чем к тем людям, с которыми живут или работают.

Они сдержанные, ≪холодные≫ люди: и не в смысле противоположности ≪горячим≫, эмоциональным людям, а скорее в том, что их взаимоотношения с людьми в действительности эмоционально пусты.

 

Политика.

Шизоидный человек часто ≪помешан≫ на свободе.

 

Шизоидный интеллектуал, обладающий неограниченной политической властью, вероятно, наиболее опасный тип лидера. Он — пожиратель человеческих прав у всех тех людей, которыми правит.

6 стр., 2701 слов

Страх речи и отношение к окружающим у детей дошкольного возраста с диагнозом логоневроз

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЛОГОНЕВРОЗА У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА 6 1.1. Сущность и природа происхождения заикания 6 1.2. Особенности заикания у детей старшего дошкольного возраста 8 1.3. Психотерапия в комплексной системе лечения логоневрозов 18 ВЫВОДЫ ПО ПЕРВОЙ ГЛАВЕ 32 ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СТРАХА РЕЧИ И ОТНОШЕНИЯ К ОКРУЖАЮЩИМ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ...

 

Еще более явно выражено шизоидное чувство тщетности, разочарования и лежащей в основе тревоги в экзистенциализме. Эти мыслители, от Кьеркегора до Хайдеггера и

Сартра, полагали, что человеческое существование укоренено в тревоге, что, в конечном счете, у нас нет никакой опоры и единственное, что мы можем утверждать, так это ≪небытие≫, ≪нереальность≫ и финальное чувство тривиальности и бессмысленности. Это, несомненно, является шизоидным отчаянием и утратой контакта с

эмоциональной реальностью, рационализированными в философии; и все же экзистенциальные мыслители, в отличие от логических позитивистов, призывают нас

смотреть в лицо и иметь дело с этими реальными проблемами нашей человеческой природы.

 

Эмоциональная проблема шизоида: он чувствует глубинный страх реальных личных связей, т.е. такихвзаимоотношений, в которые входят подлинные чувства, потому что, в связи с чрезмерной потребностью влюбви объекта, может поддерживать взаимоотношениялишь на основе инфантильной и абсолютной зависимости.

 

Для ≪голодного≫ в любовном отношении шизоида,сталкивающегося внутри себя с притягательным, однакопокидающим его объектом, все взаимоотношения воспринимаются как ≪поглощение объектов≫, которое ловит капканом, помещает в темницу и уничтожает. Вашаненависть деструктивна для объекта ненависти, но вывсе еще свободны любить кого-либо другого.

Но если вычувствуете, что ваша любовь деструктивна, то попадаетев ужасную ситуацию. Ваши потребности побуждают васвступать во взаимоотношения и тут же отталкивают из-за страха, что вы либо истощите объект любви своими требованиями, либо же утратите свою собственнуюиндивидуальность вследствие сверхзависимости и идентификации.

 

Такие ≪то внутрь, то наружу≫ колебания являются типичным шизоидным поведением, и уход от него в отчужденность и утрату чувства — типичное шизоидное состояние.– это видно по жизни.

 

 

Шизоидный поиск компромисса в человеческих взаимоотношениях – сложно…

термин ≪то внутрь, то наружу программа≫ — для описания той дилеммы, в которую попадают шизоидные люди в связи с объектными отношениями.

 

Они втянуты в конфликт между, в равной мере, сильными потребностями в тесных хороших личных контактах и страхом перед ними, и на деле часто то вступают во взаимоотношения вследствие своих потребностей, то вновь выходят из них по причине своих страхов.

 

Шизоидная личность вследствие своих страхов не может искренне отдаться полностью или постоянно кому-либо или чему-либо. Наиболее прочные объектные отношения шизоида являются эмоционально нейтральными, часто просто рациональными. Это приводит к хаосу в жизни.

Шизоид ненадежен и непостоянен. Он хочет получить то, чего у него нет, но теряет свой интерес и пытается уйти, когда наконец получает то, что хотел. Это в особенности мешает дружеским и любовным отношениям.

 

Шизоидный индивид может часто испытывать сильное стремление к другому человеку до тех пор, пока тот отсутствует, однако фактическое присутствие другого человека вызывает эмоциональный уход, который может варьировать от холодности, утраты интереса и неспособности к разговору до враждебности и отвращения.

 

Терапия!! Часто пациент жалуется на то, что он ведет длительные беседы с терапевтом ≪у себя в голове≫, однако его голова становится пустой, когда он находится на

сессии. Поэтому шизоид склонен быть постоянно ≪внутри себя≫ и ≪вне≫ любой ситуации.

Он обычно ведет активную фантазийную жизнь, однако в реальности страдает от необъяснимой утраты вкуса к жизни. Шизоид живет в воображаемом мире, а

не в мире материальном, из которого бежит в себя. Он хочет реализовать свои мечты в реальной жизни, но как только его мечта начинает осуществляться, то необъяснимым образом не способен ни признавать это, ни радоваться этому, в особенности если это связано с личными отношениями.

 

Шизоид страшится, что близкие взаимоотношения повлекут за собой утрату независимости. Это затрудняет любые отношения.

!!Для того чтобы быть близким с одним человеком, может быть необходимо держать другого человека на расстоянии. Чтобыподдерживать отношения с супругом, может быть необходимым отдалиться от детей или родителей; или жеблизкие отношения с одним ребенком могут привести котчуждению по отношению к другому ребенку.

 

Не возникает никаких стабильных свободных теплых привязанностей.

 

Такое ≪то внутрь, то наружу≫ поведение, определяемое то потребностями, то страхами, оказываетсерьезное влияние на сексуальные отношения в браке,так что, например, мужчина может быть способен завязать сексуальные отношения с женщиной, к которой неощущает серьезной привязанности, в то время как бессознательно испытывает внутренний запрет вследствиеглубоких страхов на близость с женщиной, которую он

действительно любит. Он расщепляет себя на ≪ментальную самость≫ и ≪телесную самость≫, и если он ментально находится ≪во≫ взаимоотношениях, то телесно он должен быть ≪вне≫ этих отношений, и наоборот. Он не может отдать всего себя одному человеку.

 

Шизоиды в большей степени боятся хороших и нежных отношений, чем плохих и враждебных, вот почему они сталкиваются с затруднениями в личных взаимоотношениях. Как только они чувствуют, что становятся близки с кем-либо, они зачастую бессознательно отказываются от всякого позитивного чувства, иногда в огромном страхе. Чаще это проявляется в более мягкой форме необъяснимой утраты интереса.

 

Нерешительность — типичный результат такой позиции. За внезапными взрывами энтузиазма следует утрата интереса.

 

Шизоидный страх полного самопогружения объясняет и неспособность

концентрировать внимание при обучении.

 

≪то внутрь, то наружу≫, которая крайне осложняет жизнь:

выраженной шизоидной особенностью является !!компромисс ни за, ни против.

 

Потребности шизоида плюс страх хороших взаимоотношений побуждают его то сближаться, то отдаляться от одного и того же человека или ситуации, или находить компромисс в позиции ≪ни за, ни про тив≫. Если не будет квалифицированной помощи в преодолении страха хороших отношений, компромиссная позиция часто является лучшим лекарством, ибо она более приемлема в действительности, чем разрушительные колебания.

 

ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОСТИ, на мой взгляд: Громадное количество людей, которые не могут жить полнокровной жизнью, и не в связи с отсутствием средств или возможностей, а из-за эмоциональной неспособности отдаваться чему-либо целиком.

В этом причина скуки, неудовлетворенности, разочарований, которые часто прикрываются финансовыми или социальными проблемами, однако излечить их, решая

эти проблемы, нельзя. Человек с шизоидными наклонностями обычно чувствует, что он ≪упускает случай≫ и что жизнь проходит мимо него, и получает некоторое облегчение, если может найти козла отпущения.

 

Шизоидная слабость чувств той части личности, которая имеет дело с внешним миром в повседневности, приводит к неспособности находить большое реальное удовлетворение от жизни. Эмоциональное ядро такой личности отчуждено от самости, проявляющейся во внешнем мире.

 

До некоторой степени, общим шизоидным симптомом является чувство прозрачной стены между пациентом и миром.

 

 

≪Расщепление эго≫ , утрата единства самости.

Такое поведение порождает две проблемы. Та часть самости, которая борется за сохранение контакта с жизнью, чувствует глубинный страх другой, ≪спрятавшейся≫, ушедшей самости, которая, по-видимому, наделена огромной способностью притягивать и поглощать все больше и больше из оставшейся части личности.

В связи с этим против нее действуют сильные защиты.

………………………………………………………………………………………………………

Резюме (книжка)

Деперсонализация и дереализация, чувство небытия или пустоты эго, страх коллапса эго и внутренний запрет на способность любить или вступать в человеческие взаимоотношения — ≪отрезанность≫ шизоидного состояния, обусловленную страхом и бегством от внешнего мира

 

Другие два аспекта: страх и борьба против регрессивного стремления и страх засыпания и релаксации — являются частью самозащиты психики против внутренней

опасности утраты всякого контакта с внешней реальностью. Здесь возникает еще одна проблема. Страх утраты контакта с внешним миром постоянно стимулирует усилия по восстановлению с ним контакта, но это не приводит к теплым взаимоотношениям, и поэтому осуществляется при помощи двух других базисных эмоциональных реакций: страха и агрессии.

Нарциссическая личность

Поглощенность удержанием завышенной самооценки и «самоусовершенствованием» вынуждает нарцисса непрерывно включаться в активность по переделке собственного Я. Личность превращается в своего рода конструктор, собирающийся под влиянием многообразных социальных ролей, постоянно меняющихся рекомендаций ученых и экспертов, журналистов и популяризаторов, целителей и провидцев.

 

Внушающее воздействие подобных стереотипов, их активное внедрение в упрощенные когнитивные структуры сознания и мировосприятия индивида создает и поддерживает нереалистические стремления к «трансгресиии» — иллюзорному переживанию всемогущества, преодолевающего любые границы — пола (его можно onepif изменить), времени и возраста (стволовые клетки омолодят), телесных явных и мнимых недостатков (возможности эстетической хирургии и трансплантологии безграничны).

 

Погоней за престижными атрибутами влиятельности и власти достигается идентификация с омнипотентной (всемогущественной) «частью» собственного Я, но одновременно порождаются и противоположные состояния — мучительное недовольство собой из-за ревнивого и завистливого coперничества с объектом идеализации, потеря уверенности в своих силах, сомнения в оправданности собственного существования. Страсть к совершенству (недостижимому в реальности)

 

Сущность нарциссического самоутверждения также – создавать у других (и у самих себя) ВПЕЧАТЛЕНИЕ совершенства и превосходства ( «грандиозности») при глубинном страхе дезавуирования окружающими «голого короля», беспомощного «импотентного Я — вот основа мотивации нарцисса и секрет его поглощенности всем внешним — телесным обликом, жилищем, блестящим окружением знаменистостей и бой/герл-френдов, щедро запечатленных в картинках модных журналов или телешоу.

 

Требования неограниченного совершенства как жесткий внутренний императив (рудимент доверчиво и некритично интроецироваппой инфантильной зависимости от завышенных родительских ожиданий) при принципиальной недостижимости идеала вырастают в постоянную обесценивающую критику себя самого или других и приводят к неспособности получать какое бы то ни было удовольствие от жизни

 

Беда таких людей в том, что, претендуя на исключительность во всем, даже в тяжести собственных страданий, они действительно «исключают» себя из человеческой общности, по сути, это люди-изгои.!!

 

Постоянно истязающие себя, «мазохисты», они невыносимы для окружающих. В обыденной жизни про таких людей говорят, что им недостает мужества стойко переносить не только исключительные, но даже обычные жизненные невзгоды. Они производят впечатление слишком хрупких и не приспособленных для жизни.

 

В них причудливо переплетаются противоречивые черты характера: чрезмерная зависимость от внимания и похвалы окружающих, от которых они «расцветают», и подчеркнутые отстраненность, высокомерие, холодность.

 

малопредсказуемы и подвластны перепадам настроения!!; им трудно совладать со своими эмоциями, особенно гневливыми и довольно бурными, чаще всего истинные чувства и страсти им приходится маскировать или скрывать; они чрезвычайно самолюбивы и ранимы, но подчас бестактны и даже жестоки; их восхищение и идеализация могут при малейшем разочаровании смениться пренебрежением и обесцениванием. Отчаянно нуждаясь во внимании и поддержке, в «поглаживании» самолюбия, они, тем не менее, редко способны преодолеть собственную гордыню, попросить о помощи и еще реже — принять ее, испытывая искреннюю благодарность; узы привязанности их и манят и страшат.

 

Демонстрирующие подчас необычайную щедрость и великодушие, они, не отдавая себе сознательного в том отчета, подвержены приступам жгучей зависти и ненасытной жадности; полученного же всегда оказывается недостаточно. В совместном деле на них трудно полагаться — они могут искренне мечтать быть полезными, порой строят грандиозные планы и верят в свою способность к великим свершениям (меньшее их не прельщает), но малейшая неудача способна обескуражить настолько, что они чувствуют себя абсолютно недееспособными; им не хватает силы воли.

 

Характерна мгновенная и кратковременная мобилизация сил с последующим истощением и апатией.

 

Они предпочитают жить рискуя, балансируя на острие бритвы, не чувствуя края, игнорируя опасности, превозмогая болезни, пренебрегая ограничениями — так, как будто они выше этого; обычные правила общежития и этические нормы кажутся им невыносимыми и бессмысленными. Их часто одолевают скука и ощущение пустоты собственной жизни, в которой они не видят ни радости, ни ценности, альтруизм же им чужд.

 

Безмерно страдающие и одновременно бесчувственные, они заставляют страдать других; они и жертвы, и палачи попеременно.

 

Культуральное выражение

У окружающих они вызывают все что угодно, но только не равнодушие. Они раздражают, шокируют, внушают восхищение и ужас, притягивают и отталкивают одновременно; близкие же их не столько искренне любят и ценят, сколько вынужденно терпят или жалеют;

в социальной жизни они занимают крайние позиции либо изгоев, либо звезд — тиранов с манией величия и непогрешимости.

Формы нарциссической разрушительности многообразны, пронизывают все сферы жизнедеятельности и проявляются

в перфекционизме, негативистически враждебном отношении к себе и другим и в соответствующих формах социальной практики, таких как погружение в безудержные злоупотребления пищей, алкоголем, наркотиками, работой, информационными технологиями сексом, системами духовного и телесного «самосовершенствования», личной гигиеной и косметикой, фитнесом, пластической хирургией

 

ФЕНОМЕНЫ ТЕЛЕСНОГО НАРЦИССИЗМА
Забота о своем телесном Я занимает чрезвычайно важное место во внутреннем мире нарцисса: ценность красоты, внешнего облика, физиологических отправлений и соматического здоровья гипертрофирована, а оценка их наличного состояния никогда не удовлетворяет.

 

Глубокая зависимость от декретированных обществом и культурой эталонов восприятия телесности и страдания из-за реального или мнимого несоответствия им — образ телесного Я подвергается субъективным искажениям даже в большей степени, чем восприятие находящихся вне человека объектов реальности.

 

Наличие синдрома «размытости границ Я», предполагающего высокую стрессодоступность в целом и виктимность!!

 

Внутреннее пространство телесного Я подвержено метаморфозам: оно утрачивает временно-пространственную стабильность — то расширяется до безграничности (нарциссическая экспансия), то «сплющивается», теряет качества объемности, полнокровной чувственности, девитализируется, обнажая субъективно переживаемую безжизненность и пустоту.

 

Ищущие совершенства во всем, нарциссические личности демонстрируют черты безудержного перфекционизма и в сфере телесности.

 

Нередко эта страсть превращается в неуправляемую манию, выражается в сверхзависимости самоотношения от телесного состояния и манипуляций с телом.

Отсюда наблюдаемая и в обыденной жизни психопатология — неуемная страсть к злоупотреблению всем, что может способствовать созданию и сохранению чувства собственного совершенства — от дорогого парфюма до экзотических диет; от фитнеса до бесчисленных пластических операций.

 

!!Поклонение своему телесному Я и обожествление его — только одна из «частей» нарциссической самоидентичности, противоположную ее «часть» составляет аффективный комплекс хронического недовольства собой, глубокого стыда и даже ненависти к себе| с так называемыми пищевыми зависимостями испытывают навязчивое беззостановочное стремление худеть, чтобы все больше и больше соответствовать идеальным телесным размерам и контурам

 

Людям с подобным заболеванием недостает собственной системы внутренних оценок, и в полной растерянности буквально «припадают» к чужим, правило, заимствованным из гламурных источников представлениям и ценностям.

 

Отсутствие во внутреннем мире репрезентаций надежного, постоянно поддерживающего материнского объекта заставляет навязчиво искать его вовне и находить суррогатное утешение в искусственных объектах симбиотической «наркотической» привязанности-зависимости, «прилипая» к которым они только способны ощутить самих себя (9, 20).
Отношение нарцисса к самому себе и другим людям можно было бы описать «комплексом мальчика Кая» из известной сказки Г.Х. Андерсена. Это явление отчуждения от своей самости, бесчувственности, эмоциональной холодности, которое охватывает все сферы душевной жизни

Пианистка — такие люди как будто не чувствительны к боли, скорее испытывают тягу к нанесению себе телесных увечий, но и это не возрождает их способности чувствовать, они остаются все так же странно чуждыми, посторонними наблюдателями «как будто» своих телесных отправлений.

 

Способные легко и без эмоций предоставить другим пользоваться их телом (легкость проституирования), они склонны к манипулятивным межличностным oтношениям

Им неведомы подлинно интимные отношения, в любви и сексе они прежде всего ищут подтверждения своей неординарности, превосходства над партнером, но не доверия и единения, — глубокую привязанность они путают с удушающей зависимостью и бегут от нее.

Богатство, безудержность и экзотичность их эротических фантазий (часто пронизанных садомазохизмом, фетишизмом и другими разнообразными перверсиями) причудливо соседствуют с эмоционально выхолощенными реальными отношения ми, техничностью и механистичностью секса. Они одиноки и здесь, в сущности, им не нужен партнер в сексе или же он легко заменяем.

 

 

Парадокс заключается в том, что нарциссы глубоко индивидуалистичны по своей сути и одновременно ориентированы вовне, на других.

 

рынок социальных услуг, позволяющих произвольно моделировать и трансформировать внешность, а тело рассматривается как товар на продажу — здесь не может быть и речи о стремлении к саморазвитию, напротив, речь идет о навязчивом иррациональном желании избавления от собственного (живого, аутентичного, но не безупречного) Я, магичеcком обретении вместо него другого телесного Я, лишенного каких бы то ни было несовершенств и слабостей, но выдуманного и нереалистического.

 

ПРОБЛЕМА: Складывается ситуация, провоцирующая радикальную трансформацию самосознания и этики человеческого вида в целом, например, когда тело превращается в предмет, который довольно легко переделать, а то и сменить. Тело и гендер утрачивают статус базовой идентичности и превращаются лишь в одну из возможных идентификаций Я человека, зависящих от социально-культурных факторов — статуса, финансовых возможностей, моды и пр.
Все это способно привести к деформациям и утрате самости.

 

Для нарциссической личности Я, не подтвержденное значимыми Другими, становится «плохим», а переживаемые разочарования воспринимаются как жесточайшая «нарциссическая рана», как полная жизненная катастрофа.

Обращающиеся к помощи эстетической хирургии наивно полагают, что, преображенные, они вместе с новым телесным обликом приобретают страховку от измен, расставаний и прочих разочарований.

 

Нарцисса не может удовлетворить и утешить ничто кроме немедленного и желанного изменения конкретно «невыносимых» обстоятельств. Если же не удается «заставить» ситуацию или окружающих людей выполнять их желания, тогда ее надо разрушить; здесь в качестве наиболее приемлемого способа выхода из ситуации невыносимого жизненного кризиса и выступает импульсивное действие, например, эстетическая операция как нарциссическая иллюзия мгновенного обретения прекрасного будущего. Подчеркнем: мотивом является не просто достижение совершенства, а желание избавиться от собственного Я, обремененного грузом неудач и разочарований, и обретение вместо него другого нового и младенчески чистого Я.

 

 

ОТНОШЕНИЯ С ВНЕШНИМ МИРОМ

 

При дефиците способности к рациональной и рефлексивной оценке себя вне зависимости от актуальных аффективных состояний и фрустраций представление о себе неустойчиво, оно подвергается постоянным флуктуациям и искажениям. Этим «качелям», присущим погранично-нарциссической личностной организации, способствует эмоциональная нестабильность и глубокая уязвимость самооценки, «грандиозность Я», а также неспособность к ментализации и символизации и преимущественно психосоматический способ изживания и регуляции психотравм (алекситимический синдром).

 

Высокая полезависимость — неопределенность, размытость и временную нестабильность репрезентативной системы, низкий уровень обобщения и связности представлений о себе и значимых Других в единое целое.

 

недостаток «самости» и целостности самоидентичности, расщепленности отношений на любовные «хорошие» и «плохие» агрессивные части, спутанность межличностных границ, склонность к диффузной тревоге, импульсивное моторное отреагирование «невыносимых» эмоций в девиациях поведения.
Когнитивная полезависимость кроме всего прочего означает сверхконкретность мышления

 

В психотерапии люди описанного типа относятся к «трудным»; их когнитивные особенности провоцируют генерализованное сопротивление излечению, саботаж отношений сотрудничества (недостаточной комплаентности), a также накладывают ограничения на способность испытывать облегчение и хотя бы частичное удовлетворение от слов и ментальных преобразований, а не от действий или «вещей».

 

!!Сложность в том, что пациент в силу его глобальной «полезависимости» или столь же глобальной и преувеличенной автономности с трудом принимает помощь сопереживающим словом, которое предполагает созданное в терапии побочное пространство «игры», «мечты», условности.
В определенном смысле он — слишком материалист, а не идеалист, он жаждет зримого и «вещного» изменения жизни; ограниченность условности и искусственность замещения не могут его утешить; а большего терапевт не может ему дать.

 

Резюме (по книжке)

сверхконкретность и сверхабстрактность, дисгармоничность в восприятии себя и других и, соответветственно, парадоксальность и неустойчивость отношений (от «прилипчивой» зависимости с потерей себя до отчуждения и пустоты на месте значимого Другого), систематический сдвиг в сторону негативной эмоциональной окрашенности образа себя и значимых Других, примитивные малоспециализированные защитные механизмы.
Превалирование расщепления над интеграцией приводит к тому, что травматический эмоциональный опыт, будь то потеря Другого или нарциссическая рана, хронически дестабилизирует способность к переживанию и рефлексивной проработке кризисных состояний, препятствует сохранению собственной стабильной идентичности и удержанию связей со значимыми Другими.