Морозова. К вопросу о самоорганизации молодежи. ЧТ.5.11

Человек и труд. 2011. — № 5. — С.30−33.

К вопросу о самоорганизации современной молодежи

Ключевые слова:

ценности, атомизация, личное благополучение, рефлексия, иерархия ценностных установок, конфликт

Татьяна МОРОЗОВА Кандидат социологических наук, профессор Лариса ШМИГИРИЛОВА Кандидат социологических наук, доцент Белгородский государственный университет

(journalistic@rambler.ru)

Социологические исследования последних лет фиксируют противоречивое состояние сознания российской молоде­жи. С одной стороны, налицо позитивные установки на общение со сверстниками, на личное участие в ассоциациях по интересам; с другой — крайне низкий уровень готовности к взаимодействию и самоорганизации1. И это при том, что процессы самоорганизации в глобализирующемся мире становятся одной из тенденций, определяющих его развитие.

Проблема самоорганизации молодежи, на наш взгляд, носит ярко выраженный социокультурный характер, то есть «замыкается» на специфике молодежных ценностей и смыслов, на восприятии молодыми людьми традиций и совре­менных социальных норм.

Ценности являются важнейшим социокультурным механизмом интеграции и развития общества. Представляя собой феномен коллективного сознания, ценности выражают общественные идеалы, цели, к которым так или иначе привяза­ны наиболее предпочтительные способы поведения. В традиционных обществах, характеризующихся высокой степенью стабильности и преемственности, работает механизм воспроизводства ценностных ориентаций. В этих обществах цен­ности, варьируя применительно к различным социальным группам (и внутри них отличаясь высокой степенью устойчи­вости), тем не менее интегрируют общество, поскольку включают социокультурные универсалии. В условиях социаль­ной трансформации, тем более радикальной2, механизм воспроизводства ценностных ориентаций перестает быть ве­дущим, уступая место адаптационным механизмам.

12 стр., 5712 слов

Алкоголизм II стадии, непрерывное течение, высокая степень прогредиентности

... выставить диагноз: «Алкоголизм II стадии, непрерывное течение, высокая степень прогредиентности» План дополнительного обследования . Лабораторные методы исследования ... Общий статус. Общее состояние средней тепени тяжести. Сознание ясное, положение активное. Выражение лица спокойное. Рост ... ответы дает строго на поставленный вопрос. Ясность сознания и его расстройства. Больная полностью ориентирована во ...

Исследования, проведенные Информационно-социологической группой отдела, а затем и Управления по делам мо­лодежи Белгородской области в первой половине 90-х годов3, а также в ряде других регионов, выявили ряд харак­терных тенденций в развитии молодежного сознания.

Во-первых, выдвижение на первый план ценностей индивидуалистического характера, связанных с практическим ус­пехом и достижением личного благополучия, то есть в молодежном сознании стали доминировать престижно-потреби­тельские установки и ориентации4, что явилось реакцией молодежи на утверждения в экономике рыночных принципов.

Во-вторых, проявление нравственной дезориентации — значительная часть молодых людей, стала испытывать труд­ности с идентификацией в реальной жизни нравственного и безнравственного, добра и зла; оказалось размытым представление о моральной норме5.

В юношеской среде основными ценностнообразующими факторами стали не идеальные требования и установки, ус­военные в процессе воспитания, а образцы поведения, интериоризированные в результате общения с наиболее авто­ритетными представителями референтных групп из числа сверстников и взрослых. Такого рода явления дали основание А. Панарину крайне резко оценить духовно-нравственное состояние современной молодежи: «деморализация и дезо­риентация молодого поколения несомненны… духовная атмосфера порождает активистов не созидания, а разрушения, разложения и растления»6.

В-третьих, правовая безграмотность7. Существенно и то обстоятельство, что несовершенство нормативно-правовых норм, противоречивость и непоследовательность некоторых законодательных актов породили у части юношей нежелание, отказ следовать этим нормам, несмотря на достаточно хорошую осведомленность об их содержании. По данным масштабного исследования, проведенного В. Лисовским в 1997—2001 гг. (четыре волны опросов, всероссийская выборка), около трети респондентов (за исключением 1999 г.) гипотетически допускали свое участие в криминальных группировках8.

17 стр., 8420 слов

Теоретико-методологические основы исследования проблем пожилых людей

... наиболее целесообразной организации труда людей старших возрастных групп, их питания, двигательной активности, на наиболее рациональные формы организации социальной и медицинской помощи. Итак, область исследования ... жизненного пути человека // Молодежь и современный мир. – М.: Институт Молодежи, 1991. ... связей с молодыми людьми. Закрепляется не ... адаптации к окружающей среде, трудоспособность. Таким ...

В-четвертых, значительная диверсификация ценностных и правовых ориентаций. Можно говорить о наличии в мо­лодежной среде различных субкультур, среди которых особую роль стала играть делинквентная субкультура, которая по своим параметрам принадлежит к типичным культурам аутсайдерства, но фактически рассматривается значительной частью молодых людей как нормативная и наиболее привлекательная. Молодые люди часто не только не отождествля­ют себя с Родиной, «которая у человека одна», но и со своим поколением. Личную жизнь соотносят с жизнью своего по­коления только 31% респондентов; остальные считают, что «для человека важна оценка своей личной жизни по собственным индивидуальным критериям»9.

В-пятых, особая иерархия целевых установок, которая сформировалась в первой половине 90-х годов и в некото­рой степени сохраняет свое значение до настоящего времени. При этом произошло своеобразное разграничение инди­видуальных и коллективных ценностно-целевых установок10. В 1990-е годы в сознании значительной части молодежи, как уже отмечалось выше, сформировался когнитивно-ценностный диссонанс, который проявился в противоречии между личными смысложизненными ориентациями и установками, предлагаемыми нестабильным обществом в каче­стве универсальных норм поведения11. Подобное противоречие нетипично для стабильных обществ, но может рассмат­риваться как весьма характерный элемент кризисного социума, которым была Россия на протяжении более чем десяти­летия, и, к сожалению, в значительной мере остается и в настоящее время.

В целом отношение молодых людей к обществу остается весьма критическим. В частности, в ходе исследования «Самоорганизация и атомизация молодежи как противоположные формы социокультурной рефлексии» (2008 г.) боле< четверти респондентов в Белгородской области (28,86%) заявили, что их не удовлетворяет общество, в котором ohi живут. А о том, что удовлетворяет, сказали менее половины (45,43%).

В ходе всероссийского социологического исследования «Ценностные ориентации российской студенческой молодежи: социально-политический и общественный аспекты» (2007 г.) выяснилось, что лишь пятая часть его участников считает социально-политическую ситуацию в стране благополучной12.

В-шестых, существенное расхождение в ценностных системах молодежи и старшего поколения. Если для «родителей» большее значение имели терминальные ценности, то для «детей» наиболее важны инструментальные; если роди­тели ориентировались в основном на интегрирующие ценности, то дети ~ на дифференцирующие и т. д.

В молодежной среде нарастают процессы «атомизации», выражающиеся во все большей «замкнутости» молодых лю­дей на самих себя, в снижении значимости коллективистских ценностей. Молодежь все меньше рассчитывает на поддержку извне, предпочитая полагаться на себя. Эта установка, рассматриваемая вне контекста проблемы самоорга­низации, может квалифицироваться как позитивное явление. Но нельзя не учитывать, что установка на собственные си­лы в реальной жизни нередко оборачивается более или менее сознательным дистанцированием от окружающих, недо­оценкой фактора помощи и поддержки с их стороны. Подобная позиция чаще всего формируется как результат недос­таточной рефлексивности молодежного сознания, отражающегося в неспособности значительной части молодых людей к критической самооценке, к внутреннему конструктивному диалогу. Таким образом, сложившаяся в молодежной сре­де ситуация характеризуется более или менее ясно выраженным противоречием между объективной потребностью в восприятии мира и неспособностью к адекватной оценке самого себя, окружения и социальных контрагентов.

Распределение ответов на вопрос: ''Чего бы вы хотели добиться в жизни?"

Варианты ответов

абс

%

Семейного счастья

455

65

Сделать карьеру

289

41,29

Богатства

231

33

Иметь возможность реализо­вать свой талант и способности

192

27,43

Быть свободным и независимым в своих решениях и поступках

186

26,57

Стать квалифицированным спе­циалистом

127

18,14

Принести пользу человечеству

и своей стране

Власти

79

79

11.29

11.29

Славы

72

10,29

Покоя и возможности ни во что не вмешиваться

41

5,86

Затрудняюсь ответить

15

2,14

Не ответили

3

0,43

Всего

700

100

Исследование «Самоорганизация и атомизация молодежи как противоположные формы социо­культурной рефлексии» (2008 г.), проведено ка­федрой социальных технологий Белгородского государственного университета в области среди молодых людей в возрасте 14−29 лет. Выборка — 700 респондентов.

Недостаток саморефлексии более или менее отчетливо отражается и в иерархии молодежных ценностей (таблица).

Фактически единственная коллективистская ценность в приведенном перечне («принести пользу человечеству и своей стране») получила поддержку лишь 11,29% респондентов. Все остальные цен­ности носят индивидуалистский характер. И, по сути своей, они изначально не заключают в себе самоорганизующего потенциала. Безусловно, вполне реаль­ной представляется самоорганизация молодых людей, ориентирующихся на карьеру, семейное счастье или свободу. Но обычно это ведет к позитивным следствиям только в том случае, если объединяются люди, способные к само­регуляции, отчетливо сознающие степень своей свободы и меру ответствен­ности. Однако для большинства современных молодых людей способность к саморегуляции, самоуправлению не характерна. Их поведенческие реакции чаще всего спонтанны, жизненные цели неопределенны или по меньшей мере рационально не мотивированы. Если исходить из классификации М. Вебера, то такое поведение следует определить либо как аффективное, либо как цен­ностно-рациональное. И если на ценностно-рациональной, идеологической основе еще возможно объединение, то аффективное поведение может вести к формированию толпы или же маргинальных неформальных объединений, первоначально выступающих как следствие спонтанной и преимущественно деструктивной реакции на социальные реалии (скинхеды, панки и т. п.).

Одна­ко последние, просуществовав сравнительно недолгое время, обычно стано­вятся объектами манипуляции различных общественно-политических сил, как это имеет место с группами спортивных фанатов, и инкорпорируются в управ­ляемые модели социума. Идеологически ориентированные объединения молодых людей в сегодняшней России мало­вероятны в силу дискредитации идеологий.

Анализ ценностно-мотивационной системы молодежи показывает, что в жизненных устремлениях молодежи семей­ное счастье обладает безусловным приоритетом. Это позитивная ценность, но ценность, объективно обладающая и атомизационным потенциалом. Настроенность исключительно на семейное счастье, не сочетающаяся с иными жиз­ненными планами, не способствует формированию и развитию долговременных коммуникативных стратегий, без ко­торых невозможна восходящая социальная мобильность в профессиональной, общественно-политической и других сферах.

Атомизации способствует и то, что у части молодежи сформировано завышенное представление о собственных жиз­ненных перспективах, о своих возможностях. Так, четыре пятых респондентов (82,71%) считают, что им удастся реали­зовать свои планы, однако в безусловности этого убеждено уже гораздо меньшее их количество — 27,71%. Это свиде­тельствует о том, что собственное будущее уже не так безоговорочно признается ими успешным и безоблачным. Моло­дые люди понимают, что на этом пути могут возникнуть препятствия, которые нужно преодолевать. Предварительно можно констатировать, что хотя бы в такой форме — признание возможных неудач и ограничений — в сознании молоде­жи присутствует определенная рефлексия. Но представляется, что она носит крайне ограниченный характер.

Ответы респондентов на вопрос о факторах жизненного успеха позволяют четко определить приоритеты в моло­дежном сознании. Прежде всего, это знания, целеустремленность и связи. Эти три определения с большим отрывом до­минируют над иными факторами жизненного успеха. Молодые люди не считают, что для достижения успеха нужно пос­тоянно подчиняться требованиям окружения, но и нестандартность мышления и поступков (склонность к инновациям) также имеет небольшую ценность. Таким образом, понимание средств и факторов жизненного успеха молодежью дос­таточно реалистично и вместе с тем неоригинально в том смысле, что вполне соответствует шаблону, сформировавше­муся в последние 10−15 лет. Общественная активность, как указано выше, не рассматривается подавляющим большин­ством респондентов в качестве фактора жизненного успеха. Между тем этот канал мобильности может быть при опре­деленных условиях очень эффективным хотя бы для приобретения связей и знакомств, на которые так уповают респон­денты. Недооценка социальной активности как фактора достижения жизненных целей, на наш взгляд, является еще од­ним подтверждением недостаточной рефлексивности молодежного сознания, проявляющейся, в частности, в узости восприятия социальной реальности.

Очевидно и то, что в процессе повышения общественной активности вполне могли бы формироваться предпосылки для самоорганизации молодых людей. Но поскольку эта активность минимальна, надеяться на такой вариант развития событий сегодня было бы иллюзией.

Вера «в самого себя», как показало исследование «Самоорганизация и атомизация молодежи как противоположные формы социокультурной рефлексии», существенно превалирует в сознании молодежи над верой в иные достойные ее объекты, что подтверждает значимость для молодежи индивидуалистических практик и ориентаций. Подобная само­уверенность, на наш взгляд, не меньше, чем характер ценностей, стимулирует тенденцию к автономизации молодых людей.

Конфликты в молодежной среде, хотя и имеют место, но не являются системным явлением. Не типичны они и для взаимоотношений современной российской молодежи со старшими поколениями. В значительной мере это объ­ясняется спецификой молодежных рефлексивных практик. Доминирование в среде молодежи конформистских моде­лей поведения при недостаточной осмысленности реальной противоречивости социальных интересов в определенной степени стабилизирует социальную ситуацию как на макро-, так и на микроуровне. Однако отсутствие явного, откры­того конфликта и напряженности далеко не всегда свидетельствует о том, что этот конфликт не является подавленным, латентным либо отсроченным. И в ряде случаев явный конфликт может быть предпочтительней скрытого, так как пос­ледний, создавая видимость социальной стабильности, зачастую приводит к деформации общественного и личного сознания.

1'Самоорганизация молодежи представляет собой процесс упорядочения социальных связей и отношений, в которые включена и кото­рые формирует сама молодежь; естественный, спонтанный процесс в ходе которого создается, воспроизводится или совершенствует­ся подростково-молодежное сообщество как постоянно развивающаяся структура. Она представляет собой субъект взаимодействия с социальной средой и социальными институтами; фактически происходит процесс подготовки представителей молодежи к реализации себя в качестве свободного от властного влияния агента гражданского участия.

2 В условиях социальной трансформации возможны три варианта развития ценностных систем: сохранение прежней ценностной систе­мы субъекта, даже вопреки происходящим общественным переменам, расстройство индивидуальной ценностной системы, ведущее к социальному отчуждению; обогащение внутреннего содержания ценностных ориентации посредствам механизма адаптации к изме­нившейся социокультурной среде.//. Гаврилюк В.В., Трикоз Н.А. Динамика ценностных ориентаций в период социальной трансфор­мации (поколенный подход).//www.i-u.ru/biblio/archive/gavriluk% БFdynamika/

3 В их числе исследования: «Проблемы организации социальных служб для молодежи Белгородской области» (общий объем выборки 800 респондентов); «Молодежь и власть» (объем выборки 1тыс. респондентов); «Перспективы развития социальных служб для моло­дежи Белгородской области» (4010 респондентов); «Негативные явления в молодежной среде и их предупреждение» (1 тыс. респон­дентов); «Социальные и психологические факторы правонарушений в молодежной среде» (2 тыс. респондентов); «Молодежь России» (500 респондентов).

4Социальный облик молодежи Красноярского края // Молодежная политика. Информационный бюллетень. 1996. № 107−108.C.12.

5Это наглядно подтвердило социологическое исследование «Негативные явления в молодежной среде и их предупреждение», прове­денное в Белгородской области в 1994 г. Лишь 55,65% опрошенных заявили, что имеют представление о том, какие действия и поступ­ки являются нравственными, 14,97% - признали, что не имеют такого представления; 28,69% - затруднились ответить. Лишь 49,77% респондентов оценили как безнравственное воровство, 48,39% - вымогательство; 35,6% - проституцию; 42,74% - измену друзьям.// Негативные явления в молодежной среде и их предупреждение. Белгород, 1994. С. 22.

6Панарин А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке. М., 1998. С. 150.

7На наличие у себя ясного представления о правовых и противоправных действиях в 1994 г. указали лишь 66,36% респондентов. (14,75% - ответили, что не имеют такового, 19,12% - не смогли ответить).

Многие из ответивших затруднились дать правовую оценку конкретным правонарушениям: 17,3% - воровству; 31,22% - бродяжничеству; 42,6% - вымогательству; 15,21% - проституции.// Нега­тивные явления в молодежной среде и их предупреждение. Белгород, 1994. С. 13.

8Лисовский В.Т. Социальные изменения в молодежной среде ////www.orenburg.rU/culture/credo/01_2002/4.html

9Гаврилюк В.В., Трикоз Н.А. Динамика ценностных ориентации в период социальной трансформации (поколенный подход) // Указ. соч.

10ЮВ частности, наиболее важными жизненными целями молодежи участники исследования «Негативные явления в молодежной среде и их предупреждение», проведенного в Белгородской области, называли: деньги, деловую карьеру, образование, профессию. При

11этом в иерархии ценностей на более низких местах оказались: мир, секс, любовь, идеалы, вера. Приоритеты своих личных целей мо­лодые люди определили так: семейное счастье (69,73%); свобода и независимость в поступках (37,16%); богатство (32,78%)// Поло­жение молодежи в Белгородской области:1996−1997 годы. Доклад Главе администрации Белгородской области. Белгород, 1997. С. 32. лБабинцев В.П., Реутов Е.В., Бояринова И.В. Социальное аутсайдерство молодежи в пограничном регионе: проблемы диагностики и ре­гулирования. Белгород, 2007. С. 43.

12Гегель Л.А., Зубков В.И., Николаев Г. Г. Ценностные ориентации российской студенческой молодежи: социально-политический и об­разовательный аспекты (отчет о всероссийском социологическом исследовании).

М., 2008. С. 21.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector