Мотивация как процесс

4.1. Пониманиетермина «мотивация»

Впервые слово «мотивация» употребил А. Шопенгауэр в статье «Че­тыре принципа достаточной причины» (1900-1910).

Затем этот термин прочно во­шел в психологический обиход для объяснения причин поведения человека и жи­вотных.

В настоящее время мотивация как психическое явление трактуется по-разному. В одном случае — как совокупность факторов, поддерживающих и направляющих, т. е. определяющих поведение (К. Мадсен [К. Madsen, 1959]; Ж. Годфруа, 1992), в другом случае — как совокупность мотивов (К. К. Платонов, 1986), в третьем — как побуждение, вызывающее активность организма и определяющее ее направлен­ность. Кроме того, мотивация рассматривается как процесс психической регуляции конкретной деятельности (М. Ш. Магомед-Эминов, 1998), как процесс действия мо­тива и как механизм, определяющий возникновение, направление и способы осуще­ствления конкретных форм деятельности (И. А. Джидарьян, 1976), как совокупная система процессов, отвечающих за побуждение и деятельность (В. К. Вилюнас, 1990).

Отсюда все определения мотивации можно отнести к двум направлениям. Пер­вое рассматривает мотивацию со структурных позиций, как совокупность факто­ров или мотивов. Например, согласно схеме В. Д. Шадрикова (1982), мотивация обусловлена потребностями и целями личности, уровнем притязаний и идеалами, условиями деятельности (как объективными, внешними, так и субъективными, внутренними — знаниями, умениями, способностями, характером)и мировоззре­нием, убеждениями и направленностью личности и т. д. С учетом этих факторов происходит принятие решения, формирование намерения. Второе направление рассматривает мотивацию не как статичное, а как динамичное образование, как процесс, механизм.

Однако и в том и в другом случае мотивация у авторов выступает как вторичное по отношению к мотиву образование, явление. Больше того, во втором случае моти­вация выступает как средство или механизм реализации уже имеющихся моти­вов: возникла ситуация, позволяющая реализовать имеющийся мотив, появляется и мотивация, т. е. процесс регуляции деятельности с помощью мотива. Например, В. А. Иванников (1985) считает, что процесс мотивации начинается с актуализации мотива. Такая трактовка мотивации обусловлена тем, что мотив понимается как предмет удовлетворения потребности (А. Н. Леонтьев), т. е. мотив дан человеку как бы готовым. Его не надо формировать, а надо просто актуализировать (вызвать в сознании человека его образ).

2 стр., 901 слов

Руководство развитием личности в процессе деятельности

Коллегиальное управление процессом; 3. внутришкольный контроль и руководство; 4. централизованное государственное финансирование; 5. использование дополнительных форм учебно-воспитательного процесса 305. Сотрудничество для школьников как качество педагогического процесса является: 1. формой организации познавательной деятельности; 2. средством активизации общественной деятельности; 3. методом ...

Однако при таком подходе остается непонятным, во-первых, что же придает по­будительность — ситуация или мотив, во-вторых, каким образом возникает мотив, если он появляется раньше, чем мотивация. Высказывания авторов о соотношении мотива и мотивации не проясняют этого вопроса. Так, Р. А. Пилоян пишет, что мо­тивация и мотив — взаимосвязанные, взаимообусловленные психические категории и что мотивы действия формируются на базе определенной мотивации (т. е. мотивы вторичны).

И в то же время он утверждает, что через выработку отдельных мотивов мы можем влиять на мотивацию в целом (т. е. уже мотивация зависит от мотивов, которые становятся первичными).

Кроме того, автор считает, что мотивы относятся к действиям, а мотивация — к деятельности, не давая этому какого-либо обоснования.

Нелегко выяснить соотношения между мотивацией и мотивом и в книге И. А. Джидарьян (1976).

Она пишет, что, в отличие от мотивации, мотив имеет более узкое значение. В нем фиксируется собственно психологическое содержание, а именно тот внутренний фон, на котором развертывается процесс мотивации поведения в целом. Именно мотив энергизирует и направляет действия человека на каждый момент вре­мени. Спрашивается — в чем же тогда состоит роль мотивации, если все осуществ­ляется с помощью мотива? В этом случае понятие «мотивация» становится лишним. В. Г. Леонтьев (1992) выделяет два типа мотивации: первичную, которая прояв­ляется в форме потребности, влечения, драйва, инстинкта, и вторичную, проявляю­щуюся в форме мотива. Следовательно, в данном случае тоже имеется отождеств­ление мотива с мотивацией. В. Г. Леонтьев полагает, что мотив как форма мотива­ции возникает только на уровне личности и обеспечивает личностное обоснование решения действовать в определенном направлении для достижения определенных целей, и с этим нельзя не согласиться.

Во многих случаях психологи (а биологи и физиологи — постоянно) под мотива­цией имеют в виду детерминацию поведения, поэтому выделяют внешнюю и внут­реннюю мотивацию.

Наряду с психологами проблема мотивации и мотива разрабатывается и крими­налистами1. Среди них тоже нет единого понимания мотивации. Водном случае она понимается как метод самоуправляемости личности через систему устойчивых по­буждений, т. е. через мотивы (К. Е. Игошев, 1974), в другом случае — как процесс формирования мотива поведения (В. Д. Филимонов, 1981), в третьем — как сово­купность мотивов, как сложная и противоречивая, изменчивая динамическая систе­ма <Н. Ф. Кузнецова, 1975).

6 стр., 2912 слов

Поведение как психофизиологический феномен

... лежат просоциалъные мотивы, т.е. мотивы оказания людям добра, помощи и поддержки. Поведение как акт состоит из нескольких этапов: формирование потребности развитие мотивации, выражающейся в ... механизмами: религиозные, эстетические, учебно-познавательные потребности, альтруизм, эгоцентризм, агрессивность, психическая зависимость, т. е. стремление к употреблению психоактивных веществ с целью ...

Таким образом, ни в понимании сущности мотивации, ее роли в регуляции пове­дения, ни в понимании соотношений между мотивацией и мотивом нет единства взглядов. Во многих работах эти два понятия используются как синонимы. Выход из создавшегося положения нам видится в том, чтобы рассматривать мотивацию как динамический процесс формирования мотива (как основания поступка).

4.2. Экстринсивная и интринсивная мотивация

В западной психологической литературе широко обсуждается во­прос о двух видах мотивации и их различительных признаках: экстринсивной (обус­ловленной внешними условиями и обстоятельствами) и интринсивной (внутрен­ней, связанной с личностными диспозициями: потребностями, установками, инте­ресами, влечениями, желаниями), при которой действия и поступки совершаются «по доброй воле» субъекта (обзор работ, посвященных этой дискуссии, можно най­ти в книге X. Хекхаузена ).

В 50-х годах и в нашей стране среди психологов развер­нулась острая дискуссия по поводу того, являются ли потребности (как внутренний фактор) единственным источником мотивации. Положительно на этот вопрос отве­чали Г. А. Фортунатов, А. В. Петровский (1956) и Д. А. Кикнадзе (1982).

Против этой точки зрения выступали психологи, изучавшие проблему воли. В. И. Селива­нов (1974) наряду с другими считал, что не все мотивы обусловлены потребностя­ми, что воздействие окружающего мира порождает много мотивов, и не связанных с наличными потребностями. Он отстаивал точку зрения, что различные воздействия, исходящие от других людей и предметов окружающей среды, вызывают ответные действия человека помимо его потребностей или даже вопреки им. Это соответству­ет представлениям о социальной обусловленности поведения человека, о ведущей роли волевой регуляции, об обусловленности поведения человека чувством долга, пониманием необходимости или целесообразности и т. д.

Эта дискуссия в значительной степени оказалась бесплодной. Живя в обществе, человек не может не зависеть в своих решениях и поступках от влияния окружения. Эта зависимость может быть нескольких видов. Референтная зависимость обна­руживается тогда, когда человек, не задумываясь, некритически заимствует уста­новки, нормы поведения, образ жизни, надеясь благодаря этому стать похожим на «настоящих людей», быть причисленным к определенному кругу, определенной ре­ферентной для него группе. Здесь срабатывает механизм подражания.

3 стр., 1421 слов

Взаимосвязь потребностей и трудовой мотивации человека

Оглавление Введение Взаимосвязь потребностей и трудовой мотивации человека Заключение Список литературы мотивация работник трудовая потребность Введение В обыденной речи, с категорией потребности, сближают прежде всего, понятия «нужда», «желание», «прихоть», «стремление», «влечение». Основные проблемы анализа потребностей состоят в установлении их состава, иерархии, границ, уровней и возможностей ...

Повышение социального статуса (хотя бы в собственных глазах) является важ­ным мотивом поведения многих людей. Неудивительно, что многие методы рекла­мы основаны на том, что рекламируемый товар объявляется излюбленным предме­том потребления людей с высоким социальным статусом. Желая приобщиться к Данной категории лиц, потребитель постарается приобрести внешние признаки высокого статуса — машину определенной марки, костюм, путевку на модный ку­рорт и т. д.

Информационная зависимость возникает в тех случаях, когда человек, стре­мясь к какой-то цели, не располагает необходимой информацией. Он вынужден не­критически использовать информацию, полученную от человека, которого считает более информированным. Властная зависимость — это зависимость индивида от человека, наделенного специальными полномочиями или обладающего высоким авторитетом. Таким образом, мотивация может испытывать сильное давление со сто­роны и принимать внешнеорганизованный характер.

Как отмечает X. Хекхаузен, описание поведения по принципу противопоставле­ния как мотивированного либо «изнутри» (интринсивно), либо «извне» (экстринсивно) имеет такой же стаж, как и сама экспериментальная психология мотивации. Соответственно и критика такого жесткого противопоставления имеет давнюю тра­дицию, еще с Р. Вудвортса (1918).

Критика получила максимальное выражение в 50-х годах, когда различным высокоразвитым животным (от крыс до обезьян) иссле­дователи стали приписывать различные внутренние влечения (манипулятивные, исследовательские и зрительного обследования), в противовес Д. Холлу (D. Hall, 1961) и Б. Скиннеру (В. Skinner, 1954), объяснявшим поведение исключительно внешними подкреплениями. X. Хекхаузен отмечает, что на деле действия и лежа­щие в их основе намерения всегда обусловлены только внутренне.

С моей точки зрения, мотивация и мотивы всегда внутренне обусловленны, но могут зависеть и от внешних факторов, побуждаться внешними стимулами. И имен­но поэтому западным психологам не удалось выделить в чистом виде экстринсивную и интринсивную мотивации. По сути, авторы ведут речь о внешних и внутрен­них стимулах, побуждающих развертывание мотивационного процесса.

6 стр., 2643 слов

Мотивация. Направленность

Поведение человека отличается от поведения животных. Оно как правило несет на себе отпечаток социальных связей и отношений, и может контролироваться со стороны внутреннего наблюдателя. Поведение человека характеризуется двумя составляющими: акт поведения и диспозиция поведения. Акт поведения охватывает актуальное изменение поведения индивида. Это — конкретный элемент поведения, который можно ...

Когда говорят о внешних мотивах и мотивации, то имеют в виду либо обстоя­тельства (актуальные условия, оказывающие влияние на эффективность деятель­ности, действий), либо какие-то внешние факторы, влияющие на принятие реше­ния и силу мотива (вознаграждение и прочее); в том числе имеют в виду и припи­сывание самим человеком этим факторам решающей роли в принятии решения и достижении результата, как это имеет место у полезависимых и с внешним локусом контроля. В этих случаях более логично говорить о внешнестимулируемой, или внешнеорганизованной, мотивации, понимая при этом, что обстоятельства, условия, ситуация приобретают значение для мотивации только тогда, когда ста­новятся значимыми для человека, для удовлетворения потребности, желания. Поэтому внешние факторы должны в процессе мотивации трансформироваться во внутренние.

4.3. О положительной и отрицательной мотивации

В. Г. Асеев (1976) считает, что важной особенностью мотивации человека является двумодальное, положительно-отрицательное ее строение. Эти две модальности побуждений (в виде стремления к чему-либо и избегания, в виде удовлетворения и страдания, в виде двух форм воздействия на личность — поощре­ния и наказания) проявляются во влечениях и непосредственно реализуемой по­требности — с одной стороны, и в необходимости — с другой. При этом он ссылает­ся на высказывание С. Л. Рубинштейна о природе эмоций: «Эмоциональные процес­сы приобретают положительный или отрицательный характер в зависимости от того, находится ли действие, которое индивид производит, и воздействие, которому он подвергается, в положительном или отрицательном отношении к его потребно­стям, интересам, установкам» (1946, с. 459).

Таким образом, речь идет не столько о знаке побуждения, мотивации, сколько об эмоциях, сопровождающих принятие решения и выполнение его.

Замечу, что значение предвосхищающих принятие решения эмоций как промежу­точных переменных показал еще О. Маурер (О. Mowrer, 1938) в связи с выяснением роли боязни (страха).

9 стр., 4047 слов

Мотивация 2

... касается его стимуляции, или побуждения, то оно связано с понятиями мотива и мотивации. Эти понятия включают в ... называют личностными диспозициями. Тогда, соответственно, говорят о диспозиционной и ситуационной мотивациях как аналогах внутренней и внешней детерминации ... условия и обстоятельства его деятельности. В первом случае говорят о мотивах, потребностях, целях, намерениях, желаниях, интересах и ...

Он рассматривает страх как сигнал предстоящей опасности, как неприятное состояние, побуждающее к поведению, помогающему избежать угро­зы. Значительно позже (в 1960 году) О. Маурер изложил свою концепцию мотивации, основывающуюся на предвосхищаемых положительных и отрицательных эмоциях.

Он объяснял всякое поведение, с одной стороны, индукцией влечения — когда поведение имеет наказуемые последствия (что обусловливает закрепление предвос­хищаемой эмоции страха: происходит научение страху, т. е. попадая вновь в дан­ную ситуацию, человек начинает ее бояться), а с другой стороны, редукцией влече­ния — когда поведение имеет поощряемые последствия (что обусловливает закреп­ление предвосхищаемой эмоции надежды: происходит научение надежде).

О. Маурер говорит также о предвосхищающих эмоциях облегчения и разочаро­вания. Облегчение связано с уменьшением, в результате реакции, эмоции страха (редукция влечения); разочарование — с уменьшением, в результате реакции, на­дежды (индукция влечения).

Согласно автору, эти четыре типа предвосхищающих положительных и отрицательных эмоций (страх и облегчение, надежда и разочаро­вание) в зависимости от увеличения или уменьшения их интенсивности определя­ют, какие способы поведения в данной ситуации будут выбраны, осуществлены и заучены (подкреплены).

Таким образом, предвосхищающие эмоции ожидания позволяют человеку адек­ватно и гибко принимать решение и управлять своим поведением, вызывая реакции, которые усиливают надежду и облегчение или уменьшают страх и разочарование.

Но вернемся к гипотезе В. Г. Асеева о двумодальности мотивации, используя представления О. Маурера о предвосхищаемых эмоциях ожидания.

В случае прогнозирования возможности удовлетворения потребности влечения возникают положительные эмоциональные переживания, в случае же планирова­ния деятельности как объективно заданной необходимости (в силу жестких обстоя­тельств, социального требования, обязанности, долга, волевого усилия над собой) могут возникнуть отрицательные эмоциональные переживания.

Против двумодальности мотивации выступает В. И. Ковалев (1981), однако, с моей точки зрения, все его критические стрелы прошли мимо цели, поскольку он и В. Г. Асеев говорят о разном. И причина этого — в отсутствии единообразной терми­нологии, чем грешат оба автора. В. Г. Асеев говорит о мотивации и понимает под ней побуждение. В. И. Ковалев же говорит о мотиве и понимает под ним потребность. Отсюда обвинения последнего в адрес В. Г. Асеева в том, что тот говорит об «отрица­тельных потребностях» и «отрицательных мотивах», неправомерны. В. Г. Асеев ни о чем подобном не говорит. Наоборот, он о потребности и влечении говорит как о по­буждениях с положительным эмоциональным переживанием.

26 стр., 12707 слов

11. Мотивация как проявление потребностей личности. Виды мотивов. Сознательная и бессознательная мотивация

Структура психологической науки, ее отрасли. Психология — это область научного знания, исследующая особенности и закономерности возникновения, формирования и развития (изменения) психических процессов (ощущение, восприятие, память, мышление, воображение), психических состояний (напряжённость, мотивация, фрустрация,эмоции, чувства) и психических свойств (направленность, способности, ...

Другое дело — правомерно ли вообще говорить о знаке побуждения, мотива и мотивации. В. И. Ковалев считает, что мотив как побуждение— одномодален. С этим (мотив — побуждение) можно согласиться. Но мотив — это не только по­буждение. В нем выражается и отношение к тому, что человеку предстоит сделать. А отношение является двумодальным. Таким образом, построение мотива и, следовательно, мотивационный процесс может сопровождаться как положительными, так и отрицательными эмоциональными переживаниями, которые сохраняются и во вре­мя деятельности (В. И. Ковалев считает, что двумодальность присуща именно дея­тельности, но рассматривает ее положительную и отрицательную оценку с соци­альных позиций, а не с личностных, что тоже свидетельствует о неадекватности выбора им предмета дискуссии).

Если уж критиковать В. Г. Асеева за его представления о двумодальности побуж­дения, то надо было бы указать на неправомерность отождествления побуждения с мотивацией, а также на то, что в основном у него речь идет о двух формах побужде­ний (потребность, влечение — с одной стороны, и долженствование, обязанность — с другой), которые могут не соотноситься прямо с переживанием только положи­тельных эмоций или, в другом случае, — только отрицательных. Например, нахож­дение рядом с объектом своего влечения не всегда доставляет человеку радость (на­пример, в случае неразделенной любви).

4.4. Стадиальность мотивационного процесса

На необходимость стадиального (поэтапного) рассмотрения мотивационного процесса, хотя и с разных позиций, указывали многие исследователи (В. А. Иванников, М. Ш. Магомед-Эминов, Ж. Нюттен, С. Л. Рубинштейн, А: А. Файзуллаев).

Близки к этому и представления других психологов, например О. К. Тихо­мирова (1983), с точки зрения которого образование цели может носить характер развернутого во времени процесса.

Стадиальную модель принятия морального решения разработал С. Шварц (S. Schwarz, 1977).

Ценность его модели состоит в тщательном рассмотрении эта­пов оценки: ситуации, приводящей к возникновению желания помочь другому чело­веку, своих возможностей, последствий для себя и для нуждающегося в помощи (подробно эта модель рассматривается в разделе 11.2).

В. И. Ковалев рассматривает мотив как трансформирование и обогащение сти­мулами потребности. Если стимул не превратился в мотив, значит, он или «не по­нят» или «не принят». Таким образом, возможный вариант возникновения мотива, пишет В. И. Ковалев, можно представить следующим образом: возникновение по­требности — ее осознание — «встреча» потребности со стимулом — трансформи­рование (обычно посредством стимула) потребности в мотив и его осознание. В про­цессе возникновения мотива происходит оценка различных сторон стимула (напри­мер, поощрения): значимость для данного субъекта и для общества, справедливость и т. д. Им же в общих чертах описан и поэтапный характер мотивации, хотя сам он эту этапность с ней не связывает. Так, он пишет, что ощущение голода, жажды вы­зывает в сознании образ предмета, который мог бы удовлетворить потребность; под влиянием этого образа возникает импульс к действию (побуждение), которое соот­носится человеком с внешними условиями (ситуацией), а также с морально-психо­логическими установками личности. Этот процесс соотнесения, осуществляемый с помощью мышления (анализ условий, средств и путей решения задачи, учет послед­ствий), и приводит к постановке цели и определению плана действий.

Рис. 4.1. Этапы мотивационного процесса (по А. А. Файзуллаеву)

Этапы: I — осознание побуждения, II — принятие мотива, III — реализация мотива, IV — закрепление мотива, V — актуализация побуждения. 1, 2, 3, 4, 5 — мотивационные крити­ческие состояния, возникающие при переходе от одного этапа к другому. Мотивационные образо­вания: Л — неосознанное побуждение, В — осознанное побуждение, С — принятый мотив, D — реализуемый мотив, Е — потенциальное побуждение. Линии: сплошная со стрелкой — путь развертывания мотивационных тенденций, пунктирная со стрелкой — путь свертывания мотивационных тенденций, зигзагообразная со стрелкой — путь образования мотивационных кризисов: крестики на сплошной горизонтальной линии — блокировки этапов формирования мотивацион­ных образований.

А. А. Файзуллаев (1989) выделяет в мотивационном процессе пять этапов (см. рис.4.1).

Первый этап — возникновение и осознание побуждения. Полное осознание по­буждения включает в себя осознание предметного содержания побуждения (какой предмет нужен), действия, результата и способов осуществления этого действия. В качестве осознанного побуждения, отмечает автор, могут выступать потребнос­ти, влечения, склонности и вообще любое явление психической деятельности (об­раз, мысль, эмоция).

При этом побудительный аспект психического явления может и не осознаваться человеком, быть, как пишет автор, в потенциальном (скорее — скрытом) состоянии. Однако побуждение — это еще не мотив, и первым шагом к его формированию является осознание побуждения.

А. А. Файзуллаев считает, что, для того чтобы говорить о мотиве, и осознания побуждения недостаточно, хотя поведение может быть обусловлено и одним осо­знанным побуждением. Такое ситуативное поведение часто приводит, к сожалению, о содеянном, поскольку человек постфактум обнаруживает, что мотивационные ис­точники поступка были не совсем адекватны принятым человеком ценностям и установкам.

Второй этап — это «принятие мотива». Под этим несколько нелогичным назва­нием этапа (Если до сих пор речь не могла идти о мотиве, то что же можно принять? А если он уже был, на втором этапе речь должна идти о принятии решения — «де­лать— не делать»)1 автор понимает внутреннее принятие побуждения, т. е. иден­тификацию его с мотивационно-смысловыми образованиями личности, соотнесение с иерархией субъективно-личностных ценностей, включение в структуру значимых отношений человека.

Говоря другими словами, на втором этапе человек, сообразуясь со своими нрав­ственными принципами, ценностями и прочим, решает, насколько значима возник­шая потребность, влечение, стоит ли их удовлетворять. Неслучайно А. А. Файзуллаев говорит о свойствах принятости или осмысленности данного мотивационного образования. Мотив как единица рассматриваемой фазы процесса мотивации при­обретает не только побудительность, осознанность, направленность, но и смыслообразующую функцию.

В принципе нельзя отказать автору в логичном выстраивании событий в процес­се мотивации. Однако нельзя не заметить не очень четкое использование основных мотивационных понятий. Так, он не обозначил свое понимание мотива (отсюда не ясно, что значит «принять мотив»), понятие «побуждение» используется им и в ка­честве понятия «побудитель» (т. е. стимул).

Автор обходит стороной вопрос о том, каким же является поведение, основанное только на осознанном побуждении (а не на «принятом мотиве»), — мотивированным или немотивированным. Можно ли случайно осознать побуждение, как отмечает автор? Все это говорит о том, что схе­ма формирования мотива по А. А. Файзуллаеву нуждается в уточнениях и разъяс­нениях.

Как видно на рис. 4.1, мотивационный процесс, по А. А. Файзуллаеву, на втором этапе не заканчивается. Третий этап — это реализация мотива, в течение которого в зависимости от конкретных условий и способов реализации может измениться психологическое содержание мотива. При этом мотив, как считает автор, приобре­тает новые функции (удовлетворения, насыщения потребности, интереса), что при­водит к переходу к следующему этапу мотивации — закреплению мотива, в резуль­тате чего он становится чертой характера.

Последний этап — актуализация потенциального побуждения, под которой име­ется в виду осознаваемое или неосознаваемое проявление соответствующей черты характера в условиях внутренней или внешней необходимости, привычки или жела­ния.

А. Н.Зерниченко и Н. В. Гончаров (1989) выделяют в мотивации три стадии: фор­мирование мотива, достижение объекта потребности и удовлетворение потребно­сти. Если бы речь шла о мысленном осуществлении этих стадий, то с авторами мож­но было бы и согласиться. Однако у них вторая и третья стадии связаны с реальным действованием. Поэтому связывать саму исполнительскую деятельность с процес­сом мотивации (точнее — принимать ее за мотивацию) вряд ли справедливо. Это все равно что принять схему развертывания процессов управления поведением в функциональной системе П. К. Анохина (1975) за мотивацию! Между тем в этой схеме мотивации соответствует только первая ее часть, связанная со стадией аффе­рентного синтеза.

В разработанной Д. В. Колесовым (1991) концепции потребностного поведения понятие «мотивация», по существу, не используется, вместо него автор использует, с моей точки зрения не очень удачно, понятие «мотивационное поле», функцией ко­торого является в конечном итоге формирование мотива и удовлетворение потреб­ностей индивида. Мотивационное поле, как пишет автор, это функциональный орган головного мозга, задачами которого являются упорядочение потребностей и выбор

оптимального способа достижения состояния удовлетворения как конечной цели поведенческих реакций.

Формирование побуждения, направленного на удовлетворение потребностей, проходит, по Д. В. Колесову, ряд последовательных стадий (зон).

Потребностное возбуждение сначала попадает в зону потребностных эталонов, затем — в зону представительства потребностей, в зону обработки потребностного возбуждения и зону формирования программы действий и на конечном этапе — в зону (центры) подкрепления.

В зоне потребностных эталонов расположены ядра потребностей и модели по­требного результата. Последние имеют устойчивую (в подлинном смысле слова эта­лонную) часть и часть динамичную, развивающуюся в ходе развития потребностей.

В зоне представительства потребностей накапливается потребностное возбуж­дение от ядер всех потребностей. Функцией этой зоны является, во-первых, «пере­ключение» чрезмерно накопившегося возбуждения одной потребности на другую, получившую доступ к исполнительной системе. Как считает автор, это чрезмерное удовлетворение одной потребности за счет другой. По-моему, речь скорее должна идти о неадекватном способе разрядки возникшего потребностного напряжения («выпускание пара», без удовлетворения самой потребности) и о переключении на другую деятельность, чтобы «вытеснить» неудовлетворение, разочарование от пре­дыдущей. Во-вторых, функцией зоны представительства является задержка потреб­ностного возбуждения для его последующей обработки в следующей зоне, так как последняя не должна «захлебываться» от чрезмерности поступающего в нее воз­буждения.

В зоне обработки потребностного возбуждения происходит конвергенция по­токов информации: потребностного возбуждения, поступающего из зоны предста­вительства потребностей; возбуждения, несущего информацию о возможных предметах удовлетворения потребностей; возбуждения, несущего информацию об условиях, сопутствующих успеху (на основании предыдущего опыта).

В дан­ной зоне, пишет Д. В. Колесов, потребностное возбуждение дважды конкретизи­руется, т. е. привязывается к реальности, согласуется с ней — по предмету и по способу его достижения. Эта конкретизация, по.мнению автора, и есть процесс формирования мотива, а то, что в результате получается, является собственно мотивом.

В четвертой зоне мотивационного поля — зоне формирования программы дей­ствий — мотив трансформируется в исполнительную активность, в которую он входит в качестве компонента. Когда программа действий полностью сформирова­на, но непосредственного импульса к началу соответствующей деятельности нет, то данное состояние, пишет автор, есть побуждение к деятельности. Пусковая афферентация, сформировавшийся «пусковой» мотив (по А. Н. Леонтьеву) переводят его в актуальную деятельность.

Пятая зона мотивационного поля — центры подкрепления — взаимодействует с тремя предыдущими, подкрепляя (усиливая или ослабляя) происходящие в них про­цессы.

Ряд зарубежных психологов рассматривают стадиальность мотивационного про­цесса в рамках гештальт-подхода. Речь идет о цикле контакта, сутью которого явля­ется актуализация и удовлетворение потребности при взаимодействии человека с внешней средой; доминирующая потребность появляется на переднем плане созна­ния в качестве фигуры на фоне личного опыта и, удовлетворенная, вновь растворя­ется в фоне. В этом процессе выделяется до шести фаз: ощущение стимула — его осознание — возбуждение (решение, возникновение побуждения) — начало дей­ствия — контакт с объектом — отступление (возвращение к исходному состоянию).

При этом отмеченные фазы могут четко дифференцироваться или накладываться друг на друга.

Таким образом, каждый автор процесс мотивации рассматривает по-своему. У одних — это структурно-психологический подход (А. Г. Ковалев, О. К. Тихоми­ров, А. А. Файзуллаев), у других — биологизированный морфо-функциональный, в значительной степени рефлекторный подход (Д. В. Колесов), у третьих — гештальт-подход (Ж.-М. Робин).

Положительные моменты есть в каждом из них, но целостно­го впечатления о процессе мотивации и этапах формирования мотива не возникает.

Стадии мотивации, их количество и внутреннее содержание во многом зависят от вида стимулов, под влиянием которых начинает развертываться процесс форми­рования намерения как конечного этапа мотивации. Стимулы могут быть физиче­скими — это внешние раздражители, сигналы и внутренние (неприятные ощуще­ния, исходящие от внутренних органов).

Но стимулами могут быть и требования, просьбы, чувство долга и прочие социальные факторы. Могут влиять на характер мотивации и способы целеобразования. Например, О. К. Тихомиров отмечает, что заданные (принятые человеком) и самостоятельно сформированные (по желанию) цели различаются характером связи, образующейся между целью и мотивом (по­требностью): в первом случае связь формируется как бы от цели к мотиву, а во вто­ром — от потребности к цели.

1 Кстати, первыми работами по мотивам в России были труды юриста Л. И. Петражицкого, например «О мотивах человеческих поступков» (1904).

1 Нелогичность названного этапа подметил и А. А. Реан (1994): если осознанное побуж­дение не принято, то оно еще не мотив, а если мотив, тогда это уже принятое побуждение. Зачем же дважды принимать одно и то же?