Творчество Я.П. Полонского. Лингвостилистический исследование произведения 'Лебедь'

МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОДИНЦОВСКАЯ ГИМНАЗИЯ № 11

Реферат по теме:

«Творчество Я.П. Полонского. Лингвостилистический анализ произведения «Лебедь».

Выполнили:

Ученицы 11 класса «В»

Ефимова Татьяна, Орлова Вероника

Проверила: Аношина Л.Н.

Одинцово 2007.

Содержание

Яков Петрович Полонский — прозаик и публицист

Творчество Я.П. Полонского (1846 — 1851) гг.

Творчество Я.П. Полонского 1850 — 1860 годов

Творчество Я.П. Полонского 1870−1890 годов

Лингвостилистический анализ произведения Я.П. Полонского Лебедь"

Вывод

Список использованной литературы

Яков Петрович Полонский — прозаик и публицист

Выдающийся писатель — рязанец Я.П. Полонский вошел в историю отечественной словесности преимущественно как талантливый лирический поэт. Между тем творческий диапазон художника гораздо шире и включает в себя самые различные литературные жанры: эпическую прозу, драматургию, публицистику, мемуарные очерки. Не все, созданное Полонским, выдержало испытание временем, но многие прозаические произведения, имеющие несомненные художественные достоинства, представляют значительный интерес и для современного читателя, о чем свидетельствует переиздание некоторых рассказов и повестей, а также воспоминаний и романа «Признание Сергея Чалыгина». Творчество писателя ярко проявляется в 40 — 90-х годах XIX столетия.

Прозаические произведения Я.П. Полонского составляют значительнейшую часть созданного писателем и занимают восемь томов в десятитомном Полном собрании сочинений, не считая ряда дополнительных изданий. Удивляет огромная работоспособность художника, разносторонность творческих интересов, высокий интеллект, яркое литературное дарование. Перу Полонского принадлежит оригинальный цикл оригинальных этнографических очерков о Грузии и Кавказе, лирико-психологические рассказы «Статуя весны», «Груня», «Дом в деревне», сатирические повести «Женитьба Атуева», «Нечаянно», «Медный лоб», исторические и автобиографические романы «Признания Сергея Чалыгина», «Дешевый город», «Крутые горки», «Проигранная молодость», мемуары повествования «Старина и мое детство», «И.С. Тургенев у себя», «Школьные годы», «Мои студенческие воспоминания», литературно-критические статьи «Зоил и критик», «О законах творчества», «Прозаические цветы поэтических семян», «Заметки по поводу одного заграничного издания и новых идей графа Л.Н. Толстого». Причем этот перечень далеко не полон и включает в себя наиболее известные произведения, которые могут стать в первую очередь предметом изучения в школе и в ВУЗе.

9 стр., 4429 слов

Контрольная работа по дисциплине: «Психология» Тема: «Воображение и индивидуальное творчество»

... бы новое измерение. В созданных художественным творчеством произведениях искусства люди созерцают преображенный, углубленный образ мира ... лишились бы почти всех научных открытий и произведений искусства. Дети не услышали бы сказок ... «Техника» воображения…………………….……... ГЛАВА II. ВООБРАЖЕНИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ……………………………………. Развитие воображения у детей в процессе творческой деятельности ...

Творчество Я.П. Полонского (1846−1851) гг.

После окончания юридического факультета Московского университета в 1844 году Я. Полонский направляется в Одессу, а через 2 года в Грузию, где получает место редактора газеты «Закавказский вестник». Пятилетнее пребывание на Кавказе составляет важный этап в жизни и в литературной деятельности писателя. Знакомство с общественной и политической атмосферой Грузии, ее историей, культурой, нравами и обычаями народа, природой во многом способствовало расширению творческого диапазона молодого поэта, и оказало воздействие на радикализацию его мировоззрения. Все это нашло отражение в «грузинском» цикле стихотворений поэта, в которых, по словам Н.А. Некрасова, «таится самостоятельность… реализм здравый и картинность описаний, сдержанная в должных границах». Значительное место среди «кавказских» произведений Полонского занимает проза и публицистика, обращение к которым романтического поэта было не случайным. «В наше время и сам Ювинал писал бы не сатиры, а повести, — утверждал В.Г. Белинский, — ибо если есть идеи времени, то есть и формы времени». И действительно, в 20−30-е годы XIX века художественная проза в России достигла заметного расцвета. Эта литературная форма, неоднократно подчеркивал Белинский, открывала большие возможности для постановки и освещения актуальнейших общественных вопросов, позволяя наиболее полно разрабатывать темы политической жизни. «Нам нужна повесть, — писал великий критик — Жизнь наша, современная, слишком разнообразна, многосложна, дробна: мы хотим, чтобы она отражалась в поэзии, как в граненом, угловатом хрустале, миллионы раз повторенная во всех возможных образах, и требуем почести».

11 стр., 5425 слов

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РАССКАЗА ГИ ДЕ МОПАССАНА «МАДМУАЗЕЛЬ КОКОТКА» И ПОВЕСТИ И.С.ТУРГЕНЕВА «МУМУ»

... действительности, когда он при создании своих произведений идёт от жизни, тогда такой писатель не будет эпигоном. Он напишет оригинальные произведения, не повторит ... самостоятельные произведения, а заимствование ряда мотивов и ситуаций из тургеневской повести в данном случае носило формальный характер. Методы: теоретические: сравнение, анализ ...

Кавказский период творчества Я. Полонского совпал по времени с полным торжеством и расцветом «натуральной школой», нового этапа в развитии реализма в русской литературе, и это не могло не отразиться на творчестве писателя тех лет.

Литература 40-х годов стала проявлять сильный интерес к обыденному, изображать черты быта различных слоев общества. Этот процесс Белинский определил, как стремление литературы сделаться «натуральной», а движущую силу его видел в потребности сближения с действительностью, в отражении жизни «во всей ее наготе, с ее радостями и бедствиями, богатством и нищетою, успехами и страданиями». Я. Полонский, находившийся под несомненным влиянием идей Белинского, в полной мере отразил в своих произведениях новые художественные принципы. В отличие от романтиков, писатель не только воздает дань чарующей природе Кавказа, но и показывает то, «что для других писателей… осталось незамеченным: социальные контрасты большого города, мушу (носильщика), обливающегося потом под тяжестью груза, убогую жизнь сололакской и авлабарской бедноты, людей, прикрытых грязными лохмотьями». Используя опыт русских реалистов 40-х годов, Полонский «первым распространил принципы «натуральной школы» на литературу о Кавказе, продолжив тем самым реалистические традиции «Героя нашего времени» и поэм Полежаева, еще раньше приоткрывших романтическую завесу над бытом и жизнью кавказского человека.

4 стр., 1823 слов

1. Человек коммуникативный

... людей творческих и деловых людей, специализирующихся на разработке и подготовке рекламной деятельности, рекламы и прочих рекламных материалов. В агентстве заняты: писатели ... способом существования человека является его связь с другими людьми, а сам человек становится человеком только ... специализации в рекламе. Финансовый директор – человек, под руководством которого работает несколько сотрудников, ...

Первое прозаическое произведение Я. Полонского появляется уже в третьем номере «Закавказского вестника» за 1847 год. Это отрывок повести «Тифлисские ночи». Некоторые предположения по поводу этого произведения высказал И. Богомолов, установивший на основании архивных материалов принадлежность «Тифлисских ночей» перу Полонского. Повесть «Тифлисские ночи» была, очевидно, задумана автором вскоре по приезде на Кавказ, но появилась только первая глава, продолжения не последовало. Исследователь полагает, что писатель предполагает изобразить жизнь декабристов на Кавказе, но из-за цензурных препятствий, замысел не был воплощен. Действие повести происходит в конце 20-х — начале 30-х годов, когда многие из декабристов оказались в Закавказье. Несомненно, что Полонский испытывал определенный интерес к движению декабристов, посвятив ему впоследствии часть романа «Признание Сергея Чалыгина». Опубликованный фрагмент повести интересен, прежде всего, влиянием гоголевской стилистики, что чувствуется и в манере описания предметов. И в характеристики персонажей.

В том же году появляется следующее прозаическое произведение Полонского «Письмо из Серого замка». Обращаясь к жанру путевого очерка, автор насыщает повествование большим количеством интересного фактического материала, изобилующего тонкими наблюдениями настоящего художника. Автор вступает в явную полемику с романтической установкой на изображение «дикой» стороны Кавказа со множеством восторженных описаний его первобытной и таинственной природы. Появляется стремление молодого писателя к выработке новых приемов реалистического описания кавказского края, ухода от романтических трафаретов (мрачный суровый пейзаж, люди, наделенные сильными страстями и необычной судьбой; острый сюжет с трагической развязкой).

Следуя лучшим традициям «кавказской» очерковой литературы, Полонский изображает в своих очерках самых обыкновенных людей в их повседневной жизни. «Письмо из Серого замка» родилось в результате поездок автора по Боргалинскому уезду Грузии. В Сером замке прожил он более двух дней, знакомясь с жизнью и бытом местных жителей, слушая их песни, легенды и придания. Полонского занимает «новые общества», в котором пришлось ему провести время. С большим мастерством, подмечая мелкие детали, определяющее своеобразие каждого народа, автор старается типизировать характерные внутренние качества татар и уловить связь между нравами и условиями жизни этих людей. Писатель намеревался создать целый цикл очерков — писем: «Надеюсь, если я буду иметь время писать, я коснусь во всех отношениях характеристики здешнего татарского племени».

27 стр., 13235 слов

Повесть Леонида Андреева Иуда Искариот: 'Психологическая интерпретация евангельского сюжета'

... касалось темных сторон жизни, противо­речий в душе человека, брожений в области инстинктов, — он был жутко догадлив». Л. Андреев — автор повестей «Иуда Искариот ... ­чает в газетах «Московский вестник», «Курьер».  Первые его опубликованные рассказы — «В холоде  И золоте» (1892), «Баргамот и Гараська» (1898 ...

Очерк интересен и с лингвистической точки зрения. Обладая большими знаниями этнографического порядка, Полонский вводил в свои произведения лишь те слова, которые были необходимы для сохранения местного колорита. Описания природы выделяется своей конкретностью и сжатостью. Автор ведет спокойное, тихое, чуть ироничное повествование, чередуя описание горного пейзажа с рассказом о трудностях пути. Полонского более интересует современная жизнь замка, чем его прошлое.

После опубликования «Тифлисских ночей», которые остались незаконченными в 1848 году в «Закавказском вестнике», появляется рассказ «Делибаштала. Грузинская сказка (из путевых записок 1847 года)», возникшем в результате поездок автора по кавказскому краю и знакомству с грузинским фольклором. В том же году писатель помещает рассказ «Два незнакомца — живой и мертвый», а через год «Любовь Маешки» (первоначальный вариант «Квартиры в татарском квартале»).

Последний рассказ кавказского цикла «Тифлисские сакли» Полонский опубликовал уже в журнале «Современник», будучи в Петербурге.

Каждый рассказ этого периода как бы новый шаг на пути к углубленному изображению Грузии. От «Делибашталы», произведения в духе этнографических очерков, через «Квартиру в татарском квартале», где появляются маленькие «физиологии» Тифлисса к «Тифлисским саклям», произведению, посвященному судьбе людей социальных низов, с психолого — аналитической установкой, — такой эволюционный путь кавказского этапа творчества Полонского. Внимание писателя постепенно переносится с описания быта и нравов на человека, на изучение процесса формирования его личности, на вскрытие тех социальных обстоятельств, которые определяют судьбу людей.

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... сферу, напрягается в осознании тех достижений, которые господствовали в его жизни. Жизнь человека имеет как бы свои лейтмотивы, и на этих песнях или ... Виргиния. Он является автором книг «Путешествия вне тела», «Далекие путешествия» и «Окончательное путешествие», переведенных на многие языки мира. Рассказы Монро особенно ценны ...

В рассказах 40-х годов, носящих во многом ученический характер, отчетливо различаются поиски, сомнения, находки молодого писателя: его установка на преодоление ложно — романтических штампов и трафаретов, распространившихся в кавказской литературе, явная ориентация на Гоголя и писателей «натуральной школы», борьба и взаимодействие романтических и реалистических начал с установкой на углубление психологизма.

Творчество Я.П. Полонского 1850 — 1860 годов

В мае 1851 года Я.П. Полонский покидает Кавказ и едет Петербург добиваться разрешения на постановку в Тифлисском театре своей драмы «Дареджана, царица Имеретинская». Обстоятельства складываются таким образом, что писатель вынужден остаться в столице. Начинается новый этап в жизни Полонского.50 — 60 — е годы ознаменованы в творческой судьбе молодого поэта новыми художественными поисками, созданием того литературного лица, которым будет определяться в дальнейшем писательская деятельность.

В первой половине пятидесятых годов Полонский создает цикл рассказов о детях: «Статуя весны» (1854), «Груня» (1855), «Дом в деревне» (1855), объеденные не только тематически, но и душевной общностью героев повествований, созданных на основе детских впечатлений самого писателя. Каждый рассказ отражает определенный этап в развитии ребенка, соответствующий детству, отрочеству и юности (в «Статуе весны» герою 6 лет, в «Груня» — четырнадцать, а в «Доме в деревне» — шестнадцать).

1 стр., 500 слов

«Бесплатный человек» или обесценивание себя

... ерунда, - я не умею, - я не творческий человек, - мир опасен, человек-человеку враг/конкурент, - мне уже слишком поздно/ еще рано ... часто эти реакции обусловлены боязнью взять ответственность за свою жизнь, принять себя, свои особенности и столкнуться с реалиями ... окружающим миром. Это вызвано чувством тревоги за собственную жизнь и безопасность, и ребенок начинает приписывать всемогущество взрослым, ...

Появление детской тематики в литературе середины XIX столетия было определено характером самой эпохи. Перед искусством встали новые художественные задачи — «изучение природы человека во всей сложности, изображения самих душевных процессов (а не только результатов) во всей их противоречивости». Наметившийся в литературе интерес ко всей сложности жизненных влияний, которые испытывает человек в процессе своего формирования, породил большое количество произведений о том, как растет человек и как складывается его характер. Часть писателей обратилась к художественному осмыслению собственного жизненного пути. В этих условиях и получает распространение мемуарный и автобиографический жанр вытесняя постепенно из журналов традиционные светские повести. В 1852 году в «Современнике» повести П.А. Кулиша «История Ульяны Терентьевны» и «Яков Яковлевич», «Детство» Л.Н. Толстого открывают целый ряд публикаций, раскрывающих тему детства. Повести Полонского являются своеобразным продолжением этой серии.

В центре «детских» рассказов Я. Полонского образ мальчика Илюши. Писателя всегда привлекали оригинальные личности. Таким, несомненно, является и герой лирического повествования «Статуя весны». «Кто думает, что понять ребенка гораздо легче, чем человека взрослого, тот немного ошибается. Знаете ли вы, что между детьми несравненно больше истинных, настоящих оригиналов, чем между взрослыми? Постараюсь на этот раз рассказать вам несколько дней из жизни одного очень, очень маленького мальчика. Прочтите мой рассказ и скажите по совести, много ли на свете таких чудаков?» После такого выступления, раскрывающего художественную задачу автора, повествователь намечает контуры той обстановке, в которой рос и воспитывался Илюша. В изображении среды Полонский прибегает к опыту «натуральной школы». Это заметно в сатирическом изображении отца мальчика — Кирилла Кирилловича Вавилонова, считающего себя крупным специалистом в медицинской науке.

Серьезным воспитанием Илюши никто в доме не занимается, и мальчик предоставлен сам себе. Любимое занятие героя — одиночество, мечтание. Воображение Илюши создает свой особый мир, полных самых страстный переживаний. Лиризм и эмоциональность, в высшей степени свойственные поэзии Полонского, органически входят в его психологическую прозу, становясь важнейшим средством тонкого психологического анализа, сообщая ему индивидуально-авторскую эмоциональную оценку. Рассказывая о мечтах Илюши, самыми простыми словами передавал его инстинктивное сопротивление противопоставлять скучной действительности что-то более светлое и радостное, писатель тонко подмечает и мастерски передает такие чистые побуждения, присущие детскому возрасту, как сочувствие ко всякому несчастью и неприятие зла. Это стремление к всеобщему счастью заставляет мальчика при рассмотрении картинок, висящих в гостиной, инстинктивно понимать, что прощальный поцелуй Ромео и Джульетты — это горький поцелуй, и «пылкое его воображение, забегая вперед, уже рисует перед ним картину их будущей встречи, и ему снится радость их свидания после долгой, долгой разлуки». Руководствуясь этими же чувствами, маленький Илюша «клочком бумаги заклеил злое лицо ненавистного ему разбойника» на другой картинке.

Мальчик каждой мелочи умел придать «какое-то особенное, в зрелом возрасте непонятное, невообразимое значение». Не зная окружающего его мира, потому что редко видел посторонних и еще реже выходил на улицу, Илюша свое представление о нем дополняет фантазией. Он «с каждым днем все более и более свыкался со своим одиночеством, которое было для него вреднее всякой медленной отравы. Голова его искала здоровой питательной пищи и не находила. Воображение (огонь, с которым и детям играть опасно), развиваясь в нем за счет других способностей, постепенно создало вокруг него тот странный, фантастический и Гофмана достойный мир» — заключает автор. Этим обращением к творчеству немецкого романтика Полонский дает читателю представление о глубине и богатстве детской фантазии и о той значительной роли, которую она играла в жизни Илюши. Нечаянная оплошность — разбитая статуя богини Венеры, которой часто любовался мальчик, вызывает в душе героя целую бурю чувств трагического накала. Печальное событие становится одним из тех жизненных испытаний, которые неизбежны на пути каждого человека и которые так ли иначе формируют будущую личность.

Рассказы «Груня» и «Дом в деревне» по своему психологическому характеру примыкают к так популярным в те годы произведениям, возникающим под знаком «фактичности», откровенности, мемуарности, в которых «основной повествовательной формой стал рассказ от некого „Я“, сообщающего все подробности своей жизни». Благодаря такой форме, создается некая иллюзия автобиографичности образа героя, в действительности не являющегося автопортретом.

Оба рассказа Полонского написаны в форме воспоминаний взрослого человека о днях своего детства и отрочества. Повествователь помнит себя подростком, все чувства, переживания, связанные с этим возрастом, живы в душе его. Но это не только воспоминания, не только повествование о прошлом в собственном смысле этого слова. Вслед за Толстым, медленно обращаясь к прошлому, писатель использует прием непосредственного изображения детского восприятия мира через аналитизм автора-повествователя. Лирический герой, вспоминая и воспроизводя эпизоды своего детства, становится сторонним наблюдателем происходящего в детской психике.

Одним из важнейших нравственных уроков в жизни человека автор считает испытание любовью. В рассказе «Груня» герой «влюбился в сестру своего школьного товарища с первого взгляда какой-то «фантастической» любовью; именно воображение играло в ней основную роль. Мальчик стал «наяву бредить» — его любовь вся воплотилась в мечте, «окруженной каким-то туманным облаком».

В рассказе «Дом в деревне» герой становится старше на два года, и писатель отмечает иные оттенки нравственных переживаний Илюши, в котором пробуждается еще полусознательное стремление осчастливить людей. Несмотря на свои чувства, мальчик помогает девушке выйти замуж за любимого человека, передовая их записки друг другу.

Психологизм становится неотъемлемой частью художественной системы Полонского, который в центре внимания ставит лирическое чувство. В рассказах 90-х годов есть немало точек соприкосновения с толстовской трилогией, но в целом эти произведения весьма оригинальны.

Значительным явлением в развитии творчества Полонского-прозаика стал роман «Признания Сергея Чалыгина», опубликованный впервые в 1867 году. В этом интересном произведении чувствуется внутреннее родство с лирико-психологическим рассказами 50-х годов, которые стали для писателя своеобразной творческой лабораторией будущего романиста: в них художник изучал «тайны детской души», совершенствовал свой изобразительный метод, прокладывая себе дорогу в область психологической прозы. Эта близость заметна не только в тематике, способе повествования, характеристике героев, но, прежде всего в той искренности и мягкости, с которыми автор повествует о своем центральном персонаже, в той «правдивой наивности и верности тона», о которой писал И.С. Тургенев и которой восхищался А.К. Толстой. В «Признаниях.» Полонский переходит от локальных, частных проявлений детской психологии к развернутому изображению всего сложного процесса формирования детского сознания, пытается раскрыть весь спектр связей человека с той исторической обстановкой, в которой он живет. «Все должно было пройти перед глазами Сергея Чалыгина и задевать за его судьбу и сражаться на его характере», — объяснял автор концепцию своего произведения.

Осуществлению такой задачи вполне отвечало примененное уже в ранних рассказах повествование в форме воспоминаний о своем жизненном пути: оно расширяло сферу анализа души, раскрывало ее изнутри в процессе непрерывного развития и обогащения и давало возможность соотнесения ее с событиями и фактами, помогавшими понять социальную и историческую обусловленность поведения героя. Близость романа к мемуарам подчеркивал сам автор, назвав его «Признаниями». К автобиографическому жанру относили роман и современники. Так, например, в библиографическом отделе газеты «Голос» (№ 193 от 1867 года) «Признания Сергея Чалыгина» были названы «автобиографическим рассказом» и соотнесены с «Детскими годами Багрова-внука» С.Т. Аксакова и «Детством» и «Отрочеством» Л.Н. Толстого. Установка Полонского на мемуарность вызвана, прежде всего, стремлением к созданию иллюзии документальности, максимальной достоверности, к воплощению художественного вымысла в формы, сближающие его с действительностью. С такой же целью автор включает в текст частные письма, являющиеся для повествователя не столько семейным документом, как документом определенной эпохи.

В центре сюжета романа события 14 декабря 1825 года, свидетелем которых становится герой книги. В «Признаниях.» Полонский сосредоточил внимание в основном на семейно-бытовой и нравственно-психологических сторонах жизни той среды, в которой воспитывался и рос Сергей Чалыгин, то есть среды просвещенного дворянства, давшей России декабристов. Это связано с особенностями мировоззрения писателя, всегда придававшего большее значение таким факторам общественной жизни, как мораль, быт, нравы, семья, чем политика и экономика. Для Якова Полонского, идеалиста и гуманиста, характерен культ разума, науки, просвещения, уважения к правде, истине, красоте человеческих взаимоотношений. Все это определяет своеобразие понимания им борьбы со злом. Для художника само понятие «общественное зло» воплощено, прежде всего, в морально-этническом, а не социальном плане. По мнению Полонского, путь борьбы со злом это не политическая, революционная деятельность, а «морально-психологическое воспитание общества с целью добиться такого положения, чтобы все понимали величие идеалов свободы, равенств, прогресса и в меру своих сил и возможностей стремились к их осуществлению». Частично эти взгляды нашли также отражение в программной статье «Прозаические цветы поэтических семян», относящейся к 1867 году, в которой писатель называет черты, необходимые вождю молодого поколения. Более пространна идея о связи общественных учреждений с «прогрессом» выражена Полонским в неопубликованной статье «В каком смысле я монархист и республиканец».

В контексте современных проблем весьма примечательна мысль автора романа о том, что политический строй государства обусловлен степенью культуры населяющего его народа и поэтому форма правления зависит от «статистических данных», т. е. когда просвещение и развитие культуры достигает такого уровня, что «три четверти народа образованные, частные и сознают свой долг» и одна прокламация, вызванная потребностью образованных масс, может сделать. переворот, т. е. завершить статистические данные".

Просветительскими идеями и объясняется постоянный интерес писателя к пробелам влияний, формирующих характер каждой личности, обращение к «детской теме»; для него решающую роль играют вопросы воспитания молодого поколения. В связи с этим «Признания Сергея Чалыгина» вызваны не только историческим интересом Полонского к эпохе декабристов. Тщательно прослеживая формирование характера Сережи в годы его детства, художник ищет те истоки, которые определили судьбу поколения, пришедшего на смену декабристам.

В центре внимания автора рядовой человек, один из многих, не сыгравший никакой роли в происходивших событиях. Но для писателя каждая личность является выражением истории. Полонский изображает не человека вообще, а стремится раскрыть его индивидуальность и выделить в его образе черты конкретной эпохи. Из отдельных биографий как бы сплетается история, в которой каждому предназначена своя роль.

Несомненный художественный интерес представляют и другие прозаические произведения Я. Полонского, как, например, проблемная повесть «Женитьба Атуева» (1869), посвященная спорам о русском нигилизме и развивающая идеи автора «Отцов и детей», сатирический рассказ «Медный лоб» (1868), показывающий аморальность накопительства, продажность человека, психологическая новелла «Рассказ вдовы» (1869), исследующая любовную тему, и многие другие работы, к сожалению, не переизданные в советские годы.

Творчество Я.П. Полонского 1870−1890 годов

В этот период творческой деятельности положение Я. Полонского в литературном процессе достаточно стабильно. Критика по достоинству оценила заслуги писателя, отметив поэтический дар художника торжественным празднованием пятидесятилетия замечательного лирика и символическим серебряным венком, который впоследствии был передан Полонским в дар городу Рязани и сейчас хранится в областном краеведческом музее. Общественная позиция поэта определилась стремлением быть вне борьбы идеологических лагерей в отечественной словесности, что вызывало ожесточенные нападки со стороны революционной демократии и, в частности, М.Е. Салтыкова-Щедрина. Вместе с тем Полонский никогда не стремился уйти от ключевых проблем эпохи, открыто декларируя свою концепцию творчества:

Писатель, если только он

Волна, а океан — Россия,

Не может быть не возмущен,

Когда возмущена стихия.

Писатель, если только он

Есть нерв великого народа,

Не может быть не поражен,

Когда поражена свобода.

Последний период творчества замечательного рязанца ознаменован поисками в различных прозаических жанрах. Это крупные романные формы «Дешевый город» (1879), «Крутые горки», «Под гору» (1861), «Проигранная молодость» (1890), развивающие традиционную форму для Полонского тему становления личности человека в сложных жизненных обстоятельствах, повести «Нечаянно» (1878) и «Вадим Голетаев» (1884), посвященные разоблачению психованного русского обывателя, рассказы «На высоте спиритизма», «Дорогая елка», «Галлюцинат» (1863), затрагивающие проблемы подсознательного в психике человека, волшебные сказки «О том, как мороз в избе хозяйничал», «Три раза в ночь зажженная свеча» (1885), мемуарные хроники «И.С. Тургенев у себя» (1884), «Старина и мое детство», «Школьные годы» (1890), изображающие жизнь провинциальной Рязани тридцатых годов XIX столетия, «Мои студенческие воспоминания» (1898), воссоздавшие духовную атмосферу Московского университета эпохи сороковых.Я. Полонский остается верен своим художественным принципам: вниманию к психологии человека, нравственно-этническим проблемам. Духовный мир современника стал предметом внимательного анализа писателя в прозе 1870−1890-х годов.

Например, в романе «Крутые горки» автор шаг за шагом прослеживает становление и мужание гимназиста Петра Егоровича Клина, волею обстоятельств вынужденного преодолевать сложные препятствия на пути к своему благополучию. Критика в то время высоко оценила художественные достоинства романа. В «Вестнике Европы» рецензент отмечал, что «Крутые горки» и его продолжение «Под гору» дают чрезвычайно «живую и рельефную картину из жизни и быта петербургских мелкотравных хищников и хищниц». Автор статьи совершенно справедливо выделяет умение Полонского несколькими штрихами нарисовать точную и яркую картину нравов. Особенно сильное впечатление производит описание гимназических порядков, жертвой которых становится главный герой.

В повести «Нечаянно», написанной под влиянием гоголевских трагедий, Полонский с большой художественной достоверностью доказывает жизненность литературного типа, воплощенного в «мертвых душах». Главный герой повести Александр Васильевич Пулькин является своеобразным преемником Чичикова на новом этапе общественного развития России. Попав в ситуацию, требующую нравственного выбора, молодой человек вступает на нечестный путь, приводящий его к моральному краху. Случайный проступок, компромисс с совестью становится отправной точкой в цепи последующих обманов и предательств. Полонский развивает мысль автора «Портрета» самые высокие чувства, самые высокие душевные порывы. Иронический тон, ярко выраженное субъективное начало повести напоминает стилистику гоголевской поэмы, но в отличие от нее включает драматический элемент, сопряженный с психологическим анализом нравственных противоречий в поступках главного персонажа. В определенный момент развития сюжета Пулькин оказывается лицом к лицу с собственной подлостью и понимает всю глубину своего морального падения, лишающего его надежды на счастье. В рецензии на повесть Полонского Н.К. Михайловский справедливо пишет, что «Пулькин задуман очень недурно <…>. Это очень распространенный и очень поучительный сорт людей. Хищнические инстинкты, конечно, в конце концов, преодолевают в них „честные побуждения“. Но до поры до времени у них, обыкновенно, не хватает достаточной наглости для производства грабежей. Их должна подтолкнуть какая-нибудь случайность, а там уж они и сами под гору покатятся или, пожалуй, в гору полезут». Критик высоко оценивает оригинальность сюжета повести, отдавая должное изобретательности автора и вместе с тем отмечая слабые стороны произведения: «Понятно, какую великолепную и правдивую картину мог бы написать на эту тему настоящий мастер, окружив мнимого богача Пулькина соответствующим персоналом. При достаточной подготовленности и серьезности художника фиктивное богатство Пулькина могло бы сослужить службу не хуже мертвых душ Чичикова».

Внимательный анализ поэтики Полонского в целом позволяет говорить о своеобразном соединении лирического опыта художника и попытки эпического освоения жизни, что выразилось в наличии двух встречных тенденций, включающих в себя субъективное и объективное начала. Данная особенность подтверждает индивидуальность творческого метода Я.П. Полонского, оставившего заметный след не только в развитии отечественной поэзии, но и прозы, прозаическое творчество замечательного русского художника является, несомненно, достойным предметом серьезного литературного изучения в школе, ибо позволяет существенно расширить представление учащихся о творчестве выдающегося земляка и российской словесности в целом.

Лингвостилистический анализ произведения Я.П. Полонского Лебедь"

Лебедь

Пел смычок — в садах горели

Огоньки — сновал народ

Только ветер спал, да тёмен

Был ночной небесный свод.

Тёмен был и пруд зелёный,

Где томился бедный лебедь

Притаясь в ночной тиши.

Умирая, не видал он —

Приручённый нелюдим, —

Как над ним взвилась ракета

И рассыпалась над ним;

Не слыхал, как струйка билась,

Как журчал прибрежный ключ, —

Он глаза смыкал и грезил

О полёте выше туч.

Как в простор небес высоко

Унесёт его полёт,

И какую там он песню

Вдохновенную споёт!

Как на всё, на всё святое,

Что таил он от людей

Там откликнуться родные

Стаи белых лебедей.

И уж грезит он: минута, —

Вздох — и крылья зашумят,

И его свободной песни

Утро звуки возвестят, —

Но крыло не шевелилось,

Песня путалась в уме:

Без полета и без пенья

Умирал он в полутьме.

Сквозь камыш, шурша по листьям,

Пробирался ветерок…

А кругом в садах горели

Огоньки и пел смычок.

Яков Петрович Полонский (1819−1898) — один из главных русских поэтов послепушкинской эпохи, родился 6 декабря 1820 г. в Рязани, сын чиновника; учился в местной гимназии, потом в Московском университете, где его товарищами были Фет и Соловьев. Один из замечательнейших лириков девятнадцатого века. Именно лириков, так как преимущественным предметом его поэтических произведений является восприятие им мира природы, человеческих отношений, собственных философских размышлений о смысле бытия.

Современники отмечали, что одной из особенностей его поэзии является «слух» и «зрение» художника. Легкая, негромкая «музыка его души», сила чувства в соединении с простотой, эмоциональная «задушевность» речи, конкретность деталей и напевность стиха — эти черты обеспечили Я.П. Полонскому значительную популярность.

Познакомившись с творчеством поэта, наше внимание привлекло замечательное стихотворение «Лебедь», написанное 12 мая в 1888 году, в самый расцвет поэтического таланта художника слова. Очень тепло отозвался об этом стихотворении А.А. Фет: «Какая прелесть, твой Лебедь!»

В «Лебеде» рассказывается о судьбе одинокого, приручённого для развлечения царственного лебедя, который томится в неволе и мечтает о свободном полёте в простор

Небес, и о том, какую же тогда «он песню вдохновенную споёт».

Вчитываясь в поэтические строки, невольно замечаешь, что опорным словом всего повествования является слово «лебедь».

Литературоведы полагают, что поэзия Я.П. Полонского, в основном, свободна от символов, загадочности. Но вместе с тем традиционно считается, что образ лебедя в русской литературе может олицетворять образ молодой девушки или — образ поэта. Лебедь-поэт — аллегория, унаследованная из античной литературы.

Ассоциация «лебедь — поэт» восходит к легенде о прекрасном пении лебедя перед смертью, с которым сходно по силе воздействия искусство большой поэзии.

Обратимся к следующим поэтическим строкам стихотворения:

Умирая, не видал он —

Приручённый нелюдим, —

Как над ним взвилась ракета

И рассыпалась над ним;

Нетрудно заметить, что фейерверк, давший вспышку яркого света, — это своеобразный символ «божественной благодати», которая снизошла на умирающую гордую птицу. Именно смерть, по мнению поэта, — единственное спасение мятежной души лебедя от унижения и одиночества, на которое обрекли его люди. Эта же мысль отражена и в единственной синонимической паре: лебедь — нелюдим, подчёркивающей трагическое звучание всего стихотворения.

Главная мысль поэтической новеллы раскрывается в поэтической структуре произведения, его композиции.

Трагедия, глубокая по содержанию, поражает художественным лаконизмом формы, простотой. Здесь нет ничего лишнего: каждое движение лебедя, его мысли ведут непосредственно к развитию действия. Главный герой один — это лебедь. Но голос лирического героя доноситься до читателя через оценку, суждения, которые подчас сливаются с мыслями царственной птицы.

Очень важную композиционную роль играет повтор фразы:

…в садах горели

Огоньки и пел смычок.

Полное равнодушие вокруг…

Это только ещё больше усугубляет трагизм положения птицы, её муки.

Данное стихотворение является классическим образцом силлабо-тонической системы, то есть стихосложения, основанного на закономерном чередовании ударных и безударных слогов, причем это чередование выдерживается на протяжении всего произведения.

Анализируя «Лебедя» Я.П. Полонского, мы приходим к выводу, что оно написано четырёхстопным двусложным хореем. В хорее ударение падает на нечётный слог.

Пел смычок — в садах горели

Огоньки — сновал народ —

Только ветер спал, да тёмен

Был ночной небесный свод.

Как мы видим, ударение как раз и падает на нечётные слоги.

Хорей — размер с почтенной репутацией, ведущей начало ещё от опытов Тредиаковского, но, как кажется, не обладающий таким своеобразием, как русский ямб.

В стихах поэта, по мнению современников, «равнодушная природа» становилась близкой, обретала дар человеческой сообщительности. И всё кажется естественным, настоящим. Немалая заслуга в этом принадлежит звуковой стороне поэтической речи:

звуки имеют материальную природу, мы их слышим и произносим;

звуки не обладают собственным значением;

звуки, не имея значения, участвуют в смыслоразличении: они оформляют и разграничивают слова.

Таким образом, звук — односторонняя единица языка, у которой отсутствует значение.

Каждый звук имеет свою характеристику.

Читая стихотворение «Лебедь», можно заметить, что чаще всего повторяются звуки [э], [и], [а], [о], [ш]. Звук [а] можно описать с помощью таких признаков: этот звук производит впечатление хорошего, светлого, доброго, лёгкого, красивого, величественного, громкого, могучего, чистого, божественного. Этот звук представляется, по мнению исследователей, ярко-красным. Звуки [э] и [и] вызывают радостные чувства, хорошее настроение и представляются светло-синими. Вслушиваясь в звук [и] можно сказать, что это тонкая линия; пронзительно вытянутая длинная былинка. Звук [о] обозначает торжествующее пространство (слова: высоко, простор).

Всё огромное определяется через [о], хотя бы и темно: стон, горе, сон, полночь. Этот звук представляется светло-желтым или бледным. Звук [ш] противоположен предыдущим. Его цвет — черный. Он в фонотеке просто назван плохим. Он ассоциируется с таинственностью. Также этот звук имеет физическую характеристику. Звук [ш] - тихий и медленный, так как это долгий (слитный) согласный.

На основе ассонанса звуков [а], [о], [и], [э], [ш] в стихотворении «Лебедь» создаётся впечатление, что речь идёт о чём-то таинственно красивом, божественно прекрасном, чистом, величественном.

Владимир Соловьёв в 1830 году заметил, что Полонскому «бесспорно принадлежит первое место» среди живущих поэтов, а в 1896 году посвятил его творчеству большую критико-философскую статью, в которой указал на «отличительную черту» его стихов, приближающую их к будущим поэтическим открытиям двадцатого века: «…в типичных стихотворениях нашего поэта самый процесс вдохновения, самый переход из материальной и житейской среды в область поэтической истины остаётся ощутительным: чувствуется как бы тот удар или толчок, тот взмах крыльев, который поднимает душу над землёю». Это свойство, близкое исканиям символистов, очень ярко представлено в лирической миниатюре Я.П. Полонского.

Идейно-эстетическое содержание и своеобразие композиции стихотворения находят яркое воплощение на морфологическом уровне.

Основным объектом наблюдения на морфологическом уровне являются части речи (существительные, прилагательные, глаголы и т. д.) и их грамматические категории, признаки. В данном стихотворении имеется 40 имён существительных (смычок, крыло, стаи, ракета…), 16 имён прилагательных (белых, небесный, ночной, свободной…), 27 глаголов (пел, томился, умирал, споёт…).

И на основе этого заметно выделяется многообразие и разнообразие имён существительных. Имена существительные обозначают предмет. Чем их больше в тексте, тем больше предметов, явлений, названий, понятий. Они вносят в текст разнообразие. Имена прилагательные не доминируют в этом стихотворении, но оно не лишено их. Имена прилагательные обозначают признак предмета. Они вносят различные окраски в описание чего-либо. Имена прилагательные делают картину более доступной, красочной, живой, полной. Зато стихотворение насыщено глаголами. Они обозначают действие предмета. Так как их много в тексте, то действия меняются одно за другим, большее их количество делает картину более динамичной.

Идейно-эстетическое содержание и своеобразие композиционной структуры «Лебедя» находит яркое воплощение в её изобразительно-выразительных средствах и стилистических фигурах.

Целая система языковых средств (эпитетов, метафор) раскрывает выражение авторского голоса в описании трагедии одинокой личности.

В данном стихотворении есть эпитеты и метафорические эпитеты.

Например:

…И какую там он песню

Вдохновенную споёт!

Как на всё, на всё святое,

Что таил он от людей

Там откликнутся родные

Стаи белых лебедей.

Эпитеты — слова, определяющие предмет или действие и подчёркивающие в них какое-либо характерное свойство, качество, употреблённые в переносном значении.

Стилистическая функция эпитета заключается в его художественной выразительности.

Эпитеты необходимы для того, чтобы сделать речь или текст более красочным.

полонский стихотворение лебедь лингвостилистический

Метафоры — это слова или выражения, употреблённые в переносном значении на основе сходства в каком-либо отношении двух предметов или явлений. В этом стихотворении огромное количество метафор.

…Песня путалась в уме…

…Звуки утро возвестят…

Пел смычок — в садах горели

Огоньки — сновал народ —

Только ветер спал, да тёмен

Был ночной небесный свод.

Метафоры нужны для большей точности выражения происходящих событий, чтобы человек, читающий текст, знал, на что похоже то или иное событие, явление, предмет.

Эпифора — это повторение слов или выражений в конце смежных отрывков.

У поэта мы читаем:

Пел смычок — в садах горели

Огоньки — сновал народ —

Только ветер спал, да тёмен

Был ночной небесный свод.

И

Сквозь камыш, шурша по листьям,

Пробирался ветерок…

А кругом в садах горели

Огоньки и пел смычок.

В тексте эпифора служит для усиления драматизма лебедя. С помощью повторов акцентируются наиболее важные, ключевые мысли, например мысль об одиночестве и скорой гибели:

Только ветер спал, да тёмен

Был ночной небесный свод;

Тёмен был и пруд зелёный…

Именно повторы, на наш взгляд, раскрывают для нас переживания главного героя — лебедя, обнаруживают внутреннее потрясение самого автора.

Параллелизм — это одинаковое синтаксическое построение соседних предложений или отрезков речи, характерных для данного стихотворения, например:

…Как над ним взвилась ракета

И рассыпалась над ним;

Не слыхал, как струйка билась,

Как журчал прибрежный ключ…

Прибегает поэт и к многосоюзию. Многосоюзие — стилистическая фигура, состоящая в намеренном использовании повторяющихся союзов для логического и интонационного подчёркивания соединяемых

союзами членов предложения, для усиления выразительности речи. В стихотворении встречается и эта стилистическая фигура. Приведём пример:

И уж грезит он: минута, —

Вздох — и крылья зашумят,

И его свободной песни

Звуки утро возвестят…

Прошлая жизнь лебедя и его настоящая, — обречённая на гибель, отражена поэтом и в синтаксическом строе поэтического произведения: сложных предложениях с придаточными изъяснительными, сложносочинённых и бессоюзных конструкциях, например:

Умирая, не видал он —

Приручённый нелюдим, —

Как над ним взвилась ракета

И рассыпалась над ним.

Или:

Только ветер спал, да тёмен

Был ночной небесный свод;

По длине предложения в стихотворении «Лебедь» являются средними, потому что количество слов в них варьируется от 10 до 20. К тому же короткие предложения имеют менее 10 слов, длинные — около 60 слов, сверхдлинные — более 60 слов. Длина предложения зависит от его структуры, хотя жёсткого соответствия между ними нет. В данном стихотворении много второстепенных членов, которые дополняют главные члены и дают автору возможность наиболее полно раскрыть картину происходящего (…и его свободной песни звуки утро возвестят…).

Встречается в поэтическом тексте определение, выраженное причастием, и обособленные обстоятельства — всё это придаёт поэтическому произведению лёгкость и прозрачность (…умирая, не видал он…, сквозь камыш, шурша по листьям, пробирался ветерок…).

Они замедляют темп изложения, создают ритм.

От структуры предложения зависит и порядок слов. Он может быть нейтральным, а может быть изменённым, актуализированным, сопровождающимся инверсией — такой перестановкой компонентов предложения, которая нарушает обычный порядок слов. Это стихотворение, большей частью, состоит из инверсий, например:

Пел смычок — в садах горели

Огоньки — сновал народ —

Только ветер спал, да тёмен

Был ночной небесный свод

В этой строфе отчётливо прослеживается инверсия. Инверсия приводит к смысловому и эмоциональному выделению слов, то есть автор хотел, чтобы читатель обратил внимание на жизнь, исполненную драматизма, именно поэтому он прибегает к инверсии. Знаки препинания играют существенную роль в построении фразы. В стихотворении «Лебедь» встречается побудительное предложение с восклицательной интонацией. У поэта мы читаем:

Как в простор небес высоко

Унесёт его полёт,

И какую там он песню

Вдохновенную споёт

Восклицательная интонация придаёт строфе экспрессивность, эмоциональность, жизнеутверждающее начало.

Обратимся к следующим строфам стихотворения:

Сквозь камыш, шурша по листьям,

Пробирался ветерок…

А кругом в садах горели

Огоньки и пел смычок.

Многоточие символизирует о незавершённости событий, чтобы читатель сам смог домыслить происходящее.

Различные языковые средства поэтической новеллы, тесно взаимодействуя друг с другом, группируются в словесные образы, воссоздающие образ — персонаж драмы Я.П. Полонского и её идейно-эстетическое содержание.

Вывод

Целью нашего реферата являлось донести до читателя информацию о гениальном прозаике Якове Петровиче Полонского. Очень жалко, что в школьной программе его произведения не изучают. Анализируя его произведения, мы поняли, что для Я.П. Полонского характерен культ разума, науки, просвещения, уважения к правде, истине, красоте человеческих взаимоотношений. Внимательный анализ поэтики Полонского позволяет говорить о попытках эпического освоения жизни, что выразилось в наличии двух встречных тенденций, включающих в себя субъективные и объективные начала. Данная особенность подтверждает индивидуальность творческого метода Полонского.

Список использованной литературы

1. Н.П. Сухова. Мастера русской лирики М.: Просвещение 1982

. П. Орлов. Я.П. Полонский Рязань 2002

. Б.Ф. Егоров и др. Библиографический словарь. Русские писатели. Под ред. П.А. Николаева М. Просвещение 1990

. Д.А. Розенталь. Справочник по русскому языку. Практическая стилистика М.: ОНИКС 2001

. Е. Марченко, Э. Архангельская. Лингвистический анализ художественного текста Рига: 2000

. С. Тхоржевский. Портреты пером. Советский писатель Ленинградское отделение 1984

. Т. Тихомирова. Поэт… задушевного чувства // Рязанский комсомолец 1969 год 18 декабря

. Орлов В. Негромкая музыка души // Лит. газ. 1969 год 24 декабря.С. З.

. Сухова Н. «Волшебный элемент» в поэзии Полонского // Сухова Н. Мастера русской лирики. — М., 1982. — С 54−57.

. Сухова Н. Дары жизни. Книга о трёх поэтах. Фет А., Я.П. Полонский, А.Н. Майков. — М.: дет. лит., 1987. — 1441 с.

. Кошелев В.А. «второстепенный поэт» и «чистое искусство» // Лит. в школе. — 19 944. — № 5. — С.12−21.

. Гин А. «Улыбнись природе» // Мир путешествий. — 1994. — № 7−8. С. 8.

. Поэт грёз и мечтаний // Всем обо всём. — 1994. — № 445 (16−22 дек.).

С. 2.

. Гапоненко П. Размышляя над стихотворением (Я.П. Полонский «Чайка») // Русский язык в школе. — 1999. — № 6. — С.57−59.

. Шанский Н.М. Лингвистические детективы М.: Дрофа 2002

. Плёнкин Н.А. Стилистика русского языка в старших классах М.: Просвещение 1975

. Вартаньянц А.Д. и др. Комплексный анализ художественного текста М.: АО АСПЕКТ 1994

. Богомолов Н.А. Стихотворная речь М.: Интерпракс 1995

. Полонский Я.П. Сочинения: В 2 т. М.: Худож. Лит., 1986.

. Полонский Я.П. Проза. М.: Советская Россия, 1988.

. Полонский Я.П. Рассказ вдовы // Проза русских поэтов / Сост. А.Л. Осповат. М.: Советская Россия, 1982.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector