Фрагмент из книги «О корпоративности под покровом идей к соборности в Богодержавии», глава 7

ВОЛЯ И ЛЮБОВЬ

Под «волей» в самом общем смысле этого слова в данном контексте мы понимаем способность индивида подчинять достижению ставших достоянием его внимания осознаваемых им целей,[1]разного рода ресурсы, обстоятельства и течение событий, (иначе говоря, воля — осознаваемая индивидом целенаправленность его разного рода способностей).

При этом необходимо понимать, что объективно в личностной алгоритмике психики в целом наличествуют и какие-то цели, которые не улавливает внимание человека: среди них могут быть как осознаваемые цели, так и не осознаваемые. Тем не менее алгоритмика психики учитывает всю совокупность целей в процессе выработки линии поведения и осмысления жизни. Цели, не ставшие достоянием внимания (как осознаваемые, так и не осознаваемые), образуя в объективном векторе целей личности особую подгруппу, могут порождать разного рода дефективность вектора целей, включающего в себя осознаваемые цели, ставшие достоянием внимания. Они и процессы, с ними связанные, характеризуются неспособностью личности выразить их в определённой лексике без помощи других людей. Если цели, на которые объективно работает алгоритмика психики не стали достоянием внимания и не осознаются в качестве таковых, то нет и осознанной целеустремлённости, а следовательно — личностной воли, и индивид действует на основе побуждений. В таком случае он, если не пребывает при человечном строе психики и не водительствуем Свыше, представляет собой зомби или мало чем отличается от животного.

Со сказанным следует соотнести издревле дошедшую до нас русскую поговорку: «У человека воля, у животного — побудка», которая почти прямо указывает, что в народном понимании субъект без воли — не человек по своей сути.

Объектами приложения личностной воли могут быть: прежде всего — сам субъект (его биополе и тело, и в частности — информационно-алгоритмическое наполнение психики), а также — окружающие его объекты и другие субъекты. Сила воли проявляется как способность осознанно-целесообразно преодолевать самого себя и обстоятельства как внешние, так и внутренние (по отношению к алгоритмике психики человека). Соответственно, в дополняющем рассмотрении вопроса о «личностной воле», если стать на позиции какого-то другого субъекта, — его воля может проявляться и как способность не подчиняться (проти­во­стоять) давлению обстоятельств (уклоняться от них), включая и давление первого волевого субъекта и иных волевых субъектов.

4 стр., 1565 слов

Расстройства воли и влечений

... сравнимо с голодом, жаждой, инстинктом самосохранения. Больные осознают извращенный характер влечения, пытаются сдержи­вать себя, но ... интереса к жизни, активности). Абулия – резкое снижение воли; подавления физиологи­ческих влечений не наблюдается. - лень ... распоряжаться имуществом. Маниакальный синдром. Гипобулия – общее снижение воли и влечений; подавлены все основ­ные влечения, включая ...

При этом воля всегда действует в психике личности с уровня сознания; с безсознательных уровней психики действуют соответствующие им собственные автоматизмы и наваждения извне.

Но свобода воли особи биологического вида «Человек разумный» недостижима вне человечного строя психики, в котором даруемая Богом Любовь, будучи совокупностью совершенства, освобождает психику от привязанностей и их диктата, вследствие чего воля и обретает свободу, будучи поддерживаема Промыслом Божьим, а в проявлениях силы воли (как способности осознанно-целесообразно преодолевать самого себя и обстоятельства) — не возникает необходимости.

Безволие — неспособность к волевым действиям в указанном ранее смысле.[2]

Соответственно невольник — субъект, не обладающий волевыми качествами либо вообще, либо утративший их на более или менее продолжительное время в результате каких-то его субъективных (внутренних) причин или под воздействием каких-то внешних обстоятельств[3].

Но приводят ли к успеху волевые проявления субъекта в процессе достижения им целей либо же нет, это — другой вопрос. Иными словами, эффективность воли обусловлена навыками управления по полной функции как таковыми, и воля достигает успеха соответственно мере освоения носителем воли[4] навыков, необходимых для осуществления избранных им целей. В вопросе же наличия воли как таковой безотносительно к оценкам её эффективности в приложении к тем или иным явлениями значимо проявление субъектом в жизни такого рода способности к подчинению ресурсов достижению осознаваемых им целей (в том числе и других субъектов, расцениваемых им субъективно в качестве ресурсов, либо объективно оказавшихся в складывающихся вокруг них обстоятельствах ресурсами[5] того или иного рода).

7 стр., 3233 слов

Дефекты воли в психопатологии и юриспруденции 2

... две группы: 1) сделки, в которых подлинная воля субъекта не соответствует волеизъявлению; 2) сделки с дефектным формированием ... относительно свободной волей, правосубъектно и в уголовном праве. Возраст, с которого лица признавались по закону субъектами уголовного права, ... , волеизъявление в них также не соответствует подлинной воле субъекта, оно осуществляется вынужденно. Порок сделок, совершенных в ...

Такое понимание «личностной воли» предполагает, что в жизни возможны ситуации, в которых воля одних не совпадает с намерениями и волей других (конечно, если у них есть воля, т. е. если они не невольники), и тогда может встать вопрос[6] о том, кто кого «переволит"[7], т. е. подчинит в большей или меньшей степени себе другого — вне зависимости от его намерений и воли — вместе с подвластными тому ресурсами разного рода (включая его личностные) или без них. В случае успеха в такого рода действиях подчинившийся субъект станет средством воплощения воли субъекта, его подчинившего.

Процесс подчинения, в случае его успеха, может завершиться одним из двух вариантов:

· подчинившийся сохранит свои волевые качества, но в определённых жизненных обстоятельствах будет действовать с оглядкой на то, как он чувствует и понимает целенаправленность воли субъекта, его подчинившего;

· утратив волю, в результате нравственно-психоло­гичес­кого над­лома, станет «зомби» — безынициативным тупым исполнителем воли подчинившего его субъекта. При этом:

Ø в тех аспектах своей жизни, что связаны с их общей деятельностью, такие люди заискивающе исполнительны по отношению к подчинившему их «хозяину»,

Ø а в прочих — либо «никакие» («ни рыба, ни мясо»), либо вседозволенно распущенные в своём поведении по отношению к окружающим (если это имеет место, то выражается тем более ярко, чем выше иерархический статус «хозя­ина» в толпо-«элитарной» организации общества[8]).

Один из общественно значимых случаев противоборства воль разных субъектов представляет собой оказание психологического давления одним субъектом на другого (других) с целью добиться подчинения его воли своей или нравственно-психологического слома, обращающего другого в невольника. Оно может быть прямым (непосредственным), либо косвенным (опосредованным), либо может сочетать в себе и непосредственное, и опосредованное воздействие друг на друга.

5 стр., 2181 слов

Воля и труд. Мера участия воли человека в его труде по концепции С.Г. Струмилина

... ситуации. Типология видов труда в зависимости от сложности требований к возможностям человека, к его социальным, личностным свойствам ... основу. В случае сложного вида деятельности требуется участие воли человека. Одновременно это, как правило, деятельность, требующая способностей ... У предпринимателей формируется особое отношение к жизни и особый образ жизни. На фоне прежних представлений особо ...

С прямым психологическим давлением в парных отношениях — всё просто, по крайней мере, — на словах. Но в жизни для подавляющего большинства взращённых общей всем нам экзотерической культурой понимание всего этого не так просто потому, что:

· во-первых, это требует развитости навыков чувствовать те явления и процессы, о которых пойдёт речь[9];

· во-вторых, может оказаться, что прочувствовать на себе многое из этого в реальных жизненных ситуациях — как минимум неприятно, а как максимум — опасно и для себя самого, и для окружающих[10].

Многое из того, с чем приходится сталкиваться в жизни толпо-«элитарного» общества, — не соответствует этике взаимоотношений людей при человечном строе психики. Но то, о чём пойдёт речь, надо знать; надо уметь это видеть в жизни (в себе и в других), — однако вовсе не для того, чтобы этим злоупотреблять в отношении других в потребительской конкуренции с ними, а для того, чтобы эффективно защищать себя и окружающих от злоупотреблений такого рода, будь они вольными или невольными в поведении других.

Фрагмент из книги «Диалектика и атеизм: две сути несовместны» (глава 7)

Однако, поскольку уровень сознания в психике каждого индивида алгоритмически взаимодействует с бессознательными уровнями психики, то и волевые действия оказываются так или иначе сопряженными с действиями безвольными, обусловленными «ав­то­матизмами» реагирования на стечение обстоятельств и тенденции в развитии ситуации «автопилота» бессознательных уров­ней психики.

При этом, в зависимости от достигнутого типа строя психики, в зависимости от полноты набора и иерархической упорядоченности нравственных мерил, от информационного обеспечения поведения в форме мировоззрения и миропонимания, а также и от информационного обеспечения в форме «паролей доступа» личности к информации и алгоритмике разнородных эгрегоров, алгоритмика бессознательных уровней психики может быть «по­слан­ником"-ретранслятором осознанно волевых действий, способным донести их далеко за пределы осознанного восприятия жизни вплоть до границ Мироздания (это одна из сторон того, что в сказках называется «могучий волшебник»); может быть фундаментом, обеспечивающим успешность волевых действий в области осознанного восприятия жизни Мироздания[11]; может про­тиводействовать (в том числе и будучи подвластна чуждой воле) успешности волевых действий, как не затрагивая сознания, так и подавляя сознание (а тем самым — и волю) или отсекая сознание и волю от процесса управления течением событий.

7 стр., 3272 слов

Развитие психики в филогенезе. Возникновение и развитие сознания (Семенова л.Э. Общая психология. Часть 1. Н. Новгород: нф мгэи, 2002)

... поведения характерны более сложное восприятие и прочная память. Возникновение и развитие сознания Развитие психики в филогенезе привело к появлению ее высшей формы - человеческому ... и регистрируемая внешняя форма живого движения. Следует отметить, что в жизни людей особенно слепоглухонемых, движения и действия в предметном и социальном ...

В жизни одного и того же человека всему этому может быть место как в разные возрастные периоды, так и в разных ситуациях в любом возрастном периоде — в зависимости от обстоятельств, в которых он находится, и в зависимости от его нравственно обусловленного осмысленного отношения к ним.

Соответственно недостаточная развитость мировоззрения и ми­ропонимания (их полноты, детальности, упорядоченности «еди­ниц учёта и хранения» информации), недостаточная развитость личностной культуры чувствования и мышления (включая и осознанно осмысленные целесообразные преобразования своих нравственности, мировоззрения и миропонимания на основе переосмысления Жизни), недостаточная развитость вещественных и биополевых структур организма[12] в любом возрасте исключают возможность волевых действий либо вообще, либо как-то подрезая и ограничивая их спектр[13].

Кроме того, — и это главное, что и отличает разум (интеллект) человека от разума животных[14], — воля человека обусловлена и открытой ему возможностью самому назначать себе пределы субъе­ктивно возможного и самому субъективно разграничивать возможное и невозможное, допустимое и недопустимое. И соответственно тому, что было сказано о роли нравственности в алгоритмике и структуре психики, воля человека в своих проявлениях всегда обусловлена нравственностью: «Разум отвечает истине и лжи, воля — добру и злу» <в обоих случаях субъективно понимаемым истине и лжи, добру и злу: наше уточнение при цитировании> («Словарь» В.И.Даля, т. 1, стр. 238).

6 стр., 2615 слов

Психика и мозг — изучение психики в развитии и в процессе деятельности

... и чувствительность. Стадии развития психики в филогенезе. Отличие психики человека от психики животных. Схема А.Леонтьева- ... механизмов психологической защиты Гештальт- психология Целостные структуры психики Эксперимент, распространенный на изучение психических процессов, ... » или «силу воли». Задача самоактуализации, самореализации, осознания себя всегда была стержневой в жизни человека. Уклонение от ...

Причём изначально от первых моментов своего пробуждения воля человека не свободна, по какой причине люди в ряде обстоятельств нуждаются в силе воли для достижения успеха в их деятельности. Потребность в силе воли как раз и возникает тогда, когда человеку необходимо подчинить своей осознаваемой нравственности своё поведение вопреки разнородным «автоматизмам» бессознательных уровней его психики, вопреки наваждениям, просьбам и требованиям других людей, вопреки давлению природных и внутриобщественных обстоятельств.

И свобода воли особи биологического вида «Человек разумный» недостижима вне человечного строя психики, в котором даруемая Богом Любовь, будучи совокупностью совершенства, освобождает психику от привязанностей и их диктата, вследствие чего воля и обретает свободу, будучи поддерживаема Промыслом Божьим, а в проявлениях силы воли как способности осознанно-целесообразно преодолевать самого себя и обстоятельства не возникает необходимости. Соответственно, один из рубежей личностного становления — обретение свободы воли в даруемой Богом Любви.

Но в отличие от свободы воли, свободой осознанного выбора человек располагает всегда. Однако не всегда людям, не обретшим свободы воли, хватает силы воли для того, чтобы преодолеть диктат каких-то своих нравственно обусловленных привязанностей и выйти из-под власти алгоритмики бессознательных уровней психики и из-под власти тех или иных эгрегоров. В этом случае они следуют неправедному выбору, даже осознавая этот факт. Это соотношение, — с одной стороны, свободы осознанного выбора, и с другой стороны, недостаток силы не обретшей свободу воли, — находит своё предельное выражение в пословице: «И рад бы в рай, да грехи не пускают».

19 стр., 9229 слов

Влияние цвета на психику и деятельность человека

... из нас, оказывают на организм, нервную систему и психику человека объективное, непосредственное влияние. Не отрицая роли предметных ... комбинации горячих цветов символизируют самые сильные человеческие чувства - любовь и ненависть. Холодные цвета Самым холодным цветом считается ... выход из сложившейся ситуации. Оценка своего "я", твеpдость воли [Ключ: 13|G0132] Старается утвердиться, не поддаваясь ...

Своеволие в поведении ребёнка начинает проявляться по мере развития составляющей интеллекта уровня сознания, по мере развития мировоззрения и миропонимания, в результате чего ребёнок начинает осознанно ставить цели и осознанно действовать в направлении их осуществления.

Первоначально это хронологически близкие цели, которые достижимы если не одним усилием ребёнка, то достаточно короткой последовательностью действий его самого без помощи посторонних и без перерывов. Постепенно по мере развития мировоззрения и миропонимания, по мере того, как Жизнь подтверждает или опровергает возможности целеполагания и достижения избранных целей на основе сложившегося мировоззрения, миропонимания и нравственности, среди назначаемых целей появляются всё более хронологически удалённые от момента целеполагания, в том числе и такие которые не могут быть осуществлены при его жизни; появляются цели, требующие для своего осуществления сотрудничества как других людей, так и поддержки деятельности разнородными внесоциальными факторами; появляются цели, не осуществимые на основе уже освоенных знаний и навыков, осуществление которых требует целенаправленного творчества в освоении новых знаний и навыков, в развитии своей личностной культуры (нравственности, мировоззрения, миропонимания, алгоритмики психики в целом), творчества в развитии культуры (как овеществлённой, так и духовной) общества и человечества в целом.

Хотя не все люди в своём личностном развитии достигают осознания целей глобальной общецивилизационной значимости, и своеволие большинства, освоив некоторые — весьма ограниченные их «Я-центризмом» — области в названных пределах возможного, останавливается на достигнутых рубежах, — тем не менее, подавляющее большинство в своём развитии доходит до тех рубежей, где их волевые действия наталкиваются на бессознательно «автома­ти­чес­кое» противодействие инстинктов. А иерархическая значимость инстинкта самосохранения и инстинктов продолжения рода в алгоритмике психики — один из факторов, определяющих тип строя психики (животный, зомби, демонический, человечный).

Соответственно этому перейдём к рассмотрению проблематики личностного становления, связанной с инстинктом самосохранения и инстинктивно обусловленной алгоритмикой стадно-стайно­го поведения, из-под власти которых ребёнок при нормальном развитии должен выйти в возрасте от 7 до 13 лет. А проблематику, связанную с инстинктами продолжения рода, рассмотрим после этого.

О ЛЮБВИ

Сталкиваясь с тем, что Божью волю не переволишь, и к возрасту 13 — 14 лет обладая уже изрядными знаниями о жизни природы и современного ему общества и о памятной обществу истории, человек способен понимать, что именно определённо лежит в русле Промысла, а что именно определённо противно осуществлению Промысла; способен понять, что задумка человеком всякого дела должна начинаться с адресованного совести вопроса о том, есть ли этому делу место в Промысле, лежит ли оно в границах Божиего попущения (то есть, дозволит ли Бог его совершить), либо оно однозначно определённо противно Промыслу и соответствующие действия будут неизбежно пресечены Свыше; что «свободными» от такого подхода к началу дела могут быть только скоты (носители животного типа строя психики) и разнородные невольники (зомби, запрограммированные тра­дициями и приказами высших иерархов, а также демоны, чья свобода ограничена неподвластностью им Различения, даваемого Богом каждому целесообразно всеобъемлющей задаче осуществления Промысла); способен задуматься о своей персональной мис­сии в Промысле, возможно открываемой ему в нескольких вариантах как в его внутреннем мире, так и через культуру общества; способен сделать осознанный выбор того варианта, осуществлению которого лучше всего посвятить свою дальнейшую жизнь[15].

В этом возрасте он вторично возвращается, но уже при наивысшей мощи интеллекта к вопросам ключевой проблематики Жизни — тем самым мировоззренческо-бого­слов­ским вопросам, относящимся к «запредельной» тематике в толпо-«элитарной» куль­туре взрослых, на которой в его раннем детстве нормально должна была строиться праведная скелетная основа нравственности.

Алгоритмически всё происходит по существу также, как было описано ранее, когда речь шла о соучастии Бога в играх детей с опасностями, только иная информация, придающая неповторимое своеобразие жизни каждого, циклически проходит по спирально организованным контурам прямых и обратных связей: «„первич­ная“ информация, даваемая в Различении, + информация из памяти + „оперативная“ информация + „ответная“ информация, обусловленная прошлыми действиями, Þ интеллект Þ поведение во внутреннем мире (переосмысление прошлого, намерения на будущее, формирование мировоззрения и миропонимания) Þ поведение во внешнем мире (воздействие на среду) Þ „ответная“ информация». И если взаимодействие Различения, внимания и интеллекта, обрабатывающего «первичную», «опера­тив­ную» и «от­вет­ную» информацию, взаимно согласовано, то происходит необратимый переход к мозаичному Богоначальному мировоззрению и исправляются многие пороки нравственности и её скелетной основы, унаследованные от раннего детства, когда ребёнок во многом был во власти родовых и объемлющих их эгрегоров.

Это преображение алгоритмики психики личности к действиям на основе мозаичного Богоначального мировоззрения и миропонимания, а также становление на его основе необратимо человечного строя психики[16] нормально должно упреждать начало завершающей фазы развёртывания в организме структур органов воспроизводства новых поколений биологического вида «Человек разумный» и активизации свойственной их функционированию алгоритмики управления физиологией и инстинктивных программ поведения представителей каждого из полов[17].

Один из наиболее тяжёлых по своим последствиям срывов в преодолении этого рубежа состоит в том, что процесс перехода от детского «Я-центричного» мировоззрения, которое большей частью мозаично, к Богоначальному мировоззрению начинается, но… после того, как «Я-центричная» мозаика рассыпается, процесс обрывается под воздействием внешних факторов вследствие особенностей недоразвитости или однобокости личностного развития на предшествующих этапах, давления на психику взрослых воспитателей (подавляющая стратегия модного воспитания) и про­фессиональной педагогики, в результате чего человек входит в юность и взрослость с устойчиво калейдоскопическим мировоззрением и миропониманием.

В других случаях человек, сохраняя ранее сложившуюся на основе «Я-центризма» мозаичность мировоззрения и миропонимания, но не сумев завершить переход к Богоначальному мировоззрению и миропониманию, входит в юность и взрослость с двумя мозаиками: «Я-центричной» и Богоначальной. В этом случае алгоритмика его психики под воздействием внешних обстоятельств и его собственной психической деятельности, формирующей намерения на будущее (матричное строительство) оказывается неустойчивой, попеременно опираясь то на «Я-центрич­ную» мозаику, то на Богоначальную.

Это обусловлено внутренней конфликтностью его нравственности. Нравственное предпочтение «Я-центризма» при развитости волевых качеств ведёт к демоническому строю психики. Но демон с таким двояким мировоззрением будет «демоном-неудачником», поскольку незаметный для него самого перенос опоры алгоритмики психики на Богоначальную мозаику будет в большей или мень­шей степени препятствовать успешности его демонизма. В этом случае упорствование в демонизме — в конечном итоге самоубийственно, поскольку демонической корпоративности не нужны «де­моны-неудач­ни­ки"[18], а Бог поддерживает человечность и осознан­но осмысленное искреннее стремление к ней. Если же в демонизме не упорствовать, а разрешать внутренние конфликты нравственности в пользу объективной, Богом предопределённой праведности, чему Бог всегда помогает, то процесс перехода к Богоначальному мозаичному мировоззрению как неотъемлемо сопутствующему человечному строю психики неизбежно успешно завершится в юности или во взрослости, хотя придётся учиться на собственных ошибках, проистекающих из демонических наклонностей, которые не удалось заблаговременно выявить или сдержать.

Кроме того Богоначальное мозаичное мировоззрение является основой для обретения человеком жизненной и, как следствие, — эмоциональной — самодостаточности в Любви, даруемой Богом.

Хорошее настроение, эмоциональный подъём при «Я-центрич­ном» мозаичном или калейдоскопичном мировоззрении всегда обусловлены обстоятельствами: со сменой обстоятельств или с пресыщением ими хорошее настроение исчезает и хочется чего-нибудь другого. Кроме того, хорошее настроение при «Я-цент­ри­ч­ном» мировоззрении может быть и объективно злорадным, а эмоциональная подавленность и озлобленность может быть субъективной реакцией на осуществление в жизни каких-то целей Промысла.

Соответственно этим особенностям «Я-цент­ричного» мировоззрения не ощутима и непонятна объективная разница между даруемой Богом Любовью и приятными привязанностями, на основе которых создаётся хорошее настроение и эмоциональный фон его носителя.

Говорить о Любви тем, кто Любит, несёт в себе Любовь, — нет необходимости, а говорить для тех, кто её не несёт в себе, — это подобно тому, что сказать слово «мёд»: далеко не у каждого во рту от этого станет сладко; и уж совсем не каждый обнаружит, что от произнесенного другим слова действительно появился настоящий мёд у него во рту.

Однако тем, кто не несёт в себе Любви, но способен её нести по­тому, что предназначен Богом для этого, следует говорить о том, с чем они имеют дело и что не является Любовью, но что они по неведению и непониманию своему, желая Любви и желая Любить, называют «лю­бовью» вопреки сути Любви.

В толпо-«элитарном» обществе, где большинство не достигает человечного типа строя психики, «любовью» в большинстве случаев называют всевозможные страсти, приносящие эмоциональный подъём, а главное — привязывающие человека к их источнику. Отсюда и проистекают такие клеветнические по их существу мнения: «любовь зла…», «кто с любовью нэ знаеться, тот горя нэ знае…» (слова одной из украинских народных песен).

Любовь же не только не зла, но является надёжнейшей защитой от горя. Однако Любовь никого, никогда и ни к чему не привязывает: она освобождает из неволи привязанностей каждого, кто обретает в себе Любовь. А тем отношениям людей, которые успели прежде того сложиться на основе каких-либо привязанностей, Любовь придаёт новое качество, преображая их внутреннюю суть.

И именно Любовь, освободив человека от привязанностей, приносит ему свободу воли. Свободы воли вне Любви не бывает.

Свобода выбора у человека есть всегда, но свободы воли, если он повязан привязанностями, — нет. Его воля в каких-то своих устремлениях ограничивается и направляется привязанностями, и в таких ситуациях человеку требуется сила воли, чтобы осуществить избранное, преодолев диктат привязанностей, о чём говорилось ранее. Если же человек обретает Любовь, освобождающую его от привязанностей, то, поскольку привязанности перестают его сковывать, вместе с Любовью он обретает и свободу воли.

Человек, несущий в себе Любовь, не подвластен угнетающим эмоциям и обретает эмоциональную самодостаточность. Его эмоциональное состояние не обусловлено окружающими обстоятельствами, поскольку для него реально ощутимо, что Вседержитель безошибочен и это — неизбывная благоговейная радость; не обусловлено тем, приняли его Любовь либо же нет, ибо Любовь по сути своей — свободный и щедрый дар, содержащий основания и цели в самом себе, который, с одной стороны, невозможно кому-либо навязать, а с другой стороны, который протекает как вода сквозь пальцы того, к кому она обращена, если тот не удерживает её в своих ладонях встречным потоком Любви, но растопыривает пальцы пошире, чтобы заграбастать себе побольше; либо если он спрятал руки, не желая принять дар.

Но и тот человек, который Любит — не собственник своей Любви, а только носитель Любви Божией, также подаренной ему Свыше. Однако, если человек Любит, то те, к кому обращена его Любовь, не достигнув человечного типа строя психики, могут жаждать осознанно или бессознательно, чтобы он был зависим от них (либо как раб, либо как рабовладелец), вследствие чего Любовь его будет восприниматься ими как «неправильная» либо даже как откровенное зло и отсутствие Любви. Но это уже беда их, а не Любящего.

Кроме того, в отличие от привязанностей, Любовь не искажает и не «подрезает» деятельности вещественных и биополевых чувств и интеллекта. Тем не менее, если в поведение человека врывается не переосмысленная им заблаговременно (вследствие его невнимательности к даваемому в Различение) порочная по сути своей информация, свойственная его памяти или обусловленная его нравственностью, то человек может совершить ошибку и, сотворив что-то дурное во внутреннем или внешнем мире, выпадет из состояния Любви на более или менее продолжительное время. Но ему самому то состояние, в которое он скатился из-за ошибки, будет омерзительным до такой степени, что он приложит все свои силы, чтобы вернуть в себя Любовь, без каких-либо к тому внешних понуканий и давления извне обстоятельствами.

И вследствие такого рода специфических свойств Любви и «нелюбви», реально в мире люди развиваются двояко: либо под давлением Божиего попущения, т. е. под воздействием внешних обстоятельств, которые их в конце концов либо уничтожают, либо приводят к Любви; либо под воздействием горящей в них Любви. Поверьте, второе лучше.

Но действительно говорить о Любви тем, кто Любит, — нет необходимости, а говорить для тех, кто её не несёт в себе, — это подобно тому, что сказать слово «мёд»: далеко не у каждого во рту от этого станет сладко; и уж совсем не каждый обнаружит, что у него во рту от произнесенного другим слова действительно появился настоящий мёд.

Тем, кто не несёт в себе Любви, но способен её нести, имеет смысл говорить только о том, что им известно, но не является Лю­бовью, и что они по неведению своему, желая быть любимыми и желая Любить (а стремление к этому заложено в человека Свыше, хотя суета может его заглушить), называют «любовью» вопреки сути того, с чем имеют реально дело. И если они хотят Любить, то они найдут Любовь благодаря такого рода подсказке, если примут подсказку; найдут благодаря подсказке быстрее, нежели нашли бы её сами, продираясь через суету цивилизации, повязанные при­вязанностями, в том числе и страстными, по рукам и ногам. Поэтому здесь было кратко сказано о том, что не являет собой Любовь, хотя и именуется в обществе привычно — «лю­бовью», и даже с какими-то эпитетами, хотя Любовь — проста и в эпитетах не нуждается, а, будучи совокупностью совершенства, содержит и основания, и цели в себе самой.

Но Любовь обретается только на основе Богоначального мировоззрения. И это известно издревле:

«94(93).

Всякий, кто в небесах и на земле, приходит к Милосердному только как раб[19]; (94).

Он перечислил их и сосчитал счётом. 95(95).

И все они придут к Нему в день Воскресения поодиночке. 96(96).

Поистине, те, кто уверовал и творил добрые дела[20], — им Милосердный дарует Любовь» (Коран, сура 19 «Мария»).

То есть после того, как Вы приходите к убеждению, что своего у Вас — только грехи и отдаёте себя Богу не из боязни ада или вожделения рая, а из стремления не отягощать своими грехами жизнь окружающих и потомков, то, если Вы делаете это искренне, и непреклонно начинаете творить добро, Бог поведёт Вас и дарует Вам Свою Любовь, которая освободит Вас от привязанностей и которую Вы сможете пронести через всю жизнь, одаривая ею, в свою очередь, Мир. И жизнь Ваша будет протекать в непосредственном диалоге с Богом.

Бог найдёт язык, понятный Вам, чтобы вести диалог с Вами, — не закрывайте только глаза и не затыкайте уши, не огрубляйте другие чувства, не отрекайтесь от разума, чтобы не отвергнуть Бога, когда Он обратится к Вам. И исполняйте известное Вам дóл­ж­ное, стремясь опередить друг друга в добрых делах, а Бог добавит к тому, что вы исполняете, ещё и лучшее — неисповедимое для Вас в Его Промысле.

И обретение Любви на основе перехода к Богоначальному мировоззрению также должно свершаться в возрасте до 13 — 14 лет. Если это так и происходит, то, входя в возраст полового созревания, человек осознанно чувствует пробуждение половых инстинктов, чувствует как под их властью у него возникают привязанности к определённым лицам, несущие ему зависимость эмоционального фона и настроения от взаимоотношений с ними.

Но входя в этот возраст с дарованной Богом Любовью, он избегает попадания под власть страстей и привязанностей. Кроме того, уже обретя ранее волевые качества в выяснении отношений с инстинктом самосохранения, он несёт в себе ещё один рубеж защиты своего человеческого достоинства от подневольности животным инстинктам (в том числе и видоизменённых покровом культурных оболочек).

В состоянии Любви, дарующей эмоциональную самодостаточность, человек обретает независимость от частоты и характера совокуплений (или разрядки инстинктов в извращениях), что во многом определяет эмоциональный фон, настроение и устойчивость психической деятельности[21] при всех без исключения нечеловечных типах строя психики.

В результате при человечном строе психики нет места тому, что сексология называет половыми извращениями и сексуальной экзотикой, подчиненными задаче услаждения чувств.

А совокупление при человечном типе строя психики утрачивает качество общедоступного средства эмоциональной разрядки или зарядки, получения удовольствия, и обретает свой истинный ранг — ранг священного акта, единственно направленного на зачатие и воспитание нового человека — наместника Божиего на Земле.

Если рубеж становления человечного строя психики не преодолевается в возрасте до 13 — 14 лет, то происходит это исключительно вследствие разнородно обусловленных сверхкритических отклонений[22] в личностном психическом или телесном (вещественном или биополевом) развитии.

В этом случае подросток вступает в период полового созревания, будучи отягощенным разного рода недоразвитостью и извращённостью организма и психики, что обусловлено ошибками (непра­вед­ностью) иногда нескольких предшествующих поколений его прямых предков (или воспитателей, заместивших родственников), порочностью субкультур и культуры общества в целом, а не только какими-то ошибками, совершёнными старшими родственниками и профессиональными педагогами в воспитании непосредственно его. Поскольку описание многовариантной комбинаторики всевозможных сбоев и извращений в алгоритмике личностного становления было бы довольно объёмным и лежало бы вне проблематики настоящей работы, мы ограничились указанием только на некоторые наиболее тяжёлые по своим последствиям: «Я-центризм», калейдоскопичность мировоззрения и миропонимания, подвластность инстинктам как непосредственно, так и под облагораживающим покровом культурных оболочек.

В таком варианте личностного развития без достижения человечного строя психики ранее возраста начала полового созревания, пробуждение половых инстинктов при жизни в цивилизации влечёт за собой как мелкие неприятности, так и большие беды, когда инстинктивно обусловленные страсти, смешанные со страстями культурно обусловленными, страстями собственного демонизма, способны разрушить всё вокруг[23].

Дополнение. Любовь, знание, навыки

Основы социологии. Том 4. 12.2.7. Знания и мудрость — основа дееспособности Любви

Любовь выражает себя в том, что выявляет и разрешает проблемы человечества, культурно своеобразных обществ, тех или иных людей персонально, не создавая при этом новых проблем для их развития[24].

И это делается на основе тех навыков, которыми владеет тот или иной Любящий. Если нет навыков, необходимых для разрешения проблемы, то Любовь не может выйти за пределы сопереживания страдающим от проблем и оказывается не способной выявить и разрешить проблемы. Знания, навыки (и прежде всего — навык производства знаний и прикладных навыков самостоятельно «с нуля») необходимы для того, чтобы действительно Любить.

Но чтобы решать проблемы общества и людей, Любящий человек должен быть компетентным и умеющим, т. е должен быть вооружён адекватными знаниями и навыками.

Пока же мы не вошли в эпоху человечности, а пребываем в эпохе массовой, почти всеобщей недочеловечности, Любовь, будучи совокупностью совершенства, безальтернативно требует владения знаниями и навыками, необходимыми для выявления и разрешения проблем общечеловеческих, проблем культурно своеобразных обществ, социальных групп и людей персонально, включая и выработку навыка производить любые знания и навыки «с нуля» в темпе возникновения в них потребностей.

Иначе говоря:

Любовь требует дееспособности, которая неосуществима без знаний и навыков, объективно необходимых для успеха в деле выявления и разрешения проблем, и прежде всего — проблем нравственно-этического характера.

Но освоение знаний и навыков, выработка «с нуля» новых и более совершенных знаний и навыков — это как раз то, чем не желают заниматься «фиктивные гуманисты», поучающие всех о том, как «правильно» любить всех и каждого.

Поэтому дальнейший текст — это про знания, которые необходимо вырабатывать, осваивать и применять для того, чтобы слово «Любовь» не было пустым и не было заболтано.

[1] Иными словами воля вовсе не обязательно выражается в подчинении себе, хотя «подчинение себе» тоже может быть целью приложения личностной воли.

[2] Разновидности безволия: безусловная подчинённость поведения инстинктам; не внемлющее ничему упрямство запрограммированного и действующего автономно биоробота; одержимость биоробота, дистанционно управляемого экстрасенсорно каким-то иным субъектом, или биоробота, увлечённого или подмятого каким-то эгрегором. Воля проявляется в том, что, осознавая неуместность отработки алгоритмов поведения во «внутреннем» или «внешнем» мире, человек способен не поддаться им.

[3] Т. е. субъект, пребывая даже в статусе раба в силу действия в обществе обычая или закона, может быть носителем воли; а тот, кто признаётся обществом его хозяином в силу действия обычая или на основании писаного закона, — реально может быть невольником.

[4] Один из источников, посвящённый эзотерическим наукам, показывает разницу между химией и алхимией в вопросе производства «фило­софского камня». Химия — это когда реакции идут сами по себе в «авто­ма­тическом» режиме. Алхимия — это когда в реакциях с теми же реагентами соучаствует биополе человека, его воля.

Соответственно такому подходу получение «философского камня» дей­ствительно невозможно в рамках закономерностей химии, но оно же алхимически неизбежно, если алхимик, включившийся в реакцию своим духом, достигает успеха в освоении своего личностного потенциала развития (при этом главным для него оказывается именно достигнутый результат в его личностном развитии, а не полученный «философский камень»).

И хотя мы «философского камня» не видели и в этом направлении не работали, но это пояснение различий химии и алхимии указывает на значимость в Жизни субъективных факторов, носителем которых человек на достигнутой им ступени развития если и не является, то может стать.

[5] Так в условиях войн множество людей и на фронтах, и в тылах оказывались на положении ресурсов, качество и количество которых предопределяло возможность победы общества в целом и его государственности и её «цену», либо неизбежность поражения и его «цену». И это — одно из выражений двойственности в положении всякой личности в истории; двойственности, возникающей вследствие того, что личность не в состоянии подменить своей персоной всё общество, всё человечество. Но оказавшись и в положении «ресурсов», личность всё же обязана исполнить свой долг перед другими людьми (включая предков и потомков) в русле Промысла.

[6] Но он может и не встать в том числе и потому, что организация психики кандидатов в подчинённые такова, что он:

· либо «впишет» подчиняющего вместе с его волей в какой-то объемлющий сценарий их совместных действий. О том, как такое делается и как такому внимает толпа (включая и политических аналитиков и «политтехнологов»), соучаствующая в такого рода постановках, см. в сочинениях Козьмы Пруткова его «посмертное» объяснение к постановке очень занудной пьесы «Фантазия». Эта пьеса провалилась при первой же постановке. В действительности же авторы поставили себе целью «подшутить» над театральной общественностью и написали сценарий имитации провала театральной постановки с вовлечением в обструкцию сценического действия зрителей и театральных критиков. Ни зрители, ни критики этого не знали и потому искренне исполнили ожидаемые от них авторами пьесы роли. Спустя несколько лет было опубликовано «посмертное» объяснение К. Пруткова к этой постановке, в которой её закулисная подоплёка была раскрыта и был сделан вывод, что в действительности пьеса прошла с триумфом. Другие примеры такого рода действий известны всем с детства хотя бы по сказкам: Кот в сапогах расправляется с людоедом и делает маркизом своего хозяина; в «Руслане и Людмиле» Черномор расправляется со своим братом, который становится гигантской говорящей головой; Одиссей ослепляет Полифема, после чего выводит всех пленённых Полифемом своих товарищей из его пещеры под брюхами овец и т. п.

· либо уклонится от вхождения в ситуацию соприкосновения с волей намеревающегося его подчинить субъекта.

[7] В Словаре В.И.Даля есть пословица: «Божьей воли не переволишь».

[8] В повести А.С.Пушкина «Дубровский» оба этих качества выразились в поведении псаря, оскорбившего Дубровского-старшего в присутствии своего господина — Троекурова-старшего (кстати, тоже невольника, если судить по его поведению).

[9] Но развитию и освоению такого рода навыков воспрепятствовала экзотерическая культура.

[10] Прочувствовать же их в инсценировке в режиме типа «воинских учений» на неком «полигоне» — невозможно в русле КОБ.

КОБ такого рода учения-инсценировки органически нравственно-эти­чес­ки чужды, а кроме того, в силу их искусственности и ограниченности они не могут дать полноты впечатлений и отличаются от реальной жизни по своей сути и психологическому воздействию на людей точно так же, как военные манёвры от реальных войсковых операций и боя с реальным, а не условным противником.

Может быть выдвинуто возражение: эзотерические субкультуры Востока и древности допускают такого рода инсценировки, они входят в систему обучения посвящаемых.

Однако с позиций КОБ необходимость в искусственных инсценировках разного рода расценивается как реализация принципа «полагаться исключительно на собственные силы», в котором выражается неверие по жизни Богу. Это вовсе не следование принципу «на Бога надейся, а сам не плошай».

Принцип «на Бога надейся, а сам не плошай» реализуется в жизни на основании того, что Дух Святой — наставник на всякую истину (Иоанн, 14:26, 16:13).

Для того, чтобы он мог реализоваться в жизни, необходимо, чтобы личностная психологическая культура была такова, чтобы человек, идя по жизни в Божием водительстве, мог бы воспроизвести сызнова (независимо от того, наличествуют они в культуре или же нет) или освоить сразу (наличествующие в культуре) любые необходимые знания и навыки в темпе их востребованности Промыслом в любой жизненной ситуации.

Если это качество личностной культуры психической деятельности достигается, то исчезает объективная потребность в освоении каких-либо навыков в условиях полигонных учений-инсценировок и во множестве репетиций, что свойственно нынешней по сути своей атеистической куль­туре. При ином взгляде глубинная, пусть даже и не реализуемая в жизни, ориентация души человека на этот тип личностной психологической культуры может восприниматься приверженцами учений-инсце­ни­ро­вок и принципа «повторения — мать учения» как неискоренимая специфическая лень, свойственная русским.

Такое понимание принципа «на Бога надейся, а сам не плошай», — в нашем видении, — КЛЮЧ К ВЫХОДУ из режима «вечного боя» за торжество истинных или ложных идеалов В РЕЖИМ ПРАВЕДНОГО ПРЕОБРАЖЕНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ.

Это требует иной системы воспитания и образования детей и самообразования взрослых, но разного рода искусственные инсценировки в такого рода систему воспитания и образования не укладываются именно потому, что они искусственны, ограниченно вычленены из потока реальных событий жизни и потому нежизненны.

Только не надо говорить, что высказанное невозможно, что это — несбыточные фантазии и т. п., потому что такое было бы самопрограммированием собственной психики на отказ от этой возможности. Практика деятельности ВП СССР показывает, что это возможно, а в жизни вопрос только в том, в каких частотных диапазонах реально достигнуто это качество тем или иным человеком.

[11] Как в смысле достижения субъективно избранных целей путём осуществления субъективно избранных действий (и цели, и действия в силу их субъективной обусловленности могут быть и не всегда праведными), так и в более широком смысле — пребывания в ладу с Жизнью и деятельности в русле осуществления Божиего Промысла (сказанное в этой сноске относится к выделенному курсивом фрагменту).

[12] Или поражение их неблагоприятными факторами среды обитания личности, включая и культурно обусловленный деградационно-паразитический спектр потребностей.

[13] Спектр — в смысле номенклатура действий + реально достижимая эффективность действий по каждой позиции номенклатуры.

[14] «ВОЛЯ ж. данный человеку произвол действия; свобода, простор в поступках; отсутствие неволи, насилования, принуждения. Творческая деятельность разума, Хомяков. (…) У человека воля, у животного побудка. || Власть или сила, нравственная мочь, право, могущество. (…) Воля — свой бог. … Божьей воли не переволишь. (…) Во хмелю, да во сне, человек и сам себе не волен. (…)» («Словарь» В.И.Даля, т. 1, стр. 238 — 240 фрагментарно).

«…Побудка вост. побудок м. сев. врождённый всем животным дар, исполнять все потребности свои бессознательно. В побудке животных слиты в одно ум и воля, или думка и сердце, разрозненные в человеке» («Словарь» В.И.Даля, т. 3, стр. 138).

Таково было понимание «воли» как компоненты психики человека и понимание отличия алгоритмики психики человека от алгоритмики психики животных во второй половине XIX века в России накануне краха библейско-«право­слав­ной» культуры идеалистического атеизма.

[15] 1969 — 1975 гг. В эпоху внутриобщественного казалось бы очевидного всевластия материалистического атеизма тогдашним поколениям 12 — 15-летних эта проблематика была представлена для свершения жизненного выбора в художественных формах научно-фантастической литературы. Что выберет подросток: «Час быка» И.А.Ефремова (1969 г.)? либо «Трудно быть богом» А. и Б. Стругацких? (Одно из интервью с оставшимся живым Б.Н.Стругацким было опубликовано под заголовком «Трудно быть человеком», что тоже не точно: че­ло­веком быть легко, ибо это означает жить в ладу с Богом, но чтобы состояться человеком — это требует трудов…; но демонам действительно бывает тяжко под давлением неподвластных им обстоятельств.)

Примерно в то же время (в 1968 г.) богословская проблематика, не нашедшая выражения в названных произведениях атеистической литературы, была предъявлена всему обществу в притчевых формах впервые опубликованного в СССР романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита».

А вне художественной литературы эта проблематика была представлена в художественных образах-иносказа­ниях фильма «Белое солнце пустыни» (1969 г.).

С кем тебе лучше, подросток: с товарищем Суховым? с Чёрным Абдуллой? с «Таможней"-Вереща­ги­ным? либо ты незадачливый Петруха или не способный к деятельности говорун Рахимов? Кто ты девочка? — Екатерина Матвеевна, в которой невозможно усомниться; Анастасия, под каблуком которой всю жизнь промаялся Верещагин, в конце концов суетливо погибший в результате своей подкаблучности и деспотизма близоруко-своекорыстной жены Анастасии, которая, недальновидно впутываясь в не её ума дела, сама себя сделала вдовой на пороге одинокой старости; либо бессмысленная стрекоза-Гюльчатай, погибшая сама, погубившая недотёпу-Петруху и подставившая под бой всех других?

[16] Иными словами, устойчивого на продолжительных сроках времени. Т. е. срывы алгоритмики, свойственной человечному строю психики могут быть и в жизни человека вследствие воздействия каких-то внешних обстоятельств или выявившихся каких-то нравственных проблем самого человека, но они могут быть только как непродолжительные эпизоды, не ведущие к деградации и распаду личности.

[17] Иными словами, становление человечного строя психики должно упреждать начало полового созревания.

[18] Вообще-то все демоны — обречены быть неудачники в перспективе, но «демоны-неудачники» — неудачники изначально и постоянно. Это проблема тоже ставится не впервые. В 1970‑е гг. в кругах советской интеллигенции было популярна повесть «Альтист Данилов», о музыканте, «демо­не на договоре», который был демоном-неудачником, вследствие чего имел проблемы во взаимоотношениях с иерархией демонов.

[19] Надо понимать, что Бог не посягает на рабовладение. Но эти слова были обращены людям эпохи, когда рабовладение было нормой жизни общества. Их надо понимать как метафору, поскольку по обычаю и юридическим нормам тех лет, раб в этом мире не располагал ни чем, даже самим собой. И на это качество добровольного отказа от «Я-центризма» с его неумными притязаниями на что-либо указуют слова аята 19:94 (93).

[20] Творение добрых дел по своему разумению упреждает дарование Любви Свыше.

[21] Сторонникам того мнения, что физиология мужчины и женщины якобы требует для поддержания здоровья — психического и телесного — определённой частоты и качества совокуплений, следует знать, что физиология и строй психики взаимно соответствуют друг другу. Иными словами переход к человечному строю психики изменяет и физиологию, гарантируя сохранение и улучшение здоровья по отношению к тому уровню, что было при нечеловечных типах строя психики.

[22] Ошибки предков прошлых поколений, ошибки самих родителей, ошибки воспитателей и ошибки самого ребёнка в тех или иных жизненных обстоятельствах.

[23] «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте…» потому, что юноше и девушке, преисполненным бесхитростной благонамеренности, Свыше была предоставлена возможность примирить в их Любви два издавна враждующих клана, а они спалили эту возможность в пламени страстей и погибли сами… и некому было им помочь свершить всё наилучшим образом: монах — будучи книжником, а не жрецом, — не смог объяснить им происходящее, и, ступив на путь лжи (организация имитация смерти), он убил обоих. А будь он жрецом, — помог бы детям обрести Любовь, которая защитила бы и их, и их близких, принеся с собой долгую счастливую жизнь.

Всё остальное, что сказано по поводу этого шекспировского сюжета за несколько веков, — высокопарно, но не по существу показанного Шекспиром.

[24] Как это делает Феврония на протяжении всего сюжета «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии».

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос