Лекция _7 — Синдромы психических расстройств

Министерство образования Российской Федерации

Санкт-Петербургский государственный педагогический

университет им. А.И. Герцена

Юридический факультет

Кафедра уголовного процесса

Судебная психиатрия

Лекция № 7

Синдромы психических расстройств:

Неврологические синдромы-

Астенический,

Истерический,

Навязчивый (обсессивный).

Маниакальный;

Депрессивный;

Паранойяльный;

Параноидный;

Парафренный;

Галлюцинаторный;

Катотонический.

Три степени глубины расстройства сознания — оглушение, сопор, кома.

Эпилептические припадки.

Малый эпилептический припадок.

Делирий:

Онейроидное (сновидное) помрачения сознания.

Сумеречное расстройство сознания.

Врожденное слабоумие.

Деменция.

к.м.н. М.Т.Чернухин

Санкт-Петербург

2011

.

Синдромы психических расстройств. Заболевания, в том числе психические, проявляются не в от­дельных симптомах, а в форме типичных сочетаний, связанных между собой признаков — симптомокомплексах или синдромах (Syn — совместно, dromas — бег).

Синдромы, последовательность их возникновения и смены отражают стереотип развития болезни. При одних заболеваниях преобладают одни синдромы, при других — другие. Квалификация синдромалъной картины состояния больного имеет решающее значение для диагностики.

Аффективные синдромы.

Маниакальный синдром складывается из выраженного преоб­ладания эйфории с чувством безмерной радости, веселья. Больной испытывает необычный прилив сил, считает, что все может сде­лать, ему «море по колено». Он беспечен, убежден в своих необыч­ных способностях, таланте, огромной физической силе и т.д. Он крайне отвлекаем, перескакивает с одной мысли на другую, начи­нает массу дел, не доводя их до конца. При этом деятельность его оказывается совершенно непродуктивной, иногда бессмысленной. Прилив энергии сопровождается резким уменьшением времени, необходимого на сон, поэтому больной может почти не спать, не чувствуя усталости. Мышление и речь чрезмерно ускорены, вплотьдо скачки идей. Несмотря на общий радостный фон настроения, такой больной может быть раздражителен, гневлив, особенно если встречает препятствия его намерениям и поступкам. Изредка идеи переоценки личности могут достигать степени бреда величия с со­ответствующим поведением.

Легкие степени таких состояний — гипоманиакальные, прояв­ляясь в подъеме настроения, повышенной работоспособности, предприимчивости, обычно не сопровождаются грубыми рас­стройствами поведения и воспринимаются пациентами как хоро­шее, творческое состояние.

Маниакальные состояния редко встречаются в практике судебно-психиатрической экспертизы, однако иногда опасные дей­ствия все же совершаются. Так, больная К. в состоянии выра­женной мании с чувством радости, убеждением, что всем вокруг хорошо и весело как ей, увидела коляску с плачущим младенцем около входа в магазин. Желая успокоить ребенка, она вынула его из коляски и пошла по улице, громко баюкая малыша. Когда ее задержали, никак не могла понять, почему «все вокруг галдят», а мать плачет, ведь она «только хотела успокоить ребенка!».

Депрессивный синдром характеризуется угнетенным настрое­нием, появлением тоски, тревоги, утратой интереса к жизни, по­вышенной утомляемостью, сниженной двигательной активностью. Эти явления дополняются появлением резко заниженной само­оценки, утратой уверенности в своих силах и будущем; убеждении в собственной виновности; мрачном и пессимистическом отноше­нии к прошлым, настоящим и предстоящим событиям. У больногос депрессивным состоянием обычно скорбная мимика и пантомимика, движения скованы, речь замедлена, нарушается сон, аппетит. Появляются мысли о никчемности жизни, суицидальные тенденции и попытки. Как выше отмечено, эти состояния относятся к чрезвы­чайно опасным из-за риска самоубийства и, особенно, расширен­ного самоубийства.

Депрессивные расстройства встречаются весьма часто, причем они могут проявляться в разных по выраженности и глубине рас­стройствах и при различных психических заболеваниях.

Бредовые и галлюцинаторно-бредовые синдромы

Паранойяльный синдром(паранойя — безумие: от греч. para — около, рядом; nоеo — мыслить) — бредовое расстройство, при котором основным является систематизированный бред. На начальной стадии бред носит монотематический характер, причем в его фабуле могут отражаться реальные события. В дальнейшем к имевшимся идеям ревности или изобретательства, сутяжным или ипохондрическим присоединяются идеи преследования. При пара­нойяльном бреде различают несколько этапов его формирования, часть из которых отмечена выше. Бред сопровождается насыщен­ным аффектом, имеется «бредовая охваченность», поведение боль­ного подчинено бредовым переживаниям. При паранойяльном бреде отсутствуют обманы восприятия, содержание бреда не бы­вает абсурдным, нелепым. При беседе с таким больным на ней­тральные, не связанные с фабулой бреда темы, или при специаль­ном психологическом исследовании процессов мышления грубых расстройств выявить не удается. В то же время при анализе бредо­вых переживаний явными становятся проявления «кривой логики», болезненных умозаключений и выводов, неадекватных толкований и объяснений событий.

Параноидный (галлюцинаторно-параноидный) синдромхарактеризуется сочетанием бредовых идей различного содержания с галлюцинаторными явлениями. В одних случаях преобладают бре­довые, в других — галлюцинаторные расстройства. Наиболее частым проявлением параноидного синдрома является сочетание бредовых идей преследования, воздействия и псевдогаллюцинаций, особенно слуховых. У больных обычно отмечается выраженное чувство страха, они беспокойны, возбуждены. Больные считают, что находятся под влиянием посторонней силы, подвергаются те­лепатическому, гипнотическому, лазерному воздействию, им вкла­дывают чужие мысли, передают информацию с других планет и т.д. Чрезвычайно тягостным бывает ощущение «открытости» мыс­лей — все окружающие читают мысли больного, крадут их из го­ловы. В далеко зашедших случаях больные могут говорить, что они утратили свою личность, свою самостоятельность, живут и дей­ствуют как роботы, «зомби», управляемые извне. Могут быть и другие проявления сложной бредовой системы, которую принято обозначать как синдром Кондинского—Клерамбо.

В некоторых случаях встречаются смешанные депрессив­но-параноидные и маниакально-параноидные состояния, когда бредовые состояния сопровождаются выраженными аффективными расстройствами.

Парафренный синдромотличается наличием систематизированного фантастического бреда величия, сочетающегося с бредом воздействия и ложными воспоминаниями. В отличие от параноид­ного бреда, при парафренном фон настроения благодушный. Этот вариант бредового синдрома считается конечной фазой, исходом параноидного бреда.

Описанные бредовые синдромы могут быть острыми или про­текать медленно, хронически, в течение ряда лег. Большинство из этих расстройств встречается при шизофрении.

При преобладании в клинической картине галлюцинаций го­ворят о галлюцинаторных синдромах(галлюцинозах).

Галлюцина­ции могут быть одной модальности, например, слуховые; могут встречаться в двух и более органах чувств. Возможно быстрое, ост­рое и хроническое развитие галлюциноза. Галлюцинаторные явле­ния с течением болезни иногда становятся основой формирования бреда. В некоторых случаях, например, при хроническом алко­гольном галлюцинозе, больные привыкают к имеющимся у них вербальным слуховым галлюцинациям и не обращают на них вни­мания.

Очевидно, что бредовые и галлюцинаторные синдромы имеют большое судебно-психиатрическое значение. Под влиянием этих болезненных переживаний существенно меняется поведение боль­ных. Они зачастую действуют в соответствии с бредом и подчиня­ются галлюцинациям, что приводит к опасным действиям.

Кататонические синдромы

Кататонический синдромскладывается из двух основных симптомов — ступора и, реже, двигательного возбуждения, кото­рые могут сменять друг друга у одного больного. Для кататонического ступора кроме основных проявлений в виде обездвиженности, оцепенения свойственны мутизм с полным или частичным отказом от речевого общения, негативизм, иногда явления воско­вой гибкости, так называемой «воздушной подушки», когда голова лежащего больного находится над подушкой, на некотором рас­стоянии от нее, в силу повышенного тонуса мышц шеи и спины.

Нередко отмечается отказ от еды, больные не принимают пищу самостоятельно, при попытке их кормить оказывают сопротивле­ние. Отказ от пищи — грозный симптом, приводящий к резкому физическому истощению.

Кататонический ступор проявляется в двух вариантах. При так называемом люцидном («пустом») ступоре проявления болезни заключаются главным образом в отсутствии активных движений и мутизме. По выходе из этого состояния больные не сообщают о каких-либо бредовых переживаниях или дают о них отрывочные сведения. Надо отметить, что утраты сознания при этом не проис­ходит, и впоследствии больной способен рассказать о тех или иных реальных событиях, которые происходили в отделении или о кото­рых он услышал из разговоров больных и персонала.

При онейроидномступоре сознание больного помрачено. Та­кой больной испытывает различного вида галлюцинации, зача­стую фантастического содержания, является зрителем, свидетелем разыгрывающихся перед его внутренним взором сцен. При со­хранности обездвиженности, мутизма выражение лица больного может отражать его видения: это или страх, или восторг, или заин­тересованность и т.д. По выходе из психоза больные сохраняют воспоминания о необычных переживаниях.

Кататоническое возбуждениеотличается хаотичностью, вы­чурностью и стереотипной повторяемостью движений, неадекват­ной мимикой. Поведение становится нецеленаправленным, воз­можны неожиданные импульсивные поступки: немотивированное нападение с агрессией, аутоагрессия с попытками самоубийства, членовредительства, глотание несъедобных предметов и т.п. Речь больных разорванная, нередко бессмысленная, может состоять из отдельных выкриков, ругательств, иногда носит характер «эхо» — повторение услышанных вопросов и слов окружающих. Больные постоянно находятся в движении, при этом моторика их недоста­точно координирована, неуклюжа.

Описанные синдромы встречаются при шизофрении, но могут в виде отдельных проявлений, реже целостных клинических кар­тин, встречаться при других психических расстройствах.

Синдромы нарушения сознания.

Рабочее клиническое определение сознания как психического процесса, позволяющего ориентироваться в окружающем мире и собственной личности, приводят Г.К. Каплан и Б.Дж. Седок (1994).

Более подробное описание этой интегративной функции мозга дается А.О. Бухановским с соавт. (1992), которые указывают, что сознание, осуществляет в бодрствующем состоянии отражение объ­ективного мира, способствует адаптации субъекта в окружающей его природной и социальной среде и позволяет изменять ее в соот­ветствии со своими потребностями.

В результате патологических изменений мозга способность к ориентировке в окружающем (аллопсихическая ориентировка) и собственной личности (аутопсихическая ориентировка) могут быть нарушены. Классик немецкой психиатрии и известный фило­соф-экзистенциалист Карл Ясперс (1883—1969) еще в 1911 г. обоб­щил основные признаки, присущие всем вариантам расстройств сознания: 1) отрешенность от реальной обстановки с неотчетливым восприятием окружающего, затруднением или полной невозмож­ностью восприятия; 2) полная или частичная утрата ориентировки в окружающем, в месте, времени (дезориентировка); 3) мышление бессвязно, речь непоследовательна; 4) запоминание происходящих событий и собственных болезненных переживаний затруднено, воспоминания о периоде помрачения сознания отрывочны или полностью отсутствуют.

Различают выключения и помрачения сознания.Первые ха­рактеризуются полной утратой отражательной деятельности мозга и психических функций.Выключения сознаниябывают, например, при черепно-мозговой травме (ушиб мозга), при эпилептических припадках. Различают три степени глубины расстройства созна­ния:оглушение, при котором значительно затруднены восприятие и переработка впечатлений, ориентировка неполная или отсутствует. Вопросы понимаются больным с трудом, ответы на них непол­ные, неточные. Возможность запоминания и воспоминания ослаб­лена, иногда отсутствует. Мимика больного бедная, невыразитель­ная. Больной обычно безучастен, сонлив.Сопор — более глубокая степень, когда психические функции исчезают полностью, сохра­няется тактильная, болевая чувствительность. Самая глубокая сте­пень —кома, при ней сохраняются только жизненные функции организма, которые регулируются на уровне безусловных рефлек­сов (сердечная, дыхательная деятельность).

При углублении комы наступают патологические изменения в их работе и смерть больного. Все описанные состояния чрезвычайно опасны. Для их лечения необходимы срочные медицинские мероприятия.

Эпилептические припадки— это кратковременные состояния выключения сознания с судорожными или другими непроизволь­ными движениями. Различают большой судорожный эпилептиче­ский припадок, при котором внезапно утрачивается сознание, на­чинаются судороги. Сначала тонические судороги — непроизволь­ное сокращение преимущественно мышц-разгибателей, в результа­те чего больной падает; затем — клонические, повторные сгиба­ния-разгибания конечностей и других мышц, в том числе лицевых мышц и языка, что приводит к появлению пены изо рта и прикусу языка. Вслед за судорожным периодом наступает кома: больной не воспринимает внешние раздражители, у него отсутствует болевая чувствительность, зрачки на свет не реагируют. Кома сменяется глубоким сном. При начале тонических судорог может раздаться крик за счет выхода воздуха из легких в результате сокращения мышц грудной клетки. На некоторое время прерывается дыхание, больной резко бледнеет, лицо принимает синюшный оттенок. Пос­ле начала клонических судорог дыхание обычно восстанавливает­ся, лицо больного розовеет. Вследствие сокращения мышц мочево­го пузыря больной упускает мочу. О припадке больной обычно не помнит, узнает о нем по косвенным признакам: головная боль, разбитость, прикушенный язык, мокрые штаны, иногда ушибы и ссадины. Продолжительность припадка до 3—5 мин.

Припадку часто предшествует аура (дуновение) в виде внезап­но, за несколько секунд до припадка, появляющихся ярко окра­шенных зрительных, обонятельных и других галлюцинаций, ино­гда иных ощущений: необычного и необъяснимого восторга, стра­ха, утраты чувства реальности. Содержание ауры сохраняется в памяти пациента. У одного и того же больного аура обычно одно­типна или стереотипна.

Малый эпилептический припадок(petit mal) также начинается с внезапного выключения сознания, но судорожные явления огра­ничиваются клоническими подергиваниями отдельных мышечных групп. Малый припадок длится до 1 мин.

Абсанс— кратковременная утрата сознания, практически не сопровождающаяся заметными судорожными явлениями. Больной на мгновение замолкает в беседе, лицо становится бессмысленным. Появляется бледность или покраснение. Взгляд устремлен в пространство. Больной как бы отсутствует. Иногда могут быть от­дельные непроизвольные движения: неожиданный кивок головой, непонятный жест. После этого больной приходит в сознание, не замечая происшедшего с ним. Длительность абсанса несколько секунд.

Для судебной психиатрии большое значение имеют состояния помрачения сознания.К ним относятсяделирий, онейроидное со­стояние, сумеречное расстройство сознания.

Делирий — помрачение сознания с наличием истинных зри­тельных галлюцинаций. Во время делирия всегда нарушена ориен­тировка в окружающем при сохранности ориентировки в соб­ственной личности. На начальном этапе делирия на фоне рас­стройств сна (частых пробуждений, бессонницы) появляются кош­марные видения, которые больной не в состоянии отличить от сно­видений. Одновременно возникает повышенная возбудимость: больной взбудоражен, говорлив, суетлив, чем-то обеспокоен. В дальнейшем это состояние углубляется, нарушается ориентировка в окружающем. У больного начинаются зрительные галлюцинации, причем галлюцинаторные образы могут находиться среди реаль­ных предметов. Галлюцинации приобретают сценоподобный ха­рактер, больной становится и зрителем и действующим лицом раз­вертывающихся картин. Нарастает возбуждение, эмоциональные реакции нестойкие, поведение становится связанным с содержани­ем бредовых и галлюцинаторных переживаний. На высоте разви­тия делирия к зрительным галлюцинациям могут присоединяться слуховые, тактильные, обонятельные и т.д. Обратное развитие де­лирия может быть быстрым или постепенным. Характерно выздо­ровление через критический сон. Последующие воспоминания но­сят своеобразные черты: реальная обстановка воспринимается не­четко, фрагментарно, в то время как болезненные переживания — более полно. В состоянии делирия больные могут совершать опас­ные действия под влиянием болезненных переживаний в отноше­нии окружающих и самого себя.

Делирий обычно возникает в результате действия внешних вредностей на организм человека: хронической и острой интокси­кации (в частности, алкогольной, отравления тетраэтилсвинцом и др.), хронической и острой инфекции — инфекционный делирий (например, при сыпном тифе, пневмонии), а также в остром перио­де черепно-мозговой травмы и т.п.

Онейроидное (сновидное) помрачение сознанияотличается сложным сочетанием обрывков отражения реального мира и мно­жества ярких фантастических представлений, непроизвольно появ­ляющихся у больного. Прослеживается явное несоответствие меж­ду происходящими последовательно, как в сновидении, событиями и обездвиженностыо или нелепым возбуждением больного. Отме­чается грубая дезориентировка в окружающем и собственной лич­ности. Больные утрачивают собственное «Я» и существуют в нере­альном мире фантастических переживаний и образов. Как в снови­дении, больной может быть созерцателем и участником происхо­дящих перед его «внутренним оком» событий. В таких состояниях больные оказываются свидетелями звездных войн, атомных ката­строф. Они посещают иные миры, оказываются в других историче­ских и геологических эпохах. Для этих состояний характерны обильные галлюцинаторные сценоподобные явления и соответ­ствие аффективных расстройств содержанию бреда и галлюцина­ций (от экстаза при переживании приятных сюжетов до безмерного страха при грозных видениях).

Выражение лица ступорозного больного, переживающего сказочные картины, может быть зача­рованным, счастливым или, напротив, сурово-напряженным, мрачным, испуганным. В состоянии психомоторного возбуждения такие больные могут принимать вычурно-горделивые позы или стремятся куда-то бежать, спрятаться, скрыться. Меняется ощуще­ние течения времени. Оно может быть стремительным (перед боль­ным проходят годы и столетия) или тягучим, медленным (минута кажется днем), время может остановиться. Онейроидное помраче­ние сознания встречается в рамках шизофрении.

Сумеречное расстройство сознаниясостоит во внезапно насту­пающем и так же внезапно прекращающемся непродолжительном помрачении сознания. Происходит полная дезориентировка в окружающем, которая может сочетаться с внешне целенаправлен­ными действиями и поступками. Однако в целом поведение боль­ного в сумеречном состоянии сознания подчинено бредовым пере­живаниям, галлюцинациям, аффекту страха, злобы, тоски. Неред­ким является психомоторное возбуждение импульсивного характе­ра с агрессивно-разрушительными действиями.

Выделяются три варианта сумеречного расстройства сознания. Ориентированное сумеречное состояние, при котором дезориенти­ровка фрагментарна и сохраняется возможность узнавания отдельных мест и людей. Однако ведущим в поведении становятся немо­тивированная злоба, раздражение, сопровождающиеся тяжелой агрессией. Параноидный (бредовый) вариант, при котором измене­ние сознания сопровождается острым образным бредом с содержа­нием преследования, опасности. Поведение таких больных отлича­ется бредовым возбуждением с агрессией, обусловленной болез­ненными переживаниями.Третий вариантзаключается в хаоти­ческом неистовом возбуждении, вызванном наплывом галлюцина­ций и иллюзий. Поведение носит крайне опасный разрушительный характер.

После выхода из сумеречного расстройства сознания воспо­минания о болезненном периоде, как правило, отсутствуют. Лишь изредка бывают отдельные отрывочные воспоминания, ка­сающиеся болезненных расстройств (особенно при параноидном варианте), причем они чаще сводятся к диффузному чувству опас­ности, безотчетного страха, ужаса. Еще реже — это фрагментарные воспоминания о галлюцинаторных образах, каких-то чудовищах, которые нападали на больного, наваливались на него, что-то кри­чали и т.д.

Сумеречные расстройства сознания — чрезвычайно опасные состояния. Больные с таким расстройством психики нередко со­вершают тяжкие, опасные действия против своих близких, окру­жающих, совершенно незнакомых лиц. Описаны случаи, когда больные эпилепсией в сумеречном состоянии сознания убивали своих любимых детей, жен, близких родственников.

После возвращения сознания больные нередко бывают потря­сены содеянным, не верят в то, что ими были совершены тяжкие преступления, относятся к ним как к чему-то постороннему, что произошло не с ними.

Сумеречные расстройства сознания встречаются у больных эпилепсией, различными органическими заболеваниями головного мозга, а также являются основными проявлениями так называемых исключительных состояний. Как ясно из изложенного, эти психи­ческие расстройства имеют большое судебно-психиатрическое зна­чение.

Все варианты помрачений сознания являются опасными для жизни самого больного и требуют срочного лечения в условиях стационара. Эти же состояния чрезвычайно опасны для окружаю­щих. Поэтому больные в состоянии расстроенного помраченного сознания нуждаются в недобровольной госпитализации, так как представляют опасность для себя и других.

Синдромы интеллектуального снижения — синдромы сла­боумия

Интеллект — совокупность психических процессов, осу­ществляющих способность понимать, воспроизводить, использо­вать и перерабатывать ранее приобретенные знания в новой ситуа­ции. Это сумма психических функций, составляющих когни­тивную — познавательную — деятельность. В понятие интеллекта входят память, внимание, особенности мышления, речи и т.д., а также совокупность знаний и навыков, приобретенный жизненный опыт. Первая сторона включает процессы, которые относятся к предпосылкам интеллекта, вторая может быть названа запасом знаний, «интеллектуальным багажом». Как в норме, так и в пато­логии для оценки состояния интеллекта необходимо учитывать обе стороны.

В психиатрии и судебной психиатрии особое значение имеют состояния снижения интеллекта, состояния слабоумия — стойкого, малообратимого оскудения психической деятельности с резким ослаблением познавательной деятельности, обеднением эмоций и изменением поведения.

Различают врожденное слабоумие и приобретенное в течение жизни под влиянием тех или иных болезненных процессов слабо­умие — деменцию.

Врожденное слабоумие(малоумие) выражается в недоразвитии психических процессов, неспособности к усвоению знаний, аб­страктному мышлению, недостаточной памяти, скудном запасе знаний и представлений, бедности и неадекватности эмоций, ино­гда сводящихся к удовлетворению лишь физиологических потреб­ностей. Степень интеллектуального недоразвития при врожденном слабоумии может различаться от незначительных нарушений когнитивной деятельности и эмоциональных расстройств до крайне тяжелых и глубоких с полным отсутствием речи, навыков поведе­ния. В западной психиатрической литературе и Международных классификациях психических расстройств принято учитывать сте­пень психического недоразвития по показателям индекса компе­тентности (IQ), который рассчитывается с помощью ряда психоло­гических тестов по формуле. Нижней границей нормы считается IQ 70, для легкой степени врожденного слабоумия характерен IQ 50-70, для умеренной — IQ 35-50, IQ ниже 30 характеризует тя­желые его степени. По данным статистики, легкие степени встре­чаются в 75 — 80%, умеренные — в 10% случаев врожденного сла­боумия. Отечественные психиатры относятся к такой классифика­ции врожденного недоразвития интеллекта как к излишне механи­стичной, полагают, что понятие умственной отсталости более ши­рокое, оно не ограничивается уровнем развития интеллекта, охва­тывает все стороны психической деятельности.

Деменция — приобретенное слабоумие, возникающее в конеч­ных стадиях различных психических заболеваний. Происходит постепенное ухудшение памяти, расстраивается возможность со­средоточить внимание на каком-либо вопросе или действии, утра­чивается способность к элементарным умозаключениям, нарастает неспособность пользоваться усвоенными прежде знаниями и навы­ками. Поведение больных становится нелепым, бестолковым. На­строение меняется от благодушно-эйфоричного до гневли­во-злобного. Могут наблюдаться конфабуляторные явления. Грубо нарушается способность к адекватной самооценке, исчезает крити­ческое отношение к себе и к своим действиям. При дальнейшем прогрессировании заболевания, приведшего к слабоумию, разви­вается психический маразм с распадом всех функций психики и наступает смерть больного.

В зависимости от заболевания, приведшего к слабоумию, в его течении и проявлениях имеются различия в отдельных проявлениях и скорости нарастания психического распада.

В рамках деменции, главным образом связанной с атероскле­розом сосудов головного мозга, выделяется так называемое лакунарное слабоумие, при котором больше всего страдает память, особенно на текущие события. Старый запас знаний и навыки по­ведения сохраняются лучше. Поэтому зачастую люди, редко встре­чающие больного, не замечают у него грубых изменений психики, считают его здоровым. Такие расхождения в оценках поведения больных нередко приводят к неправильной квалификации их состояния. В судебной психиатрии подобные случаи наблюдаются при проведении посмертных экспертиз в гражданском процессе по делам об оспаривании завещании.

Лекция _7 — Синдромы психических расстройств — Стр 2

Своеобразные проявления характерного для шизофрении де­фекта, шизофренического слабоумия”.

К интегративной функции интеллекта, которую необходимо учитывать при оценке уровня снижения познавательных функций у пациента, относится критичность(в англоязычной литературе «инсайт» — Insight).

Критичность — это способность понять ре­альную причину и правильно оценить ситуацию (Каплан, Седок, 1994).

Авторы выделяют интеллектуальный компонент критичности как понимание причин и обстоятельств заболевания и выте­кающую из этого понимания способность справиться с ситуацией; волевой компонент, при котором понимание ситуации обеспечи­вает мотивацию поведения, направленную на преодоление ситуа­ции, вызванной болезнью. При полной сохранности критичности правильная оценка ситуации и своего состояния позволяет выби­рать правильное решение. Соответственно утрата или снижение критических способностей, которые сопровождаются также нарушением самооценки, приводят к неспособности правильно оценить ситуацию, свое место в ней, собственное заболевание, его причины и проявления и, самое главное, лишают пациента возможности действовать адекватно ситуации.

Б.В. Зейгарник (1986) охарактеризовала нарушение критич­ности как нарушение подконтрольности поведения. Оно может проявляться в виде нецеленаправленности действий, расторможенности поведения, нецеленаправленности суждений, отсутствии возможности сравнивать свои действия с ожидаемыми результатами, нарушении прогноза своих поступков, утрате способности за­мечать и исправлять свои ошибки. При большинстве тяжких пси­хических расстройств эта функция резко нарушается. Собственно из-за утраты способности осознавать собственные патологические переживания, ощущения как болезненные, поведение больного меняется, оно становится подчиненным имеющимся расстрой­ствам, а реальная обстановка трактуется в соответствии с патологическими нарушениями. В некоторых случаях может сохраниться частичная критика (критичность), когда отдельные свои действия или переживания пациент считает связанными с болезненным со­стоянием, а другие оценивает как события или ощущения, происходящие реально и не являющиеся проявлениями болезни.

Оценка критического отношения к себе, своим переживаниям и поведению пациента имеет особое значение в судебной психиат­рии, причем здесь необходимо также учитывать отношение; подэкспертного к правонарушению, понимание фактического характера и общественной опасности, противоправности, наказуемости действий, осознание их последствий для него самого и пострадавших в результате деликта людей.