Институционализация «женских исследований» (women's studies) в университетах

Автор: О.А.Воронина

Лекция № 5. Раздел 1.
Содержание:

  • Институционализация «женских исследований» (women's studies) в университетах
  • Дифференциация понятий пол и гендер
  • Становление гендерных теорий
    • Теория социального конструирования гендера
    • Гендер как стратификационная категория
    • Гендер как культурная метафора в философских и постмодернистских концепциях
  • Нетрадиционность гендерной методологии и ее использование в современном социальном и гуманитарном знании
  • Сноски
  • Список литературы

Институционализация «женских исследований» (women's studies) в университетах

Массовость, критичность и нарастающая теоретичность феминистских работ в 80-е годы привели к тому, что женщины-исследователи и преподаватели социальных и гуманитарных наук на западе стали активнее заниматься изучением женской темы. В начале 70-х годов в американских университетах возникли т.н. женские исследования (women's studies), в рамках которых женщины изучали и переосмысливали опыт женщин.

Работающие в университетах женщины-феминистки проделали массу новых исследований различных сфер жизни и показали, что практически все сферы жизни, все социальные институты, нормы, правила, установки отмечены мужской доминантой и андроцентризмом. Прежде всего, это относится к власти и собственности, которые находятся в руках мужчин и служат их интересам. Женщины оказываются отчужденными от сферы принятия решений и распределения общественных благ: создавая две трети совокупного мирового продукта, женщины получают только 10% от общего мирового дохода и владеют лишь 1% мировой собственности (данные ООН).

Сама же власть, по мнению феминисток, отмечена «мужскими» чертами: жестокостью, насилием, агрессивностью. Культ силы как основа власти и господства пронизывает патриархатное мировоззрение, а через него — культуру и социум. Сила и власть постоянно утверждаются через агрессию и экспансионизм, которые в нашей культуре считаются «мужскими» чертами. При этом «сильный» мужчина утверждается на фоне и за счет «слабой» женщины. Собственно говоря, в патриархатной культуре женщина обязана быть слабой, иначе невозможен архетип «сильного» мужчины. Торжество его силы возможно только через унижение и подавление ее личности — по принципу «чтобы я выиграл, ты должна проиграть». Но в такой ситуации нет, считают феминистки, победителей: господин и раб всегда зависят друг от друга; порабощая, нельзя стать свободным.

11 стр., 5076 слов

Социологическое исследование на тему

... стрессовых ситуаций среди студентов В исследовании приняли участие студенты Вятского государственного гуманитарного университета. Объем выборки составил 100 студентов ... 1 Итого: 100 100 В выборке присутствовало 61% женщин и 39% мужчин, что может быть обусловлено статистически ... ориентирован на избегание. Однако и мужчины, и женщины с явно выраженной депрессивной симптоматикой более склонны к ...

Как пишет Рената Хоф, «Отличием женских исследований от исследования о женщинах является включение женского жизненного опыта … как основы научной работы, что не только изменило тип аргументации, но также внесло в нее иной познавательный интерес. Традиционные исследования о женщинах перестали рассматриваться как научно обоснованные высказывания, способные объяснить неравные общественные позиции женщин и мужчин. «Теории», которые приписывали женщинам особенную иррациональность, кротость и домовитость, стали считаться теперь мужскими стратегиями, имеющими своей целью не столько объяснить, сколько оправдать существующий status quo. Другими словами: под сомнение был поставлен «нейтральный», «бесполый» исследователь-индивидуум, погруженный в теоретическую и критическую работу, который, долгое время размышляя над … универсальными человеческими ценностями Просвещения, почти совсем упустил из виду властные соотношения внутри нашей культуры, зависящие от пола. Впервые стало ясно, что многие из имеющихся общественных теорий с их претензиями на универсализм находились в противоречии с жизненной практикой женщин. … Многие из феноменов, которые нуждались в объяснении с точки зрения женщин, вообще до сих пор не исследовались. То, что считалось знанием, подтвержденным с позиций теории познания, признанным «фактом», оказалось — «в рамках более общей картины — ограниченным продуктом привилегий» (1).

Женские исследования возникли, когда стало очевидным, что в сущности социальные и гуманитарные науки под видом изучения человека вообще, то есть Homo sapiens, изучают мужчин, а жизненный опыт женщин и их взгляд на мир оказываются оттесненными в культурное зазеркалье. Женские исследования как раз и были ориентированы на изучение этого культурного зазеркалья, причем здесь использовались самые разные методы: исповедь, групповая дискуссия, глубинные интервью (на анализе трехсот таких интервью написана книга Б. Фридан «Мистика женственности»), вторичный анализ материалов этнографических исследований.

9 стр., 4078 слов

Структура социологического знания. Место социологических исследований в социологии

... , семьи и т. д.). 3.нижний уровень социологической науки — уровень конкретных социологических исследований. Социологию также подразделяют на макросоциологию и микросоциологию — в зависимости от ... сети и отношения, возникающие между отдельными людьми. Позитивистский метод социологического познания. Основные категории и принципы Позитивизм - методология, направленная на изучение, обобщение ...

Параллельно этому развивалась феминистская критика традиционной западной науки. Эта критика касается прежде всего имманентных ей андроцентризма и маскулинизма, а также их социальных последствий. Маскулинный характер науки обнаруживается во многих явлениях. Само определение науки дается через использование маскулинных атрибутов: объективности, рациональности, строгости, имперсональности, свободы от ценностного влияния. Но главное, в чем выражается маскулинизм европейской науки — это сам характер производства знаний. Отвергая те способы познания, которые традиционно ассоциируются с феминным (интуицию, чувственное познание) или те виды опыта, которые обычно определяются как не мужские, наука отворачивается от многих иных способов познания мира. Андроцентризм науки выражается и в том, что объектами изучения традиционно являются мужчины и маскулинное. Так, например, биология, антропология, медицина и психология долгое время изучали под видом «человека вообще» мужчину. Другой, но не менее любопытный пример: традиционные исторические исследования касаются, как правило, событий «большой» (мужской) истории- войн, битв, революций, смены династий; а повседневная жизнь людей, считающаяся сферой деятельности женщин, редко оказывается в поле зрения исследователей. Женщины, таким образом, оказываются «спрятанными» от Истории, но и сама история оказывается достаточно односторонней. Даже «иерархия наук» носит маскулинный характер: более престижными и уважаемыми считаются «строгие» науки вроде математики или физики, менее уважаемыми и «солидными» — «феминные», вроде литературоведения.

12 стр., 5762 слов

1.1. Предмет и задачи курса социологии

... в качестве социологической основы общества, социология объявлена философской наукой. Социология как соц институт прекращает существование. ... традиционно мужское лидерство с разграничением мужских и женский обязанностей. Женщина получает исключительное право на хозяйственный труд. - ... практи­чески не подлежащим рациональному осмыслению и критике. Аффективное действие. Наименее осмысленное идеал типов ...

Центральный пункт феминистской критики социологии в 70-е годы — это упрек в том, что принятые теории не придают значения смыслу женского опыта, и поэтому они должны быть подвергнуты ревизии. 70-е годы в целом вообще отмечены акцентом на особость и ценность женского бытия, которое отвергается обществом и его институтами. Феминистские критики традиционной социологии указывали на то, что

1. принятые в социологии темы исследований, как правило, игнорируют проблемы женщин;

2. социологи склонны придерживаться дихотомии публичное/приватное, инструментальное/ экспрессивное;

3. фокусируясь на общественных ролях и поведении, социологи пренебрегают теми сферами, в которых женский опыт наиболее заметен и значим;

4. социологи склонны делать обобщенные выводы относительно общества в целом, абстрагируясь от различий женщин и мужчин, апеллируя к «человеку вообще» — т. е. мужчине;

5. гендер редко оценивается социологами как значимый фактор, который влияет на поведение;

6. конвенциональные социологические методы часто служат сбору только определенных типов информации, ограничивая возможности приобретения новой информации.

В частности, критике подвергаются так называемые анкетные опросы по закрытым стандартизированным опросникам, когда респондент отвечает на вопросы словами исследователя, вместо того, чтобы говорить собственными словами. Гораздо плодотворнее было бы попытаться услышать то новое, что могут сказать люди. Феминистская перспектива в социологии, разрабатываемая в 70-е годы, была критичной по отношению к традиционной социологии, основанной на мужском опыте и традиционных взглядах на отношения между полами. Однако феминистская перспектива в социологии открыла новый дискурс и побудила социологов попытаться пересмотреть традиционные отношения между полами.

Критика современной науки с позиций феминизма созвучна с философской, историко-культурной и методологической критикой европейской науки. Феминистские аргументы, доказывающие дегуманизацию научного знания или фальшь тезиса о социокультурной «нейтральности» науки, также во многом пересекаются с аналогичными аргументами современных социологов науки.

10 стр., 4885 слов

Исследования в области гендерной социологии имеют большую актуальность

... женских социальных ролей[1]. Предметом исследования гендерной социологии являются исторически сложившиеся неравноправные взаимоотношения мужчин и женщин Гендерная социология ... характера, актуализированных современной наукой и гендерной практикой. Обучение гендерной социологии в данном контексте ... пользователями сетиInternet. Само понятие гендера в социальных сетях рассматривается как ...

По мнению Э. Фи, основные направления критики науки связаны с кардинальным вопросом о власти. Власть над природой, власть мужчины над женщиной, власть господствующих групп населения, власть одной расы над другой — в этих и других формах власти есть нечто общее и взаимосвязанное. В этом смысле эмансипация женщин есть составная часть борьбы за эмансипацию человечества от любых форм угнетения и неравенства, основы которого часто коренятся в «объективизме» и «рационализме» западного менталитета.

Феминистки отнюдь не собираются создавать «женскую» науку или философию. Речь идет о разработке феминистской перспективы в системе научного и теоретического знания. Феминистская критика науки показывает, как происходит внедрение системы господства и подчинения, воспроизводящих гендерную асимметрию и дискриминацию, в область производства и структуру знаний о мире. А это, в свою очередь, разрушительным образом воздействует на содержание, смысл и применение этого знания.

Институционализация женских исследований в университетах привела не только к их качественному росту. Настоятельно проявились требования более систематично относиться к феминистской теории, сделать более ясным методологический подход к ее основным понятиям. Немалую роль в этом сыграли многочисленные дискуссии по ключевым проблемам и понятиям феминизма, а также взаимная критика и самокритика разных концепций феминизма.

Формирование феминистской теории и ее критический пафос в отношении культуры — явление вполне закономерное. Сам механизм традиционного развития патриархата, основанный на доминировании «мужского» (маскулинного) и вытеснении и подавлении «женского» (феминного) поставил женщину в положение критика и ниспровергателя этой культуры. Подчеркнуто антимужской пафос феминистской теории 60-х — 70-х годов обусловлен, на мой взгляд, недостаточной разработанностью в то время категорий пол и гендер, хотя тенденция оценивать мир с гендерной точки зрения и просматривается уже в ранних феминистских текстах. Здесь можно привести и слова Симоны де Бовуар «Женщиной не рождаются, женщиной становятся», и высказывания Суламифь Файерстоун «для мужчин и женщин существуют разные реальности» или еще более знаменитое ее высказывание — «Если природа сделала женщину отличной от мужчины, то общество сделало ее отличной от человека».

9 стр., 4369 слов

Гендерные исследования в социальной психологии

... женщин в преодолении традиционных гендерных стереотипов, а также анализу закономерностей и механизмов изменения существующих и развития новых гендерных стереотипов. 7. Влияние гендера на социальное поведение Гендерные ...

Сегодня идеи о том, что мужской и женский опыт различны, и что эти различия имеют важные последствия, в особенности в теории познания, стали почти ортодоксией в академическом феминизме. Алис Жардин писала: «феминизм, несмотря на все различия, в конечном счете коренится в представлении, что женские истина, опыт и реальность всегда отличаются от мужских, так же, как и их продукция и артефакты по-разному оцениваются и легитимизируются в патриархатной культуре» (2).

Новая фаза в развитии женских исследований, отмеченная переходом от анализа патриархата и специфического женского опыта к анализу гендерной системы, начинается в 80-е гг. ХХ века. Женские исследования постепенно перерастают в гендерные и на первый план выдвигаются подходы, согласно которым практически все аспекты общества, культуры и взаимоотношений людей пронизаны гендерной составляющей. Наблюдается постепенное смещение акцентов: от анализа женского фактора и констатации мужского доминирования — к анализу того, как гендер присутствует, конструируется и воспроизводится во всех социальных процессах, и как это влияет на женщин и мужчин.

Дифференциация понятий пол и гендер

Впервые в научный оборот термин гендер ввел в 1968 г. американский психолог Роберт Столлер. На основе своей практики изучения транссексуалов он пришел к выводу, что легче хирургическим путем изменить пол пациента, чем с помощью психологии — его половую идентичность. Столлер предложил использовать для обозначения социальных и культурных аспектов пола понятие gender, которое до этого использовалось только для обозначения грамматического рода и не вызывало никаких коннотаций с биологией (Sex and Gender: on the Development of Masculinity and Femininity, 1968).

14 стр., 6876 слов

Содержание, развитие и особенности гендерной психологии

... акцента на необходимость изучения женского опыта психология гендерных различий перешла к изучению вопросов о том, "как гендер присутствует, конструируется и воспроизводится во всех ... . Их стали называть "гендерными различиями", которые могут вообще не иметь биологической основы. Сам гендерный подход при наличии смысловой вариативности понятия "гендер" может включать в ...

Первыми идею дифференциации понятий пол и гендер поддержали антропологи. Изучая различные общества, они обнаружили значительные различия в понимании мужских и женских ролей, позиций, черт характера, короче, в понимании того, что есть мужчина и женщина в том или ином обществе. В 1972 г. появляется ставшая довольно быстро знаменитой книга «Женщина, культура и общество», вышедшая под ред. Розальдо и Ламфере (3). Одна из статей этой книги — «Соотносится ли женское с мужским так же, как природное с культурным», написанная Шерри Ортнер (4), в последующем вызвала бурные дискуссии. В этой работе отмечалось, что репродуктивная роль женщин не учитывается при определении ее социального статуса в обществе потому, что феминное и женщины ассоциируются с природной, а не социальной сферой. Ортнер подробно рассматривает универсальность и символическое значение отождествления феминного с природным, а маскулинного — с культурным. В последующих дискуссиях некоторые антропологи высказывали идеи об универсальности гендерной асимметрии, другие, повторяя известный тезис Энгельса, высказывали мнение, что относительно эгалитарные отношения между полами, превалирующие среди обществ с коллективной экономикой, были постепенно трансформированы колониализмом и денежными отношениями. И хотя дебаты о происхождении гендерного неравенства далеки от завершения, они положили начало новым интерпретациям антропологических данных.

Пожалуй, одной из первых работ, в которой появилось довольно четко проговоренное различие понятий пол и гендер, является работа Гейл Рабин «Обмен женщинами» (5). Сочетая психоанализ со структурной антропологией (особенно с теорией систем родства Леви-Стросса), Рабин изучала материальные и символические функции женщин как предмета обмена между мужчинами. Сфокусировав внимание на феномене экзогамии, она пришла к выводу, что обмен женщинами в патрилинейных обществах является ключевым моментом гендерной системы, которая поддерживает патриархатный порядок. Рабин смогла доказать, что именно обмен женщинами между племенами воспроизводит мужскую власть и структуры гендерной идентичности в семье. Кульминация процесса — это вытеснение (ссылка) женщин в домашнюю сферу и сведение их к «естественным» функциям. Рабин ввела понятие поло-гендерной системы: «…sex/gender system — это набор соглашений (устройств), которыми общество трансформирует биологическую сексуальность в продукт человеческой активности, и в которой эти трансформированные сексуальные потребности удовлетворяются», — писала она (6). По мнению Рабин, гендерная система конструирует два пола как различные, неравные и даже взаимодополняющие, и фактически она является системой власти и доминирования, цель которой — концентрация материального и символического капитала в руках отцов.

Психолог Рода Унгер в статье «О редефиниции понятий пол и гендер»

Становление гендерных теорий

В конце 80-х и в 90-е гг. гендерные исследования стали достаточно распространенными и даже вписанными в научный истэблишмент. Сегодня невозможно себе представить публикацию в области социальных и гуманитарных дисциплин, которая бы обошла вниманием гендерный аспект темы. Однако как понимание и использование самого понятия гендер, так и применяемые в ходе исследований методы весьма различны.

В целом можно выделить, на мой взгляд, три основных подхода в гендерных исследованиях и один ложный, или псевдогендерный подход.

Псевдогендерными исследованиями я называю использование этого понятия во-первых, как якобы «синонима» слова пол, во-вторых, как традиционной социодемографической категории (половой роли) и, наконец, проведение под видом гендерных исследований положения женщин и детей.

Использование термина гендер как синонима слова пол часто встречается в отечественных исследованиях, авторы которых осознанно или неосознанно стоят на биодетерминистских позициях, но считают слово гендер более современным.

Восприятие гендера как социополовой роли, как правило, характерно для социальных, демографических и экономических исследований, авторы которых не хотят отставать от современных идей. На мой взгляд, этот подход является модификацией идей традиционной социологии пола, т. е. все тем же биодетерминизмом. В рамках этого подхода пол как биологический факт и гендер как социальная конструкция могут даже и различаться. Но наличие двух противоположных «гендеров» принимается как данность или как отражение двух биологически разных полов. При этом считается, что «природа» мужчин и женщин различна настолько, что их можно разнести по разным социальным (половым) категориям. При таком подходе исследователи обычно изучают воздействие пола как биологической и социальной категории на предмет исследования (установки или поведение избирателей, воспитание, труд и т. д.).

Если удается установить какие-либо особенности, то их считают результатом различий между гендерными группами (женщинами и мужчинами), что само по себе является тавтологией, поскольку исследователь заведомо исходит из посылки об их различии, изначально относя женщин и мужчин к разным социально-демографическим категориям. Если же различий не обнаруживается, то делается заключение, что пол/гендер на данную переменную не влияет, хотя подобная констатация и не нарушает общего убеждения в том, что мужчины и женщины коренным образом отличаются друг от друга.

Аналогичным примером выступают исследования по социологии труда, когда описываются «мужские и женские» рабочие места без анализа причин и смыслов этой разницы — например, оплата труда в женских и мужских отраслях. Таким же примером выступают традиционные вопросы социологов, адресованные только женщинам: «Хотели бы Вы сидеть дома, если бы имели такую материальную возможность?» или пресловутые опросы на тему: «Может ли женщина быть политиком?». Такого рода социологам просто невдомек, что результаты их исследований уже предрешены самой методологией.

К основным теориям гендера, принятым сегодня в социальных и гуманитарных науках, я отношу следующие:

1. Теорию социального конструирования гендера.

2. Понимание гендера как стратификационной категории, связанной с другими стратификационными категориями.

3. Интерпретацию гендера как культурной метафоры.

Рассмотрим эти теории подробнее.

1. Теория социального конструирования гендера.

В рамках этого подхода гендер понимается как организованная модель социальных отношений между женщинами и мужчинами, не только характеризующая их межличностное общение и взаимодействие в семье, но и определяющая их социальные отношения в основных институтах общества (а также и определяемая или конструируемая ими).

Этот подход основан на двух постулатах: 1) гендер конструируется посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой информации. 2) гендер конструируется (строится) и самими индивидами — на уровне их сознания (т.е. гендерной идентификации), принятия заданных обществом норм и ролей и подстраивания под них (в одежде, внешности, манере поведения и т. д.).

Понятие гендерной идентичности означает, что человек осознает связь с культурными определениями мужественности и женственности. Гендерная идентичность — это интериоризация (принятие) мужских или женских черт, которая возникает в результате процесса взаимодействия «Я» и других. Существование трансвеститской и транссексуальной идентичностей показывает, что гендер не зависит только от пола, а является результатом построения гендерных идентичностей.

Гендерная идеология — система идей, посредством которых гендерные различия и гендерная стратификация получают социальное оправдание, в том числе с точки зрения «естественных» различий или сверхъестественных убеждений.

Гендерная дифференциация — процесс, в котором биологические различия между мужчинами и женщинами наделяются социальным значением и употребляются как средства социальной классификации.

Гендерная роль — социальные ожидания, вытекающие из понятий, окружающих гендер, а также поведение в виде речи, манер, платья и жестов (8).

Этот подход в значительной степени пересекается с идеями теоретиков социального конструирования реальности Гоффмана, Гарфинкеля и др. Собственно идея гендера как социального конструкта известна по работе К. Уэст и Д. Зиммермана «Создание гендера» (9).

Воплощая в своих действиях ожидания, связанные с их гендерным статусом, индивиды конституируют гендерные различия и, одновременно, обусловливаемые ими системы господства и властвования. По словам Джоан Скотт, «осознание гендерной принадлежности — конституирующий элемент социальных отношений, основанный на воспринимаемых различиях между полами, а пол — это приоритетный способ выражения властных отношений» (10).

Основываясь на теории Гарфинкеля, Маккена и Кесслер утверждают, что «мужское» и «женское» являются культурными событиями, продуктами того, что они называют «процессом аттрибуции (принятия) гендера».

Делать гендер, таким образом, означает создавать различия между мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, различия, которые не являются естественными, сущностными или биологическими. Гендерная принадлежность индивида — это то, что человек делает и делает постоянно в процессе взаимодействия с другими людьми.

Когда социальное производство гендера становится предметом исследования, обычно рассматривают, как гендер конструируется через институты социализации, разделения труда, семьи, масс-медиа. Основными темами оказываются гендерные роли и стереотипы, гендерная идентичность, проблемы гендерной стратификации и неравенства.

Рассматривая раннюю гендерную социализацию, т. е. практику причисления к определенному полу и гендеру — и как ее следствие принятие гендерной идентичности (я — мальчик, я — девочка), исследователи отмечают, что эта категоризация по гендеру не является добровольной и не зависит от внутреннего выбора, а является принудительной. Принятие детьми определенной гендерной идентичности «включает» процесс саморегуляции (в том числе, формирование мотивации и психологических черт) и мониторинг (отслеживание и контроль) своего поведения и поведения других в соответствии с матрицей гендерной идентичности. Анализируя разделение труда, выясняют и показывают, как оно производит и закрепляет гендерное разделение, гендер как таковой.

Гендер является мощным устройством, который производит, воспроизводит и легитимирует выборы и границы, предписанные категорией принадлежности по полу. Понимание того, как в социальной ситуации создается гендер, позволит прояснить механизм поддержания социальной структуры на уровне взаимодействия индивидов и выявить те механизмы социального контроля, которые обеспечивают ее существование.

2. Гендер как стратификационная категория

Гендер, иерархизирующий социальные отношения и роли между мужчинами и женщинами, является, как мы уже говорили стратификационной категорией. Гендерная стратификация — это процесс, посредством которого гендер становится основой социальной стратификации, а воспринятые различия между гендерами — систематически оцениваемыми и оцененными. Но помимо гендера, такими категориями выступают класс, раса, возраст. Джоан Скотт выступила инициатором идеи рассматривать гендер в сети других стратификационных категорий. Пол, класс, раса и возраст являются фундаментальными переменными, которые определяют гендерную систему.

Эти идеи развивает так же и французская постмодернистская феминистка Тереза де Лауретис, которая считает гендер комплексным процессом, или технологией, которая определяет субъект как мужской или женский в процессе нормативного регулирования. Из этого следует и второе утверждение: гендерный процесс пересекается с другими нормативными переменными — такими, как раса и класс, в ходе чего производится властная система. Иначе говоря, Лауретис считает гендер процессом, который конструирует социально-нормативного субъекта через построение различий по полу, связанных, в свою очередь, с расовыми, этническими, социальными различиями.

Еще один термин, который в последнее время стал обсуждаться в рамках теории социального конструирования гендера — это гендерные технологии, т. е. способы, механизмы, каналы формирования гендера и закрепления соответствующих идентификаций. Гендерные технологии есть дискурсивные механизмы, которые задают и регламентируют формы и стадии становления гендера. Гендерные технологии показывают, как пол становится идеологическим продуктом. Ключевым моментом в дискурсивном механизме выступает «политика репрезентации» — «пропаганда», «реклама», «идеология». … Пол находится в сфере идеологического контроля и сам есть во многом идеологический продукт (11).

3. Гендер как культурная метафора в философских и постмодернистских концепциях

Помимо биологического и социального в анализе проблемы пола феминистски ориентированные исследователи обнаружили и третий, символический, или собственно культурный его аспект. Мужское и женское на онтологическом и гносеологическом уровнях существуют как элементы культурно-символических рядов:

· мужское — рациональное — духовное — божественное -… — культурное;

· женское — чувственное — телесное — греховное -… — природное.

В отличие от первого, биологического, аспекта пола, в двух других его пластах — социальном и культурно-символическом — содержатся неявные ценностные ориентации и установки, сформированные таким образом, что все, определяемое как «мужское» или отождествляемое с ним, считается позитивным, значимым и доминирующим, а определяемое как «женское» — негативным, вторичным и субординируемым. Это проявляется не только в том, что собственно мужчина и мужские предикаты являются доминирующими в обществе. Многие не связанные с полом феномены и понятия (природа и культура, чувственность и рациональность, божественное и земное и многое другое) через существующий культурно-символический ряд отождествляются с «мужским» или «женским». Таким образом, создается иерархия, соподчинение внутри уже этих — внеполовых — пар понятий. При этом многие явления и понятия приобретают «половую» (или, правильнее сказать, гендерную) окраску. Для обозначения культурно-символического смысла «женского» и «мужского» феминистские теоретики обычно используют термины «феминный» и «маскулинный» соответственно.

Вместе с тем, встроенность мужского и женского как онтологических начал (т.е. первичных бытийных принципов) в систему других базовых категорий трансформирует и их собственный, первоначально природно-биологический смысл. Пол становится культурной метафорой, которая, как отмечает Э. Фи, «…передает отношение между духом и природой. Дух — мужчина, природа — женщина, а познание возникло как некий агрессивный акт обладания; пассивная природа подвергается вопрошанию, раскрытию, человек проникает в ее глубины и подчиняет себе. Приравнивание человека — познающему духу в его мужском воплощении, а природы — женщине с ее подчиненным положением было и остается непрерывной темой западной культуры» (12).

Оказывается, что метафора пола выполняет роль культурно-формирующего фактора. Иными словами, гендерная асимметрия является одним из основных факторов формирования традиционной западной культуры, понимаемой как система производства знания о мире.

Понятие гендера обозначает в сущности и сложный социокультурный процесс конструирования обществом различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках, и сам результат — социальный конструкт гендера (13).

Важным элементом конституирования гендерных различий является их поляризация и иерархическое соподчинение, при котором маскулинное автоматически маркируется как приоритетное и доминирующее; а феминное — как вторичное и подчиненное.

Нетрадиционность гендерной методологии и ее использование в современном социальном и гуманитарном знании

Категория гендера и сами гендерные исследования открыли новые аналитические возможности для феминистского анализа общества и культуры. Оппозиция мужского и женского утрачивает биологические черты, а акцент переносится с критики в адрес мужчин и их шовинизма на раскрытие внутренних механизмов формирования западной культуры.

Формирование гендерного подхода в социальном и гуманитарном знании в сущности является гораздо большим, чем просто появлением новой теории. Это — принципиально новая теория, принятие которой иногда обозначает изменение ценностных ориентаций человека и ученого и пересмотр многих привычных представлений и «Истин».

Использование гендерного подхода в социальном и гуманитарном познании представляет широкие возможности для переосмысления культуры. Теория социального конструирования гендера и понимание гендера как стратификационной категории, взаимосвязанной с категориями расы, класса и возраста больше используются в социальных науках — социологии, психологии, экономике и демографии. Гендер как культурная метафора, теория деконструкции гендера более популярны в гуманитарных науках — философии, истории, литературоведении, культурологии. Конечно, это разделение достаточно условно, и нередко в одном и том же исследовании используются и комбинируются несколько подходов.

Современная гендерная теория не пытается оспорить существование тех или иных биологических, социальных, психологических различий между женщинами и мужчинами. Она просто утверждает, что сам по себе факт различий не так важен, как важна их социокультурная оценка и интерпретация, а также построение властной системы на основе этих различий.

Таким образом, основой методологии гендерных исследований является не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, но анализ власти и доминирования, утверждаемых в обществе через гендерные роли и отношения. Гендерные роли определяют отношения мужчины и женщины через категории доминирования и власти. Гендерные исследования рассматривают, какие роли, нормы, ценности, черты характера общество через системы социализации, разделения труда, культурные ценности и символы предписывает исполнять женщинам и мужчинам, чтобы выстроить традиционную (патриархатную) иерархию власти.

В современных социальных и гуманитарных исследованиях гендер используется не как неизменная и универсальная конструкция. Понятие гендер означает не вещь или предмет, не много вещей или предметов, а комплексное переплетение отношений и процессов. Необходимо «мыслить отношениями», чтобы из аналитической категории гендера вывести культурную реальность — как в прошлом, так и в настоящем. В завершение лекции мне хочется привести любимую цитату из глубокоуважаемой Гизелы Бок. Она пишет, что гендерный подход «служит не для того, чтобы сводить историю или общество к какой-либо модели, а для выявления в истории и обществе разнообразия и изменчивости. Гендер является «категорией» не в смысле обобщающей формы выражения понятия, а в первоначальном смысле этого греческого слова, означающего «публичное несогласие» (14).

(1) Хоф Р. Возникновение и развитие гендерных исследований. Пер. с нем. Пол, гендер, культура. Под ред. Э. Шоре и К.Хайдер. М., РГГУ, 1999, с. 27−28.

(2) Gynesis: Configuration of Woman and Modernity. Ithaka and London: Cornell Univ. Press, 1985, p.147.

(3) Woman, Culture & Society. Eds. M. Zimbalist Rosaldo and L.Lamphere. Stanford, Calif. Stanford Univ.Press.

(4) Ortner Sh.B. Is Female to Male as Nature is to Culture. Ibid., pp. 67−88.

(5) Rubin G. The Traffic in Women: Notes on the «Political Economy» of Sex. — In: Towards an Anthropology of Women. Reiter R. (eds.) New York and London: Monthly Review Press, 1975, pp.169−183. См. также перевод этой статьи на русский язык в: Антология гендерной теории. Под ред. Е. Гаповой и А.Усмановой.Минск, Пропилеи, 2000, с. 99−114.

(6) Rubin, op.cit., p. 171.

(7) Rhoda U. Toward a re-definition of sex and gender. — «American Psychologist», 1979, N 34, pp. 1085−94.

(8) COLLINS. Большой толковый социологический словарь. Пер. с англ. М. Вече — АСТ. 1999. Т.1. с. 110, 112.

(9) Уэст К. и Зиммерман Д. Создание гендера. Пер. с англ. Е.Здравомысловой. — Гендерные тетради. Вып. 1. Труды Спб-филиала ИС РАН. Спб., 1997. с.94−120.

(10) Scott J.W. Gender: a Useful Category of Historical Analysis. — American Historical Review. 1986, # 91, p. 1057.

(11) Современный философский словарь. Под ред. В.Е.Кемерова. Лондон и др. Панпринт, 1998, с. 183−186.

(12) Fee E. Critiques of Modern Science: the Relationship of Feminism to Other Radical Epistemologies//Feminist Approaches to Science, p.44.

(13) Women’s Studies Encyclopedia. Ed. Tierney H. N.Y. Peter Bedrick Books. 1991. p.153.

(14) Бок Г. История женщин, история полов //"THESIS", 1994, № 6, с. 180.

литература

1. Воронина О. Соцокультурные детерминанты развития гендерной теории в России и на Западе // Общественные науки и современность. 2000. № 4.

2. Воронина О.А. Введение в гендерные исследования. — Материалы Первой Российской школы по женским и гендерным исследованиям. М., МЦГИ, 1997.

3. Гидденс Э. Социология. М., Эдиториал УРСС, 1999. Гл. 6. Гендер и сексуальность.

4. Гилмор Д. Загадка мужественности // Введение в гендерные исследования. Ч. II: Хрестоматия. Под ред.С.В.Жеребкина. Харьков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Алетейя, 2001. С.880−904.

5. Гурко Т.А. Социология пола и гендерных отношений. — Социология в России. М., ИС РАН, 1998.

6. Здравомыслова Е., Темкина А. Социальное конструирование гендера: феминистская теория//Введение в гендерные исследования. Под ред. С. В. Жеребкина. Ч.I. Харьков- СПб.: Алетейя, 2001, с.147−173.

7. Женщина. Гендер. Культура. Под ред. З. Хоткиной и др. М., МЦГИ, 1999.

8. Здравомыслова Е., Темкина А. Социология гендерных отношений и гендерный подход в социологии // Социс. 2000. № 11. С.15−23.

9. Кокберн С. Пространство между нами. Обсуждение гендерных и национальных идентичностей в конфликтах. М.: Идея-Пресс, 2002.

10. Коннелл Р. Маскулинность и глобализация // Введение в гендерные исследования. Ч. II: Хрестоматия. Под ред.С.В.Жеребкина. Харьков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Алетейя, 2001. С.851−879.

11. Коннелл Р. Современные подходы // Хрестоматия феминистских текстов. Переводы. Под ред. Е. Здравомысловой и А.Темкиной. СПб.: «Дмитрий Буланин», 2000. С.251−279.

12. Лорбер Дж., Фаррелл С. Принципы гендерного конструирования // Хрестоматия феминистских текстов. Переводы. Под ред. Е. Здравомысловой и А.Темкиной. СПб.: «Дмитрий Буланин», 2000. С. 187−192.

13. Материалы Первой Российской летней школы по женским и гендерным исследованиям «Валдай-96». Под ред. О.А.Ворониной, З.А.Хоткиной, Л.Г.Луняковой. М. МЦГИ, 1996.

14. О МужествеNности. Сборник статей под ред. С. Ушакина. М., НЛО, 2002.

15. Пол, гендер, культура. Пер. с нем. Под ред. Э. Шоре и К.Хайдер. М., РГГУ, 1999, с. 27−28.

16. Прокопенко М. Социологическая теория гендерной стратификации. — В кн.: Теория и история феминизма. Курс лекций. Под ред. И.Жеребкиной. Харьков, Ф-Пресс, 1996, с. 145- 180.

17. Прокопенко М. Социологическая теория гендерной стратификации. — В кн.: Теория и история феминизма. Курс лекций. Под ред. И.Жеребкиной. Харьков, Ф-Пресс, 1996, с. 145- 180.

18. Скотт Д. Гендер: полезная категория исторического анализа // Гендерные исследования. № 5. 2000. С.142−171.

19. Словарь гендерных терминов. Под ред. А.Денисовой. М., 2002.

20. Смелзер Н. Социология. М., Феникс, 1994.

21. Уэст К., Зиммерман Д. Создание гендера // Хрестоматия феминистских текстов. Переводы. Под ред. Е. Здравомысловой и А.Темкиной. СПб.: «Дмитрий Буланин», 2000. С.193−219.

22. Хоф Р. Возникновение и развитие гендерных исследований. Сокращенное изложение//Основы гендерных исследований. Хрестоматия. Под ред. О.А.Ворониной и др. М., МЦГИ и др., 2001, с. 64 -71 .

23. Ярская-Смирнова Е. Возникновение и развитие гендерных исследований в США и Западной Европе // Введение в гендерные исследования. Ч. I: Учебное пособие. Под ред.И.Жеребкиной. Харьков Ж ХЦГИ, 2001; СПб.: Алетейя, 2001. С.17−48.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector