Способы латентного общения в преступной среде

Способы латентного общения в преступной среде

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

.Способы латентного общения преступников

.История возникновения жаргона

.Разновидности жаргона и состояние словарного запаса воровской речи

.Субкультура преступного мира

.Разные подходы к восприятию жаргона наркоманов и уголовников

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность изучения способов латентного общения в преступной среде состоит в том, что подобное общение всегда направлено на сокрытие преступных действий, планов, необходимости скрыть информацию от правоохранительных органов. Соответственно знание способов латентного общения помогает проводить правильное расследование преступлений, носит превентивный характер, помогает раскрыть преступный замысел. Знание же преступного жаргона, как основной составляющей латентного общения, имеет большое значение при внедрении в преступное сообщество, дает возможность правильно усвоить преступную информацию.

Следует иметь ввиду, что постоянно возникают и новые способы тайного общения. Изучение способов тайного общения помогает более глубоко понять сущность и механизмы криминальной субкультуры, причины и условия ее живучести, раскрыть психологию личности преступника, выявить каналы отрицательного влияния на нее, вести с ним борьбу, не допуская дальнейшей криминализации личности.

Цель настоящего исследования состоит в том, что рассмотреть различные способы латентного (тайного) общения в преступной среде.

Задачи исследования заключаются в следующем:

)Рассмотреть понятие и виды латентного общения в преступной среде;

)Изучить понятие, происхождение и современное состояние уголовного жаргона, его разновидности;

)Исследовать особенности субкультуры преступного мира;

)Сравнить жаргон уголовной среды и среды наркоманов.

Способы тайного общения в преступной среде изучаются достаточно давно. Особенно большое внимание в науке уделяется уголовному жаргону. Особо следует выделить труд академика Дмитрия Сергеевича Лихачева, который в статье «Черты первобытного примитивизма воровской речи» (1935 г.) описал особенности преступного жаргона.

11 стр., 5268 слов

Жаргон как средство самоактуализации осужденных

Содержание Введение 1. Общая характеристика общения с социально-психологических позиций, особенности криминального общения 2. Жаргон как вербальное средство криминогенного общения 3. Подкрепление жаргона невербальными приемами криминогенного общения в целях самоактуализации осужденного Заключение Список использованной литературы Введение Задачи психологии можно разделить на теоретические и ...

Объектом исследования выступают способы тайного общения преступников, лиц находящихся в местах лишения свободы, лиц употребляющих наркотические средства.

Предмет исследования составляют труды авторов по исследуемым вопросам, словари криминального жаргона.

Среди современных исследователей следует способам тайного преступного общения большое внимание уделили В.Ф. Пирожков, В.Н. Кудрявцев, В.Е. Эминов, М. Грачев, А. Гуров, В.Рябинин и другие.

1.Способы латентного общения преступников

Латентность — (от англ. latency) в общем значении — это свойство объектов или процессов находиться в скрытом состоянии, не проявляя себя явным образом.

Латентное (тайное) общение — это одно из специфических явлений криминальной субкультуры. Оно основано на необходимости сокрытия от окружающих и, в первую очередь, от правоохранительных органов преступных планов, намерений, способов преступных действий.

Латентное общение свойственно, прежде всего, для мест лишения свободы, в то же время оно необходимо и при нахождении преступников на свободе.

Система тайного общения возникла как средство противодействия преступников правоохранительным органам, а в местах лишения свободы — администрации, которая расселяла осужденных по одиночным камерам, применяла специальные меры, нарушавшие их нормальное человеческое общение. Эта система приобрела международный характер. Каждый из ее способов тщательно и длительно отработан и апробирован практикой миллионов людей, прошедших через преступные группы и тюрьмы.

В современных условиях одиночное заключение почти не применяется, однако тайное общение в местах лишения свободы не исчезает. Причина этого не только в живучести «воровских традиций», но и во влиянии наиболее зараженной в криминальном отношении части осужденных на тех, кто находится в этих учреждениях. Здесь есть и объективные причины, у лиц изолированным от общества, всегда имеется информация, которую необходимо скрыть от администрации. Это не только нераскрытые преступления и нарушения режима, но и другие поступки, по которым администрация может сделать вывод об особенностях личности и степени ее исправленности.

11 стр., 5441 слов

Неформальные лидеры в местах лишения свободы

1. Введение. Что происходит с осужденным, когда он попадает в места лишения свободы? Его никто не спросил, где он будет отбывать наказание, в колонии его определяют в отряд, где есть свободные места, работает он там, где не хватает работников, спит на доставшемся месте. Кроме того, у него обесценивается собственное "Я". Словом, он испытывает угрозу собственному существованию. Негативные ...

Выделяют следующие способы латентного общения:

)акустические;

)письменные;

)визуальные.

Каждый из указанных способов может быть целостной системой сообщения информации и обмена ею в виде письма, условных сигналов и знаков, передаваемых с помощью технических средств (например, по радио) и без использования таковых.

К акустическим средствам тайного общения относится уголовный жаргон, перестукивание («тукование»), пение и выкрикивание.

К визуальным средствам относится язык жестов, позы, пантомима, мимика (так называемый «тюремный семафор»).

К тайному письменному общению относят легальную и нелегальную переписку с помощью слов (жаргона), символов, знаков, различных способов шифрования сообщений.

В тайном общении также используются различные технические средства и устройства для передачи информации.

Важными дополнительными элементами связи преступников с криминальной средой являются: присвоение им уголовные клички, наличие криминальных татуировок. При этом «кличка» — это своего рода краткая, но очень меткая характеристика личности профессионального преступника. Она остается за ним даже в случае, если он изменил фамилию и внешность и перешел на нелегальное положение.

Одним из основных элементов латентного преступного общения является уголовный жаргон. Одна из его первоочередных функций — выявление с его помощью подосланных правоохранительными органами лиц. Обычно лица, выдающие себя за воров в законе, других крупных авторитетов или просто внедренные в уголовную среду для выполнения какого-либо задания успешно проваливаются на своеобразном языковом «экзамене».

10 стр., 4651 слов

Психология преступных групп состав, направленность структура и особенности взаимоотношений

CoolReferat.com Казанский ЮИ МВД РФ ________________________________________________ Контрольная работа По курсу: Психология. Зачетная книжка № ___ 3 курс группа № ____________________ Слушатель: ________________________ Казань 1999 г. Вариант №3. Психология преступных групп: состав, направленность структура и особенности взаимоотношений. План. ...

Знание воровского (уголовного) жаргона необходимо также для того, чтобы хорошо разбираться в преступной иерархии, так как каждая каста (масть) имеет свое собственное название. Услышав, к какой масти относится тот или иной осужденный (заключенный) можно сразу же определить его истинное положение в преступной иерархии — в результате, с достаточной долей уверенности, можно прогнозировать его поведение в местах лишения свободы.

Большинство используемой лексики обозначает орудия преступной деятельности, способы ухода от преследования, поведения на суде, характера преступной деятельности, субъектов и объектов преступлений.

Уголовный жаргон обеспечивает также внутреннюю жизнь криминального сообщества, связанную с развлечениями, половой жизнью, трудовой деятельностью и т.д.

Для взаимной связи и обмена информацией преступники используют условные звуковые сигналы (постукивания, похлопывание, щелчки).

Они применяются при опасности. Звуковые условные сигналы на жаргоне получили название «касперн» (ударить).

Их породила практика уголовного расследования, особенно при очных ставках, когда преступник подавал сообщнику сигналы: «молчать», «говорить неправду», «все отрицать» и т.п.

В последние годы все большее распространение получило визуальное тайное общение: язык жестов, позы, пантомимы, мимики. Этот язык сходен с общением посредством азбуки жестов у глухонемых. Такое общение особенно распространено у некоторых категорий преступников. Речь идет о «наперсточниках», профессиональных картежных игроках, мошенниках, вымогателях, «кидалах», проститутках. Не все знают суть такой науки, как семиотика (наука о знаках и знаковых системах), но пользуются ею практически все. Даже непьющим известны жесты алкоголиков: большой палец вверх, мизинец — вниз при остальных поджатых пальцах означает щелчок по шее — «заложил за галстук».

2 стр., 961 слов

Речь выступления ВКР

Выступление к предзащите студента группы Н-35 Чеснокова Константина Юрьевича Тема: «Совершенствование речевых умений и навыков младших школьников при изучении синтаксиса». Вопросы развития речи учеников относятся к числу наиболее актуальных проблем современной педагогической науки и практики. Важнейшей задачей курса русского языка является обучение школьников речи, потому что свободное владение ...

Тайное письменное общение особенно развито в условиях социальной изоляции, когда переписка находится под контролем администрации. Зная, что их корреспонденция подлежит перлюстрации, преступники используют легальное письменное общение в целях:

введения администрации в заблуждение подчеркиванием лучших сторон своего характера, демонстраций мнимой исправленности;

разжалобить лиц, которые могут прочитать письмо, вызвать сочувствие к себе и своей судьбе (на жаргоне такие письма именуются слезницами);

использовать легальную переписку для передачи нелегальной информации, т. е. информации криминального содержания.

Опытные преступники пишут своим родным и друзьям о том, что они решили порвать с преступным прошлым, проклинают это прошлое, раскаиваются в совершенном преступлении, рассчитывая на то, что эти сведения станут известны воспитателям и те им поверят. О возможности такой дезинформации всегда нужно помнить, работая с педагогически запущенными подростками и правонарушителями.

Используются следующие способы нелегального общения:

передача письма по легальным каналам;

кодирование информации;

передача письма по нелегальным каналам через посредников (расконвоированных осужденных, через вольнонаемных сотрудников и других лиц, оказавшихся на территории ВТК: шоферов, экспедиторов и т. п.).

Передаваемая информация могла быть как кодированной, так и некодированной.

К кодированию содержания письма лишенные свободы прибегают, когда есть опасность его перехвата и когда в письмах содержится информация, разглашение которой может навредить им. Для кодирования чаще всего используются простые способы: намеки отдельными словами в тексте; воспоминание о фактах и событиях, известных только адресату и способных навести его на нужную мысль; иносказание, использование различных пометок и знаков на полях; особым образом заделанная подпись и другие реквизиты письма.

19 стр., 9214 слов

Социально-психологические механизмы формирования личности преступника

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА ДИСЦИПЛИНА: "ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ". ПРЕПОДАВАТЕЛЬ: ТЕМА: «СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА». ИСПОЛНИТЕЛЬ: С О Д Е Р Ж А Н И Е Глава 1. 1.Понятие малой социальной группы и социально- психологический механизм ее сплочения. Соотношение понятий «группа» и «группировка» 3 Глава 2. 2. Групповая мотивация преступного поведения. Структура ...

Таким образом, главное назначение способов латентного общения в преступной среде — обеспечение преступной деятельности криминальных сообществ.

2.История возникновения жаргона

латентный общение преступный жаргон

Жаргон — социальный диалект, который отличается от общеразговорного языка специфической лексикой и фразеологией экспрессивностью оборотов и особым использованием словообразовательных средств, но не обладает собственной фонетической и грамматической системой.

Уголовный жаргон (арго, феня) — это закономерное явление, отражающее специфику криминальной субкультуры, степень организованности и профессионализации преступной среды. Он вырабатывается, как правило, у каждой категории профессиональных преступников. Этот жаргон создавался из слов разных языков: русского, украинского, польского, немецкого, цыганского, французского, английского и т. д.

Наличие уголовного жаргона (арго) не является чем-то исключительным, так как профессиональный язык (жаргон) существует у большинства представителей профессий (летчиков, врачей, сотрудников правоохранительных органов) и групп населения (школьников, рокеров, панков и т.д.).

Наличие жаргона обусловлено социально-психологическими закономерностями функционирования вышеуказанных групп.

Использование терминов и выражений также имеет цель затруднить понимание смысла беседы или общения между деклассированными элементами со стороны непосвящённых. Воровской жаргон, как правило, отражает внутреннюю иерархию преступного мира, закрепляя наиболее обидные и оскорбительные слова, клички и т.д. за теми, кто находятся на самой низкой ступени иерархии, а самые уважительные слова и выражения — за теми, кто имеет наибольшую власть и влияние.

23 стр., 11032 слов

1. Аспекты изучения языка (социологический, психологический, философский, лингвистиче-ский). Какие проблемы изучает каждый из них

... не включалось в этот словарь как принадлежащее к уголовному жаргону. Современная популярность слова не могла быть незамеченной в лингвистической среде: ему посвящают статьи, ... состоянии конфликта; 5. информационной и экспрессивной [выразительной] функции языка: язык.единицы стандартизуются (информационно) и новизна выражения (экспрессивно): изо всех сил (изначально образный фраз-зм); ...

Уголовный жаргон стали изучать еще в царской России. Например, В. Трахтенберг в 1908 году составил «Жаргонъ тюрьмы». Владимир Даль назвал уголовный жаргон «блатной музыкой», которую в прошлых столетиях сочиняли «столичные мазурики, жулики, воры и карманники».

Ряд статей и монографий увидели свет в первые годы Советской власти. Позже исследовать феню считалось дурным тоном, и она печаталась лишь в справочниках Министерства внутренних дел сугубо для служебного пользования. В 1982 году во Франкфурте-на-Майне издательство «Посев» выпустило «Словарь Арго ГУЛАГа» под редакцией Б. Бен-Якова. Тогда же появилось и нью-йоркское издание «Словаря блатного жаргона в СССР». Спустя год, в Нью-Йорке В. Козловский выпустил «Собрание русских воровских словарей» в четырех томах.

Необходимо выделить и труд француза Жака Росси, который был заключенным ГУЛАГа с 1939 по 1961 годы. По итогам полученных знаний он издал достаточно значимый труд «Справочник по ГУЛАГу», который фактически является толковым словарем тюремного лексикона.

Причины возникновения уголовного (воровского) кроются, прежде всего, в извращенной психологии преступников-рецидивистов, сущность которой характеризуется особенностью их личности. Жаргон искусственно создает и внушает личности и окружающим мнение об исключительности, необычности и превосходстве над другими.

Большинство исследователей считает, что в основе воровского жаргона лежит язык офеней (коробейников) — мелких торговцев, ходивших по стране и продававших мелкие недорогие товары. Некоторые исследователи считают, что в седьмом веке на Руси проживал офенский народ, исчезнувший почти бесследно и оставивший о себе память лишь в русских былинах. Археологи не отрицают эту версию, но и прямых подтверждений пока не найдено.

Язык офеней передавался поколениями, и вскоре его стали употреблять нищие, бродячие музыканты, конокрады, проститутки. Феней не просто общались, ею шифровали устную и письменную информацию, стремясь утаить смысл от лишних глаз и ушей. Жаргон вошел в воровские шайки, остроги и темницы, проник на каторгу. Их коренные обитатели даже отвыкали от родной речи, путая слова и выражения.

Многие исследователи полагают, что в процессе развития воровского (уголовного) жаргона он вобрал в себя значительное число слов из профессионального жаргона моряков, профессиональных нищих и т.д. Кроме того, имеются доказательства, что ряд слов воровского жаргона заимствован у музыкантов.

Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев в статье «Черты первобытного примитивизма воровской речи», написанной им после пребывания в лагере ГУЛАГа писал: «Воровская речь должна изобличать в воре «своего», доказывать его полную принадлежность воровскому миру наряду с другими признаками, которыми вор всячески старается выделиться в окружающей его среде, подчеркнуть свое воровское достоинство: манера носить кепку, надвигая ее на глаза, модная в воровской среде одежда, походка, жестикуляция, наконец, татуировка, от которой не отказываются воры, даже несмотря на явный вред, который она им приносит, выдавая их агентам уголовного розыска. Не понять какого-либо воровского выражения или употребить его неправильно — позорно…».

Также ученый отмечал: «Называть воровскую речь условной и тайной только потому, что она нам непонятна, так же наивно, как и называть иностранцев «немцами» потому только, что они не говорят на языке туземцев. Так же наивно предположение, что вор может сохранять конспирацию, разговаривая на своём «блатном языке». Воровская речь может только выдать вора, а не скрыть задумываемое им предприятие: на воровском языке принято обычно говорить между своими и по большей части в отсутствие посторонних. То, что воровская речь не может служить для тайных переговоров, должно быть ясно, поскольку насыщенность её специфическими арготизмами не настолько велика, чтобы её смысл нельзя было уловить слушающему».

Проследить развитие жаргона можно на примере такого выражения как «бабки» (иначе деньги).

Сейчас его относят к просторечной лексике. Но следует знать, что это выражение пришло из воровского жаргона.

Поначалу слово имело единственное число и уголовным языком оно заимствовано из крестьянского быта, где «бабкой» называли несколько составленных один к другому снопов на жниве, из которых один клали сверху этой «пирамиды». Издали такое «сооружение» действительно напоминало русскую бабу в сарафане. «Бабками» считали часто урожай: «сколько ты бабок снял?», ими также и рассчитывались.

Позже слово стало употребляться во множественном числе, в качестве средства расчета.

Некоторые жаргонные слова и выражения уголовный мир перенял у мира дворянского. Например, такое слово, как «тусоваться», уже свободно употребляемое молодежью, имеет именно такое происхождение. Так, ещё Пушкин в стихотворении «Пирующие студенты» обращался к своему приятелю Михаилу Яковлеву: «С тобой тасуюсь без чинов, Люблю тебя душою…».

Жаргон в начале XX века насчитывал почти 4000 тысячи слов и выражений. Тюремно-лагерная политика СССР для криминального языка открыла целую эпоху. В течение десятилетий жаргон изменялся и дополнялся.

С начала 30-х по середину 50-х годов «блатная феня» подверглась мощному воздействию русских диалектов и говоров, городского сленга; в неё проникли реалии изменяющегося общества, она не осталась в стороне от политики.

Качественные изменения в этой сфере начинают происходить благодаря созданию системы ГУЛАГа, в которую направлялись для отбытия наказания граждане из самых разных слоёв населения: «раскулаченные» крестьяне из различных регионов России, дворяне, священнослужители, рабочие, военные, казачество и другие. Каждый из этих слоев привносил в жаргон элементы своей лексики.

Позже это обстоятельство обеспечило жаргону проникновение из лагерей на волю и влияние на язык свободного общества — как просторечный, так и литературный.

В целом, жаргон развивался достаточно быстро. Каждая отдельная преступная среда стремилась иметь свой тайный язык. Криминальный мир делился на узкие специализации: карманники, шулера, наркоторговцы, грабители, фальшивомонетчики и др. Каждый профессиональный клан развивал родную феню.

3.Разновидности жаргона и состояние словарного запаса воровской речи

Сопоставление словарей блатной музыки, изданных в дореволюционной России, с современным жаргоном обнаружило существенные количественные и качественные лингвистические изменения. Однако жаргон некоторых категорий преступников по лексике и функциям остался прежним. Преступный жаргон насчитывает около десяти тысяч слов и выражений.

В.Ф. Пирожков разделяет уголовный жаргон на три основные группы:

)общеуголовный жаргон, которым пользуются как обычные преступники, так и профессиональные;

)тюремный жаргон, характерный для мест лишения свободы;

)специально-профессиональные жаргоны, которые характерны только для профессиональных преступников.

Например, у карманных воров насчитывается около 400 специальных терминов, отражающих специфику их деятельности, у карточных мошенников — 200, у воров-антикварщиков — около 100, у распространителей наркотиков и рэкетиров столько же.

Поскольку жаргон преступников не что иное, как профессиональная лексика, которая сродни профессиональной лексике музыкантов, моряков, сапожников и т. п., то он играет не только коммуникативную, но и вспомогательную роль. В 50% случаев совершения преступлений к нему прибегают карманные воры, в 70% случаев — карточные мошенники. Другие группы воров также знают жаргон, но пользуются им больше при общении друг с другом, чем при совершении преступлений. Наличие специального жаргона является ярким свидетельством профессионализации отдельных групп преступников.

Преступность профессионализируется, поэтому уголовный жаргон постепенно приобретает характер профессионального языка. Его словарь составляется из слов, принадлежащих к разным языкам, имеющих наиболее яркое и образное звучание. Развитие интернациональных связей в преступном мире не могло не отразиться на развитии уголовного жаргона. Так, вместо ранее широко употреблявшегося термина «Иван» (обозначавшего главаря банды, шайки), в настоящее время преимущественно используются термины «босс» (от англо. boss — хозяин, шеф,; от нем. der Boss — хозяин, нвчальник в какой-то организации); вместо термина «кореш» (друг, однокашник), употребляется «кент» (предположительно от нем. kennen — знать, kent — знакомый, известный, не требующий изучения; от англ. kind — род, семейство, родной); вместо «отец» — «пахан» (от нем. die Pacht -непререкаемый авторитет в чем-то).

Уголовный жаргон содержит несколько структурных пластов:

)выражения и термины, одновременно употребляемые в молодежном и уголовном жаргоне;

)выражения и термины, одновременно употребляемые в повседневном общении в разных криминальных группах несовершеннолетних и молодежи (воровской жаргон, жаргон рэкетиров, проституток, мошенников, фарцовщиков и т. п.);

)выражения и термины, употребляемые криминализирующимися лицами в воинской среде (военно-уголовный жаргон);

)выражения и термины, употребляемые в повседневном общении несовершеннолетних и молодежи при нахождении в закрытом воспитательном и исправительном учреждении, следственном изоляторе, дисциплинарном батальоне и др. (так называемый тюремный жаргон);

)выражения и термины, употребляемые в «элитарной преступной среде» (язык мафиози и коррумпированных элементов).Подавляющее большинство рецидивистов, а также лиц, длительное время занимающихся преступной деятельностью, также имеют клички, которые предназначены для сокрытия имен в целях обеспечения конспирации. Как правило, воровские клички производны от фамилий, физических и психических особенностей личности. Кличка — это своего рода краткая, но очень меткая характеристика, она остается за преступником даже в том случае, если он изменил фамилию и перешел на нелегальное положение.

Уголовный жаргон (феня, блатная музыка и т.д.) находится в постоянном развитии. В зависимости от региона значения отдельных слов могут не совпадать. Многие слова отличаются полисемичностью. Уголовный жаргон безусловно базируется на фонетике и грамматике общенационального языка и, как уже указывалось выше, имеет существенные диалектные и социально-групповые различия. В уголовном жаргоне можно выделить отдельные его разновидности. Основную его часть составляет воровской или тюремный жаргон. Как составные его части выделяются жаргон сутенеров и проституток, наркоманов, несовершеннолетних и т.д.

Многие слова и словосочетания преступного жаргона давно и прочно вошли в обиходный язык и уже не воспринимаются именно так. Например, без емкого жаргонного слова «беспредел» не обходится практически ни одна газета, пишущая о криминальных происшествиях. Привычными стали выражения поставить к стенке (приговорить к высшей мере наказания), вышка (расстрел), мент, мусор (сотрудник органов внутренних дел), стукач (осведомитель) и т.д. Перечисленные слова из уголовного жаргона (причем, их незначительная часть) довольно прочно вошли в язык средств массовой информации. Еще большее количество используется в разговорной речи, особенно, как указывалось выше, в среде несовершеннолетних (западло, паливо, шухер и др.).

Необходимо отметить, что, в силу профессиональной деформации, употреблением лексики, принадлежащей к уголовному (воровскому) жаргону грешат и сотрудники правоохранительных органов, особенно мест содержания под стражей и лишения свободы (мент, бесконвойник, красный и т.д.).

Популярность уголовного жаргона в среде осужденных во многом обусловлена следующими причинами:

он подчеркивает мнимое превосходство сообщества преступников над другими людьми;

социальный регресс, который происходил в 90-е годы прошлого века.

Но, не смотря на популярность, специфический язык осужденных является бедным, грубым и примитивным. Эти качества присущи ему на протяжении всего существования преступности. Им трудно передать чувства, мысли, настроения человека. Главной причиной такой бедности жаргона является бытие осужденных. Сознание, определенное бытием, материализуется в слове, а серое и безрадостное существование осужденного в условиях социальной неуверенности и постоянном экзистенциальном голоде в обществе себе подобных не может стать благоприятным субстратом для изысканных слов и выражений.

4.Субкультура преступного мира

Тюремная субкультура (субкультура осужденных) — совокупность духовных и моральных ценностей, регламентирующих и упорядочивающих неофициальную (неформальную) жизнь осужденных в местах лишения свободы. Ее социальный вред заключается в том, что она негативно социализирует личность, стимулирует правонарушения, вызывает негативные эмоциональные состояния у человека.

Сам факт осуждения человека и применения к личности уголовно-правовых санкций в виде лишения свободы сопряжены с неизбежной дезадаптацией значительного числа лиц, которая, вызывая глубокое нервное потрясение, усиливает их отчуждение от общества, а в итоге — дальнейшую криминализацию личности. Об этом свидетельствует возникающий в процессе отбывания наказания «синдром осужденного», который характеризуется пассивным и замкнутым стилем общения, зачастую небрежным и неаккуратным внешним видом.

Осужденные имеют тенденцию придумывать различные социально-психологические проблемы, чтобы «не терять лица», перекладывая ответственность за большинство своих неудач на окружающих. Можно предположить, что субкультура осужденных не только органическая основа их бытия, но и способ, средство их защиты от внешнего вторжения.

Наличие или отсутствие криминальной субкультуры в том или ином учреждении можно определить по следующим признакам:

1)жесткая групповая иерархия (стратификация) — своеобразный «табель о рангах» (причем наиболее ярко это проявляется в закрытых молодежных коллективах);

2)обязательность следованию установленных норм и правил и в то же время наличие системы отдельных исключений для лиц, занимающих высшие ступени в преступной иерархии;

)наличие враждующих между собой группировок, конкурирующих за сферы влияния в учреждении;

4)распространенность тюремной лирики;

5)факты вымогательства (денег, продуктов питания, одежды и др.);

6)использование в речи уголовного жаргона (арго);

7)нанесение татуировок;

8)симуляция, членовредительство;

9)значительная распространенность фактов как насильственного, так и добровольного гомосексуализма;

10)появление отмеченных специальными знаками столов для обиженных, посуды и т.д.;

)повсеместная распространенность карточной игры под интерес, т.е. с целью извлечения материальной или иной выгоды;

12)наличие кличек;

13)отказ от участия в общественной жизни;

)отказ от работы по благоустройству, некоторых других работ;

)групповые нарушения.

Можно выделить следующие составные части криминальной субкультуры:

1)«табель о рангах» (стратификационно-стигмативные элементы), закрепляющий положение того или иного члена преступного сообщества. Сюда же можно отнести и приписку с ее приколами, как способ определения положения отдельно взятой личности «в табель о рангах»; наличие кличек, татуировок, отдельных привилегий у отдельных же лиц;

2)поведенческие атрибуты. К ним относятся воровские законы, тюремные законы, правила и традиции преступного мира, а также клятвы и проклятия, принятые в криминальной среде;

)коммуникативные атрибуты. Сюда, кроме уголовного жаргона (арго) и специальных жестов, относятся также некоторая часть кличек и татуировок, вступающих как средство информации, общения и взаимодействия;

)экономические атрибуты. «Общак» и принципы оказания материальной помощи являются материальной базой криминальных сообществ, их сплочения, дальнейшей криминализацией, расширения своего влияния на самые разные сферы, оказания помощи;

)сексуально-эротические ценности, т.е. отношение к лицам как противоположного пола, так и своего пола; различного вида половых извращений, гомосексуализм, порнография и т.д.;

)тюремная лирика, выраженная, в основном, песнями, реже стихами, и различного рода небылицами, выдаваемыми за события, действительно имевшие место;

)отношение к своему здоровью. В зависимости от того, что выгодно в данный момент: от стимуляции и членовредительства до упорного и самозабвенного занятия различными видами;

)алкоголизм, наркомания и токсикомания — выступают как средство «сплочения», самоутверждения и разгрузки.

Субкультура осужденных выполняет следующие функции:

)стратификационную, включающую нормы и правила определения статуса личности в группе в уголовном мире;

)поведенческую, определяющую норму поведения представителей уголовной «элиты», «низов», «чужих» и др.;

)ритуальных правил приема в уголовном (тюремном) сообществе;

)опознания «своих» и «чужих»;

)коммуникативную (уголовный жаргон, ручной жаргон и др.).

Привлекательность субкультуры обусловлена тем, что в ней имеются возможности для самоутверждения осужденных и компенсации неудач, постигших их в обществе; процесс криминальной деятельности, таинственности и необычности; отсутствуют ограничения на любую информацию (прежде всего интимного характера).

5.Разные подходы к восприятию жаргона наркоманов и уголовников

Жаргон уголовный и жаргон лиц, употребляющих наркотические средства отличается между собой.

Необходимо учитывать, что наркоманы — наиболее интеллектуальная часть преступного мира, склонная к логическому, абстрактному мышлению, что придает их речи определенную яркость и парадоксальность. Для речи наркоманов, особенно в последние десятилетия, характерно также использование иностранных слов, прежде всего из английского языка. Все это делает язык наркоманов достаточно закрытым и непригодным для широкого использования.

Международная терминология наркоманов позаимствована из сленга американских наркоманов, но многие выражения могут звучать и на родном языке. Эти термины, кроме общепринятого значения, имеют свой дополнительный, более глубокий смысл, касающийся психологических и социальных причин происхождения наркомании, и часто отражают специфические черты общества, в котором наркоманы живут, а также и общие веяния эпохи.

Чаще всего употребляются многозначные слова, но в значении менее известном. Так как речь здесь идет о заимствованном явлении, понятно и употребление иностранного жаргона.

Часто встречаются непереводимые выражения, используемые на языке оригинала, что облегчает взаимопонимание наркоманам разных стран. Язык этот обеспечивает также конспиративность общения. Непонятный простым смертным он может быть весьма удобен в случае необходимости обсуждения важных дел в присутствии нежелательных свидетелей.

Жаргон играет важную роль в процессе изучения субкультуры наркоманов. Начинающий наркоман вместе с привычкой употребления наркотиков перенимает и жаргон.

У русских наркоманов специалисты выделили три группы слов: предметы, явления и действия, связанные с употреблением наркотиков и результатами этого употребления. Например, в любой средней школе старшеклассники знают, что такое анаша, драп или план. В то же время более редко употребляется название героина, так как он в средних школах не имеет такого распространения, как гашишная группа. Его же называют слоном, лошадью, черным, белым, большой и т.д. Этим самым выражаются основные свойства героина — его цвет, силу прихода и тяжесть зависимости. Не стоит ожидать особого вкуса в сочинении жаргонизмов подростками — ведь обычно они и пишут-то с трудом.

Характерны названия различных таблеток и медпрепаратов. Так как их потребители в основном совсем молодые люди, то и речь их менее груба и больше ласкательная: ролики, моргалики, дурики, феники, пипа, тифа. Этим дети как бы маскируют опасность от наркотиков.

Шприц, как основной прибор для инъекций имеет также целый ряд имен — баян, машина, скрипка, автомат. Все знают слова «приход» и кайф — обозначающие наступление опьянения и его продолжительное действие.

Смерть, так часто сопровождающая наркоманов, тоже маскируется в уменьшительных словах или определенных оборотах: жмурик, крякнул, откинул хвостовик — это все об умершем товарище.

Таким образом, к жаргону уголовников и наркоманов необходимо относиться по-разному, так как последние являются менее опасными субъектами, относятся к молодежной среде. Жаргон наркоманов имеет иное происхождение, он прямо не связан с уголовной средой, направленной на насильственные и корыстные преступления, пенитенциарной системой.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в настоящей работе мы изучили способы тайного общения в преступной среде, уделив особое внимание уголовному жаргону, как основному средству скрыть преступную информацию.

Латентное общение является одним из элементов преступной субкультуры. Под криминальной субкультурой понимается совокупность ценностей, обычаев, традиций, норм и правил поведения, направленных на организацию жизнедеятельности, целью которой является совершение преступлений, их сокрытие и уклонение от ответственности.

Выделяют следующие способы латентного общения преступников: акустические, письменные, визуальные.

К акустическим средствам тайного общения относится уголовный жаргон, перестукивание («тукование»), пение и выкрикивание. К визуальным средствам относится язык жестов, позы, пантомима, мимика (так называемый «тюремный семафор»).

К тайному письменному общению относят легальную и нелегальную переписку с помощью слов (жаргона), символов, знаков, различных способов шифрования сообщений.

Каждый из указанных способов может быть целостной системой сообщения информации, однако основное место занимает уголовный жаргон.

Уголовный жаргон («феня», «блатная музыка» и т.д.) является особой словесной системой, базирующейся на фонетике и грамматике общенародного языка и имеющей существенные диалектные и социально-групповые различия и реализующейся в специфических условиях социальной изоляции. Уголовный жаргон находится в постоянном развитии. В настоящее время в нем насчитывается более десяти тысяч слов и словосочетаний.

Уголовный жаргон делится на три основные группы:

.Общеуголовный жаргон, которым пользуются как профессиональные преступники, так и обычные (бытовики, осужденные за хулиганство и т.д.)

.Специальные профессиональные воровские жаргоны, присущие определенным «профессиям» преступников: шулерам, наркоманам, карманникам, вымогателям и проч.

.Тюремный жаргон, употребляемый общностью преступников, но в основном в местах лишения свободы и содержания под стражей.

Одна из функций уголовного жаргона — выявление с его помощью подосланных правоохранительными органами лиц.

Латентное общение играет существенную роль в отношениях между осужденными, а также между осужденными и представителями администрации. Поэтому мероприятия по противодействию ему должны планироваться и проводиться с применение необходимых знаний о криминальном жаргоне, тайнописе и других способах общения.

БИБЛИОГРАФИЯ

1.Александров Ю.К. Очерки криминальной субкультуры. — М.: 1998.

.Грачев М., Гуров А., Рябинин В. Словарь уголовного жаргона. — М., 1991.

.Жак России. Справочник по Гулагу. — В 2 Т. — М.: Просвет, 1991.

4.Корявцев П. М. Отдельные вопросы этимологии блатной фени. — С-Пб.: 2006.

.Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Бурлакова, Н.М. Кропачева. — СПб.: Изд. юрид. факультета СПГУ, 2005.

.Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. — М.: Юристъ, 2013.

.Лихачев Д.С. Черты первобытного примитивизма воровской речи (публ. А. Чернова) // Новая газета. — М., 1999 . — 7-10 октября.

.Пирожков В.Ф. Криминальная психология. Издание учебное. — М.: Ось-89, 2012.

.Писарев О.М. Психология пенитенциарного социума. Учебное пособие. — Томск, 2010.

.Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. — 2-е изд. — М., 2010.