Новая философская энциклопедия

Новая философская энциклопедия

ЧЕЛОВЕК — существо, наиболее известное самому себе в своей эмпирической фактичности и наиболее трудно уловимое в своей сущности. Способ бытия человека во Вселенной столь уникален, а его структура составлена из столь разнородных и противоречивых элементов, что это служит почти непреодолимой преградой на пути выработки какого-либо краткого, нетривиального и в то же время общепринятого определения таких понятий, как «человек», «природа человека», «сущность человека» и т. п. Можно разграничить по меньшей мере четыре подхода к определению того, что такое человек: 1) человек в естественной систематике животных, 2) человек как сущее, выходящее за рамки живого мира и в известной мере противостоящее ему, 3) человек в смысле «человеческий род» и, наконец, 4) человек как индивид, личность. Как показывает многовековой опыт, возможны по крайней мере три способа ответа на вопрос о том, что такое человек, каковы его отличительные особенности, его differentia specifica. Условно эти способы можно обозначить как 1) дескриптивный, 2) атрибутивный и 3) сущностный.

В первом случае исследователи концентрируют внимание на тщательном выделении и описании всех тех морфологических, физиологических, поведенческих и других признаков, которые отличают человека от представителей всех других видов живых организмов, в т. ч. и от ближайших в таксономическом ряду. Этот подход с особой строгостью реализуется именно в естественно-научной («физической») антропологии, где перечисление признаков, отличающих homo sapiens от всех других представителей рода homo, занимает порой несколько страниц и включает в себя все — от формы черепа до морфологии зубов и строения нижних и верхних конечностей. Но иногда как в исследовательских, так и в популяризаторских целях, особенно в работах по общим вопросам антропогенеза, делаются попытки выделения кластерных признаков, таких, как прямохождение, большой объем и сложное строение головного мозга, использование и изготовление орудий труда и защиты, развитая речь и общительность, необычайная пластичность индивидуального поведения и др. Но уже в наше время, столкнувшись с реальной проблемой необходимости регулирования экспериментов с человеком (как в чисто научных, так и в медицинских целях), даже ученые-естественники вынуждены констатировать в качестве признаков, определяющих человека, и такие, как его уникальность во Вселенной, способность мыслить и осуществлять свободный выбор, выносить моральные суждения и тем самым брать ответственность за свои действия.

Дескриптивный подход к определению человека, свойственный также и философам, включает, напр., такие признаки, как биологическая неприспособленность человека, неспециализированность его органов для какого-то определенного чисто животного существования; особое анатомическое строение, необычайная пластичность его поведения; способность производить орудия труда, добывать огонь, пользоваться языком. Лишь человек обладает традицией, памятью, высшими эмоциями, способностью думать, утверждать, отрицать, считать, планировать, рисовать, фантазировать. Только он может знать о своей смертности, любить в подлинном смысле этого слова, лгать, обещать, удивляться, молиться, грустить, презирать, быть надменным, зазнаваться, плакать и смеяться, обладать юмором, быть ироничным, играть роль, познавать, опредмечивать свои замыслы и идеи, воспроизводить существующее и создавать нечто новое.

При атрибутивном подходе исследователи стараются выйти за рамки чистого описания признаков человека и выделить среди них такой, который был бы главным, определяющим в его отличии от животных, а возможно, и детерминировал бы в конечном счете все остальные. Наиболее известный и широко принятый из таких атрибутов — «разумность», определение как человека мыслящего, разумного (homo sapiens).

Другое, не менее известное и популярное атрибутивное определение человека — homo faber — как существа по преимуществу действующего, производящего. Третье, заслуживающее быть отмеченным в этом ряду — понимание человека как существа символического (homo symbolicus), созидающего символы, наиболее важным из которых является слово (Э.Кассирер). С помощью слова он может общаться с другими людьми и тем самым делать значительно более эффективными процессы мысленного и практического освоения действительности. Можно отметить еще определение человека как существа общественного, на чем настаивал в свое время Аристотель. Существуют и другие определения, во всех них схвачены, безусловно, какие-то очень важные, сущностные свойства человека, но ни одно из них не оказалось всеохватывающим и в силу этого так и не закрепилось в качестве основания развитой и общепринятой концепции природы человека. Сущностное определение человека — это и есть попытка создания такой концепции. Вся история философской мысли и есть в значительной мере поиск такого определения природы человека и смысла его существования в мире, которое, с одной стороны, полностью согласовывалось бы с эмпирическими данными о свойствах человека, а с другой — высвечивало бы в будущем перспективы его развития.

Одна из древнейших интуиций — истолкование человека как своеобразного ключа к разгадке тайн универсума. Эта идея получила отражение в восточной и западной мифологии, в античной философии. Человек на ранних ступенях развития не отделял себя от остальной природы, ощущая свою неразрывную связь со всем органическим миром. Это находит свое выражение в антропоморфизме — бессознательном восприятии космоса и божества как живых существ, подобных самому человеку. В древней мифологии и философии человек выступает как малый мир — микрокосмос, а «большой» мир — как макрокосмос. Представление об их параллелизме и изоморфности — одна из древнейших натурфилософских концепций (космогоническая мифологема «вселенского человека» — пуруша в Ведах, скандинавский Имир в «Эдде», китайский Пань-Гу).

Философы античности усматривают уникальность человека в том, что он обладает разумом. В христианстве рождается представление о человеке как созданном по образу и подобию Божьему, обладающем свободой в выборе добра и зла, — о человеке как личности. «Христианство освободило человека от власти космической бесконечности» (Н.А.Бердяев).

Возрожденческий идеал человека сопряжен с поиском его своеобразия, с утверждением его самобытной индивидуальности. В европейском сознании возникает идея гуманизма, прославления человека как высшей ценности. Трагизм человеческого существования находит выражение в формуле провозвестника постренессансной эпохи Б.Паскаля «человек — мыслящий тростник». В эпоху Просвещения господствуют представления о неисчерпаемых возможностях независимой и разумной личности. Культ автономного человека — развитие персоналистской линии европейского сознания. В центре немецкой классической философии — проблема свободы человека как духовного существа, 19 век вошел в историю философии как антропологический век. В трудах И. Канта родилась идея создания философской антропологии. Критика панлогизма была сопряжена с изучением биологической природы человека. В романтизме возникло обостренное внимание к тончайшим нюансам человеческих переживаний, осознание неисчерпаемого богатства мира личности. Человек осмысляется не только как мыслящее, но и прежде всего как водящее и чувствующее существо (А.Шопенгауэр, С.Кьеркегор). Ф.Ницше называет человека «еще не установившимся животным».

К. Маркс связывает понимание сущности человека с общественно-историческими условиями его функционирования и развития, с его сознательной деятельностью, в ходе которой человек оказывается и предпосылкой, и продуктом истории. По определению Маркса, «сущность человека… в своей действительности есть совокупность всех общественных отношений». Подчеркивая значение общественных связей и характеристик человека, марксисты не отрицают специфических качеств личности, наделенной характером, волей, способностями и страстями, равно как учитывают сложные взаимодействия социальных и биологических факторов. Индивидуальное и историческое развитие человека — процесс присвоения и воспроизведения социокультурного опыта человечества. Марксово понимание человека получило дальнейшую разработку в 20 в. в трудах представителей Франкфуртской школы, отечественных философов. Они раскрыли особенности философско-антропологической концепции Маркса, показав, что для него развитие человека одновременно есть процесс растущего отчуждения: человек становится пленником тех социальных институтов, которые он сам и создал.

Русская религиозная философия 19−20 вв. характеризуется персоналистическим пафосом в понимании человека (см.: Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993).

Как «символическое животное» трактует человека неокантианец Кассирер. Труды М.Шелера, X.Плеснера, А.Гелена кладут начало философской антропологии как специальной дисциплины. Понятие бессознательного определяет понимание человека в психоанализе З. Фрейда, аналитической психологии К.Г.Юнга. В центре внимания экзистенциализма — вопросы смысла жизни (вина и ответственность, решение и выбор, отношение человека к своему призванию и к смерти).

В персонализме личность предстает как фундаментальная онтологическая категория, в структурализме — как отложение в глубинных структурах сознания прошедших веков. В. Брюнинг в работе «Философская антропология. Исторические предпосылки и современное состояние» (1960; см. в кн.: Западная философия. Итоги тысячелетия. Екатеринбург-Бишкек, 1997) выделил основные группы философско-антропологических концепций, созданных за 2,5 тысячи лет существования философской мысли: 1) концепции, ставящие человека (его сущность, природу) в зависимость от наперед заданных объективных порядков — будь то «сущностей» или «норм» (как в традиционных метафизических и религиозных учениях) либо законов «разума» или «природы» (как в рационализме и натурализме); 2) концепции человека как автономной личности, разделенных субъектов (в индивидуализме, персонализме и спиритуализме, в дальнейшем — в философии экзистенциализма); 3) иррационалистические учения о человеке, растворяющие его в конечном счете в бессознательном потоке жизни (философия жизни и др.); 4) восстановление форм и норм, вначале — только как субъективных и интерсубъективных (трансцендентальных) установлений, затем — опять-таки как объективных структур (прагматизм, трансцендентализм, объективный идеализм).

Собственно научное в строгом смысле слова исследование человека начинается со 2-й половины 19 в. В 1870 И. Тэн писал: «Наука наконец дошла до человека. Вооружившись точными и всепроникающими инструментами, доказавшими свою изумительную силу на протяжении трех столетий, она направила свой опыт именно на душу человека. Человеческое мышление в процессе развития своей структуры и содержания, его корни, бесконечно углубленные в историю и его внутренние вершины, вздымающиеся над полнотой бытия, — вот что стало ее предметом». Этот процесс необычайно стимулировала теория естественного отбора Ч. Дарвина (1859), оказавшая большое влияние на развитие не только учения о происхождении человека (антропогенез), но и таких разделов человековедения, как этнография, археология, психология и др. На сегодня не существует ни одной стороны или свойства человека, характеризующих его как автономного индивида (или автономную личность) или вытекающих из его отношения к природному миру и миру культуры, которые не были бы охвачены специальными научными исследованиями.

Накоплен огромный массив знаний, касающийся всех сторон жизнедеятельности человека и как биологического, и как социального существа. Достаточно сказать, что все связанное с генетикой человека — целиком детище 20 в. Характерно появление многих наук, в названии которых присутствует само слово «антропология», — культурная антропология, социальная антропология, политическая антропология, поэтическая антропология и др. Все это сделало обоснованным и постановку вопроса о создании единой науки о человеке, предметом которой был бы человек во всех свойствах и отношениях, во всех своих связях с внешним (как природным, так и социальным) миром. В качестве рабочего определения человека, выработанного в отечественной литературе, такая единая наука могла бы исходить из того, что человек — это субъект общественно-исторического процесса, развития материальной и духовной культуры на Земле, биосоциальное существо, генетически связанное с другими формами жизни, но выделившееся из них благодаря способности производить орудия труда, обладающее членораздельной речью и сознанием, нравственными качествами.

В процессе создания единой науки о человеке предстоит огромная работа не только по переосмыслению богатого опыта философских антропологий, но и поисков сопряжения этих исследований с результатами конкретных наук в 20 в. Однако даже в перспективе своего развития наука вынуждена останавливаться перед рядом загадок духовного мира человека, постигаемых иными средствами, в частности с помощью искусства. Ввиду угрожающего человечеству напора глобальных проблем и реальной антропологической катастрофы создание единой науки о человеке предстает сегодня не только теоретически актуальной, но и практически важнейшей задачей. Именно она должна выявить возможность реализации подлинно гуманистического идеала развития человеческого общества.

ЛИЧНОСТЬ — это понятие в европейских языках обозначается словами, происходящими от латинского persona: person (англ.), die Person (нем.), personne (франц.), persona (итал.).

В классической латыни это слово обозначало прежде всего «маску» (ср. рус. «личина») — слепок с лица предка, ритуальную маску и театральную, исполняющую роль резонатора, служащего для усиления звука голоса, в результате чего возникла традиция возводить это слово к глаголу personare — «громко звучать» (несостоятельная из-за различного количества гласного «о» в этих двух словах).

В Средние века это слово интерпретировали как «звучать через себя» (per se sonare) — персоной, т.о., является тот, кто обладает собственным голосом (Bonaventura, 2 Sent. 3, p. 1, а. 2, q. 2).

Другая популярная в Средние века этимологизация, ложно приписываемая Исидору Севильскому, — per se una (единая сама по себе).

Современные исследователи возводят это слово к этрусскому fersu (маска), по-видимому восходящему к греческому πρόσωπον (лицо, передняя часть, маска).

«Персона» является фундаментальным понятием римской юриспруденции (наряду с «вещью» и «действием»), обозначая человека как индивидуума, занимающего конкретное положение в социуме, в то время как homo обозначает его как экземпляр вида, a caput — как единицу, подлежащую сбору податей или военной обязанности. В таком смысле это слово употребляется у Цицерона (De off., 1); в правовом смысле персоной может считаться любое юридическое лицо, но не каждый человек (напр., раб).

Понятие «персона» усложняется у стоиков: Сенека различает четыре «личины», которые носит человек: он обладает признаками человеческого рода, относится к определенному типу характера, живет в конкретной среде в определенных обстоятельствах и избирает некую профессию или же образ жизни. Ношению личины Сенека противопоставляет стремление к «собственной природе» (De clementia, 1, 1, 6).

Другой представитель поздней Стои, Марк Аврелий, призывает каждого создать свою собственную персону.

Принципиально иное понимание «личности» было выработано в христианской теологии. Слово πρόσωπον встречается в Септуагинте (ранее 130 до н.э.) как перевод еврейского panim (лицо), а также в Новом Завете. Но в латинских переводах не всегда используется persona; в латинскую теологию оно привлечено из латинской грамматики, согласно схеме, использовавшейся еще со 2 в. до н.э.: «кто говорит, к кому он обращается и о ком он говорит» (Varro, De lingua lat., 8, 20), в результате осмысления слов, сказанных от лица Бога в Ветхом Завете во множественном числе, и высказываний Христа, с одной стороны, отождествляющего себя с Богом, а с другой — обращающегося к Нему как к Отцу. Слово persona приобрело особую важность в рамках тринитарных и христологических споров. В этом контексте впервые его использовал Тертуллиан (Adv. Praxean), выработавший формулу триединства tres personae — una substantia («три лица — одна субстанция»), однако смысл, вкладываемый им в эту формулу, отличен от признанного каноническим, поскольку Тертуллиан интерпретировал ее субординационистски.

В напряженных дискуссиях, важными вехами которых стали Никейский (325) и Халкидонский (451) соборы, выработалась окончательная формула: «единство (Бога) в трех лицах и одно лицо (Христа) в двух природах (человеческой и божественной)» (в греческой традиции в данном контексте использовалось слово «ипостась», πρόσωπον - значительно реже; транскрибированное слово hypostasis также часто употреблялось в латинской традиции как эквивалент persona), однако философская экспликация этого понятия продолжалась. Боэций в христологическом трактате «Против Евтихия и Нестория» дал определение личности, надолго ставшее классическим — «индивидуальная субстанция разумной природы» (naturae rationalis individua substantia).

Ришар Сен-Викторский (ум. 1173), считавший определение Боэция не вполне приличествующим по отношению к Богу, дал такое определение: «неопосредствованное существование разумной природы» (intellectualialis naturae incommunicabilis existentia) и «разумное существо, существующее только посредством себя самого, согласно некоему своеобразному способу» (existens per se solum juxtra singularem quidem rationalis existentiae modum) (De Trin, 4, 22 и 25).

Петру Ломбардскому приписывалось определение «ипостась, отличная благодаря своеобразию, относящемуся к достоинству» (hypostasis distincta proprietate ad dignitatem pertinente) (приведено Александром из Гэльса (Glossa, 1, 23, 9)).

Эти определения фиксируют существенные черты личности — нечто самостоятельное, одаренное разумом, обладающее достоинством. Александр из Гэльса на основании такого деления сущего на физическое, рациональное и моральное провел различие соответственно между субъектом, индивидуумом и личностью (Glossa 1, 25, 4).

Каждая личность есть индивид и субъект, но только обладание особым достоинством делает субъект личностью. Фома Аквинский, провозгласивший личность «тем, что является наиболее совершенным во всей природе» (S. Th. I, 29, 1), считал существенным для личности быть господином своих действий, «действовать, а не приводиться в действие» (S. с. Α., II, 48, 2).

Новое понятие личности, выработанное в средневековой философии (не устранившее, впрочем, других значений — юридического, грамматического, театрального), относилось прежде всего к Богу, а затем и человек мыслился как личность, созданная по образу и подобию Божьему (см., напр., Бонавентура. I Sent., 25, 2, 2).

Средневековое теоцентричное понятие личности сменилось в философии и культуре Возрождения на антропоцентричное: личность стала отождествляться с яркой, многосторонней индивидуальностью, способной достичь всего, что захочет.

В Новое время понимание личности развивалось под влиянием учения Декарта о двух субстанциях, отвергающего сущностное психофизическое единство человека; личность отождествлялась с сознанием (исключение составляет Ф. Бэкон, рассматривавший личность как цельную природу человека, единство души и тела — «О достоинстве и приумножении наук», кн. 4, 1).

Так, Лейбниц считал самым существенным в личности совесть, т. е. рефлективное внутреннее чувство того, какова ее душа («Теодицея», 1-я ч., 89), Локк отождествлял личность с самосознанием, сопровождающим всякий акт мышления и обеспечивающим тождество «я» («Опыт о человеческом разумении», кн. 2, гл. 27), Беркли употреблял понятие «личность» как синоним духа («Трактат о принципах человеческого знания», 1, 148).

В силу отождествления личности с сознанием Хр.Вольф определял ее как вещь, осознающую себя и то, чем она была ранее — («Разумные мысли…», § 924).

Личность утрачивала субстанциальность и превращалась в конечном итоге в «связку или пучок восприятий» (Юм.Трактат о человеческой природе).

Кант, для которого основные вопросы метафизики, гносеологии и этики сводились к вопросу «что есть человек?», в 1-м издании «Критики чистого разума» (в рус. пер.: М., 1994, с. 524−526) критиковал «паралогизмы чистого разума» (в частности, что душа есть личность как самотождественность во времени, вместе с тем дал обоснование понятия личности в сфере практической философии. Личность для Канта основана на идее морального закона (и даже тождественна ему), что дает ей свободу по отношению к механизму природы. Личность отличается от других вещей тем, что она есть не средство, а «цель сама по себе», и требование относиться к человеку в соответствии с этим является высшим этическим принципом Канта.

Фихте отождествлял личность с самосознанием, но вместе с тем выделял отношение с Другим как конституитивное для личности: «сознание Я» и «бытие-личностью» может возникнуть, только если Я затребовано к действию Другим, противостоящим Я по праву своей свободы. Гегель также отождествлял личность с самосознанием, однако указывал, что самотождественность обеспечивается предельной абстрактностью Я («Философия права», § 35), он развил идею Фихте в своем анализе отношений «господина» и «раба» в «Феноменологии духа», согласно которому личностное бытие предполагает признание, исходящее от Другого.

Понимание личности в немецкой классической философии было подвергнуто критике Л. Фейербахом, считавшим, что «тело есть основной субъект личности» (Соч., т. 2. М., 1955, с. 97), и К. Марксом, определившим личность как «совокупность общественных отношений» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 42, с. 262).

Э. Гуссерль, считавший «интенциональность» (направленность на предмет) первичной характеристикой актов сознания (тем самым оттеснив рефлексию на второе место), рассматривал личность как субъект «жизненного мира», состоящего не только из природы, но и из других личностей, их отношений друг с другом, культуры. М. Шелер полагал, что личность — центр не только познавательных, но прежде всего волевых и эмоциональных актов («Формализм в этике и материальная этика ценностей»), охватывает собой и «Я», и «плоть», благодаря симпатии сообщается с другими личностями.

В 20 в. в связи с осмыслением феноменов «массового человека», «бегства от свободы», «общества потребления» и т. п. традиционная концепция личности была поставлена под вопрос. Проблематичность «бытия личностью» в дегуманизированном мире является главной темой в философии Э.Мунье, Г.Марселя,Р.Гвардини, Н.А.Бердяева, М.Бубера, Э.Левинаса.

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ — неповторимое своеобразие какого-либо явления, отдельного существа, человека. В самом общем плане индивидуальность есть особенное, характеризующее данную единичность в ее качествах, отличиях; противопоставляется типичному как общему, присущему всем элементам данного класса или значительной части их.

Идея индивидуальности в античной философии была связана прежде всего с разработкой др.-греческими атомистами Левкиппом и Демокритом понятия атома, или индивида. Начиная с эпохи Возрождения, идея индивидуальности отдельного человека в противоположность традиционным общественным связям и установлениям становится исходной точкой новоевропейского индивидуализма. В философии 17 в. понятие индивидуальности получает наиболее полное развитие у Лейбница в его учении о монадах как о множестве замкнутых в себе специфических субстанций бытия. Понятие монады как одушевленной жизненной индивидуальности используется и Гете. Внимание к индивидуальному, в частности понимание исторических эпох как необратимых индивидуальных образований, характерно для миросозерцания романтизма и позднее для восходящей к нему по своим духовным истокам философии жизни.

В разных науках понятие индивидуальности получает разный смысл в зависимости от той или иной его конкретизации. В биологии индивидуальность характеризует специфические черты данной особи, данного организма, заключающиеся в своеобразии сочетания наследственных и приобретенных свойств. В психологии проблема индивидуальности связана с целостной характеристикой отдельного человека в самобытном многообразии его свойств (темперамента, характера и т. п.).

Учение о человеке философия

У философии и медицины общий объект исследования - человек. Но что такое человек ни философия, ни медицина не дала исчерпывающего определения. Человек менее изучен и более уязвим, чем окружающий его мир. Почему? Человек самый трудный предмет для изучения, потому что для изучения человека самому человеку ученому, исследователю приходится преодолевать непрерывно меняющиеся обстоятельства бытия. В свою очередь эти обстоятельства бытия изменяют сам объект изучения. В этой ситуации был выбран путь дифференциации знания о человеке.

Сегодня трудно определить количество человековедческих научных дисциплин: от философии, антропологии, до биологии, генетики, космологии. Научная литература о человеке превосходит по объему всю другую.

Какие задачи стоят перед философией в исследовании человека?

Философия формулирует проблему в изучении человека. Осуществляет интеграцию знания различных наук. Разрабатывает методологию исследования сложного объекта — человек. Она регулирует через систему ценностей изучение человека и мира, в котором он живёт.

В конце 20 века и в начале 21 века актуализировалась проблема сохранения и развития жизнедеятельности человека на планете Земля. Для ее решения необходимо освоение системы знания о человеке и современном обществе, в основе которых лежат фундаментальные философские учения.

Философское постижение человека началось ещё в древности в различных мифологических, религиозных и натуралистических представлениях. По мнению древних, человек содержит в себе все элементы или стихии космоса: состоит из тела и души, которые рассматривались как два аспекта единой реальности в учении Аристотеля или как две разнородные субстанции в учении Платона.

Философские учения о человеке развивалось в двух направлениях. В западной философии человек обращен к его окружению, взаимодействуя с которым он преобразует мир. В восточной философии человек более обращен к высшим, неличностным ценностям.

Согласно религиозным представлениям, человек есть тварь божья, которая будет прощена, если полюбит врагов своих.

Русские религиозные философы к. 19 — н. 20 веков В.С. Соловьев, Н. А. Бердяев, В. И. Вернадский и другие различали религию темную, т. е. слепую веру от религии светлой, обращенной к человеку. Они разработали принципы всеединства человека с космосом, принцип жизни богочеловека. Бог и человек как высшие ценности. Дух человека должен освободить мир от гибели и распада, сохранить всю полноту бытия.

Новая философская энциклопедия — Стр 2

В 1995 г. в России был создан союз антропософских врачей. Это одно из религиозно-философских направлений в медицине, в котором врачи, осознавая всю ответственность перед духовным миром, выступают против духовного насилия над человеком.

По мере развития науки менялся взгляд на человека. Представление о человеке как о божьей твари сменилось представлением о человеке как существе разумном. Но что определяет его развитие? Биологическая природа? Социальные условия жизни?

Биологизаторские концепции человека в философии и медицине на Западе наиболее ярко представлены в евгенике (гр. слово в переводе означает породистый) и социобиологии. Эти учения опирались на достижения генетики, утверждая, что человек несовершенное существо и его можно улучшить с помощью изменения наследственности. Медицина восприняла эту идею с целью борьбы с врожденными заболеваниями. Сегодня благодаря развитию этих идей уже можно говорить об управляемой биологической эволюции. В связи с этим встают вопросы о контроле над будущим человека, о ценностях как регуляторах жизни человечества.

Социобиология направлена на изучение биологических основ поведения живых существ в том, числе и человека. Сегодня она представляет собой комплекс теорий о взаимодействии в природе человека природных и социальных составляющих.

Подводя итог, следует отметить, что современная наука рассматривает человека как систему, которая представляет единство физического, духовного, природного и социального, наследственного и пожизненно приобретенного. Однако для изучения феномена человека недостаточно фиксации его существования как многоуровневой системы.

В науке второй половины 20 века актуализировалась необходимость интеграции научного знания о человеке. Человек — это единство процессов, которые идут на различных уровнях его существования. Врач рассматривает человека в единстве его биологической, психологической и социальных структур. На этой основе развивается профилактика заболеваний, клиническая и социальная медицина.

Новая научная концепция в философии и медицине рассматривает человека как саморегулирующуюся систему в общей системе социальных ценностей. При этом на биологическом уровне человек рассматривается как индивид, а на социальном как активный объект истории общественного развития.

Нравственность — общепринятые, социально-значимые нормы поведения. Мораль — степень осознания и реализации норм нравственности. Норма нравственности — мера требования общества. Например, единство личного и общественного: совесть долг и т. д. Следует различать понятия «человек», «личность», «индивид». Человек — разумное, биосоциальное существо, продукт естественной эволюции и общественно-исторического развития. Субъект общественно-исторической деятельности. Личность — субъект и объект общественных отношений. Как объект воспитания и как субъект создателя среды. Индивид — отдельный человек, единица человеческого рода.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector