Психология социального бытия

Введение…3

Биография Г. Г. Шпета…4

Психология социального бытия Г. Г. Шпета…6

Педология Г. Г. Шпета…13

Заключение…15

Список литературы…16

Введение

Интерес Г. Г. Шпета к изучению социального бытия, анализу исторических детерминант, формирующих сознание человека, изменяющих внутреннюю форму слова, был связан с общей культурной ситуацией в России в первой трети XX в. Основные проблемы, которые решались в то время учеными, принадлежавшими к разным школам и даже к разным наукам, были схожи между собой, так как в их центре стояли вопросы смысла и сути культуры, различий природного и культурноисторического бытия, границ и способов влияния культуры на личность. Актуальность этих проблем особенно возрастала в связи с тем идеологическим кризисом, который захватил широкие круги русской интеллигенции. В русле этого мировоззренческого вопроса ставились и более конкретные проблемы исследования искусства, творчества, которое понималось как процесс кристаллизации духа и культуры в продуктах деятельности человека. Характерной чертой времени был и тот факт, что в разных концепциях эти исследования связывались с анализом природы знака и символа, их места и роли в жизни и художественной деятельности человека. Эти вопросы становились лейтмотивом творчества философов, психологов, художников. Значительное влияние оказали они и на творчество Г. Г. Шпета.

Биография г. Г. Шпета

Густав Густавович Шпет (7 апреля 1879, Киев — 16 ноября 1937, Томск) — русский философ, поляк по происхождению.

Как феноменолог (специалист по соотношению человеческого сознания с познанием объективного мира) Шпет до сих пор является крупнейшим авторитетом в России. Он внес существенный вклад в изучение логики и эстетики и оказал воздействие на развитие семиотики (науки о свойствах знаковых систем).

7 стр., 3232 слов

Психологический портрет делового человека. Культура делового письма

... , изобретательные, энергичные люди. Часто это незаурядные личности, с трудом вписывающиеся в административно-корпоративную культуру. Они могут строить ... не может исчезнуть по желанию отдельного человека или группы людей, если является объективно существующей, необходимой для ... , обстоятельств, причин и быть результатом достаточно разных форм поведения. На достижение предпринимательского успеха могут ...

Полагая, что философия это точное знание, необходимое для прикладного опыта, Шпет разрабатывал основы этнопсихологии и психолингвистики, был влиятельным теоретиком театрального искусства, обосновал научные принципы герменевтики (методологии максимально точного толкования текста) и стал одним из лучших комментаторов произведений Шекспира и Диккенса, — настолько, что его комментарий к «Посмертным запискам Пиквикского клуба» переиздается отдельно от романа. Зная 19 языков, Шпет переводил, в основном, с немецкого (философские труды) и с английского (сочинения Шекспира, Байрона, Теннисона, Диккенса).

В 1917 г. Томский университет предложил Шпету занять здесь кафедру философии, но тот отказался. Однако ему было суждено кончить свои дни в Томске.

В 1935 г. Шпета арестовали якобы за создание антисоветской группы, которой, как сказано в протоколе, он руководил, «сам того не сознавая», и сослали в Сибирь на пять лет, — с июля по декабрь он находился в Енисейске, а затем Шпета перевели в Томск. Сюда он прибыл 24 декабря 1935 г. и жил по пер. Колпашевскому (ныне ул. Рузского), д. 9, кв. 2. В Томске Шпет по договорам со столичными издательствами перевел «Три разговора между Гиласом и Филонусом» Беркли (изд. 1937; без имени переводчика), письма Шиллера к Гете (не опубликовано), «Феноменологию духа» Гегеля (изд. 1959; перевод считается классическим).

Среди томичей Шпет наиболее часто общался с профессором Н.И. Карташовым, среди ссыльных — с драматургом Н.Р. Эрдманом. 27 октября 1937 г. Шпета арестовали якобы за принадлежность к повстанческой организации и 16 ноября расстреляли.

Психология социального бытия

Г. Г. Шпет считал, что человека, как и плоды его трудов, нельзя рассматривать только извне. Исходя из соответствия закономерностей и динамики развития внешних и внутренних форм, необходимо изучать и внутреннюю, духовную сущность личности. Поэтому нельзя анализировать науки, связанные с человеком и его творчеством, по прямой аналогии с естественными, точными науками биологией, математикой и т. д. Методы исследования и критерии истинности, объективности полученных данных должны учитывать и субъективные состояния, установки и ценности человека или группы людей. В настоящее время становится очевидным, что даже в естественных науках, исследующих человека (например, в медицине), и диагноз, и течение болезни, и курс лечения зависят не только от объективного состояния организма, но и от психологического состояния больного и его близких. Тем более это относится к культуре, к исследованию человеческой личности и художественных произведений, созданных ею.

5 стр., 2308 слов

Человек, индивид, личность, индивидуальность

... и поведении проявляет себя как личность. Исторически человек начинает формироваться как личность на основе выделения индивидуального труда, ... В этом смысле мы говорим об индивидуальности человека. В современной философии появляется еще одно понятие – «дивид»( ... идеология, правосознание, искусство, религия, наука, образование, мораль.   СВОБОДА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ   И прежде всего нам ...

В течение жизни процесс вхождения человека в культуру, его социализации рассматривался Г. Г. Шпетом с разных точек зрения. В ранних работах его внимание было сосредоточено на анализе развития психики, или, как он писал еще в первых заметках, души человека, на ее структуре и содержании. Затем он пришел к выводу, что чисто эмпирическим путем, через исследование психических процессов (памяти, мышления) понять природу становления человека, личности как производного не только биологии, но и культуры, невозможно. Он сделал вывод о том, что без философии, которая должна стать основой всех наук о человеке и его творчестве, невозможно понять ни природу, ни законы психической жизни [5]. Первоначально такую философскую основу он видел в феноменологии. Однако уже к концу 10-х гг. нашего века он пришел к убеждению, что и абстрактная логика не может быть путеводной нитью на сложном пути исследования социального бытия личности. Можно предположить, что в таком пересмотре позиций сыграли роль работы по этнической психологии и лингвистике, которые в это время начали занимать и все больше интересовать Г. Г. Шпета. Не отказываясь от мысли о приоритете философии (и феноменологии) над всеми эмпирическими науками о человеке и его творческой деятельности, Г. Г. Шпет внес существенные изменения в феноменологические принципы Э. Гуссерля, так как в центре его исследования были уже не отвлеченные феномены сознания, а феномены исторического и культурного сознания, содержание которых связано с этническими и эстетическими переживаниями человека.

2 стр., 631 слов

Психология успешной личности

... наказаниях. Занятие ведет преподаватель юриспруденции Мингазов И.Р. Психология успешной личности Познать самого себя порою труднее, чем изучить тайны ... стало обыденностью. Сеть интернет хранит в себе практически все знания этого мира, их просто нужно найти! Занятие ведет ... всем многообразии форм финансового волшебства. Для этого необходимы знания в области финансов и умение предсказывать будущее. Это ...

Неудовлетворенность современным ему состоянием философии и психологии привела Г. Г. Шпета к идее о необходимости дать анализ формирования психологии и философии как наук найти закономерности становления этих областей знания, их зависимости от исторической и социальной ситуации, взаимосвязи с особенностями личности ученых. Таким образом, он совершенно по новому поставил вопрос о влиянии личностных качеств деятелей науки на результаты их труда, переведя его из плоскости науковедения в психологию творчества. Приравняв научное и художественное произведения, Г. Г. Шпет в работах конца 10-х гг. впервые задался вопросом о специфических национальных и социальных особенностях отечественной науки, о влиянии внешних условий на содержание научных концепций. Так, формирование культурного самосознания он рассматривал через призму формирования научного сознания и самосознания ученых.

Проникновение в мир науки один из аспектов концепции Г. Г. Шпета, его стремления раскрыть законы понимания и интерпретации мира, разных ипостасей бытия человека. Именно такой подход позволяет ответить и на частный вопрос о законах творческого процесса и процесса формирования личности. Отказываясь от логики, от простейших рациональных ответов на эти вопросы под давлением новых данных, полученных, в том числе, и с помощью последних достижений психологии, прежде всего психоанализа, дифференциальной психологии и рефлексологии, Г. Г. Шпет тем не менее не считал возможным полностью отказаться от рациональной психологии, интерпретируя социализацию только в терминах бессознательного сублимации, архетипов или вытеснения. Соединение всех достижений психологии, философии, лингвистики и этнографии для начала должно было помочь ученому в ответе на вопрос о том, как влияют национальные особенности, в том числе национальная культура, представляющая собой часть всеобщей культуры, на психику отдельного человека и этноса в целом.

2 стр., 895 слов

Предмет и объект возрастной физиологии человека и психологии

... Предмет и объект возрастной физиологии человека и психологии.Выполнил Студент гр. БЗ 113 СТГ Волкова А ... давление крови определяется концентрацией минеральных веществ (солей). В крови человека она равна 0,9 %. Даже незначительное изменение осмотического давления ... счет нервной и гуморальной регуляции. Главным кроветворным органом у человека является красный костный мозг. В нем находятся стволовые клетки ...

Связывая развитие личности с культурой, Г. Г. Шпет и формирование этнической идентичности связывал не с биологией, а с приобщением к культурным ценностям через формирование адекватного эмоционального отношения к ним. Каждая группа людей в определенную историческую эпоху, так же как и каждый этнос, посвоему воспринимает, воображает и оценивает окружающую действительность, и именно в этом отношении народа к объективному, в частности к продуктам труда и творчества (культуре), и выражается душа этой общности. Говоря о том, что национальное самосознание является особым переживанием, в основе которого лежит «присвоение себе известных исторических и социальных событий и взаимоотношений и противопоставление их другим народам «, Г. Г. Шпет подчеркивал его субъективность и изменчивость, объясняющие как динамику развития самого народа, так и его отношение к другим этносам.

Именно через переживания «этнические эмоции «(в его терминологии) в большей степени, чем через рациональное осмысление, человек открывает себя, определяет свое отношение к себе и к той социальной среде, в которую он входит. Такое понимание переживания прекрасно выражено в стихотворении М. Цветаевой: «Тоска по родине! Давно разоблаченная морока! / Мне совершенно все равно / Где совершенно одинокой / Быть… Не обольщусь и языком / Родным, его призывом млечным. / Мне безразлично, на каком / Непонимаемой быть встречным… / Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст, / И все равно, и все едино. / Но если на дороге куст / Встает, особенно рябина… «

Таким образом, Г. Г. Шпет пришел к важнейшей идее переживания, которая в дальнейшем стала одним из основных механизмов присвоения знания в его концепции [2]. Рассматривая процесс превращения нейтрального, заданного другими знания в собственное убеждение, т. е. фактически процесс интериоризации этого знания, Г. Г. Шпет сделал акцент на том, что новое знание может стать не только собственным понятием, но и собственным мотивом поведения человека. Его интересовали именно условия, при которых происходит превращение знания в мотив. Еще Б. Спиноза говорил о том, что при соприкосновении человека с предметом возникает знание о нем, соединенное с чувством удовольствия или неудовольствия, т. е. с аффектом, регулирующим поведение. Исходя из этого, Г. Г. Шпет приблизился к современному пониманию природы мотива, который является соединением знания о предмете с отношением к нему. Знание, которое осознается и рационально оценивается человеком, может стать частью его сознания, но только переживание этого знания превращает его в мотив. Такая позиция перекликается с современной концепцией эмоционального опосредствования, причем Г. Г. Шпет, как и многие современные психологи, связывает этот процесс с поощрениями и наказаниями, соединяющими нейтральный стимул с эмоционально насыщенным. Однако наиболее эффективным для него оказывается эмоциональное переживание, возникающее при восприятии художественных произведений.

7 стр., 3192 слов

«ОСНОВЫ МЕДИЦИНСКИХ ЗНАНИЙ И ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ»

... образа жизни. Место образа жизни в структуре причин, обуславливающих современную патологию человека. Влияние образа жизни на здоровье. Здоровый образ жизни ... соответствии с рабочей программой «Основы медицинских знаний и здорового образа жизни». Задания для контрольной работы содержат ... КОНТРОЛЬНОЙ РАБОТЕ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ОСНОВЫ МЕДИЦИНСКИХ ЗНАНИЙ И ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ» И МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ К ЕЕ ...

Такой подход не только раскрывает механизмы социализации человека, но и помогает преодолеть натуралистическую позицию в психологии личности и найти для нее место между субъектом и духовным миром, соотнося внутреннее содержание, присущее только личности, с миром культуры. Г. Г. Шпет считал, что человечество в процессе своего развития создает новый мир, социальнокультурный, существующий помимо мира природного [6]. Социальное бытие в этом мире превращает человека в социальнокультурного субъекта, и его рефлексы из чисто биологических актов трансформируются в поведение, имеющее определенный социальный смысл. Таким образом, социальное бытие человека превращает его в социальную личность, поведение которой служит определенным знаком для других людей и одновременно для него самого. Одним из важнейших знаков как раз и является речь. Таким образом, сознание человека носит культурноисторический характер, важнейший элемент которого есть слово, открывающееся не только при восприятии предмета, но и, главным образом, при усвоении его в виде знака.

4 стр., 1564 слов

Человек как субъект, личность, индивидуальность. Понятие личности.

... ха­рактерной активная, а не „реактивная" форма поведения». Таким образом, человек, достигший уровня личности, обладает определенной иерархией мотивов, т.е. способен подчинять низшие ... человека, не­обходимая, но недостаточная для понимания психологии лич­ности. Таким образом, выделяется первая составляющая струк­туры личности — ее внутрииндивидная (интраиндивидная) под­система. Личность ...

Именно с этой точки зрения и рассматривал Г. Г. Шпет роль искусства в формировании личности. Он считал, что искусство представляет собой специфический вид знания, особенности которого связаны с его эмоциональной первичностью. Передача в искусстве определенного переживания позволяет сформировать новое понятие, которое основывается на сотворчестве с автором, вызывающем на основе внешних экспрессивных форм произведения сопереживание, сочувствие [3].

Воздействие художественных произведений в процессе становления культурного сознания связано с тем, что одновременно происходит как восприятие (перцепция) этих произведений, так и их означение, сигнификация. Таким образом, при взаимодействии с произведением зритель (слушатель) не только воспринимает форму этого произведения, те эталоны, из которых оно состоит, но и стремится расшифровать его форму, раскрыть ее значение и смысл для художника, для окружающих, т. е. зритель (слушатель) познает произведение как определенный знак, имеющий свойственное данной культуре значение.

Исходя из этого, можно сказать, что значение это кристаллизация культуры, духа народа и переживаний творца, т. е. произведение отражает состояние души как общей, так и индивидуальной. Но при восприятии произведения зритель (слушатель) может не только заразиться чужими чувствами, но и пережить другие эмоции, отличные от тех, которые были заложены автором, т. е. может привнести в данную форму свой собственный смысл. Таким образом, искусство это процесс не только чистого познания, но и возникновения отношения, переживания данной формы не как отвлеченного, объективного эталона, но как символа, имеющего субъективный смысл.

В то же время эти мысли Г. Г. Шпета наводят на размышление о том, что же считать правильной интерпретацией. Любое произведение можно расшифровать, как расшифровываются древние рукописи. Для этого нужно, прежде всего, полное знание о том, как понимали то или иное слово, тот или иной объект в то время, когда было написано произведение. Важно знать также исторический и социальный контекст, круг общения автора, его мировоззрение, чтобы расшифровать скрытые намеки, аллюзии, переживания художника. Этот подход может быть продуктивным для понимания роли данного произведения в свое время и его воздействия на современников. Но оправдан ли он для понимания того, что важно в этом произведении сейчас, для современных зрителей?

Именно невозможность тождественного понимания внутренней формы произведения разными людьми и делает интеллектуальную расшифровку неприемлемой для других художников, для воспитателей, которые, заражаясь эмоциями автора, стремятся передать их зрителям. Такое эмпатийное понимание может осуществляться на основе идентификации, помогающей зрителю или интерпретатору постичь состояние, которое испытывал автор произведения. Но может возникнуть и собственное переживание, при этом смысл, который вкладывает человек в данное произведение, в данную форму и даже в одни и те же слова, может существенно отличаться от первоначального. Такое изменение смысла может быть осознанным или бессознательным, но в любом случае оно происходит не через изменение формы, слова, а через изменение переживания. Поэтому чисто внешнее исследование динамики форм эти изменения не фиксирует. Примером такого изменения подтекста, смысла при неизменности текста может служить тот политический театр, который существовал у нас не так давно, да и сейчас еще не полностью ушел в прошлое.

Таким образом, не зная контекста, круга общения, переживаний художника, мы плохо понимаем и интерпретируем и содержание многих произведений, не умеем их правильно читать, хотя понимаем формы и слова. Но ошибка, как понимает ее автор, не является ошибкой с точки зрения зрителя, для которого может быть верным любое истолкование: ведь оно его собственное, вызывает в нем правильные, с позиции его времени, культуры и личности, эмоции. Значит, произведение остается живым искусством только тогда, когда помогает человеку что-либо осознать в себе и в окружающем мире. Оно живо до тех пор, пока созвучно переживаниям конкретного человека, помогает его личностному росту, становлению его самосознания или катарсису, снимая эмоциональное напряжение.

Педология г. Г. Шпета

Еще в начале 20-х гг. он начинал интересоваться педологией, анализируя роль поощрения и наказания как возможных инструментов воспитания, формирования оценочного отношения к своим поступкам, а затем к поведению других людей. В то время он высказывал мнение о том, что воспитание воли представляет собой основу воспитания социализированной культурной личности. Изучая роль наказания в воспитании воли, он пришел к выводу о том, что наказание может пресечь действие, но не намерение, т. е. наказание без осознания, переживания своего проступка не влияет на мотивы человека. Хотя развитие такого поведения важно, оно, не являясь личным действием, распадается при снятии социального контроля. Значит, формируется действие, но не деятельность, определяемая собственной мотивацией, идеалами человека. Г. Г. Шпет писал и о том, что социальная педагогика должна прежде всего изучать последовательность этапов социализации, анализировать техники, позволяющие сформировать волю, т. е. произвольное, осознанное и личное поведение человека. Физическая культура, упражнения, волевая регуляция могут быть одними из первых этапов становления такого поведения. Однако оно не станет истинно личным, если не будет связано в дальнейшем с интериоризацией нравственных эталонов, правил, которые приняты в данном обществе. Такое присвоение не может быть основано ни на наказаниях, ни на упражнениях, но только на формировании эмоционального отношения к этим нормам. Здесь Г. Г. Шпет опять возвращается к искусству, которое может помочь в становлении такого отношения.

Говоря о воспитании через искусство, он подчеркивает, что важны и когнитивный, и эмоциональный планы, их нельзя разводить. При этом он ссылался на И. Винкельмана, который писал, что красота ощущается чувствами, но познается и понимается умом. Рациональное и иррациональное обучение могут противоречить друг другу, только если они основываются на книгах, на чисто вербальном восприятии и объяснении. Но обучение искусству должно происходить не только передачей знаний, но и с помощью собственного творчества.

Эти положения Г. Г. Шпета перекликаются с данными, полученными на основе практической работы с детьми руководителя физикопсихологического отделения ГАХН А.В. Бакушинского, который стремился соединить теоретические исследования в области зрительного восприятия и изобразительного творчества с художественным воспитанием детей. Он разработал уникальную систему эстетического воспитания, конечную цель которой видел в воспитании культурной творческой личности. Поэтому такое внимание он уделял обучению детей умению «видеть «, воспринимать изображение, а также создавать собственные картины, отражающие их переживания. Говоря о значении данной работы, А.В. Бакушинский подчеркивал, что, хотя далеко не все дети становятся профессиональными художниками, каждый человек должен стать творцом в области избранного им дела. Именно в этом и состояла задача его уроков, которые формировали и направляли творческую активность детей.

Г. Г. Шпет также писал о необходимости разработки специальных программ обучения детей художественному творчеству и восприятию произведений искусства, о ступенях или этапах этой программы, включающей развитие ощущений, памяти, технических приемов и знания о различных формах. На основе этих знаний проявляется собственная творческая активность детей, которая и помогает постижению сущности искусства. Таким образом, Г. Г. Шпет пришел к выводу о том, что фантазии и эмоции лучше всего воспитывать через эстетическую деятельность [4].

Заключение

Конечно, можно только сожалеть, что многие из своих идей Г. Г. Шпет не смог реализовать. Однако в науке важны не только открытия и окончательные решения, но и сама постановка проблемы, тех вопросов, на которые последующие поколения исследователей постараются ответить более полно и глубоко, чем тот, кто впервые их поставил. Постановка вопросов и даже неправильные или неточные ответы указывают путь, по которому идти дальше, те тупики и обрывы, которые смогут миновать идущие вслед за первопроходцами. Таких вопросов в теории Г. Г. Шпета немало, и тот факт, что многие проблемы, поставленные им, все еще ждут своего решения и остаются в центре внимания и психологов, и искусствоведов, и философов в настоящее время, доказывает его прозорливость и умение предвидеть перспективы, дальние горизонты научного знания. Среди этих вопросов проблемы социализации и инкультурации человека, изучение роли искусства, творческой деятельности и эстетических переживаний в процессе формирования его личности. Эти вопросы становятся особенно актуальными именно сейчас, когда простой передачи знаний недостаточно и речь идет именно о формировании собственной активной позиции, мотивированной и осознанной деятельности культурного человека.

Список литературы

1. Марцинковская Т.Д. Вступительная статья к тезисам Г. Г. Шпета «Искусство как вид знания «// Декор. искусство. 1996. № 3.

2. Марцинковская Т.Д. Проблема этнических эмоций в работах ученых ГАХН // Вопр. искусствознания. 1997. № 3. С.

3. Шпет Г. Г. Искусство как вид знания // Декор. искусство. 1996. № 3.

4. Шпет Г. Г. Материалы рукописного отдела РГБ. Ф. 718.

5. Шпет Г. Г. Театр как искусство // Мастерство театра. 1922. № 1.

6. Шпет Г. Г. Эстетические фрагменты // Соч. М.: 1989. С. 345 475.

16

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector