ФИЛЬМЫ УЖАСОВ И ИСТОЧНИК СТРАХА

Для кого-то это легкое вечернее развлечение, для кого-то серьезное испытание нервов, а кому-то они дают психологическую помощь — но мало кто знает, что фильмы ужасов наиболее ярко и полно отражают общественные фобии. Что они, скрупулезно и точно, фиксируют то, чего боялись люди — и то, чего людей заставляли бояться.

Некоторые шутники называют первым фильмом ужасов «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота» братьев Люмьер. Мол, на сеансах зрители выдавали именно ту реакцию, которая идеальна для аудитории фильмов ужасов — кричали и даже в страхе покидали зал. Мало того, что это просто устойчивый миф (да, некоторые по первости действительно бурно реагировали на стремительно надвигающийся на них поезд в натуральную величину — но это в основном были те самые экзальтированные дамочки, которые падали в обморок от слова «жопа» и бились в истерике при виде случайно запутавшегося в волосах майского жука), так еще и причина и следствие — вещи несколько разные, особенно для кинематографа. «Прибытие поезда» не создавался для того, чтобы напугать — он снимался, чтобы впечатлить и показать. Как можно более наглядно показать возможности новой вундервафли, ну и, конечно же, привлечь деньги инвесторов.

Так что по-настоящему первым фильмом ужасов, который снимался именно для того, чтобы напугать, стал «Замок дьявола» Жоржа Мельеса. В древнем готическом замке из воздуха образуется дьявол, пугает незадачливые души, а потом, при виде креста, исчезает — вот так все просто и бесхитростно, в общем-то, как и в любом ужастике. Мельес, бывший директор цирка, артист и декоратор, любил все феерическое и необычное — и постоянно работал над тем, чтобы техническое оснащение его фильмов потрясало воображение. Собственно, именно он и заложил основы современных комбинированных съемок. Ну и, конечно же, невозможно было испытывать новые визуальные изобретения на каких-нибудь банальных «Завтрак ребенка» или «Политый поливальщик» — форма требовала соответствующего содержания.

Все фильмы Мельеса и его подражателей базировались на классических сказочных сценах и на том, что сейчас пренебрежительно именуют «крипи» — бесхитростных коротких жутеньких байках без особого смысла и морали. Жил-был кто-то, увидел НЕХ. Или жила-была НЕХ, увидела кого-то. Все. Самого наличия этой НЕХ на экране уже было достаточно, чтобы зрители напугались — еще бы, теперь воочию воплощалось то, что до этого они могли только моделировать в своем воображении! Это был сладкий страх, щекочущий нервы и шедший к своему зрителю еще пока только мелкими шажками (точно так же, как осторожно шагало, например, в то же время эротическое кино, да-да, оно возникло практически одновременно с кинематографом) — в отличие от цветущих пышным цветом комедии и документалистики.

16 стр., 7901 слов

Влияние фильмов ужасов на человека

... , который сможет мне показать не только отношение к фильмам жанра «ужасы», но и покажет причины, которые мотивируют людей к просмотру этих фильмов, покажет какой жанр наиболее ... тем анкетирование показало - 98 % «болеют» за жертву. При такой спокойной реакции на кровавые сцены стоит предположить что, у поклонников фильмов жанра «ужасы», ярко ...

И только когда аудитория уже привыкла к кинематографу, только тогда и появляются настоящие фильмы ужасов — те самые, которые сталкивают человека лицом к лицу с его страхами.

Немецкий киноэкспрессионизм — явление не только в кинематографе, но и в психологии, социологии и философии. Возникший перед Первой мировой войной, но набравший мощь уже после нее, он впитал в себя все страхи и фобии ее участников — и выплеснул в лицо тем, кто избежал кровавого ада полей сражений.

«Кабинет доктора Калигари», «Голем», «Носферату. Симфония ужасов»… Собственное безумие и безумцы, скрывающиеся под масками обычных людей, хрупкость нормального мира и ускользающая реальность — вот чего боялись зрители в тиши своих квартир, в гвалте улиц и это же они видели в темноте кинозалов.

Для многих стран — тех, что счастливо избежали Первой мировой или оказались затронуты ею лишь отчасти, на излете — немецкий киноэкспрессионизм стал лишь эстетическим и интеллектуальным упражнением, тупиковым путем развития. Их зрителей не пугали вымороченные, исковерканные декорации, безумцы с пальцами-паучьими лапами, сомнабулы и покорные жертвы гипноза — им нужно было что-то иное, что-то столь же сладостное, как и феерии Мельеса. И может быть, столь же безопасное.

20 стр., 9883 слов

Фильмы ужасов и насилия и их влияние на детскую психику

... вызвать агрессию, панику, ступор. Слишком частый просмотр фильмов ужасов, может негативно сказаться на ... ребенок потом может плохо спать, нервничать, бояться, переживать другие негативные эмоции. Родители должны ... фильмов ужасов мы получаем своеобразное удовольствие, так как наш мозг адекватно оценивает реальность угрозы ... для зрителя. События, показанные на экране, не могут причинить реального вреда, ...

Голливуд вернулся к старым, «добрым», привычным и знакомым всем сказкам. «Призрак оперы», «Лондон после полуночи», даже «Собор Парижской Богоматери» — смешались в кучу люди, кони, лирика и детектив, классика и новодел, но все гордо именовалось «фильмами ужасов»…

А потом появился «Дракула».

Этот фильм ознаменовал начало великой эпохи «Богов и Монстров».

Объект страха, источник опасности, То, Чего Нужно Бояться приходил в них откуда-то издалека, и имел все маркеры инаковости, чужеродности, незнакомости — венгерский акцент, специфическая внешность и манеры, общие очертания трупа, сшитого из частей тел. Его было легко опознать, идентифицировать — и, как следствие, избежать. Да и слишком уж мала статистическая вероятность, что к нью-йоркскому обывателю явился бы трансильванский граф или так и недоумерший монстр. Объект страха существовал только тогда и там — на киноэкране, в рамках отдельно взятой истории. Здесь и сейчас, вне сеанса, в обычной жизни его не было. Здесь были другие ужасы — финансовый кризис, безработица, голод, политические пертурбации.

Студия «Хаммер» десятилетия спустя снова подарила этот уютный страх, который можно прятать, как в коробочку, своим зрителям, уставшим от уже послевоенных безработицы, голода и политических пертурбаций. «Те же рожи, те же инструменты», как говорил персонаж «В джазе только девушки». Да-да, те же самые, такие привычные и такие милые сердцу рожи с теми же самыми все так же точно откалиброванными инструментами. Людям предложили снова бояться вампиров и безумных ученых из покрытой мхом викторианской Англии — бояться выдумки, чтобы не видеть реальность.

2 стр., 912 слов

Коррекция страхов средствами арт

... называемая ритуальная драматизация. Создается ситуация «публичного» проживания страха. Ведущий: Придумайте название и содержание истории, в ... др. В процессе рисования происходит «оживление» чувства страха и осознание условного характера его изображения. Доверительные отношения ... работы с одним учеником. Эффективна для коррекции разнообразных страхов, но прежде всего тех. Которые вызваны воображением ...

Но реальность все равно прорвалась на экраны. Нашествие насекомых, ужасных жаб — а также инопланетян и тварей из глубин. «Нечто из иного мира», «Вторжение похитителей тел», «Смертельный богомол»… Что-то, что таилось — и до сих пор таится! — рядом и только и ждет своего часа, чтобы быть разбуженным уже вполне себе вменяемыми учеными, четко осознающими, с каким огнем они играют; или же обнаружить нашу планету, такую удобную для завоевания и такую наивно-беззащитную; или же просто явиться по своему хотению. Тупая, чужая, инородная сила — это уже не интеллигентные вампиры или запутавшийся в себе монстр, это просто масса, которая топчет и давит, берет массой и уничтожает просто потому, что может уничтожать. Политическое напряжение дало о себе знать, и нарыв лопнул, изрыгнув иносказания. Инсектофобия и ксенофобия цвела буйным цветом, давая яркие плоды. Газеты бились в истерике, описывая ужасы холодной войны и врагов из-за железного занавеса — и в такой же истерике бились зрители, наблюдая, как кроваво-красное желе на экране поглощает мирных обывателей и как тучи саранчи закрывают собой небо над маленьким американским городком.

Потом были мутные годы. Новые вампиры, исчадия ада, дьявольские дети, подростки-убийцы, вуду, ожившая техника, зомби, привидения — все это было жидковато, хоть и кроваво, блекло, хотя и экранно ярко. Люди боялись слишком многого, чтобы это емко и смачно воплотить на экране в нескольких сюжетах или фигурах, или чтобы другими сюжетами и фигурами отвлечь их. Только вот маньяки, да, маньяки — вот что пугало практически всех.

Конечно же, маньяки существовали и раньше. Как в реальности, так и в кинематографе — достаточно вспомнить фильмы того же Фрица Ланга «М» и «Пока город спит». Это были социальные драмы, психологические детективы, полицейские боевики — но не ужастики. Маньяк — порождение исковерканного общества, продукт порочного воспитания, по сути дела, такая же жертва, как и те, кого он убивает. Или же маньяк — ошибка природы, отбраковка, тоже, по сути, несчастное существо, игрушка в руках Господа. Они были всего лишь символами — или же движущей силой сюжета. Символы и движущую силу невозможно бояться, о них всего лишь стоит знать.

24 стр., 11729 слов

Объекты чувства страха у младших школьников

... страх темноты страшных фильмов (36,7%), испытуемые изображают инопланетян, монстров, подвешенные скелеты в подвале, маньяков ... для классификации страхов: а) объективные источники возникновения страха (биологические, техногенные, планетарные и космические страхи); б ... дети говорят о том, что боятся нападений со стороны одноклассников и ... небом и землей размещаются в ряд персонажи. Они стоят таким образом ...

Непонятная, почти что хтоническая сила, неведомая, непостижимая, несокрушимая (Майкл Майерс и Джейсон, неубиваемые курилки!) — вот они, маньяки позднего экрана. Они получают имена, приобретают армию поклонников, становясь поистине дьяволами в человеческом обличье, подчас притягательные, подчас притягательно отталкивающие. Они тут, рядом — может быть, сами по себе, а может быть, и в ком-то рядом. Кто может поручиться, что сосед по автобусу не позавтракал юной девушкой? А вон те три бабульки на лавочке не расчленяют по ночам проституток-наркоманов? Никто?

Источник опасности подкрадывается ближе. И тут Старый и Новый Свет внезапно обнаруживают доселе малоизвестное им направление в азиатском кинематографе. Оказывается, там есть не только «Китай + Гонгонг = ногомахательные боевики» и «Япония = фильмы про самураев», но и «Япония = матьвашукакстрашно фильмы»! Несмотря на то, что для самой Японии это нечто вроде периода Мельеса и Голливуда 20-х годов — то есть, по сути и в большинстве своем, адаптация сказок и легенд и перенос их в современность. Для европейских и американских зрителей это был шок. Источник страха, пришедший из потустороннего мира, злой, чужеродный, непонятный, и не стремившийся, в свою очередь, понимать и принимать людей, больше не рядился в маскарадный плащ с кровавым подкладом, не ходил, вытянув вперед руки, и не оповещал о своем появлении рычанием. Он просто все это время существовал рядом.

Фильмы ужасов. Для кого-то это легкое вечернее развлечение, для кого-то серьезное испытание нервов, а кому-то они дают психологическую помощь — но мало кто знает, что фильмы ужасов наиболее ярко и полно отражают общественные фобии. Что они, скрупулезно и точно, фиксируют то, чего боялись люди — и то, чего людей заставляли бояться.

8 стр., 3850 слов

Страхи. Степень выраженности разных страхов половые различия в степени выраженности разных видов страха, у людей в возрасте 19−20 лет

... критериев дляклассификации страхов: а) объективные источники возникновения страха(биологические, техногенные, планетарные и космические страхи); б) отсутствиепредставлений ... проявлениястрахов. В исследованиях разных авторов выделен ряд страхов типичных длядетского и подросткового возраста, хотя ... не догадываются обистинных переживаниях этих людей. Почти каждый человек в своей жизни испытывал в ...

За всю их историю ужас, источник опасности и страха, ходил вокруг человека кругами. Сначала вкрадчиво подползал через сказочные сюжеты — страх, пришедший из детства, гулкое эхо, донесшееся через года. Потом, взбаламученный войной, из темных и топких глубин поднялся липкий и черный страх безумия — страх зыбкости окружающей такой обманчиво спокойной реальности. Сквозь полог привычной жизни на людей таращились жутко похожие на них сомнамбулы, жертвы вампира, сумасшедшие — жутко похожие или в точности такие же.

Но вечно бояться своей тени нельзя — и вот ужас, как перчаточный Петрушка в ярких одеяниях, манерно размахивает руками в псевдоготическом танце. Источник страха где-то там, далеко — за океаном, в рассыпающихся уродливых замках, в мокрой, вязкой от постоянных дождей земле, в исковерканных, непролазных чащах. Где-то там, не здесь и не сейчас. Посмотрите туда, отвернитесь от того, что окружает вас.

Но так же вечно нельзя и отворачиваться.

Потому что, повернувшись вновь, вы можете понять, что это не теплый вечерний бриз все это время щекотал ваш затылок. Это смрадная пасть соседа-людоеда примерялась к пятому позвонку.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector