Имидж и самопрезентация

1. Имидж и самопрезентация

Создание имиджа — длительный и сложный процесс, успешность которого зависит от условий и технологий формирования имиджа. По мнению В.М. Шепеля, имиджирование — ряд преднамеренно выстроенных моделей поведения.

Понятие самопрезентация происходит от английского слова «самоподача», то есть представление себя другим людям. В английском энциклопедическом словаре оно дословно обозначает «управление впечатлением о себе у других людей с помощью бесчисленных стратегий поведения, заключающихся в предъявлении своего внешнего образа другим людям».

В.М. Шепель определяет самопрезентацию как «умение подавать себя, привлекая к себе внимание, актуализируя интерес людей к каким-то своим видео-, аудиокачествам».

В американской традиции самопрезентация рассматривается как проявление демонстративного поведения в межличностном общении, а само демонстративное поведение — как одна из форм социального поведения.

Большинство исследователей, работающих в этом направлении, придерживаются определения самопрезентации, данного Ж. Тедеши и М. Риесом. По мнению этих авторов, самопрезентация — это намеренное и осознаваемое поведение, направленное к тому, чтобы создать определённое впечатление у окружающих. В литературе часто встречаются следующие синонимы самопрезентации: управление впечатлением, самоподача и самопредъявление.

Впервые анализ проблемы управления впечатлением о себе встречается в работах Э. Гоффмана, выдвинувшего концепцию «социальной драматургии». Суть её заключается в проведении полной аналогии между реальными жизненными ситуациями и театральным представлением. Автор исходит из того, что человек в процессе социального взаимодействия способен не только смотреть на себя глазами партнёра, но и корректировать собственное поведение в соответствии с ожиданиями другого, чтобы создать наиболее благоприятное впечатление о себе и достичь наибольшей выгоды от этого взаимодействия.

По мнению Э. Гоффмана, независимо от конкретного намерения, индивид заинтересован в том, чтобы контролировать поведение других. Такой контроль возможен преимущественно путём воздействия на «определение» ими ситуации. Индивид может воздействовать на это «определение ситуации», подавая себя таким образом, чтобы окружающие добровольно действовали в соответствии с его собственными планами.

4 стр., 1649 слов

Поведение экспрессивное

Экспрессивное поведение в общении и его понимание. Поведение экспрессивное [лат. expressio — выразительность] — выразительное, яркое проявление чувств, настроений. Термины экспрессия и экспрессивность используются в том случае, когда необходимо подчеркнуть степень выраженности духовного мира человека или указать на средства его выражения. Экспрессивное поведение или то, что подразумевают под этим ...

Э. Гоффман также предполагает, что в процессе взаимодействия могут произойти события, которые будут дискредитировать или ставить под сомнения это «определение ситуации». Чтобы предотвратить эти замешательства, постоянно предпринимаются превентивные корректирующие действия. Защитные и охранительные действия включают методы, используемые для гарантии сохранности впечатления, созданного индивидом в течение его пребывания перед другими.

Исследования, представленные Д. Майерсом в книге «Социальная психология», показывают, что в большинстве случаев самооценка у людей завышена (благосклонное и оптимистическое отношение к себе).

Такое позитивное отношение к себе приводит к ожиданию такого же позитивного отношения к себе со стороны окружающих, что вызывает «подыгрывающее» поведение, которое может привести к позитивному отношению окружающих к себе (подыгрывающее поведение — самопрезентация).

Желание показать себя с лучшей стороны, чтобы быть позитивно воспринятым окружающими, влияет в свою очередь на самооценку и самоуважение.

Самопрезентация относится к стремлению человека представить желаемый образ как для аудитории вне (другие люди), так и для аудитории внутри (он сам).

Намеренно или ненамеренно люди извиняют, оправдывают или защищают себя, когда это необходимо, чтобы поддержать свою самооценку и подтвердить свой «Я-образ». В знакомых ситуациях это происходит без сознательных усилий, в незнакомых ситуациях — осознанно.

Теория когнитивного диссонанса рассматривает самопрезентацию как один из приёмов устранения диссонанса. Эта теория исходит из того, что различные представления и установки личности, как правило, согласуются друг с другом; человеческое сознание не терпит противоречий между отдельными когнитивными элементами и стремится устранить возникающий диссонанс. Чтобы обеспечить согласованность, личность может использовать такие приёмы: например, искажает мнения других о себе, приближая их к собственной самооценке, или ориентируется на людей, отношения которых помогает поддерживать привычный «образ Я». Намеренно или ненамеренно, индивид может вести себя таким образом, чтобы вызвать у окружающих отклик, соответствующий его представлению о себе и т.д. Эти большей частью неосознаваемые способы позволяют индивиду поддерживать определённый уровень самоуважения и сохранить единство «образа Я».

17 стр., 8140 слов

«Деловое общение. Правила ведения бесед и совещаний»

Министерство общего и профессионального образования Ростовской области ГОУ СПО РО «Таганрогский колледж морского приборостроения » Реферат по дисциплине «Менеджмент» на тему: « Деловое общение . Правила ведения бесед и совещаний ». Работу выполнил Преподаватель : г. Таганрог 2007г. Содержание. Введение ____________________________________________________________________3 Влияние личностных качеств ...

Е.Л. Доценко в книге «Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита» рассматривает управление образами как один из видов манипуляции.

Манипуляция в данном случае рассматривается как вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведёт к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями.

Другая группа исследователей рассматривает самоподачу как управление вниманием. Управление восприятием партнёра происходит с помощью привлечения внимания к тем особенностям своего внешнего облика, своего поведения или представления о ситуации, которые «запускают» соответствующие механизмы социального восприятия.

Ю.М. Жуков в книге «Эффективность делового общения» рассматривает самопрезентацию в контексте системы правил эффективного общения. Под понятием «правила общения» скрывается ряд весьма различных средств регуляции коммуникативного поведения, содержание и функции которых не однотипны. Выделяют правила коммуникативного взаимодействия и правила самоподачи.

Некоторые правила самоподачи относятся к технике общения, но большинство из них имеет отношение к тактике общения. Правила самоподачи необязательны в том смысле, что их выполнение не санкционируется ожиданиями окружающих, они не обязательны, а факультативны.

Самостоятельность имиджа открывает возможность воздействовать на него путём тех или иных влияний. С их помощью могут быть созданы более или менее искусственные конструкции, вбирающие сознательно выделяемые качества.

С психологической точки зрения этот процесс должен опираться на ряд механизмов. Фасцинация (от англ, fascination — очарование, обаяние) связана с речевым, словесным воздействием, при котором минимизируются потери информации, возбуждаются внимание и интерес. Аттракция (от англ, attraction — привлечение, притяжение) — визуально фиксированное эмоциональное отношение человека к кому-либо в виде проявления к нему симпатии и готовности к общению. Как считает В.М. Шепель, фасцинация и аттракция — неотъемлемые элементы имиджирования и имеют множество способов обеспечения их наилучшего эффекта.

8 стр., 3941 слов

2.Основные формы делового общения и правила их

22 Введение…………………………………………………………3 1.Сущность делового общения………………………………....4-6 2.Основные формы делового общения и правила их организации……………………………………………………...7-19 Заключение………………………………………………………20 Список литературы……………………………………………...21 Введение. Общение является атрибутивным свойством человека, основным способом его жизнедеятельности в обществе. Реализуя свои материальные и духовные ...

В целом задачи имиджирования весьма специфичны. С одной стороны, процесс имиджирования есть некая технология, основанная на строгих правилах, разработках пакета процедур, критериях и методах замера результатов. С другой — он имеет вполне творческий характер, близкий задачам искусства.

Эти принципы — обязательные требования к организации имиджирования. Они выступают в роли постоянных факторов, искусно воплощённых в разнообразных формах и методах совершенствования профессионального мастерства работников социологической деятельности.

. Принцип самовоспитания и самосовершенствования

Самовоспитание — путь формирования профессионального мастерства имиджмейкера. Основу этого принципа составляет самооценка профессиональных качеств и анализ существующего имиджа, как следствие этого составляется программа самовоспитания, основанная на индивидуальном подходе. Усовершенствовать свой образ (профессиональный, визуальный), представляемый окружающим, можно только через понимание самого себя.

. Принцип гармонии визуального образа

Нельзя недооценивать значение такого социально-психологического явления, как межличностная перцепция. Наряду с умением воздействовать на людей действиями и словом, весьма существенна визуальная привлекательность имиджмейкера — гармония его внешнего облика.

С.И. Ожегов определяет понятие гармонии как «согласованность, стройность в сочетании чего-нибудь». Гармония визуального образа — это, прежде всего, согласованность, стройность в сочетании пропорций (соотношение частей тела), формы лица и тела, цветовой тип личности и тип силуэта. Основной фактор в построении гармоничного визуального образа — принцип коррекции. Выявление и использование эффективных приёмов коррекции позволяет визуально приблизиться к законам пропорций, канонам красоты, обоснованным ещё Марком Витрувием Поллионом и Леонардо да Винчи.

. Принцип коммуникативного и речевого воздействия

Коммуникативность как многообразие форм и способов информационного взаимодействия — важнейшее условие результативности социологической деятельности. В процессе коммуникативного общения благодаря установившимся контактам происходит восприятие людьми информации, эмоционального настроя. Эффективность этого принципа состоит в профессиональном использовании таких приёмов, как убеждение, внушение и подражание.

9 стр., 4264 слов

Соотношение ЧЕЛОВЕК – ЛИЧНОСТЬ – ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

ЛИЧНОСТЬ КАК ПРЕДМЕТ ВОСПИТАНИЯ, ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ Проблемы воспитания и обучения неразрывно связаны, поскольку данные процессы направлены на человека как целое. Поэтому на практике трудно выделить сферы исключительного влияния обучающих и воспитательных воздействий на развитие человека. Основной целью (идеалом) современного воспитания является всестороннее и гармоническое ...

Профессиональная культура имиджмейкера включает в себя культуру речевого воздействия. Его речь должна соответствовать современным нормативным требованиям. Нормативная речь имиджмейкера позволяет ему сохранять коммуникативное лидерство в таких активных формах профессиональной речи, как диалог, монолог, полилог. К профессиональным качествам речи имиджмейкера следует отнести такие свойства голоса, как чистота и ясность тембра, благозвучность, гибкость, полётность. Особое внимание следует уделить суггестивности (способности голоса внушать эмоции и влиять на поведение слушателя).

Хорошая дикция даёт возможность профессиональной речи стать действенной, то есть побуждать людей к изменениям — внешним и внутренним. Гуманистическое речевое воздействие предполагает исходную доброжелательность, желание понять личность и пойти ей навстречу, отсутствие попыток оттолкнуть и навредить. По мнению одного из ведущих деятелей современной американской риторики Р. Нельсона, основным регулятором речи, лежащим вне её, является этика.

5. Принцип саморегуляции

Основу его составляет ортобиотика — наука о технологии самосбережения тела и души, об ортобиозе как разумном образе человеческого бытия. Основателем ортобиотики считается наш соотечественник, лауреат Нобелевской премии И.И. Мечников. Основы ортобиотики, её теория и методология нашли отражение в его трудах «Этюды о природе человека» и «Этюды оптимизма», где рассматриваются подходы по «уходу за собственной персоной и отмечается, что следование правилам ортобиоза в огромной степени облегчает проявления высших способностей человеческой души.

Каждая профессия требует набора способностей, проявления чувств и мыслей. Чем продолжительнее занимаются человек каким-либо видом деятельности, тем больше проявляется на нём профессиональный отпечаток. Специфика деятельности имиджмейкера — в активной умственной деятельности и постоянном напряжении нервной системы. Основная нагрузка приходится на головной мозг, который, находясь в напряжении, подчиняет себе все ресурсы организма. Напряжение испытывает высшая нервная деятельность, так как она постоянно подвергается воздействию таких факторов, как большой объём аналитико-синтетической деятельности мозга, хронический дефицит времени и высокий уровень личной мотивации.

4 стр., 1564 слов

Человек как субъект, личность, индивидуальность. Понятие личности.

... ­ловека. Личность - «социальный человек», человек в мире других людей.   2. Черты человека как индивидуальности могут проявлять­ся в особенностях темперамента, характера, интересах, потребностях, способностях. Они ... существенные изменения, которые данный индивид про­извел своей реальной предметной деятельностью и общением в других индивидах, что формирует в других идеальную ...

Оптимизация режима личной жизни, трудового ритма и условий среды — основа ортобиоза. Чем объективнее наше знание о состоянии своего организма, чем надёжнее информация о происходящих в нём процессах и индивидуальных особенностях их протекания, тем продуманнее могут быть усилия в обращении с ним. В ортобиозе познание себя — это объективное знание о положительных и отрицательных моментах своего физического, психологического и нравственного здоровья. Его необходимо беречь и постоянно укреплять.

6. Личностная неповторимость

Термин «неповторимость личности» — ровесник психологии. Уже первые психологические опыты, исходные методы изучения психологической реальности (вундтовская школа, школа Брентано) были соотнесены с интрасферой специфически человеческих действий и поведения. Важную роль в прояснении этой проблемы в советской психологии сыграли работы С.Л. Рубинштейна, Б.М. Теплова, Б.Г. Ананьева и др. С.Л. Рубинштейн наметил линию понимания индивидуальной неповторимости личности. Эта позиция подчеркнута в его высказывании: «Личность тем значительнее, чем больше в индивидуальном преломлении в ней представлено всеобщее». Неповторимость предстает как специфическая форма репрезентации социально значимых психологических свойств общественного человека.

В неповторимости личности выявляются способы самоопределения индивида в реальных условиях его жизни, позволяющие ему осознать социальное бытие, а благодаря этому занять позицию сознательного субъекта, управляющего жизнедеятельностью.

Для становления человеческой уникальности существенное значение имеют факторы самодетерминации деятельных и поведенческих актов, фиксация результативности деятельности и соотнесения ее с желаниями и намерениями человека. Интеграция этих многообразных субъективных определений, реализующихся в различных общественных актах, характеризует представленность этих качеств в психике человека, как присущих «мне», «моему» телу, «моей» активности, «моей» особой живой субстанции.

Отдельные образования человеческой индивидуальности формируются уже у ребенка. Некоторые психологи первые ступени ее формирования относят к трехлетнему возрасту и даже раньше, когда ребенок начинает вычленять свои самоощущения и осознавать себя субъектом собственных желаний. Однако эта «самость» еще должна пройти через своего рода «общественные испытания» (учебным трудом, компетентным общением, наконец, гражданской и семейной ответственностью), только тогда индивидуальная неповторимость вберет в себя качества личностного уровня.

6 стр., 2518 слов

Понятия человек, личность, индивид, индивидуальность.

... дальнейшего развития. Способности - психические свойства личности, гарантирующие благополучное освоение какой-либо деятельности. Изучение способностей осуществляется с целью постижения человеческого интеллекта и установления пригодности человека к какому-то ...

Только общественно самоопределившийся человек способен в полной мере сформироваться как индивидуальность — создать систему устойчивых представлений о себе, обрести психологическую идентичность, проявляющуюся в самых разнообразных обстоятельствах, осознать не только сходство, но социальное и психологическое отличие своей личности как уникальной в среде других людей.

Если «субстанциональность» собственной жизни — отдельность, автономность, психологическая идентичность — может сформироваться у человека в непосредственных, даже «тепличных» условиях жизнедеятельности (к примеру, инфантильная личность взрослого человека способна, несмотря на искусственность социальных условий его жизни, обладать сознанием своей автономности, идентичности), то другое существенное свойство — неповторимость, непохожесть на других людей не может как активное и творческое свойство сформироваться вне прохождения данным человеком по ступеням различных общественно необходимых отношений. Иначе в социальном облике данной личности будет преобладать эмпирическое уподобление другим, но никак не реалистически выявленные ее природные и социальные отличия от них.

Итак, единство индивидуальности и личности характеризует новое ее качество — уникальную неповторимость.

Личность обладает внутренними побуждениями, мотивацией, потребностями, которые характеризуют потенциал культурного и творческого ее роста. В наибольшей мере социальный масштаб человека раскрывают духовные потребности — уникальные психические образования, детерминирующие и регулирующие жизнедеятельность в сфере «второй природы» человека (К. Маркс).

Специфически человеческие психические образования, духовные потребности личности раскрывают природу самодетерминации, свободу выбора и творческие проявления вне заранее заданного предела. Подлинно человеческий способ существования, творения себя в высшей степени присущ любой духовной потребности. Как бы внешне ни отличались, скажем, акт познания истины, действие на благо другого, во имя прекрасного, все они принадлежат этому живительному источнику: стремлению (подлинно человеческому), побуждению, «внутреннему беспокойству», личной интенции.

Поэзия, музыка, живопись, кинематограф созданы не для человека, забывшего свое «я», растворившегося в мещанстве и потребительстве, но для человека, живущего будущим в такой же мере, как настоящим, вырастающим из тесных рамок обыденного бытия вверх и вперед, к будущему, к идеалу нравственности, логоса и красоты.

В этом внутреннем побуждении личность невольно раскрывается в полноте своих сугубо индивидуальных качеств. Индивидуальная неповторимость языка литературы, музыки, театра является непременным атрибутом свободного творческого изъявления человека-художника. Точно так же как и творческое открытие ученого, познание истины в другом человеке (общение), создание космического аэробуса являются не просто актами творчества, а актами самовыражения в открытии, в истине, в технической новации своей индивидуальности уникальности человека, приподнявшегося над собой и вместе с тем над обществом людей, над миром.

Психологи, к сожалению, только находятся на подступах к «миру человека». Но от этого, ни в коей мере значительность этих самобытных и в высшей степени неповторимых явлений не перестает существовать. Наша наука еще далека от своего первородного семантического значения: «знание души» человеческой — находится еще на дистанции развития психологии.

Традиционно проблема способностей составляла важный раздел психологии. Межиндивидуальные различия при этом соотносились с широкой дифференциацией общественного разделения труда. На этом пути велись исследования конкретных, специальных способностей. По мере углубленного изучения психологических факторов трудовой, художественной и других видов деятельности психологи вынуждены были отказаться от представлений изоморфного типа. В частности, в работах Б.М. Теплова были вскрыты компенсаторные механизмы исполнительской регуляции деятельности, которые обеспечивали человеку с различной структурой способностей возможность успешного осуществления деятельности.

В исследованиях К.К. Платонова была зафиксирована существенная роль характерологических свойств, эмоционально-волевой сферы, которые воздействовали на мобилизационные механизмы регуляции деятельности. В его исследованиях было обнаружено родство исполнительских механизмов регуляции самых разных видов деятельности. Изучение проблемы способностей перешагнуло традиционные границы дифференциальной психологии. Встал вопрос о существовании, наряду со специальными, и общих способностей. Выдвинутая С.Л. Рубинштейном формулировка способностей как «обобщенных психических деятельностей» стала восприниматься естественно. Отмеченная в исследованиях Т.И. Артемьевой «индивидуально-типическая» характеристика способностей прямо утверждала неразрывность собственно личностного и дифференциально-психологического подходов к этой проблеме.

Вместе с тем проблема способностей демонстрирует несовпадение, а иногда и противоречие категорий индивидуальности и личности. В психологии редко описаны случаи (хотя в практике подобные случаи представлены), когда человек, обладая значительными способностями к данной деятельности, тем не менее, социально оказывался «не у дел». Это происходило потому, что его индивидуальность не вписывалась в логику социально регламентированных отношений, которыми определяется данная деятельность.

Такого рода факты можно встретить в вузах, наиболее связанных с творческими профессиями. Студенты этих вузов, пройдя через сложные экзаменационные испытания, оказываются довольно близко по своим способностям, по индивидуально-психологической подготовленности к тем требованиям к музыкальной деятельности, которые предъявляются музыкантам-исполнителям. Но авторитетные педагоги-артисты все же не удовлетворены их игрой, хотя и затрудняются объяснить причину этого. К сожалению, этот вопрос долгое время проходил мимо внимания специалистов по проблеме способностей. Потому случается, что одаренный по своим индивидуальным проявлениям музыкант, тем не менее, оказывается «лишним» в специальной творческой деятельности.

Иногда, напротив, встречаются случаи, когда индивид не проявлял длительное время своих способностей (нам известны такие факты в отношении музыкальной деятельности), но смог преодолеть себя, обстоятельства, явно ему не благоприятствующие, и сумел утвердиться как творчески яркая личность в данной области деятельности. Причем эти случаи не редкое исключение. Например, Гуго Вольф позднего периода творчества (раннего «творческого» периода у него не было) писал сочинения, которые ему принесли славу в музыкальном мире. Музыкальные авторитеты его времени отмечали «исключительную самобытность», называли «верхом совершенства» его сочинения этого периода. Число таких случаев можно было бы умножить, если бы обратиться к обычной практике музыкального развития. Как часто мы малыша огорошиваем приговором «одаренный — не одаренный». А кто проследит его судьбу дальше, быть может судьбу творческую, или напротив?

Личность, как мы знаем,- это человек, обладающий общественно значимыми деятельными свойствами. В историческом развитии общества изменяется сам состав и характер значимости этих свойств. Одаренным мы считаем человека, который обладает комплексом высших по своей современной общественной значимости психологических качеств. Это значит, что в своих суждениях об одаренности данного конкретного человека мы исходим, во-первых, из исторического сопоставления определенного комплекса свойств (скажем, музыкальность современного человека иная, чем у человека XIX в.: она не хуже и не лучше, она — другая); во-вторых, из сравнения способностей человека со способностями широкого круга его современников, обладающих различным (как худшим, так и несравненно лучшим) уровнем профессионально-творческих достижений. Сравнительная шкала значимости, которой, хотим мы того или не хотим, пользуется общество в оценке одаренности, очевидно, должна побудить психологов к постоянному (периодическому) пересмотру самой структуры одаренности. Общественные требования к специальной одаренности исторически изменяются. Следовательно, должны обогащаться и эволюционировать наши представления об одаренности, не только о сущем, но и о должном в ней.

Внешне менее ярко, но не менее диалектично связь категорий индивидуальности и личности проявляется на уровне самосознания. Самосознание выступает как высшая характеристика человека: сознание не только внешнего мира, но и самого себя, учет образа «я» при самоуправлении. Оно характеризуется универсальными психологическими механизмами: адекватной объективацией, самооценкой, саморегуляцией. Но в различных социальных условиях (имеется в виду история индивидуального жизненного пути и психического развития) разные человеческие индивидуальности по-разному проявляют и реализуют свое «я», порой занижая многие свои качества и даже абстрагируясь от них. Самосознание тем самым лишь частично выражает личность. При полноценном представлении человека о себе самосознание фиксирует существенные качества его индивидуальности. При отсутствии полноценной репрезентации в самосознании эти индивидуально своеобразные и уникальные качества могут быть нереализованными.

Правомерны случаи и рассогласования между индивидуальностью и личностью, которые заметно выступают, к примеру, в ситуациях вхождения человека в формы усвоения принципиально нового общественного опыта, в стрессовых ситуациях социального происхождения. В этих случаях самосознание индивида, прежде всего, фиксирует утрату (определенную дисгармонию) целостной идентичности и, наоборот, наиболее рельефно высвечивает индивидуальные особенности, которые характерны для данного своеобразного человека. Человек теряет полноту социального содержания, акцент на индивидуальной «особости», уникальности дополнительно провоцирует этот процесс.

Следовательно, на уровне проблемы самосознания могут выступать как единство индивидуальности и личности, так и противоречие между ними.

Самосознание способно выявить и подчеркнуть полную меру индивидуализации в социальном отношении личности; вместе с тем и их противопоставление.

Более сложная картина наблюдается при сопоставительном анализе индивидуальности и личности на уровне проблемы характера и темперамента. В определении психологической индивидуальности, которое дает Б.Г. Ананьев, соотношение социального и биологического, личностных и индивидных свойств, их саморегуляция выступают в качестве конституирующего параметра индивидуальности. Гармонизация этих свойств достигается не всегда.

В исследованиях Е.А. Климова, В.С. Мерлина показано, что гармонизация личностных свойств и свойств темперамента в процессе выполнения трудовой деятельности у тех лиц, свойства которых прямо не отвечают данной деятельности, оказывается возможной лишь в том случае, когда у них налицо положительное отношение к деятельности. В этом случае на уровне формально-динамических свойств индивида вступают компенсаторные и другие саморегуляторные механизмы. Таким образом у индивидов с самыми различными типологическими особенностями формируется индивидуальный стиль деятельности, адекватный данной ее форме. В случаях же отрицательной направленности у индивидов с неадекватной структурой формально-динамических свойств формирование индивидуального стиля деятельности не происходит.

В исследовании, проведенном под руководством Л.И. Божович, выявлена закономерная положительно-отрицательная связь между способностью детской личности к произвольной регуляции (действие согласно принятому намерению) и коллективисткой или индивидуалистической направленностью личности. При общественно-коллективистской направленности эта способность проявляется весьма активно, у лиц же с индивидуалистической направленностью зачастую преобладают импульсивные, динамические характеристики в поведении. В этих исследованиях показано: общественная ориентация мотивации личности способствует гармонизации психологической индивидуальности.

В отмеченных работах (Е.А. Климова, В.С. Мерлина, Л.И. Божович) в косвенной форме приводятся свидетельства того, что индивидуальность весьма определенно зависит от личности, от отображаемого ею содержания различных характеристик человека.

Таким образом, взаимосвязь категорий индивидуальности и личности подчеркивает теснейшую связь между дифференциальной психологией и психологией личности, утверждая необходимость общепсихологического подхода к познанию зрелого в психологическом отношении неповторимого человека.

Подобно тому, как существование каждого человека непохоже на существование других, так и сам по себе человек неповторим. Но так же, как и смерть, ограничивая жизнь во времени, не лишает ее смысла, а скорее является тем самым, что составляет смысл жизни, так и внутренние пределы делают жизнь человека более осмысленной. Если бы все люди были идеальны, тогда каждого человека всегда можно было бы заменить любым другим.

Именно из людского несовершенства следует незаменимость и невосполнимость каждого индивида, поскольку каждый из нас несовершенен на свой манер. Не существует универсально одаренных людей более того, человек неповторим именно в силу своего отклонения от нормы и средних стандартов.

Поясним это примером из биологии. Хорошо известно, что, когда одноклеточные организмы эволюционируют в многоклеточные, это оборачивается для них потерей бессмертия. Они лишаются и своего всемогущества. Они меняют свою универсальность на специфичность. К примеру, исключительно дифференцированные клетки в сетчатке глаза выполняют такие функции, которые не может выполнить ни один другой вид клеток. Известный принцип разделения труда лишает отдельную клетку исходно присущей ей функциональной автономии и универсальности, однако утраченная клеткой способность независимого функционирования компенсируется ее относительной специфичностью и незаменимостью внутри организма.

Аналогичная картина и в мозаике, где каждая частица, каждый отдельный камушек остается неполноценным, несовершенным сам по себе — и по форме, и по цвету. Смысл отдельного элемента мозаики определяется только тем местом, которое он занимает в целой картине. Если все эти элементарные фигурки составляют единое целое подобно миниатюре, например, тогда каждая из них могла бы быть заменена любой другой. Форма природного кристалла может быть совершенной, и именно поэтому его можно заменить любым другим экземпляром той же кристаллической формы: какой ни взять восьмигранник, он похож на все остальные.

Чем более специфичен человек, тем менее он соответствует норме — как в смысле средней нормы, так и в смысле идеальной. Свою индивидуальность люди оплачивают отказом от нормальности, а случается и отказом от идеальности.

Однако значимость этой индивидуальности, смысл и ценность человеческой личности всегда связаны с сообществом, в котором она существует. Подобно тому, как даже неповторимость мозаичного элемента представляет ценность лишь в отношении к целостному мозаичному изображению, неповторимость человеческой личности обнаруживает свой внутренний смысл в той роли, которую она играет в целостном сообществе. Таким образом, смысл человеческого индивида как личности трансцендирует его собственные границы в направлении к сообществу: именно направленность к сообществу позволяет смыслу индивидуальности превзойти собственные пределы.

Людям присуще чувство некоторой эмоциональной стадности; однако человеческое сообщество этим не ограничивается: перед ним стоит более общая, выходящая за пределы этой стадности задача. Но не только личности необходимо сообщество, ибо лишь в нем ее существование обретает смысл; но и, наоборот, сообщество, чтобы иметь смысл, не может обойтись без отдельных личностей. Именно в этом существенное различие между сообществом и просто толпой. Толпа отнюдь не обеспечивает человеку такой сферы отношений, в которой он мог бы развиваться как личность, масса не терпит индивидуальности.

Если отношения между человеком и сообществом можно сравнить с целым мозаичным рисунком, то взаимоотношения человека и толпы подобны серому булыжнику, которым выкладывают мостовую: все камни имеют одинаковый цвет и форму, каждый из них может быть заменен любым другим; для хорошего качества мостовой совершенно не обязательно, чтобы ее мостил именно этот, отдельно взятый булыжник. Мостовая сама по себе не является целостным образованием, это всего лишь множество камней. Однородное дорожное покрытие не обладает эстетической ценностью мозаики; оно обладает лишь ценностью утилитарной, ведь толпа потопляет в себе достоинства и истинную ценность людей, извлекая из них чисто утилитарную пользу.

Существование личности в полной мере обретает смысл лишь в сообществе. Таким образом, в этом смысле ценность человека зависит от сообщества. Но коль скоро сообщество само должно иметь смысл, оно вынуждено мириться с индивидуальными особенностями людей, его составляющих. В толпе же, напротив, особенности отдельной личности, ее непохожесть затираются, должны быть затерты, поскольку ярко выраженная индивидуальность представляет собой разрушительный фактор для любой толпы. Смысл сообщества держится на индивидуальности каждого его члена, а смысл личности проистекает из смысла сообщества, смысл толпы разрушается индивидуальными особенностями составляющих ее людей, а смысл отдельной личности топится толпой (в то время как сообщество помогает этому смыслу проявиться).

Неповторимость каждого человека и своеобразие всей его жизни являются неотъемлемыми составляющими смысла человеческого бытия. Следует отличать своеобразие, о котором идет речь, от чисто внешней непохожести на других, ибо последняя сама по себе ценности не представляет. Тот факт, что один человек отличается от другого по рисунку отпечатков пальцев, еще не выделяет его как личность.

Таким образом, когда мы говорим, что благодаря своей неповторимости человеческое существование не бессмысленно, мы имеем в виду совсем иной тип неповторимости. Мы могли бы по аналогии с гегелевской хорошей и плохой бесконечностью говорить о хорошей и плохой неповторимости. Хорошая неповторимость — это такая, которая была бы направлена к обществу, для которого человек представляет большую ценность именно в силу своей непохожести на остальных.

Человеческое существование представляет собой особый вид бытия, непохожий на бытие любого другого объекта. К примеру, дом состоит из этажей, а этажи из комнат. Таким образом, мы можем рассматривать дом как сумму этажей, а комнату — как часть этажа. Итак, мы можем более или менее произвольно разграничивать элементы бытия, намеренно сводя какое-либо конкретное явление или предмет к более общему или же, наоборот, вычленяя его из общего. И только человеческая личность, ее существование не подвластны подобной процедуре; человек представляет собой нечто, завершенное в себе, существующее само по себе, его нельзя ни разделить, ни сложить с другими предметами или явлениями.

Чему человек отдает предпочтение, его образ жизни- все это можно описать, исходя из нашей первоначальной идеи о том, что быть -значит отличаться. Можно сформулировать это так: существование человека как личности означает абсолютную непохожесть его на других. Ибо своеобразие (уникальность) каждого означает, что он отличается от всех остальных людей.

Таким образом, человека нельзя ввести составляющим элементом ни в какую систему высшего порядка- ведь при этом он неизбежно теряет особое качество, которое отличает собственно человеческое бытие, чувство достоинства. Наиболее ярко это проявляется в феномене массы, или толпы. Толпа как таковая не имеет ни сознания, ни ответственности. И именно поэтому она лишена существования. Несмотря на то что толпа может действовать и в этом смысле она реальна, она не действует ни внутри себя, ни сама по себе. Социологические законы действуют не поверх людских голов, а напротив люди сами являются проводниками этих законов.

Возможно, подобные законы и кажутся имеющими силу, но они являются таковыми лишь в той степени, в какой действенны вероятностные расчеты для массовой психологии, и только в той мере, в какой является предсказуемым среднестатистический человек. Но этот среднестатистический человек-выдумка ученых, а не реальная личность. Он никак не может быть реальным человеком именно в силу своей предсказуемости.

Скрываясь и растворяясь в толпе, человек утрачивает важнейшее из присущих ему качеств ответственность. С другой стороны, когда он берет на себя задачу, поставленную обществом, он добивается совсем иного- увеличения собственной ответственности. Бегство в толпу — это способ скинуть с себя бремя собственной ответственности. Как только кто-нибудь начинает вести себя так, как будто он всего лишь частица высшего целого и только это целое играет определяющую роль, он начинает получать истинное наслаждение от того, что удалось сбросить с себя хотя бы часть ответственности. Эта тенденция к избеганию бремени ответственности оказывается мотивом для любых форм коллективизма. Истинное сообщество, в сущности,- это сообщество ответственных личностей; толпа-это просто множество обезличенных существ.

Когда дело доходит до оценки человеческих поступков, коллективизм нередко приводит к нелепым заблуждениям. Вместо конкретного, персонально ответственного индивида идея коллективизма подставляет лишь усредненный тип, а вместо личной ответственности — конформность и уважение к социальным нормам. В этом процессе ответственность утрачивается не только объектом оценки, но в не меньшей степени и субъектом такого оценочного суждения.

Оценка с помощью типов упрощает задачу тому, кто оценивает, поскольку она освобождает человека от ответственности за это оценочное суждение. Если мы оцениваем какого-то конкретного индивида как представителя определенного человеческого типа, нам даже не требуется сколько-нибудь подробно рассматривать данный индивидуальный случай, и это оказывается весьма удобным способом такой оценки. Это столь же удобно, как и, к примеру, оценка автомобиля по его марке или типу салона. Если вы сидите за рулем автомобиля какой-то определенной марки, вам хорошо известны собственные возможности в связи с этим. Если вам известна марка пишущей машинки, вам легко представить, что от нее можно ожидать. Даже породу собаки можно для себя выбрать подобным образом: пудель будет иметь совершенно определенные черты и определенные наклонности, у волкодава они будут существенно другими. Только в случае с человеком такие вещи не проходят. Отдельный человек не детерминирован своим происхождением; его поведение нельзя вычислить, исходя из его типа. Такой расчет никогда не будет точным, никогда не сойдется нацело — обязательно будет какой-то остаток. Этот остаток и выражается в свободе человека избегать ограниченных рамок собственного типа. Истинно человеческое начинается в человеке там, где он обретает свободу противостоять зависимости от собственного типа. Ибо только там, именно в этой свободе, в ощущении своего свободного и ответственного бытия возникает подлинный человек. Чем более стандартизована некоторая машина или устройство, тем они лучше; но, чем больше стандартизована личность, чем больше она растворяется в своем классе, национальности, расе или характерологическом типе, тем больше она соответствует некоему стандартному среднему и тем ниже она в нравственном отношении.

В нравственном плане идея коллективизма приводит к понятию коллективной вины. С людей спрашивают за то, за что они в действительности ответственности не несут. Тот, кто судит людей подобным образом или даже обвиняет их, ответственности за свой приговор не несет. Конечно, гораздо проще возвышать или унижать расы целиком, чем пытаться оценить каждого отдельного человека-то есть отнести его к одной из двух групп, на которые с точки зрения нравственности делятся все люди: к расе людей порядочных или к расе нравственно испорченных.

Список литературы

1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. — Л., 1968.

. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. — М., 1977.

. Артемьева Т.И. Методологический аспект проблемы способностей. — М.. 1977.

. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — М., 1968.

. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. — Казань, 1969.

. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. — М., 1982.

. Очерк теории темперамента / Под ред. В.С. Мерлина. — Пермь, 1973.

. Платонов К.К. Проблемы способностей. — М., 1972.

. Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. — М., 1959.

. Тарасов Г.С. Проблема «психологической общности» и «уникальности» личности и процессе воспитания // Психология формирования и развития личности / Под ред. Л.И. Анцыферовой. — М., 1981.

. Теплов Б.М. Избр. труды: В 2 т. М., 1985.

. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер. С англ. и нем./ Общ. Ред. Л.Я. Гозмана и Д.А.Леонтьева. — М.: Прогресс, 1990.