К вопросу о духовном и телесном началах в человеке.

Я не чувствую себя обязанным верить,

что Бог, одаривший нас смыслом, рассудком и интеллектом,

считает, что мы не должны ими пользоваться.

Г. Галилей.

Нет преград для дерзости смертных

В безумье своем мы способны

Штурмовать даже само небо.

Гораций.

Для того, чтобы раздвинуть границы непознанного,

нужно сделать хоть один шаг в сторону непознанного.

А. Кларк

Гениальный русский ученый И.П. Павлов (1949) мечтал о «законном браке физиологии и психологии», вследствие чего родилось такое научное направление как «психофизиология», которая сама уже разделилась на многие поднаправления: педагогическая психофизиология, медицинская психофизиология, спортивная психофизиология и др. Позвольте предложить еще одно научное направление психофизиологии, которое должно было бы быть первым и пытаться объяснить все еще не объясненное: как вследствие электрической работы нейронов головного мозга проявляются высшие психические функции? Что стоит за динамической локализацией функций? Почему, не смотря на огромный экспериментальный материал, не обоснованы законы восстановления повреждений различных участков головного мозга? Почему при одинаковом повреждении одна и та же функция восстанавливается в различной степени эффективности? Почему при неблагоприятных воздействиях окружающей среды сначала страдает психологический гомеостазис, а при нарастании стресса – физический гомеостазис? Почему изначально при стрессе включаются психологические защиты и можно ли расценить психику (высшие психические функции) как первичный контролирующий аппарат? Что такое душа – интегратор высших психических функций? Или высшие психические функции являются первичными и создают (формируют) душу? Что такое тело – проводник высших психических функций? Или носитель души? Чем мы отличаемся от высших животных? Если мы частичка Бога, то почему мы все не счастливы? И другие.

Ответить на эти и другие вопросы обязана «философская психофизиология», рожденная от законного брака двух очень отдаленных научных дисциплин – абстрактной философии, с ее гипотезами и психофизиологии с ее эмпирическим подходом.

Современные сравнительные психофизиологические исследования человека и животных определили, что человеческая физиология почти полностью подобна таковой у некоторых приматов. Вместе с тем с точки зрения развития природы человек является принципиально новым по сравнению с животным миром видом. Уникальность человека определяется его психическим устройством, отличающимся от психики животных. Человеческое сознание, его высшие психические функции и обусловленный им феномен человеческой личности не имеют «аналогов» ни у одного из животных видов. Этими вопросами занимался М. Шелер (2002), который утверждал, что современный человек не знает, что такое человек, и он знает, что он этого не знает.

8 стр., 3793 слов

Экстрасенсорное восприятие в общем ряду психических функций

... психофизиологии. Цель данной работы - показать, что ЭСВ является такой же психической функцией ... психического и физиологического - это проблема локализации психических функций. Мы знаем, что та или иная функция ... Феноменология сверхчувствования у животных позволяет выдвинуть ... экстрасенсов: эмоциональная уравновешенность, экстравертированность, высокая степень социализации, гипнабельность, интуитивность ...

Общеизвестно, что если рассматривать психофизиологические качества человека и их соответствие животным качествам, то, как человек, так и животные обладают общими врожденными элементарными способностями познавательного характера, которые позволяют им воспринимать мир в виде элементарных ощущений (у высокоразвитых животных — и в виде образов), запоминать информацию. Все основные виды ощущений: зрение, слух, осязание, обоняние, вкус, кожная чувствительность и др. — с рождения присутствуют у человека и животных. Их функционирование обеспечивается наличием соответствующих анализаторов. Но восприятие и память развитого человека отличаются от аналогичных функций у животных. У человека соответствующие познавательные процессы обладают особыми качествами: восприятие — осмысленностью, предметностью, константностью, а память — произвольностью и не произвольностью. По сравнению с человеком память животных ограничена. Ни одно животное, кроме человека, не способно передавать информацию, не относящуюся к данному моменту. Очень важные различия обнаруживаются в мышлении человека и животных. Оба названных вида живых существ чуть ли не с рождения обладают потенциальной способностью к решению элементарных практических задач в наглядно-действенном плане.

Однако уже на следующих двух ступенях развития интеллекта – наглядно-образном и словесно-логическом – между ними обнаруживаются разительные различия. Невозможно представить у животных работающий механизм «операций мышления». При сравнении проявлений эмоций у животных и человека, очевидно, что первичные эмоции, имеющиеся у человека и животных, носят врожденный характер. Оба вида живых существ одинаково ощущают, однообразно ведут себя в соответствующих эмоциогенных ситуациях. Но в социальных отношениях у человека проявляется вариабельность одного и того же эмоционального проявления, которая может нести в себе как положительную, так и отрицательную информацию. У человека имеются и специфические социальные потребности, близкие аналоги которых нельзя обнаружить ни у одного из животных. Это потребности второго порядка – духовные потребности, имеющие нравственно-ценностную основу, творческие потребности, потребность в самосовершенствовании, эстетические и ряд других (Николаева, 2008).

3 стр., 1210 слов

«Эргономическое исследование восприятия человеком зрительной информации»

Санкт-Петербургский Государственный Электротехнический университет «ЛЭТИ» Кафедра БЖД Отчёт По лабораторной работе №10 «Эргономическое исследование восприятия человеком зрительной информации» Студент: Семёнов Ю.В. Еремеев А. Ларченко С. Группа: 1211 Факультет: ЭЛ Преподаватель: Санкт-Петербург, 2004г. Цель работы:исследование влияния параметров предъявления зрительной информации на характеристики ...

Естественно, можно проследить в филогенезе развитие психики у животных и вершину ее эволюции у высших приматов. Но, уже доказано, что для того, что бы стать человеком, примату необходим качественный скачок в эволюционном развитии. Никто из ученых не берет на себя смелость утверждать, что дал объяснение возникновению homo sapiens из высших приматов.

Философская психофизиология может попытаться объяснить этот феномен и привести четыре философские гипотезы, подкрепленные психофизиологическими доказательствами.

Итак, человек, в своих психофизиологических качествах и формах поведения представляется существом, частично похожим, частично отличным от животных. В жизни его природное (животное) и высшее духовное (божественное) начала сосуществуют, сочетаются, иногда конкурируют друг с другом (Ницше, 1990).

Имеет место «микстовый механизм» запуска человеческих личностных и поведенческих качеств.

Гипотеза 1. Качественный скачок в развитии и появление человека произошли из-за внедрения в мозг высшего примата, как интегрирующую область, какой-то субстанции, энергетической структуры, которую так же можно назвать «душой», «божьей частицей» или «божьей искрой» (Соловьев, 1990).

Это не материальная структура, она обладает разумом, а тело ей нужно для того, что бы чувствовать, адаптироваться, чему-то учиться в материальном мире. Без материального тела эта субстанция в материальном мире адекватно существовать не может, в силу того, что она есть энергия. Поэтому наши анализаторы (слуховой, зрительный, тактильный, вкусовой, обонятельный, болевой, температурный и др.) являются воспринимающими, проводящими и преобразующими функциональными системами (Анохин, 1975), которые трансформируют материальную информацию окружающего мира в энергетическую. Проприорецепторы передают информацию из органов и систем организма, но для «внедренной субстанции» это так же является внешней средой.

Общеизвестно, что при ухудшении какой-либо функции усиливается эффективность работы другой анализаторной системы. Например, при близорукости улучшаются слух и обоняние. Таким образом, «разум» в больном теле пытается приспособиться и по возможности эффективнее использовать, взятый в эксплуатацию «неисправный проводник». Вероятно, можно допустить, что «разумная божья искра» имеет право вмешиваться в структуру и работу тела, для своего благополучия и совершенствования в материальном мире. Но, она не всесильна. Как доказательство можно привести восстановление высших психических функций после мозговой травмы. Теория «локализации психических функций» (Лурия, 1999) доказывает привязку какой-либо функции к определенному участку мозга (например, зона Вернике и др.), но при травме функциональная зона может перемещаться даже в другое полушарие с полным или частичным восстановлением функции. Здесь можно говорить о «директивной функциональной площади», когда для каждой нормальной локализации психической функции необходима определенная площадь коры головного мозга. Можно предположить, что существуют «максимальная директивная функциональная площадь», «оптимальная директивная функциональная площадь» и «минимальная директивная функциональная площадь».

Можно так же предположить, что возможно изменение функциональной площади в ту или иную сторону из-за воздействия внешних факторов. Эта гипотеза не противоречит не только учению о функциональных системах, но еще раз подтверждается в учении о доминанте (Ухтомский, 2002), ведь при суммации возбуждений происходит искусственное и навязанное увеличение площади коры головного мозга для приоритетной функции. Но в данной работе говорится о норме, а не о возбуждении и доминировании. Неполное восстановление функции после травматического повреждения, вероятно, связано с невозможностью организовать свою работу на новом, но недостаточном по площади участке коры головного мозга, этот участок меньше «минимальной директивной функциональной площади».

Гипотеза «внедрения» может объяснить многие вещи, например: волевую блокировку боли; мечты русского мальчика о самураях и обожание Японии, страны совершенно закрытой во времена СССР; первичное изменение личностных качеств в ответ на воздействие неблагоприятных условий жизни; зрение ребенка на 6 месяце внутриутробного развития и др.

Явным доказательством существования души и гипотезы «внедрения» может быть такой факт. «Играющие на музыкальных инструментах знают, что обычно нет необходимости думать о том, какие действия должны производить руки в тот или иной момент (мышечная память).

Человек (его душа?) отдается радости восприятия музыки, пока мозг (его тело?) дает четкие команды мышцам. Эта деятельность может даже нарушится осознанными переживаниями или размышлениями, если человек внезапно задумается о том, какие клавиши должны нажимать пальцы. При этом неосознанная работа мозга прекращается, в то время как осознанно человек не всегда готов методично давать указания каждой руке и одновременно наслаждаться музыкой. Обычно перевод с неосознанного контроля на осознанный ведет к прекращению как игры, так и наслаждению ею» (Николаева, 2008, С.219).

Таким образом, можно предположить, что «внедренная энергетическая субстанция» не только существует, но и в определенные минуты абстрагируется от тела, полностью его не контролирует. Тело работает на автоматизме, то есть, задействован чисто физиологический механизм.

Гипотеза 2. Если нас создал Бог, привнес в тело примата частичку своего разума, то оправдан вопрос: зачем?

Как гипотезу можно предложить, что в связи с тем, что Бог один, всемогущ, всесилен и ненаказуем, и Им, как и всем, правят интерес, радость, нужда и скука, то самый большой интерес Бог должен испытывать к себе.

Но нельзя изучить систему более сложную или равноценную той, которая эту систему изучает. Именно поэтому Бог внедрил в животное «божью искру», тем самым, создав человека, и соединив божественное и животное. Единственной Его целью было понять и исследовать, что же такое Он сам.

Гипотеза 3. Что же получилось из Божественного эксперимента? Внедрив в животное «искру божью», то есть способность творить, созидать, преображать, а значит, и разрушать, Создатель запустил в работу «микстовый механизм» и сотворил возможность множественной интерпретации при смеси божественного и животного начал. Появились модификации в поведении, чертах характера, умении чувствовать. Развитие высших психических функций и долговременной памяти дало способность абстрактно планировать свою деятельность, привносить в нее психическую (эмоциональную) мотивацию (Леонтьев, 2000).

Человеку абстрактное логическое мышление позволило преображать окружающую среду, но вследствие неумения прогнозировать отдаленные последствия, эти преображения зачастую приводят к разрушению. Здесь проявляется смесь божественного – способность к творчеству и животного – удовлетворение потребностей первого порядка.

Как отрицательные примеры, можно привести прорыв в науке по изготовлению трансгенных продуктов, экологический кризис.

Как положительный пример синтеза божественного и животного можно привести такое человеческое качество как «жертвенность», являющееся сложением 1.божественной любви и 2. животного начала – защиты вида (например, Мать Мария, сохранив жизнь другому человеку, пожертвовала собой в фашистском концентрационном лагере).

Можно провести исследование некоторых преображений божественного и животного начал в человеческие свойства личности (Таблицы 1,2).

Любовь, как истинная, бесконечная и основная черта бога (Евангелие от И. Богослова, гл.4), у людей трансформируется в очень сложный конгломерат. Наличие разных животных начал формирует разные формы любви: к себе, людям, стране, детям, животным. Приметой любви является желание дарить радость, а получение положительного подкрепления – вторично.

 

 

Таблица 1.

 

Трансформация совокупности божественного и животного начал

в некоторые положительные черты характера, чувства и поведение у человека

 

человеческое качество божественное начало + животный инстинкт
восхищение любовь продолжение рода
уважение любовь страх
неловкость единственность страх
скромность единственность защита + страх
неуверенность любовь защита
благодушие любовь удовлетворение потребностей 1 порядка
умиротворение могущество удовлетворение потребностей 1 порядка
радость единственность + творчество удовлетворение потребностей 1 порядка
серьёзность могущество защита
сосредоточенность единственность + творчество защита
твёрдость могущество страх
уверенность единственность защита + удовлетворение потребностей 1 порядка
недоумение могущество + единственность защита
растерянность единственность + любовь страх
озадаченность творчество защита +страх
нежность любовь защита + продолжение рода
жалость могущество + любовь защита
ласка могущество + любовь защита + продолжение рода
вдохновение творчество защита

 

Отличие от «любви божеской» в том, что она у человека всегда имеет конец и несет в себе элементы эгоцентризма, то есть механизмы защиты (чего у бога нет) при любой форме любви никто отменить не может.

Здесь можно говорить об индивидуальном пороге устойчивости, при которой реакция разных людей в похожей ситуации непредсказуема и вариабельна. Нельзя путать чувство любви с жертвенностью или мазохизмом, в истоках формирования последних лежат животные инстинкты защиты вида и страх.

Необходимо заметить, что в гипотетических таблицах 1,2 трансформации совокупности божественного и животного начал в некоторые черты характера, чувства и поведение у человека, не приведены многие человеческие характеристики. Например, умиление, преклонение, изумление, паника, драйв, хандра, срам, предательство, уныние, стыд, цинизм и другие. Можно сделать предположение, что они являются еще более сложным синтезом божественного и животного начал.

Таблица 2.

Трансформация совокупности божественного и животного начал

в некоторые отрицательные черты характера, чувства и поведение у человека

человеческое качество божественное начало + животный инстинкт
азарт могущество + самость борьба за выживание
кураж могущество + самость борьба за выживание + защита
скука единственность удовлетворение потребностей 1 порядка
зависть единственность защита + удовлетворение потребностей 1 порядка
жадность единственность борьба за выживание
эгоизм любовь + самость удовлетворение потребностей 1 порядка
ревность единственность продолжение рода
недоверие единственность страх
подозрительность самость страх + защита
озабоченность единственность борьба за выживание + страх
тревога любовь страх + защита + борьба за выживаемость
неприятие самость защита + борьба за выживаемость
садизм могущество продолжение рода + защита + борьба за выживание
мазохизм любовь продолжение рода + страх
обида любовь + единственность защита
гнев могущество борьба за выживание
злоба могущество борьба за выживание + защита + удовлетворение потребностей 1 порядка
ненависть любовь + самость борьба за выживание + удовлетворение потребностей 1 порядка
жестокость самость + могущество борьба за выживание + защита + удовлетворение потребностей 1 порядка
страх единственность + любовь страх + борьба за выживание + удовлетворение потребностей 1 порядка
брезгливость самость защита + удовлетворение потребностей 1 порядка + борьба за выживание
позор самость + единственность защита + удовлетворение потребностей 1 порядка + страх
грусть любовь + единственность страх + защита + удовлетворение потребностей 1
скорбь любовь + единственность страх + защита + продолжение рода

Здесь к месту привести пример трансформации психики у животных при внешнем сильном воздействии, и провести параллель с гипотезой «внедрения и контроля». «…если малышей орангутангов воспитывать как людей, то у них обнаруживаются чувства, несвойственные животным, которые в дикой природе приводят к трагедии. Один из таких малышей, когда вырос и стал взрослым животным, начал убивать тех, кого в это время воспитывала исследовательница. У него обнаружилась ревность, отсутствующая у животных, которая привела к тому, что орангутанги, никогда не убивающие себе подобных, становились убийцами» (Николаева, 2008, С. 549).

Необходимо отметить, что у животных существуют только врожденные «инстинкты», а значит их поведение в любой ситуации предсказуемо и честно. У человека в присутствии «разума» развивается непредсказуемость и вариативность поступков, зачастую несущих за собой «нечестность», то есть скрытие истинных замыслов, обман. Это связано с формированием логико-абстрактного мышления и умением планировать отложенные действия, чего нет у животных. В основе лежит внутривидовая борьба за выживание, которая в человеческом обществе обрела сложную структуру, и сама по себе стала не прогнозируемой.

Наверно, божественная контролирующая функциональная психологическая система – это совесть (И. Златоуст, 1898; Сенека, 1977).

Но, дав нам свободу выбора, фактически защитный адаптационный механизм, бог создал возможность сдвигать пороги устойчивости, делая их сугубо индивидуальными и, таким образом, каждый человек сам определяет планку, за которую переступить нельзя. Планку можно сдвигать в ту или иную сторону, все зависит от установок и обстоятельств.

Как еще одна гипотеза происшедшего: Бог нас не доделал «по своему образу и подобию». Можно предположить, почему это произошло:

1. человек от него сбежал;

2. Богу кто-то или что-то помешал, и Он отвлекся от своей работы;

3. Бог и хотел человека сделать таким с какой-то своей целью;

4. Бог нас просто не доделал, уже понимая, что мы брак, то есть его «ошибка», что себя Он таким образом не изучит и не поймет, а дальнейшее совершенствование бессмысленно.

Гипотеза 4. Гендерные различия. Необходимо заметить, что среди животных встречаются виды, неоднократно меняющие свой пол в течение жизни, здесь вступают в действие конкретные адаптивные законы. Пол человека определяется не только внутренними и внешними свойствами, обеспечивающими сохранение вида, но и специфической организацией мозга (Николаева, 2008, С. 441), отсутствуют природные адаптивные механизмы по перемене пола. Это может служить еще одним, конечно косвенным, доказательством правильности гипотезы «внедрения», так как человек, вследствие созданной им социальной структуры, должен в ней играть определенную роль, до последнего времени жестко детерминированную с гендером.

Так же не оспорим известный факт, что эмоциональное состояние матери, обусловленное конкретными социальными обстоятельствами, напрямую воздействует на мозг своего зародыша, предопределяя будущее ощущение им себя как мужчины или женщины (Николаева, 2009, С.442).

Что это как не контролирующая роль чего-то (энергетической субстанции) извне, еще раз подтверждающая гипотезу «внедрения».

А теперь надо постараться самим ответить на вопрос: кто диктует взрослому мужчине, что он женщина и наоборот. И являются в данном случае гормональные перестройки первичными? Ведь, если кастрировать здорового мужчину и даже вводить ему женские половые гормоны, его тело сильно изменится, он утратит способность к сексуальному контакту, но его сексуальная ориентация не поменяется (Николаева, 2008, С. 457).

Как еще один пример для доказательства контроля «разума» можно привести «теорию когнитивного возбуждения», когда даже в присутствии генитального возбуждения ситуация не будет переживаться как сексуальная без соответствующих когнитивных предпосылок. Это говорит о том, что для человека ситуация не является сексуальной сама по себе, а становится такой после ее духовной (или разумной) трансформации (Schacter, 1998).

Как доказательство отличий на психофизиологическом уровне можно сказать о различном морфологическом строении головного мозга (о большей величине гипоталамуса и меньшей величине мозолистого тела у мужчин и др.), о разнице в активации межполушарной асимметрии, о разнице в работе гормональной и иммунной систем, о разнице в реагировании на стресс, о гендерных психологических особенностях (женской терпимости и мужской агрессии).

Можно ли приравнять «творчество» у человека (Бердяев, 2000) к преображению, а значит, к разрушению, которое почти никогда не бывает без агрессии? Разрушению старого, отжившего (Шестов, 1993).

Тогда закономерно думать следующее: если мужчинам более присуще разрушение, а значит творчество, то в мужчине Бога больше, и он к нему ближе. Соответственно, в женщине, как охранительнице вида, больше животного начала, но она дальше от Бога. Но, если расценивать Бога как норму и животное как норму, то женщина более нормальна, а мужчина является большим отклонением (так как в самом понятии «творчество» заложен смысл множественности), то есть вариативной мутацией, что опять же должно нести в себе разрывающие, разрушающие специфико-гендерные психофизиологические определяющие. Так и должно быть, так как у полов различные ролевые функции: женщины должны сохранять тела и души, а мужчины – преобразовывать и улучшать. Если есть какие-либо исключения из вышеперечисленного, то не надо забывать о «норме реакции» гена, который может определять индивидуальные способы реагирования на воздействие социума.

Из всего написанного выше, поверив в «гипотезу внедрения» и вытекающие из этого последствия, надо отметить, что Бог, попытавшись сделать нас по образу и подобию своему, забыл об исключении очень важного животного фактора «внутривидовой борьбы за выживание». Может, Он просто о нем забыл, так как Он один и вне конкуренции. Но весь спектр психофизиологических и поведенческих изменений, делающих нас не похожими на «образ и подобие», связан именно с этим фактором. Фактором, который нельзя отменить или обойти. Мы хотим жить на Земле как боги на Небе: счастливо и вечно. Поэтому преобразуем и разрушаем.

Можно предложить «теорию микстового механизма». Микстовый механизм – это механизм, подчиняющийся закону синергетики, который на базе высшего божественного разума и низших животных инстинктов создает качественно новые человеческие психофизиологические характеристики, которые по сути являются синтезом божественного могущества и животных механизмов защиты. В связи с тем, что последние в материальном мире являются приоритетными, запуск микстового механизма фактически всегда в конечном итоге приводит к деструкции.

Таким образом, новое синтетическое научное направление «философская психофизиология» – это наука, определяющая первичность духовного начала и вторичность материального носителя, изучающая возникновение и работу высших человеческих психических функций, проявление которых тесно связано со степенью зрелости структур головного мозга, поведением и адаптацией.

Она позволяет через допущения (гипотезы), подтвержденные экспериментальными данными, попытаться ответить на вечный вопрос: кто я – homo sapiens и почему я такой.

Разбирая в следующих главах вопросы возникновения, течения и специфики коррекций психосоматических дисфункций можно проследить прямую связь их с контролирующей ролью высших психических функций. Необходимо отметить, что тяжесть течения психосоматозов, перетекание их из одной формы в другую и излеченность напрямую зависят от психологического настроя, волевого усилия самого пациента и информационной компетенции. Вышеперечисленное еще раз подтверждает корректность гипотезы «внедрения и контроля» и изучение психологии человека при различного рода данных ему мнимых или подлинных испытаниях.