Присоединитесь'' к тексту высказывания предполагаемых клиентов. В своем ответе покажите Ваше понимание смысла высказывания и принятие их чувств.

Тема 3. Методы работы в консультировании

1. Проанализировать текст высказываний клиента по схеме. Упражнение на моделирование текстов высказываний клиента.

2. Работа с запросами клиентов. Вопросы консультантов на разных этапах интервью.

3. Проведите на выбор одну из диагностических проб: Альбом моей жизни или линия жизни.

4. Приведите примеры перефразирования запросов клиента.

5. Смоделируйте варианты работы психолога с переносом и контрпереносом.

6. Определите какую технику использовал консультант

Задание 1.

Познакомьтесь с вариантом анализа первого текста, найдите в тексте соответствующие выделенным темам смысловые лексические единицы. Второй текст проанализируйте самостоятельно. Формулируйте тему от лица автора высказывания, используйте его выражения.

Присоединитесь'' к тексту высказывания предполагаемых клиентов. В своем ответе покажите Ваше понимание смысла высказывания и принятие их чувств.

Текст 1

''Я долго думала о последних годах своих и пришла к неутешительному заключению: жить мне осталось немного и ожидают меня обычные безрадостные дни. После ухода на пенсию первое время я чувствовала себя скверно. Затем, когда я приняла решение быть на работе, мне показалось, что выход найден. Я обходила сложных больных. Врач, сменившая меня, охотно прислушивалась к моим словам. Но постепенно я стала замечать, что мое положение — ложное. Новые сестры и молодые врачи, которые не знали меня и которых не знала я, с каким-то недоумением смотрели на седую старуху, бравшую журнал для консультантов и просившую истории болезни, в которых среди прочих назначений было записано: ''Консультация психиатра''. … Мне казалось, что мое мнение их вовсе не интересовало. Я стала реже бывать в больнице. И с каждым днем во мне росло ощущение моей ненужности. Не скажу, что испытать его мне было внове. Когда мой сын женился и стал все реже бывать у меня, я тешила себя иллюзиями, что он, воспитанный мной, моя плоть от плоти, не может не понять моего состояния.

Моего одиночества. И он понимал и чувствовал его. Они приходили ко мне довольно регулярно, сначала с женой, потом с внуком, потом с обоими внучатами. Мы вместе обедали или ужинали. Возились с ребятами. Но общение всегда наше было связано хозяйственными заботами, летними отпусками и еще бог знает чем. А самому главному, что сближает людей, — разговорам о волнующем, интересном, огорчениях и обидах, успехах и надеждах — этому не находилось времени. Я хорошо знаю сына. Его душу. Он славный, добрый мальчик. Он не может жить без общения. Но вероятнее всего, он обсуждал многие свои вопросы с женой, друзьями, но только не со мной. Отчего…'' (Станислав Долецкий. Мысли в пути. 1985, с. 537 — 538).

11 стр., 5138 слов

Групповая психокоррекционная работа психолога с клиентами

... попеременного игнорирования некоррекционных высказываний, поведения клиента и неожиданного обсуждения их. Наличие в группе пассивных клиентов. В этой группе обычным бывает длительное молчание. Молчание ... и проявления деструктивного поведения, гораздо реже создаются подгруппы, происходит быстрое устранение болезненных симптомов. Сходство клиентов способствует возникновению взаимной эмпатии, более ...

Темы высказывания Смысловые единицы Количество единиц
Я и время долго, последние годы, немного, дни, постепенно, первое время, реже, внове, регулярно, потом, потом, не находилось времени 12
Ощущение моей ненужности после ухода на пенсию
Мое одиночество после женитьбы сына

Ваше ответное высказывание

_____

_____

_____

Удачные высказывания других студентов

_____

_____

_____

_____

_____

Текст 2

''Школа мне надоела, и дальше учиться нечего. Нужно пойти работать: буду занята, в голову не станут лезть дурацкие мысли. Поговорила с мамой. Она меня обругала. С мамой все ясно. Она ничего не понимает, и понять не может. Чуть что — кричит. Шпионит за мной. Ненавидит меня. Не верит ни одному моему слову. Опоздаю на минуту — скандал. Что со мной случится? Кто меня тронет? Вот взять к примеру Мишу. Он на пять лет старше меня. Здоровый. Чемпион по самбо. Конечно, когда мы вдвоем, он кое-что пытается. Но я строго скажу ему — и он руки убирает. Дурачок, не понимает, что мне это тоже приятно. А слушается меня как маленький. Мы гуляем, слушаем записи, разговариваем.

Учусь, конечно, я неважно. Могла бы заниматься хорошо. А зачем? Кому это нужно? Одноклассников смешить. Зачем тратить дело на бесполезное дело? Из класса в класс переводят — и ладно. Дурой меня не считают. Смотреть, как наша отличница зубрит уроки каждый вечер, страдает, если ей четверку поставили, — противно.

Бабушка меня то и дело обнюхивает. Ах, от тебя табаком пахнет! Ты курила? Ах, от тебя вином пахнет! Ты пила? Ах, от тебя потом пахнет! Ты не мылась? Не жизнь, а мучение… Когда я покрасила ресницы — а наши девочки некоторые с шестого класса красятся — крику было, будто я потеряла тысячу рублей. Укоротила юбку — целый вечер было обсуждение… Не могу же я им сказать, что нос у меня приплюснутый, хотя в общем я миловидная. Но ноги — вы меня извините. Они вполне годятся. Нос каждому виден. А брюки я могу и в холод поносить''. (Станислав Долецкий. Мысли в пути. 1985, с. 542 — 543).

Темы высказывания Смысловые единицы Количество единиц

Ваше ответное высказывание

_____

_____

_____

_____

_____


Удачные высказывания других студентов

_____

_____

_____

_____

_____

Из тетради «Психологическое консультирование» Т.Ю. Андрущенко.

Задание 2. Проанализируйте предложенную ситуацию. Определите типы вопросов, задаваемых консультантом.

Случай с Татьяной Николаевной

Татьяна Николаевна закончила урок, и теперь, уставшая, она сидит за столом, почти автоматически прощается с детьми, группками и по одному покидающими класс. Сегодня было пять уроков. Конец этой проклятой третьей четверти, которая, казалось, будет длиться вечно…

А впереди еще родительское собрание, неприятные объяснения с отцом Наташи и мамой Володи, педсовет, педагогические чтения… Домой идти не хотелось. Затягивающийся ремонт превратил их небольшую квартирку в хроническую свалку, то нет одного, то нет другого, батарея течет, новой нельзя ни купить, ни достать… Дочка уже вторую неделю кашляет, у мужа опять командировка…

Татьяна Николаевна подошла к окну. По грязной мартовской улице, так и не узнавшей в эту зиму снега, ветер нес обрывки бумаг, вздымал то здесь, то там вихри желтой, с песком, пыли. Мальчишки, кажется, все тот же Володя Колесов и другие из параллельного класса устроили соревнование: кто дальше бросит ранец и первым добежит до него. Они бегали туда-сюда, орали, кривлялись…

Она чувствовала, как всю ее захлестнуло раздражение. Покурить, что ли? Усмехнулась про себя: «А еще национальный учитель!» Достала зеркальце, подышала на него: из маленького, в серебристой оправе овала на нее смотрели какие-то чужие усталые глаза. Веки полуопущены, лицо блес­тело…

«Господи, да я же загнанная лошадь!» — промелькнуло в сознании. К горлу подступил комок, голову будто сжало обручем. «Нет, не буду распускаться», — решила Татьяна Николаевна, но опять к сердцу подкатила, нахлынула жалость. «Боже мой, а мне ведь только двадцать семь! Чехов писал: лучший возраст женщины…» Она вспомнила, как три года назад пришла в школу, приняла свой первый в жизни класс. Милые, беспомощные дети, доверчивые глаза, чувство огромной ответственности за них… И чувство гордости — от того, что сама — мать, что ей доверили самое дорогое, что есть в жизни, — детей… Что же произошло с ней? Кто виноват? Что делать? Эти роковые русские вопросы сами собой всплыли в душе.

Татьяна Николаевна рассказывала потом, что с головной болью добралась домой, не раздеваясь легла на кровать и проспала почти до того времени, когда нужно было забирать дочку из детского сада. Уложив ребенка спать, совершенно случайно включила телевизор на кухне и… после передачи
о психологическом консультировании решилась: «Ладно, пойду еще к психологу. Хорошо, что у них беседа анонимная. Может, посоветует что-
нибудь…»

Дверь приоткрылась.

— Можно к вам? — в проеме показалось миловидное, слегка встревоженное женское лицо в обрамлении густых гладко зачесанных волос.

— Пожалуйста, проходите!

— С вами можно посоветоваться? — Молодая женщина подняла вопросительно брови и смущенно улыбнулась.

— Да, я психолог-консультант, хотя меня учили ни в коем случае не давать советов.

— А что же вы делаете тогда?

— Консультирую.

— Но ведь консультировать — разве не советовать?

— Меня учили, что консультировать — значит помогать, оказывать психологическую помощь.

— И чем же вы можете мне помочь? Может, денег дадите или радиатор отопления достанете? — в глазах посетительницы блеснули слезы.

Видно, дался ей этот радиатор и все, что с ним связано.

— Прошу вас, садитесь, пожалуйста.

Я представился, и повисла внезапная давящая пауза — будто что-то оборвалось. Посетительница не отрываясь и не мигая смотрела в окно. Вечереющее небо ранних мартовских сумерек было окрашено высокими розоватыми облаками. Приглушенно доносился привычный шум улицы, из-под крыши деловито чирикали воробьи…

— Так чем же вы можете помочь? — вдруг повторила свой вопрос женщина и посмотрела мне прямо в глаза не то что бы с вызовом, а скорее в раздумьи. Посмотрела оценивающе и в то же время с недоверием. Пожалуй, все-таки во взгляде было больше сомнения, чем надежды, но надежда все же была. Даже не надежда, а решимость довести начатое дело до конца.

— Чем могу помочь? — я задумался.

И в самом деле, чем может помочь психолог-консультант? Разве может он возвратить утраченных близких? Вернуть оторванную на войне руку? Или любовь? А исправить непоправимую ошибку? Да что там! Радиатор парового отопления, и тот я не смогу достать. Самому, кстати, нужен. Так что же я могу? Все это промелькнуло в голове за какую-то долю секунды, и я ответил:

— Я могу помочь жить.

— Жить? — женщина усмехнулась. — А если жить не хочется?

— Вам не хочется жить той жизнью, какой вы живете? — попытался уточнить я.

— Пожалуй, — и женщина взглянула на меня как бы со стороны.

— Пожалуй, — повторила она и снова задумалась.

— Послушайте, — через несколько минут заговорила она снова, — я ведь забираю у вас время.

Я молча взглянул на нее.

— Почему же вы молчите? Ведь так?

— Я молчу, потому что не знаю, что вам ответить.

— Вы боитесь меня обидеть?

— Я отметил про себя вашу нерешительность, когда вы вошли и, честно говоря, сейчас растерялся…

— Растерялись от чего?

— от таких резких перепадов в вашем настроении: от нерешительности
к агрессии, от агрессии — опять к нерешительности, а затем — к демон­страции.

— Что же я демонстрировала?

— Деликатность.

— А вы вредный! — вдруг каким-то другим голосом проговорила женщина и едва заметная улыбка тронула ее губы.

— А вы? — спросил я.

— Вообще-то я тоже, — как-то по-домашнему произнесла она. — А вы знаете, мне уже немного легче стало. — она снова посмотрела в окно, и выражение ее лица тут же изменилось.

— Вы что-то вспомнили. И не очень приятное, да? — в моем голосе прозвучал полувопрос-полуутверждение.

— Да, а откуда вы знаете?

— Из психологии.

— Вы телепат?

— Нет. Просто ваши глаза двигались по-особому. Так бывает, когда че­ловек что-то вспоминает. И выражение лица изменилось. Неприятное
что-то?

— Да, — и она снова замолчала.

В комнате опять наступила тишина, в которую то громче, то глуше проникали шум улицы, крики воробьев, звуки далекой музыки.

— А знаете, — заговорила собеседница, — я детей не люблю.

И посмотрела на меня с какой-то ожесточенной решимостью. Она явно ждала моей реакции.

— Вы не любите детей, — как эхо отозвался мой голос.

— Да, не люблю! — повторила она громко и настойчиво.

— Мне кажется, то, что вы говорите, очень важно для вас, — заметил я.

— В каком смысле? — не поняла она.

— Вы так решительно утверждаете, что не любите детей, как будто хотите этим что-то доказать или отстоять. Для вас то, что вы говорите, что не любите детей, — ценность?

— В каком смысле? — опять удивилась она.

— В прямом. Что-то очень важное, дорогое, что вы готовы отстаивать, за что готовы платить дорогой ценой…

— Да, дорогой ценой… здоровьем… — как-то с надрывом сказала она.

Мы снова молчали. Задумались каждый о своем. Она, возможно, о себе. Я — о ней. О моей новой клиентке, о которой я почти ничего не знаю, кроме того, что она — человек. И ей — плохо. Ей тяжело. И я должен ей
помочь.

— Ну ладно, — проговорила женщина, — пойду я.

— Если можно, скажите мне, пожалуйста…

— Что вам сказать?

— На кого вы сейчас разозлились?

— Ни на кого.

— Значит, на себя?

— Слушайте, идите вы к черту! Психолог!

— Вы снова разозлились?

— А как вы думаете?

— Вам действительно интересно, как я думаю?

— А по-вашему, я что, играю?

— Вы злитесь, и это мешает нашему контакту.

— Да, я злюсь, злюсь, злюсь! Так что прикажете мне делать? Что?

— А как вы знаете, что вы злитесь? — вдруг спросил я.

— Как это, как знаю? Злюсь, и все.

— Простите, как ваше имя-отчество?

— Татьяна Николаевна.

— Спасибо, Татьяна Николаевна. Во-первых, я очень рад, что вы уже совершенно легко говорите о своих чувствах и открыто их выражаете. И, во-вторых, сегодня наше время истекло…

— Как истекло?

— Да, это так. Как правило, беседа с клиентом длится не больше часа. Мы беседуем ровно 55 минут. Как вы себя чувствуете сейчас?

— Необычно.

— То есть?

— Я успокоилась.

— Я очень, очень рад этому. Если хотите, давайте условимся о следующей встрече.

Так началась наша совместная работа с личностными проблемами и переживаниями этой молодой женщины, учительницы начальных классов одной из киевских школ.

Задание 4. Перефразируйте высказывания клиентов.

1. Я так ждал сегодняшнюю встречу, потому что должен многое рассказать.

2. Я не знаю что думать. Он не последователен в своих действиях, то рядом, то вдруг отдаляется от меня.

3. У меня черная полоса в жизни, все навалилось как-то сразу. И работа, и семья, да еще и соседи затопили — теперь и ремонт. Света не видно.

4. Меня преследует депрессия и я одинока, однако вообще все не так уж плохо.

5. Мне кажется, что у меня лишний вес, но другие говорят, что я выгляжу совсем неплохо.

6. Он ничего не делает дома, а все время ходит пьянствовать с друзьями. Я обречена заботиться о детях и делать все по дому.

Задание 6. Определите какую технику использовал консультант, предложите свой вариант.

Конфронтация

Клиент: Я так ждал сегодняшнюю встречу, потому что должен многое рассказать.

Консультант: Да, но Вы опоздали на пятнадцать минут, и теперь уже некоторое время сидите со скрещенными руками.

«Меня преследует депрессия и я одинока, однако вообще все не так уж плохо».

«Я думаю, что люди должны сами принимать решения, но своих детей я постоянно осыпаю советами, как им жить».

«Мне кажется, что у меня лишний вес, но другие говорят, что я выгляжу совсем неплохо».

«Я хотела бы слушать других, но почему-то всегда говорю больше всех».

Интерпретация

Клиентка: Он ничего не делает дома, а все время ходит пьянствовать с друзьями. Я обречена заботиться о детях и делать все по дому.

Консультант: Похоже, что он этим своеобразно спасает Вас от принятия решения о своей нынешней и будущей жизни.

Отражение чувств

Клиентка: Об этом трудно не только говорить, но даже думать. Уже давно я не имею никаких отношений с мужчинами, а теперь не знаю, как отнестись к появившейся возможности.

Консультант: Грустно смотреть, как Вы боитесь и избегаете того, чего, по Вашим словам, хотелось бы.

Клиентка: Без сомнений. Я не знаю, подходит ли он мне. Он кажется очень милым и имеет все, чего мне хотелось бы. Я не знаю…

Консультант: Ваши чувства теперь в смятении. Вы не можете решить, действительно ли хотите этого мужчину.

Клиентка: Да. И так бывает всегда, когда я думаю об этом. Если кто-то заботится обо мне и всем хорош, я бегу от него, когда некто не хочет меня, я хочу его. Что за каша! Смогу ли я когда-нибудь изменить положение?

Консультант: Вы чувствуете себя растерявшейся, думая, всегда ли должны стараться убежать, когда кто-либо заботится о Вас.

Клиентка: Мы с мужем дружим с детства и после окончания университета поженились. Я думала — какой замечательной будет супружеская жизнь! Но все оказалось совсем не так…

Консультант: Сколько лет Вы в браке?

Парафраз

Клиент: Я не знаю, как жить дальше. Иногда думаю, что надо все бросить и идти работать, а порой кажется, что следует дальше учиться, но я не знаю, что выбрать.

Консультант: У Вас происходит внутренняя борьба за дальнейшее самоопределение в жизни, и Вам трудно решить, какой из двух путей сегодня более правильный.

Клиент: В этом году несчастья следуют одно за другим. Болела жена, а потом та авария, которая переполнила чашу, ну, а теперь эта операция сына… Мне кажется, что неприятности никогда не кончатся.

Консультант: Кажется, что проблемы никогда не закончатся, и Вы спрашиваете себя, всегда ли так будет.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector