Вариант 7 в

Вариант 7 в

3. Виды психотерапии по типичным фокусам

Известно как минимум, около 450 видов психотерапии, больше половины из которых используется в работе с детьми и подростками. Единая систематизация столь широкого и продолжающего расширяться списка практически нереальна, и классификация видов психотерапии значительно варьирует от автора к автору. Но так или иначе большинство видов психотерапии соотносимо с основными подходами.

Психодинамический подход.

Берет начало от принципов и методов психоанализа, исходящего из динамического понимания психических явлений «…как проявления борьбы душевных сил, как выражения целенаправленных тенденций, которые работают согласно друг с другом или друг против друга» (3 Фрейд, 1915).

Цель психотерапии — понять и разрешить внутренние эмоциональные конфликты, возникшие в наиболее ранних отношениях, определяющие субъективное значение последующего опыта и воспроизводящиеся в последующей жизни.

Терапевтические отношения используются для того, чтобы выявить, объяснить и изменить эти субъективные значения. Отношения «терапевт-пациент» рассматриваются как отражение восходящих к раннему опыту субъективных значений, эмоциональных конфликтов. В ходе терапевтических отношений пациент бессознательно переносит на терапевта сложившиеся в раннем опыте значения и чувства, которые таким образом становятся доступны осознанию. В свою очередь, терапевт может также неосознанно переносить на пациента свои субъективные значения и чувства. Осознавание системы переносов и контрпереносов, возникающих сопротивлений и образует основную ткань психодинамического подхода.

Он представлен различными школами: 3. Фрейда, А. Адлера, К.Г. Юнга, К. Хорни, Ж. Лакана и др., а в детской психотерапии — школами А. Фрейд, М. Кляйн, Г. Хак-Хельмут и др. В рамках этого подхода можно рассматривать гештальт-терапию Ф. Перлза, трансактный анализ Э. Берна, психодраму Дж. Морено и др. методы.

Поведенческий (бихевиоральный) подход.

Суть этого подхода, восходящего к теориям И. П. Павлова и Б. Скиннера, состоит в модификации поведенческих стереотипов через использование принципов теории научения. Поведенческие и эмоциональные проблемы понимаются как закрепленные в результате поощрения и подкрепления дизадаптивных ответов на средовые раздражители. Задача психотерапии состоит в их ликвидации или модификации. Поведенческий терапевт отвечает на 4 вопроса:

6 стр., 2989 слов

Тема 12.6. Психотерапия как вид психологической помощи

... директивностью поведенческого подхода. В основе нарративного (повествовательного) подхода в семейной психотерапии лежит ... Психотерапия как вид психологической помощи: понятие, цели и задачи. Междисциплинарные аспекты психотерапии: психотерапия и психологическое консультирование, психотерапия и психиатрия, психотерапия и психологическая коррекция. Модели психотерапии. Основные направления психотерапии ...

1. Какое поведение является мишенью для изменении и что в наблюдаемом поведении подлежит усилению, ослаблению, поддержке?

2. Какие события поддерживали и поддерживают это поведение?

3. Какие изменения в среде и систематические вмешательства могут изменить это поведение?

4. Как может однажды установившееся поведение быть поддержано и/или распространено на новые ситуации за ограниченное время?

Терапевт не стремится проникнуть в истоки конфликта (симптома, проблемы) — он изменяет наблюдающиеся поведенческие стереотипы. Психотерапия начинается с детального анализа поведения. Цель анализа — получить как можно более подробный сценарий возникновения симптома, описываемый в наблюдаемых и измеряемых понятиях что, когда, где, при каких обстоятельствах, в ответ на что, как часто, как сильно и т. д. Затем вместе с пациентом анализируются запускающие и поддерживающие симптом факторы. Затем составляется и реализуется в совместной и самостоятельной работе детальный пошаговый план действий. По сравнению с психодинамическим этот подход отчетливо директивен.

Когнитивный подход.

Восходит к работам А. Бэка и опирается на представления о решающей роли мышления, познавательных (когнитивных) процессов в происхождении нарушений. Подобно психодинамическому подходу он обращается к неявным, скрытым причинам нарушений и подобно бихевиоральному — к дизадаптивным поведенческим стереотипам. Но фокус внимания этого подхода сосредоточен не на динамике основных психических сил и переживаний и не на стимул-реактивных цепочках, а на схемах мышления: любой ответ на внешние обстоятельства опосредован внутренней организацией психических процессов, паттернами мышления. Сбой этих паттернов запускает «негативные познавательные схемы», что принципиально сравнимо с ошибками программирования и вирусными искажениями компьютерных программ.

3 стр., 1014 слов

Экзистенциально-гуманистический подход в психологии и психотерапии

... Ассоциации тренинга и психотерапии создана секция экзистенциально-гуманистической терапии. Точнее было бы сказать - официальный статус получила группа психологов и терапевтов, реально работавшая ... качестве базового (но не единственного) секция экзистенциально-гуманистической терапии выбрала подход Дж. Бюджентала, основные положения которого следующие. (Но прежде несколько слов ...

Различные школы в рамках этого подхода подчеркивают значение индивидуальных когнитивных стилей, когнитивной сложности, когнитивного баланса, когнитивного диссонанса и т. д. Цели и задачи психотерапии ориентированы на «перепрограммирование» мышления и когнитивных процессов как механизма возникновения проблем и образования симптомов. Круг методов очень широк — от рациональной психотерапии по П. Дюбуа до рационально-эмотивной психотерапии А. Эллиса. Подобно поведенческому, когнитивный подход базируется на директивной позиции терапевта.

Гуманитарный (экзистенциально-гуманистический) подход.

Берет начало в гуманистической психологии и работах ее основателей — К. Роджерса, Р. Мэя, А. Маслоу и др. Сущностное ядро этого подхода — в понимании человека как неделимого и принципиально целостного единства тела, психики и духа, а соответственно — в обращении к интегральным переживаниям (счастья, горя, вины, утраты и т. д.), а не к отдельным изолированным аспектам, процессам и проявлениям. Категориальный аппарат гуманитарного подхода включает в себя представления о «Я», идентичности, аутентичности, самореализации и самоактуализации, личностном росте, экзистенции, смысле жизни и т. д.

Методический аппарат связан с гуманистически-экзистенциальным переосмыслением жизненного опыта и психотерапевтического процесса. С этим подходом связан широкий круг методов: недирективная клиент-центрированная психотерапия (К. Роджерс), психологическое консультирование (Р. Мэй), биоэнергетика (В. Райх), сенсорное осознание (Ш. Сильвер, Ч. Брукс), структурная интеграция (И. Рольф), психосинтез (Р. Ассаджиоли), логотерапия (В. Франкл), экзистенциальный анализ Р. Мэя и Дж. Бугенталя, и др. Сюда же можно отнести арттерапию, поэтическую терапию, терапию творческим самовыражением (М. Е. Бурно), муыкотерапию (П. Нордофф и К. Роббинс) и др.

Системный подход.

Определяется не ориентацией на теоретические модели, а сфокусированностью на партнерстве, семье, супружестве, группах как самостоятельных организмах, целостных системах со своей историей, внутренними закономерностями и динамикой, этапами развития, ценностными ориентациями и т. д. Терапия в рамках этого подхода исходит из того, что дисфункциональная система отношений определяет дизадаптацию ее участников. Терапевт занимает позицию включенного наблюдателя или играющего тренера. Системный терапевт в достаточной мере директивен: он задает вопросы, наблюдает и контролирует, структурирует коммуникацию участников, драматизирует отношения и моделирует конфликты, дает домашние задания и т. д.

Интегративный подход.

Становится все более определяющей тенденцией, внутри которой выделяют методический эклектизм, психотерапевтическую полипрагмазию, теоретическую интеграцию. В практической плоскости интеграция направляется принципом Г. Пауля (1967): какая психотерапия и кем проводимая наиболее эффективна для этого человека с его специфическими проблемами в его обстоятельствах и окружении или — по выражению М. Эриксона (1975): для каждого пациента — своя психотерапия. Смешение разных факторов и стилей интеграции создает «дикую психотерапию», чреватую, как подчеркивает А. Лазарус (1995), непредсказуемыми эффектами.

6. Диалогическая модель супервизии: супервизия как процесс взаимопонимания.

Возможность помогающих, зрелых профессиональных и интимно-личностных отношений между людьми связана с необходимостью соблюдения трех основных условий общения:

— уважение и принятие другого человека, признание его «всеобщей человечности»;

— высокая степень осознания субъектом того, что именно он делает, как-то или иное слово, поступок могут быть услышаны, поняты другим;

— конгруэнтность субъекта — умение адекватно, точно и полноценно осознавать переживаемое и выражать его в поведении, сообразуясь с особенностями ситуации и разделяемыми субъектом жизненными ценностями («бытийное реагирование»).

15. Компоненты стратегии понимания. Понимание в консультировании представлено тремя основными содержательными компонентами: понимание себя, понимание другого и понимание ситуации взаимо­действия.

Понимание человеком самого себя — процесс и резуль­тат формирования смысла (ов) своих поступков, мыслей и чувств (переживаний), относящихся как к ситуации актуального, «здесь-и-теперь» взаимодействия, так и жиз­недеятельности личности в целом (поиск смысла жизни, например).

Понимание другого человека — процесс и результат формирования смысла (ов) его поступков, мыслей и чувств (переживаний) в ситуации общения с ним.

Понимание ситуации — процесс и результат осмысле­ния структуры и динамики развития проблемной ситуа­ции, позиций, переживаний, представлений и поступков, высказываний ее различных участников относительно предмета взаимодействия.

Эти три компонента образуют то, что можно назвать «синдромом» — некоторое синергетическое единство, функционирующее по общим правилам и изменяющееся в тесной взаимосвязи друг с другом.

18. Критерии эффективности супервизии как процесса взаимопонимания его субъектов.

Компоненты

Развитие понимания себя

Развитие понимания других

Развитие понимания социальных ситуаций

Супервизии и психотерапии

Обыденных ситуаций

Ценностно-смысловые изменения

Зрелость личностная, сформированность ценностно-смысловой позиции относительно себя самого.

Зрелые межличностные отношения — сформированность ценностей взаимоотношения с людьми.

Профессиональная компетентность, сформированность ценностно-смысловой позиции относительно психотерапии как практики человеческого взаимодействия.

Социально-психологическая компетентность, сформированность ценностно-смысловой позиции относительно человеческого взаимодействия и его форм.

Развитие схем и способов понимания

Осознание понимания и непонимания, палитра способов и схем, соответствие ценностям — самоотношению и отношению к другому, осознание взаимосвязей понимания человеком себя и мира.

Профессиональные схемы и способы понимания, осознание взаимосвязей понимания партнерами себя и друг друга с их пониманием психотерапевической ситуации.

Палитра способов и схем понимания, осознание взаимосвязей понимания партнерами себя и друг друга с их пониманием ситуаций обыденного взаимодействия.

Развитие моделей общения

Компетентность в себе, общение с собой — гибкость и богатство моделей общения с собой; корректность в использовании правил и осмыслении ошибок общения с собой — уместность использования в различных состояниях.

Компетентность в других людях, общение с другими людьми — гибкость и богатство моделей общения с другими людьми; умение выбрать модель общения соответственно особенностям партнера, осознание правил и нарушения общения, умение их использовать.

Компетентность в ситуациях психотерапевтического общения — разнообразие-бедность профессиональных техник и процедур общения, профессиональный такт.

Компетентность в ситуациях повседневного общения — разнообразие-бедность техник и процедур, такт как способность выбрать уместную для ситуации модель общения.

21. Мифы клиентов о психотерапии

Миф

Представление клиента о природе страдания (формулировка вторичной потребности)

Имя субъекта, избавляющего от страдания (имя субъекта, удовлетворяющего потребность)

1. Житейский миф

«Мне нужен совет»

«Мне нужно выговориться»

Друг, родители, случайный человек.

2. Философский миф

«Я не понимаю чего-то в жизни, нуждаюсь в объяснении»

Ученый, книга, журнал.

3. Религиозный миф

«Я нуждаюсь в вере. Меня наказал Бог, спасение в Боге»

Священнослужитель, религиозная община.

4. Оккультный миф

«Меня сглазили, наслали порчу»

Колдун, знахарь, ясновидящий.

5. Медицинский миф

«Я болен…»

Врач, целитель.

6. Психологический миф

«У меня психологическая проблема»

Психолог.

7. Псевдонаучный миф

«Сегодня неблагоприятное расположение звезд»

Парапсихологи, астрологи

30. Непонимание в когнитивизме

Непонимание выступает как один из центральных конструктов когнитивной психотерапии, объясняющий и природу нарушений, и процесс излече­ния. Непонимание оказывается связанным:

  1. с кросс-ситуативными (cross-situational tendency) ошибками и алогизмами мышления;

2) с его излишней стереотипизированностью и поля- ризованностью в целом;

3) с излишним доверием к субъективно правдоподоб­ному и с непоследовательностью выводов.

36. Параллельные процессы.

Супервизия — это один из методов теоретического и практического повышения квалификации специалистов в области психотерапии, клинической психологии и др. в форме их профессионального консультирования и анализа целесообразности и качества используемых практических подходов и методов психотерапии.

Ко-терапия — сотрудничество психологов, разных или равных по уровню, когда психотерапевтическую сессию ведет не один психолог, а два и более. Становление института котерапии связывают с именем Халса (W. C. Hulse) в групповой психотерапии и К. Витакером (C. A. Whitaker) — в семейной психотерапии.

Самотерапия — работа психолога с самим собой как клиентом.

39. Понимание и духовное бытие

Понимание — единый феномен, имеющий в обобщенном виде, сходные процессуально-динамические и содержательные характеристики, условия возникновения, схемы и стратегии реализации, единый механизм и стадии функционирования, независимо от того, относительно какого аспекта понимания (себя, другого, ситуации) или какой сферы жизни человека они рассматриваются (повседневные интимно-личностные и профессионально-психотерапевтические контакты).

Понимание — процесс и результат осмысления своих и чужих переживаний, представлений, поступков в ситуациях общения с собой и с другими людьми.

В экзистенциально-гумаистической психологии отмечается, что человек, его бытие целостны, не могут быть редуцированы к отдельным частям. Человеческое бытие протекает в уникальном контексте со-бытия с другими людьми. Человеческое бытие осознано и должно осознаваться. Оно и есть сознание (понимание).

Человеческое сознание (понимание) всегда включает в себя осознание себя в контексте других людей и наоборот — осознание других людей в контексте собственных смыслов. Бытие человека имеет смысл, создаваемый в процессе со-творчества с другими людьми, понимание человеком себя и мира интенционально, носит ценностный характер.

Понимание дает возможность понять свое бытие и бытие другого не только «извне», но и «изнутри», со стороны а) внутреннего, индивидуального смысла существования конкретного человека; б) конкретной ситуации общения (взаимодействия) людей.

45. Понимание супервизора консультантом

Понимание супервизора консультантом отличается от психотерапии: непрозрачность супервизора неуместна, чрезмерное внимание к супервизору — тоже, поэтому совместно принятые решения более эффективны.

Понимание супервизора консультантом включает осмысление стремления супервизора заботится о других и о себе, того, насколько четко он должен придерживаться границ супервизорской ситуации взаимодействия, возможных ранних источников приверженности супервизора своей работе и ее эффектов в актуальной жизни супервизора, своих «переносов», возникающих в связи с нежеланием супервизора рассматривать этот вопрос как вопрос межличностных отношений, а не личностных изменений самого супервизора.

48. Понятие стратегии понимания

Стратегия понимания — это способ преобразования смысловой информации в процессе общения. Стратегия как процессуальный стереотип (повторяющийся паттерн) оказывается связанной с набором схем понимания — содержательных стереотипов (повторяющихся паттернов).

51. Потребность в понимании в экзистенциально-гуманистической психотерапии

Отношения в экзистенциально-гуманистической психотерапии

Консультант

Клиент

Ситуация

Психотерапевтические ценности

Принятие, открытость. Искренность — конгру­энтность и аутентич­ность.

Личностная зрелость. Человечность

Достижение аутен­тичности и конгруэнт­ности — становление собой.

Диалогическая интенция.

Незащищенность как готовность меняться. Полноценное функ­ционирование

Духовная встреча. Спонтанность. Самостоятельный поиск возможностей и ограни­чений развития. Выбор, свобода. Совершенствование человека и его отноше­ний, самоактуализация субъектов

Схемы и способы понимания

Понимание себя и клиента.

Внутренний опыт. Диалогическое по­нимание.

Психотерапевтический транс.

Динамичность

Понимание себя и мира.

Внутренний опыт. Осознание себя — своего опыта. Бодрствующее со­знание. Ригидность

Духовное понимание и принятие. Взаимопонимание. Совместное исследо­вание.

Духовная совмести­мость.

Динамичность

Модели психотерапевтического общения

Отсутствие манипу­ляций.

Параллелирование. Слушание — отвечание.

Расширение круга лю­дей, до которых может «достучаться». Необыденное общение. Самораскрытие

Манипуляции. Язык клиента. Становление самоп­сихотерапевтом. Говорение себя — вопрошание. Самораскрытие

Преобразование мани­пуляций.

Диалог, глубинный и «вершинный» контакт. Двойное самораскрытие, близость. Взаиморазвитие. Общий язык. «Угу-терапия». Совместное путеше­ствие — сопровожде­ние — фасилитация развития клиента

60. Проблема уровней понимания клиентов.

Анализ стратегий понимания психологом клиента, ха­рактерных для психоаналитической психотерапии, по­зволяет выделить ряд возможных осей сравнительного анализа различных психотерапевтических систем, среди которых можно назвать:

— глубинное понимание: понимание ценностей и от­ношений человека к миру на языке его переживаний и личностных смыслов; «поверхностное» понимание: понимание тех или иных действий в конкретной ситуации, понимание на языке действий и поступков;

— смысловое, субъективное, направленное на поиск субъективных значений, «способ осмысления вещи в со­знании другого человека» — интерсубъективное, возни­кающее в диалоге двух и более сознаний, точек зрения, — «объективное» понимание (направленное на поиск объек­тивных значений происходящего)"

— предпонимание, опирающееся на данные прошлого опыта, стереотипы; понимание актуальной ситуации, «здесь-и-сейчас"-понимание, «эмерджентное и релятив­ное», состоящее не в изменении содержания категориза­ции, а в изменении правил и стратегий категоризации происходящего; понимание в контексте будущего или те­леологическое; постпонимание как (многократная) реинтерпретация собственного жизненного опыта;

— обыденное — оценочное и каузальное, типологизирующее, опирающееся на стереотипы и неполную инфор­мацию; профессиональное психологическое — осуществ­ляющееся в терминах индивидуальности, стремящееся к целостному и системному ее отражению в терминах внут­ренних чувств и переживаний человека и т. д.

66. Психотерапия и психологическое консультирование: сходство и различие понятий.

В качестве моментов идентичности или тождества психотерапии и психологического консультирования чаще всего отмечают следующие:

— психологическое консультирование и психотерапия относятся к области активной психологической работы;

— они предполагают непосредственную работу с людь­ми, хотя и на основе использования несколько разного спектра средств;

— обе практики и их различные «компоненты» направ­лены на работу с личностными проблемами клиента.

► Различия клиентуры и проблем клиентов (паци­ентов).

В психологическом консультировании клиен­тура потенциально намного более обширна, состав ее отличается по социальному положению, предъявляе­мым проблемам и их глубине. Обычно полагают, что проблемы менее значимы, менее глубоки и жизнь кли­ента в целом более благополучна. Настолько, что он приходит к консультанту не столько за решением про­блем, сколько за улучшением качества своей жизни или по поводу различных форм душевных пережива­ний. Клиенты психотерапевта — это люди со сложив­шейся картиной нарушений внутриличностных и меж­личностных отношений: клиенты с выраженными пси­хотическими реакциями, акцентуациями, а также клиенты, страдающие от неврозов и психопатологий (имеющие действительно серьезные нарушения, в том числе и наиболее тяжелые психопатологии).

В психо­логическом консультировании клиентами являются «нормальные» люди, нарушения в жизнедеятельности которых, как правило, связаны с конкретной жизнен­ной проблемой или ситуацией.

► Различия в продолжительности. Более 50% обра­щений к консультанту заканчиваются первичным или краткосрочным приемом, иначе встает вопрос либо о не­профессионализме консультанта, либо о необходимости передачи клиента другому специалисту — например пси­хотерапевту. В действительности же именно «масштаб личности» специалиста и желание клиента работать — определяют, насколько собственно «психотерапевтич- ным», существенным окажется даже краткое взаимо­действие. И наоборот, не желающие работать над собой и своими отношениями клиент и специалист могут по­тратить годы «психотерапии» лишь на то, чтобы совместными усилиями уйти от угрозы каких-либо измене­ний и оправдать значимость устаревших, но от того не менее дорогих для них реальностей: мыслей, пережива­ний, поведений (behaviors) и отношений…

> Различие средств. Основным и иногда почти един­ственным методом консультанта является беседа, у тера­певта, особенно с медицинским образованием и, соответ­ственно, несколько иными правовыми возможностями и статусом, спектр используемых средств и методик — шире. Если исключить методы фармакологического, физиотера­певтического и иного «непсихологического» характера, можно отметить, что и тут мы видим моменты сходства. Например «гипноз», традиционно трактуемый как соб­ственно медицинская процедура, входит в качестве есте­ственного компонента практически в любой процесс об­щения людей. Вопрос лишь — в мере осознанности «гип­нотических паттернов» и «трансовых состояний» в диа­логе с клиентом. С другой стороны, «специалисты по процессуальной работе» вообще избегают использования терминов «консультирование» и «психотерапия», подчер­кивая момент равенства, момент сотрудничества профес­сионала и группы (участника работы).

Хотя, несомненно, и используют собственно психотерапевтические средства, работая со сложнейшими нарушениями в области психи­ки и психосоматики.

v Различия в запросе. Запрос клиента в большей степени манипулятивен и экстернален, т. е. обращен к области межличностного взаимодействия, часто форму­лируется в форме жалобы на кого-либо. Запрос «паци­ента» — чаще в большей мере интернален, он гораздо глубже, включает не просто собственную неспособность человека адаптироваться к межличностным отношени­ям, но и «трудности совладания с собой», более глубокие личностные проблемы. Однако практика заключе­ния «вторичных» и последующих контрактов на работу в консультировании подчеркивает многоуровневость любой психологической работы. А коррекция претен­зий и конфликтов в межличностной сфере позволяет «мягко» преодолевать тяжелейшие нарушения в сфере внутри личностного благополучия.

► Различия эффектов, как возникающих в ходе по­могающего взаимодействия, так и свидетельствующих об окончании помощи. Эффекты психологического кон­сультирования располагаются обычно в области адапта­ции себя к среде или взаимоотношениям. Эффекты пси­хотерапии более долговременны, связаны с личностны­ми изменениями, трансформациями, более глубоки и мас­штабны. В связи с этим в психотерапии разделяют даже уровни эффектов — первичные и вторичные, непосред­ственные и отсроченные. Но и те и другие есть и там и там. Различия могут сказываться скорее в их соотноше­нии, мере выраженности и ориентации специалиста и клиента на получение информации большей или мень­шей значимости.

► Различия в подготовке специалистов. Квалифика­цию консультанта подтверждает, как правило, диплом и различные сертификаты переподготовки. Для психоте­рапевта необходима и медицинская подготовка, опыт ра­боты с супервизором и прохождения психотерапевтичес­кого процесса в качестве клиента.

69. Самопонимание субъектов консультирования в психоаналитической модели.

Самопонимание клиента в психоанализе достигается и осуществляется как переход от оценочного, трансферентного понимания своих фиктивных целей, переносов и защит, к пониманию «себя-другого», целостного, сво­их реальных целей. В процессе приобщения к внутрен­ним ресурсам и интроекции психоаналитического мифа (Адлер А., 1993, Зейгарник Б. В., 1982, Сандлер Д. и др., 1993, Рикер П., 1996, Солер К., 1992, Лакан Ж., 1994, Юнг К.-Г., 1997).

Проблематика переноса обнаруживает взаимосвязь са­мопонимания и понимания другого человека аналитиком и пациентом. Богатство опыта аналитика и клиента помо­гает пониманию, бедность и стереотипность — мешают.

Большую роль играет внутренняя проработанность (личностная зрелость) самого консультанта: осмысле­ние им своих внутренних проблем, ограничений, возмож­ностей, наиболее характерных способов понимания клиента и их ограничений и возможностей.

72. Сверка пониманий в психотерапии

Вариант 7 в — Стр 2

Если воспользоваться традиционным подходом, обо­значающим три стороны любой психотерапевтической си­стемы, можно, соответственно, выделить три области представлений о понимании, его роли и функциях в пси­хотерапевтическом процессе:

1. Проблема понимания в рамках психотерапевтичес­кого мифа (concepts) стоит как вопрос о (не)понимании как источнике и способе преодоления психологических нарушений, его месте и функциях в возникновении или функционировании того или иного симптома, автомати­ческой мысли или проблемы в целом, о развитии пони­мания как результате психотерапевтического взаимодей­ствия.

2. На уровне (в аспекте) техник и технологии психо­терапевтической помощи (process) понимание (схемы и стратегии, этапы и механизмы) выступает как средство распознания проблемы, ее реинтерпретации и осмысле­ния особенностей клиента, его ситуации. На этом уровне также решается вопрос о необходимости, (невозможнос­ти понимания, очерчиваются границы потенциально до­ступного пониманию, а также осмысляется вопрос о вы­боре того или иного способа (ов) и приемов понимания (переработки смысловой информации).

3. На уровне (в аспекте) общения (практики взаимодей­ствия, practice) пониманию в любой системе, независимо от декларируемых на предыдущих уровнях представлений, отводится огромная роль. Вместе с тем именно здесь и су­ществуют наибольшие различия как между различными школами психотерапии и консультирования, так и междуотдельными практикующими психологами, в том числе в осмыслении способа трансляции понимания клиенту.

Таким образом, проблема понимания себя и другого субъектами консультативного взаимодействия относит­ся к разряду одной из глубинных проблем организации эффективной психологической помощи, воздействия.

78. Стремление помочь и стремление понять.

Кроме знаний и умений, психолог-консультант должен обладать рядом специальных личностных качеств. К примеру, он должен любить людей, быть способным без слов понимать и чувствовать их состояние, быть добрым, терпеливым, общительным и ответственным. К данному перечню можно было вполне добавить слова, в свое время сказанные о психологе-консультанте известным специалистом в этой области Р. Меем. Консультант-психолог, писал он, должен уметь привлекать к себе людей, чувствовать себя свободным в любом обществе, быть способным к эмпатии. Главное у настоящего психолога-консультанта — это «доброжелательность и стремление понять клиента, помочь ему увидеть себя с лучшей стороны и осознать свою ценность как личности».

В психотерапевтическом процессе консультант может позволить себе выбрать практически любую модель, способ взаимодействия с клиентом или понимания клиента, если выполняются три взаимосвязанных условия:

— уважение и принятие клиента, признание его «всеобщей человечности»;

— высокая степень осознания консультантом того, что именно он делает, как-то или иное слово, поступок могут быть услышаны, поняты клиентом;

— стремление понять клиента в логике его собственных переживаний, представлений, поступков и ценностей.

81. Содержательная характеристика понимаемого (схемы) оказывается здесь вто­ричной. Человек как «текст» будет «семантически распакован» (понят — по В.В. Налимову, 1998) так, как позволяют человеку используемые им процедуры (способы понимания), тем или иным образом соотнесенные с этими процедурами ценностно-смысловая позиция и предпочитаемая субъектом модель общения с другим человеком. Таким образом, изучение процесса понимания должно осуществляться, в первую очередь, в плане исследования его процессуальных характери­стик (стратегий понимания, уровней осознания понимания и тенденций его разви­тия).

Изменение содержательных характеристик понимания (особенности схемати­ческого — «тематического» преобразования понимаемого, соотношение процессов понимания себя и мира) во многом оказывается производными.

Типы схем понимания связаны с существующими школами психотерапии:

  • гуманистической (апеллирующей к группам понятий, организованных во­круг следующих концептов: а) неконгруэнтность, неполнота функционирования, ресурсы и возможности, б) самоактуализация и саморазвитие, выбор и смысл, в) полноценное функционирование, человечность и развитие);
  • психоаналитической (а) проблема или конфликт, личностная незрелость, б) преодоление или укрепление защит, осмысление бессознательных влечений и стремлений, в) развитие личности, расширение сознания для преодоления кон­фликта);
  • когнитивной (а) когнитивная ошибка, базисные посылки и иррациональные верования, б) исследование и проработка ошибок, переопределение и переформу­лирование, в) адекватное сознавание, способы осознания, исследования и перера­ботки информации);
  • бихевиорапъной (а) неадекватное поведение, плохая привычка, б) научение, обусловливание, в) адекватное поведение, новое поведение).

84. Типы супервизоров.

Типы супервизии подобны типам психотерапии:

1) опирается на ресурсы личности, помогающие кон­сультанту развить, углубив и расширив свое понимание человеческих переживаний и психотерапевтических воз­можностей и ограничений;

2) опирается на исследование ограничений и ошибок консультанта, позволяющее проследить ошибки и дина­мику их возникновения и возможного преобразования;

3) направлена на сопоставление возможностей и огра­ничений консультанта в осмыслении себя и мира.

87. Фокальные концепции помощи.

Концепция, разработанная Маланом (Malan D. Н., 1963), отражает как давние, так и современные тенденции сторонников психоанализа создать различные варианты краткосрочной психодинамически-ориентированной психотерапии. Еще Френч (French Т. М.), стремясь к повышению эффективности и одновременно экономичности психоаналитической психотерапии, предпринял попытку разработать проблему актуальных, или «фокальных», конфликтов, предполагая, что устранение подобного конфликта будет сопровождаться положительными изменениями в состоянии пациента. Этот подход, более тщательно разработанный в дальнейшем Маланом, перенося акцент в процессе психотерапии на фокальную тему, являлся одновременно уходом от анализа переживаний раннего детства, лежащего в основе классического психоанализа. Уже после Малана Сифнеос (Sifneos P. E., 1979) предложил близкую к Ф. п. п. М. концепцию краткосрочной динамически-ориентированной психотерапии, которая была противопоставлена суппортивной (поддерживающей) психотерапии.

Общей целью Ф. п. п. М. является исключение из психотерапевтического процесса факторов, определяющих длительность лечения, уход от «безвременности» классического психоанализа путем переноса внимания на все более отдаленные от младенческого возраста переживания пациента.

В основе Ф. п. п. М. лежит представление, часто опирающееся на высказывания пациентов о том, что их расстройство вызвано конфликтом. Терапевтическая значимость «фокуса» определяется совместно психотерапевтом и пациентом и требует ответа на следующие вопросы: стоит ли остановиться на данном конфликте с целью последующей его переработки, нужно ли его модифицировать или сформулировать заново. Избирательная настройка на фокальную тему, рассматриваемую с разных сторон, сопровождается отвержением всех других возможных тем. Малан на основании своего опыта утверждал, что опора на еще доопытную обусловленность актуально протекающих межличностных процессов не только не чужда идее ускорения и сокращения времени терапии, но даже содействует этому. «Переносные указания» в особенности плодотворны, если они попадают на «линии связи» между порождающими отношениями прошлого и отношениями, актуальными для излечения. В системе Ф. п. п. М. важным моментом является преодоление негативных эмоций (агрессия, печаль и др.), связанных с предполагаемым окончанием лечения.

Поскольку оба партнера в ходе лечения должны войти в глубокий терапевтический контакт, чтобы по возможности легче перенести неизбежно возникающее напряжение, по мнению Беккера (Becker A. M., 1982), можно ожидать усиления процесса обучения и обретения способностей преодоления социальных конфликтов и их расширения на другие объективные обстоятельства жизни пациента. Сифнеос в такой терапии видит большую самостоятельность пациента в определении своих проблем, в выборе направления их разрешения, что может смягчить более авторитарную позицию психотерапевта в классическом психоанализе.

Показания и прогноз эффективности Ф. п. п. М. определяются рядом факторов: наличием гипотезы о существовании какого-либо фокального конфликта у данного пациента; его желанием и способностями к сотрудничеству в условиях интерпретирующего конфронтационного процесса, который неизбежно сопровождается эмоциональным напряжением. Ответ на эти вопросы может быть получен лишь на основании интерпретации материала первых (пробных) сеансов психотерапии. Мотивация к излечению во многом определяется также характером патологического расстройства, связанными с ним страданиями и отсутствием ярко выраженного вторичного выигрыша от болезни, для которого типична связь между проявлениями болезни и социальным функционированием пациента.

С учетом указанных прогностических факторов Малан считал фокальную терапию показанной даже больным с относительно длительными и тяжелыми расстройствами, при которых ведущая роль всегда (или чаще всего) отводилась классическому психоанализу. При описании основных механизмов лечебного действия фокальной психотерапии обычно подчеркивается роль коррективного эмоционального опыта Александера (Alexander F. G.), интенсивных процессов прочувствования и понимания, или «настройки на одну волну», которые Балинт (Balint M.) описывал как «вспышку» между пациентом и психотерапевтом, а также процессов «самоисследования» и «опытного самопознания» Роджерса (Rogers С. R.).

Обосновывая эффективность фокальной психотерапии, Малан большое значение придавал «энтузиазму психотерапевта» в качестве существенного неспецифического фактора. По мнению Беккера, важнейшую роль в Ф. п. п. М. играет вводимый в психотерапевтический процесс с самого его начала фактор «временных рамок», который интенсифицирует постановку терапевтических целей, разработку плана терапии, даже если вначале речь идет лишь о предположениях и намерениях. Здесь видны существенные различия с бесконечным или имеющим открытое и неопределенное завершение психоанализом. На второй план в этих условиях отходит вопрос, следует ли проводить от 10 до 40 психотерапевтических занятий, как предлагал сам Малан, или 20, как считал Сифнеос. По данным многих авторов, из всех психоаналитических методик именно фокальная психотерапия часто дает наиболее убедительные результаты. Краткость и четкая целевая ориентация делают ее к тому же более доступной для контролируемых эмпирических исследований, чем в случаях применения психоанализа.

90. Ценности супервизоров, их роль во взаимодействии с консультантом

Супервизия с точки зрения ее плодотворности может быть оценена:

  1. По наличию «дурных последствий», результатов супервизии для консультанта, клиента и супервизора;
  2. По наличию «супервизорской дисфункции» (взаимоотношений в ее процессе), ведущей или не ведущей к «дисфункции психотерапевтической»;
  3. По отношению к различным ситуациям, разным супервизорам и клиентам (так, супервизия может позитивно влиять на общий результат психотерапии, но не всегда в тех случаях, которые исследовались с супервизором).

Ко-терапевт и супервизор часто облегчают де­ятельность консультанта; с одной стороны, часть ответ­ственности перекладывается на них. С другой — мнению двоих больше доверяют. Однако самое главное — появле­ние ко-терапевта и супервизора облегчает осуществление двух часто взаимоисключающих позиций: принятия (пред­полагающего проникновение консультанта в мир клиен­та) и необходимой для понимания «эстетической дистан­ции» (сохранение устойчивой позиции вне находимости).

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector