Способы выявления и противодействия манипуляциям

Оглавление

Введение

1. Выявление манипуляций

2. Защита от манипуляции

2.1 Базовые защитные установки

.2 Специфические и неспецифические защиты

. Механизмы психологических защит

Список использованной литературы

Введение

На сегодняшний день существует очень большое количество различных манипулятивных приемов, суть действия которых — подчинение психики человека посредством оказания давления на нее. Естественно, как минимум столько же должно существовать и способов противодействия манипуляциям. Запомнить такое количество способов защиты от манипуляций для неспециалиста практически невозможно. Поэтому перед нами была поставлена задача найти некие универсальные способы преодоления, противодействия, манипуляциям. Причем, в количественном выражении, их должно быть сверхмалое количество (для удобства при запоминании), но каждый из данных способов должен быть исключительно универсален, и если допустить такую метафору, в одночасье «обезвреживать» десятки, а то и сотни различных манипулятивных приемов.

Проблема манипулирования людьми всегда интересовала учёных. На необходимость освоения области поведенческих манипуляций указывали М. Монтель, Б. Паскаль, Ф. Ларошфуко. Но ещё больше эта проблема интересовала практиков (бизнесменов, политиков, руководителей различных рангов).

В частности, во многих зарубежных странах выходят десятки профессиональных журналов, обучающих «искусству» коммерческих и политических манипуляций и игр. Отечественные и зарубежные психологи в изучении манипуляций отстают от практиков. Толчком к изучению феномена манипуляций послужило возникновение в 60-х гг. гуманистической психологии, которая выступала против психологии, способствующей разработке техник и технологий манипулирования людьми. Достаточно вспомнить учение д. Карнеги, переросшее в явление, получившее название «карнегизация».

1. Выявление манипуляций

Специфических общенаучных понятий, отражающих обобщенную схему, модель или механизм такого явления, как скрытое психологическое принуждение личности и имеющих достаточную научную проработку, немного. К их числу в первую очередь можно отнести манипулятивное воздействие (манипуляции, манипулирование), психологические игры и рефлексивное управление.

21 стр., 10152 слов

Отчет о комплексной практике

КОМИТЕТ ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧЕРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА Факультет дефектологии и социальной работы Кафедра коррекционной педагогики и коррекционной психологии 050716.65 Специальная психология Выполнила: студентка V курса очной формы обучения ...

Суть понятия «рефлексивное управление» специалисты определяют следующим образом:

Управление решением противника, в конечном итоге навязывание ему определенной стратегии поведения при рефлексивном взаимодействии осуществляется не прямо, не грубым принуждением, а путем передачи ему оснований, из которых тот мог бы логически вывести свое, но предопределенное другой стороной решение. Передача оснований означает подключение «Х» к процессу отображения ситуации «У», тем самым «Х» начинает управлять процессом принятия решения. Процесс передачи оснований для принятия решений одним из противников другому мы называем рефлексивным управлением. Любые «обманные движения» (провокации и интриги, маскировки и розыгрыши, создание ложных объектов и вообще ложь в любом контексте) представляет собой реализацию рефлексивного управления».

Таким образом, любые манипуляции и акты манипулятивного воздействия выступают как составные элементы данного процесса, т.е. в понятии рефлексивного управления отражается общий подход к управлению противником в конфликте с использованием разнообразных приемов тайного принуждения людей и применением механизма рефлексии для этих целей.

В настоящее время наиболее универсальным из понятий, отражающих механизм скрытого психологического принуждения, выступает манипуляция.

В результате анализа выделенные характеристики манипуляции, употребляемые различными авторами, объединяются в группы признаков и обобщаются в следующие интегральные критерии, которые можно использовать для определения понятия манипуляции:

) родовой признак — психологическое воздействие;

) отношение к объектам манипулирования как средству достижения собственных целей;

) стремление получить односторонний выигрыш;

) скрытый характер воздействия (как самого факта воздействия, так и его направленности);

) использование (психологической) силы, игра на слабостях (использование психологической уязвимости);

) побуждение, мотивационное привнесение (формирование «искусственных» потребностей и мотивов для изменения поведения в интересах инициатора манипулятивного воздействия);

15 стр., 7050 слов

Психологические механизмы развития мотивации человека

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ………………………………………………………………………………………………………3 1.Психологические механизмы развития мотивации человека……………………………………………………………………….6 1.1.Понятие потребности, мотива и мотивации ………………………...6 1.1.1.Индивидуальные особенности мотивации………………………...10 1.2.Мотивация как процесс. Стадии мотивационного процесса……...13 1.3.Мотивация, обусловленная внешними второсигнальными стимулами ...

) мастерство и сноровка в осуществлении манипулятивных действий.

Для иллюстрации можно привести ряд следующих формулировок понятия манипуляции, выделенных Е.Л. Доценко, который определяет ее как:

вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями;

вид психологического воздействия, при котором мастерство манипулятора используется для скрытого внедрения в психику адресата целей, желаний, намерений, отношений или установок, не совпадающих с теми, которые имеются у адресата в данный момент;

вид психологического воздействия, направленного на изменение активности другого человека, выполненного настолько искусно, что остается незамеченным им;

вид психологического воздействия, направленного на неявное побуждение другого к совершению определенных манипулятором действий;

искусное побуждение другого к достижению (преследованию) косвенно вложенной манипулятором цели;

вид психологического воздействия, используемого для достижения одностороннего выигрыша посредством скрытого побуждения другого к совершению определенных действий.

Иногда, по его мнению, в практических целях удобнее пользоваться непосредственно метафорой при определении данного понятия, сформулировав его следующим образом:

«Манипуляция — это действия, направленные на «прибирание к рукам» другого человека, помыкание им, производимые настолько искусно, что у того создается впечатление, будто он самостоятельно управляет своим поведением».

Способы выявления манипуляций: возможные индикаторы

Основными способами выявления манипуляций или их угрозы являются отслеживание за изменениями ситуации и анализ механизмов манипуляторного воздействия.

Отслеживание изменений ситуации позволяет обнаружить эффекты, которые составляют особенности манипуляции. Общим признаком наличия манипулятивных попыток могут являться нарушения баланса тех или иных переменных воздействия. Такими возможными несоответствиями могут быть:

3 стр., 1301 слов

Тема. Исследование этического сознания и поведения психолога. Моделирование нравственно-психологической позиции в сферах будущей профессиональной практики

Учебные цели: сформировать умения диагностировать и осмысливать личностную структуру профессиональных качеств и этических отношений психолога в сферах будущей профессиональной практики и моделировать программы нравственного самосовершенствования. Вопросы и задания для самостоятельной подготовки к занятию: Задание 1. Ознакомьтесь с теоретическим материалом, законспектируйте фрагменты предложенных ...

·Дисбаланс в распределении объема и меры ответственности за совершаемые действия и принимаемые решения. Это случаи, когда мы вдруг замечаем, что что-то «должны», не зная, откуда это долженствование взялось.

·Деформации в соотношении выигрыш — плата проявляются в том, что получаемый игровой результат не соответствует вашим вложенным усилиям. Это может происходить вследствие ошибок, просчетов или наших фантазий, а также и в результате чьей-либо манипуляции.

·Наличие силового давления также является одной из подсказок, указывающей на возможность манипуляции. Это лишь индикатор межличностной проблемы или затруднения, одной из причин которых может явиться угроза манипулирования.

·Нарушение сбалансированности элементов ситуации: необычность приемов воздействия, а также компоновки или подачи информации.

·Противоречивость информации, передаваемой по различным каналам. Например, если сопоставить содержание слов с движениями рук или мимики партнера, можно обнаружить, что он смотрит вам не в глаза, а куда-то поверх вас или в сторону, а может и вниз. Бывает, уверенные слова контрастируют с суетой рук, движениями тела и т.п.

·Стремление манипулятора стереотипизировать поведение других. Чаще всего это выглядит как обращение к ролевым познаниям других партнеров по общению, стремление их оценить и отнести к той или иной категории людей, адресоваться к их собственным привычкам либо установившимся ритуалам.

Если же исходить из анализа механизмов манипулятивного воздействия, задача обнаружения манипулятивных приемов заключается в том, чтобы быть внимательным к реакциям адресата. Здесь необходимо научиться распознавать моменты, когда включаются в работу (или начинают работать в измененном режиме) следующие виды индикаторов:

3 стр., 1244 слов

Примеры аннотаций

1.  Справочные/общие Проблемы общественного сознания и культуры в развивающихся странах Юго-Восточной Азии : аннот. библиогр. указ. – М., 1985.  –  110 с. Приведены работы на русском, западноевропейских и некоторых восточных языках, опубликованные за 1960—1980-е гг. и освещающие социальные аспекты этно-национальных проблем. 2. Справочные/аналитические 2.1.  Раскрывают ...

·Ненормативно частое появление или подчеркнуто явное проявление психических автоматизмов в поведении адресата воздействия.

·Регрессия к инфантильным реакциям (плач, агрессия и т.п.)

·Искусственно созданный дефицит времени.

·Неожиданные изменения фоновых состояний: напряжение, агрессия, суетливость, раздражение, конфликт. Здесь особенно должны настораживать случаи неоправданных с точки зрения ситуации эмоциональных сдвигов.

2. Защита от манипуляции

Разрушительному эффекту, который производит манипуляция на личностные структуры адресата, субъект противопоставляет встречную активность, направленную на уменьшение наносимого ущерба.

О наличии защит, как и о самой манипуляции, можно судить:

а) с позиции жертвы — как о попытках что-то противопоставить манипулятивному влиянию;

б) с позиции манипулятора — как о сопротивлении или противодействии адресата;

в) с позиции стороннего наблюдателя — как о средствах, снижающих эффективность манипулятивного воздействия.

Приведем несколько примеров защиты от манипулятивного воздействия: неуспешной в первых двух примерах и успешной — в остальных.

Пример 1. За консультацией обратился мужчина с просьбой помочь выйти из затруднения. В первые 2-3 года жизни в браке он чувствовал что-то неестественное во взаимоотношениях с женой. Трудно было себе объяснить, почему возникают крупные ссоры: вроде бы и не пьет, но вдруг запивает на 2-4 дня, в общем то спокоен по характеру, но неожиданно устраивает домашние погромы. После этих ссор долго переживает, корит себя. Но жена обыкновенно с пониманием и участием относилась к нему после этого.

21 стр., 10262 слов

Психологическая защита

... воздействия, исходящий от агрессора, влияние на него. Предельное выражение - подчинение себе другого человека. Привычные способы использования таких защит ... психологические защиты. Специфические психологические защиты - это защиты, которые направлены на характер угрозы. По ... психотерапевтическое значение обмена жизненным опытом: следование примеру, образцу, «общепринятому». Здесь и душевное ...

К завершению третьего года совместной жизни его осенило: жене нужны его дебоши. Проследив за деталями, он обнаружил весь сценарий. Сначала совершенно беспочвенные обвинения в чем-либо со стороны жены, придирки по пустякам, затем нарастание его раздражения вплоть до взрыва, а затем спокойствие на месяц-два и даже больше, когда он вообще не пьет и жена ласковая. Потом жена снова начинала приходить в дурное расположение духа, и все начиналось сначала. Пробовал не поддаваться на упреки, но атмосфера накалялась до нестерпимой — проще было устроить дебош, и чем сильнее, тем дольше продолжался период затишья. И так еще 16 лет.

Пример 2. Покупатель просит подать овощи посвежее: «Вон там, в том ящике».- «Да? А другим что достанется?» — парирует продавец, кивнув на очередь. Удар был точен: очередь незримо напряглась, повисла тяжелая пауза, в течение которой строптивый покупатель ощутил всю тяжесть позиции отщепенца. Но нет, есть еще силы: «Я отстоял очередь и имею право выбрать!» Какое право? Нетерпеливая очередь начинает волноваться. Никто еще ничего не сказал, но таким дураком он себя почувствовал. Дернулся было, обращаясь к очереди: «Вам тоже подсунут силос за бешеные деньги». Но вышло совсем глупо: к кому обращался, на что возражал — на молчание, что ли? А продавец невозмутимо исполняла роль статуи.

Пример 3. В книжном магазине взял с прилавка посмотреть словарь. Продавец: «Деловые люди к нему еще и вот эти две книги берут». Уже захотелось купить — так убедительно прозвучало (а может быть захотелось побыть деловым человеком).

Но тут подумалось: «Да что я, «деловой» разве? Обойдется».

Пример 4. Преподаватель П. встречается с коллегой К., заводит разговор, развивает его, а затем почти без перехода вдруг прощается и уходит по своим делам. Это случается регулярно, можно бы и привыкнуть уже. Но К. все равно каждый раз испытывает неловкость, которая теперь уже возникает сразу, как только он увидит коллегу П. Но однажды К. торопился и первым прервал разговор на полуслове, поразившись своей невоспитанности. На душе вдруг стало так легко и весело!

13 стр., 6396 слов

Психологическая защита. Защитные механизмы личности

Психологическая защита. Защитные механизмы личности План 1. Роль психологических защит 2. Ранние психологические защиты 3. Защитные механизмы личности 1. Роль психологических защит Защиты - это способы, которыми личность защищает себя от внутренних и внешних напряжений. Защита избегает реальности, исключает реальность, переопределяет реальность или обращает реальность, уводит от реальности. В ...

2.1 Базовые защитные установки

. Уход — увеличение дистанции, прерывание контакта, выведение себя за пределы досягаемости влияния агрессора.

Проявления этого вида защит: смена темы беседы на безопасную, нежелание обострять отношения (обход острых углов), стремление уклониться от встреч с тем, кто является источником неприятных переживаний; избегание травмирующих ситуаций, прерывание беседы под благовидным предлогом и т. п. Предельным выражением данной тенденции может быть полная замкнутость, отчуждение, отказ от контактов с людьми.

Таблица 1

Типология прототипных защитных действий

ПеременныеПассивная формаАктивная формаДистанцирование с агрессоромУдаление себя: бегство, уходУдаление агрессора: изгнание, уничтожение, агрессияКонтроль характера воздействияБлокировка — выставление препон: барьера, «щита»; поиск укрытияКонтрвоздействие: контроль над агрессором, подчинение, управление имБлокировка информацииО себе: маскировка, замираниеОб агрессоре: игнорирование или отрицание угрозы

. Изгнание — увеличение дистанции, удаление агрессора. Вариации проявлений: выгнать из дома, уволить с работы, отослать куда-нибудь под приемлемым предлогом, осуждение, насмешки, унижение, колкие замечания. Предельным выражением данной тенденции оказывается убийство — защитная по происхождению агрессия, доведенная до своего логического завершения. Поскольку мы уже приняли в качестве модельного представления множественную природу личности, легко объяснимым становится отнесение осуждения и насмешек к стратегии изгнания — это частичное убиение, уничтожение какой-то части другого: черты характера, привычек, действий, намерений, склонностей и т.д.

. Блокировка — контроль воздействия, достигающего субъекта защиты, выставление преград на его пути. Вариации: смысловые и семантические барьеры («мне трудно понять, о чем идет речь»), ролевые рисунки («я на работе»), «маска», которые принимают на себя основной «удар» («это не я — это у меня характер такой»).

Предельное выражение: ограждение себя, полная самоизоляция посредством глубокоэшелонированной обороны.

. Управление — контроль воздействия, исходящего от агрессора, влияние на его характеристики: плач (стремление разжалобить) и его ослабленные виды — жалобы, ноющие интонации, вздохи; подкуп или стремление умилостивить; попытки подружиться или стать членами одной общности («своих не бьют»); ослабить или дестабилизировать активность, полностью инактивировать; спровоцировать желаемое поведение и т. д. Сюда же попадает защитная по происхождению манипуляция. Предельное выражение — подчинение другого, помыкание им.

. Замирание — контроль информации о самом субъекте защиты, ее искажение или сокращение подачи. Проявления: маскировка, обман, сокрытие чувств, отказ от действий, чтобы не проявлять себя (не навлекать беду).

Крайняя форма — оцепенение, тревожная подавленность.

.2 Специфические и неспецифические защиты

Пример 5

Оказывается, вы не способны справиться даже с таким простым заданием, как данное.

Поручая его, вы предупреждали, что оно очень трудное…

Тогда я говорил о его важности, а сейчас указываю на вашу неспособность.

…А еще говорили, что, кроме меня, никто не сможет его выполнить…

Я в вас сильно ошибался.

Вы изучили мой отчет?

Мне достаточно того, что вы не достигли результата.

Но может быть мы все же займемся причинами неудачи — это поможет впредь справляться с подобными проблемами.

А вы при этом уйдете от ответственности?

Ваше право наказать меня. Но наказание может быть справедливым лишь в той мере, в которой я действительно виноват. А чтобы выяснить эту меру, все равно необходимо проанализировать причины неуспеха.

Приведенный диалог, вырванный из контекста, не позволяет делать однозначные суждения, но объем его достаточен, чтобы продемонстрировать средства защиты, которыми пользуется подчиненный. (Заметим, защиты себя не как служебного лица, а как личности. Он защищается от уничижения, а не уходит от наказания.) Эти средства, однако, не подпадают ни под одну из базовых защитных установок.

Происходит это, прежде всего в силу их направленности на решение проблемы способом, более адекватным, более специфическим по отношению к содержанию угрозы.

Таким образом, вскрываются два различных вида психологических защит в зависимости от того, на что они сориентированы: на факт угрозы или на ее характер. Специфическими будем называть такие психологические защиты, которые релевантны характеру угрозы, учитывают ее содержательные характеристики. Соответственно, неспецифические защиты — это такие, которые релевантны факту наличия угрозы вообще. Рассмотрим оба вида в отдельности.

Неспецифические защиты, имеющие дело со структурными и динамическими характеристиками ситуации взаимодействия, в наибольшей степени подвержены стереотипизации и чрезмерной генерализации. Обусловлено это, во-первых, глубокими филогенетическими корнями защит, а во-вторых, их мощным установочным фундаментом. Благодаря им заметно сокращается время задержки реакции, обеспечивается экстренный ответ. Сам факт угрозы действует подобно ключевому раздражителю, запускающему один из психических автоматизмов, состоящий из базовой защитной установки или их композиции.

Неспецифические защиты могут подвергнуться генерализации по интенсивности, во времени и на широкий класс ситуаций. Генерализация по интенсивности «раскручивает» базовые защитные установки до их предельного выражения: уход — до панического бегства, изгнание — до уничтожения, блокировку — до самоизоляции, управление — до помыка-ния, замирание — до самоубийства, игнорирование — до функциональной слепоты и прочее. Генерализованные во времени защиты отличаются стойкостью и ригидностью. А генерализация на неадекватно широкий класс ситуаций ведет к стереотипизации поведения, обеднению репертуара способов защит. Все это — плата за стартовую экономию сил, за скорость реагирования.

Специфические защиты, учитывающие характер угрозы, больше напоминают процесс решения проблем, для которого нет готовых решений. Такого рода защиты в значительной степени представляют собой поисковые действия, предполагающие сложную ориентировку в проблемной ситуации.

Вместе с тем, некоторые приемы, приобретенные в процессе научения, наработки опыта решения сходного класса задач, могут воспроизводиться многократно. Специфические защитные действия, сориентированные на стандартный, часто повторяющийся для данного субъекта вид угрозы, подобно неспецифическим, могут превратиться в автоматические. Тогда они становятся привычкой, а иногда и навязчивым симптомом.

В завершение необходимо еще соотнести предложенные понятия с уже существующими: адекватностью, эффективностью и конструктивностью психологических защит. Если специфичность определялась как релевантность содержанию угрозы в противовес простому ее наличию, то адекватность — это релевантность причине угрозы, соответствие сущностному источнику опасности. В приведенном в начале параграфа примере угроза (уничижение со стороны шефа) возникла по причине того, что шеф разгневан из-за самой неудачи. Не вникая в суть проблемы, стал изливать свое негодование на подчиненного. Защитные действия, направленные на то, чтобы устранить эту причину — направить активность начальника на решение проблемы — следует признать адекватными. Неадекватно было бы: извиняться, обвинять, отмалчиваться и т.п.

Эффективность — соответствие результата главной цели защиты — устранению угрозы. Защита может быть адекватной, специфической, но неэффективной. Или адекватной, неспецифической и эффективной: если начальнику свойственно срывать зло на подчиненных, то вполне уместно будет с их стороны не попадаться ему на глаза, когда он не в духе — и требуемый результат будет достигнут. Возможны и другие комбинаторные сочетания указанных переменных.

Конструктивность — направленность защитных действий на созидание, рост, прогрессивное развитие (отношений, психологического благосостояния, эффективности совместной деятельности) — также может независимо сочетаться с этими переменными. Возможно, специфичность и адекватность дают большую конструктивность.

Таким образом, предложенные понятия специфических и неспецифических защит являются независимыми характеристиками, которые могут быть использованы наряду с адекватностью и эффективностью, широко распространенными в литературе по психологическим защитам.

защита информационный психологический манипулятивный

3. Механизмы психологических защит

Неспецифические защитные действия

Неспецифические защитные действия, по определению, возникают в ответ на сам факт угрозы и не учитывают ее характер (содержание).

Поэтому этот вид защитных действий применительно к манипуляции в общих чертах совпадает с защитами, возникающими в ответ на другие виды психологического нападения. Особенность, пожалуй, лишь в том, как эти защиты проявляются. Поскольку манипуляция по преимуществу носит тайный характер, наличие угрозы адресатом воспринимается в основном неосознанно. Защитные действия также остаются незамеченными с его стороны, а в случаях, когда они замечаются, им приписываются приемлемые для данных условий объяснения — даются мотивировки. Поэтому межличностные по происхождению защиты в своих проявлениях весьма похожи на хрестоматийные примеры внутриличностных защит. Поведенческие проявления манипулятивных защит в общем также выглядят привычно.

Например, уход может проявиться в попытках прервать контакт, сменить тему беседы, изменить хоть что-нибудь в окружающих условиях. Объяснения каждый раз будут вполне здравыми («Вы не против, я закрою форточку? Сквозит».).

Изгнание может проявиться в том, что человек начинает чаще атаковать партнера, организующего манипулятивное давление: отпускать колкости, раздражаться. Блокировка вполне может выглядеть как рассеянность (не следит за нитью разговора) или выдвижение для обсуждения менее значимых тем, невербально — как организация «щитов» между собой и партнером и прочее. Управление часто превращается в контрманипуляцию [Шостром 1992].

При соответствующей квалификации несложно во внешнем поведении адресата заметить признаки возникновения неспецифических защит. Знакомые с практикой групповой тренинговой или коррекционной работы без труда вспомнят несколько примеров такого рода:

легкое покачивание адресатом головой в горизонтальной плоскости в момент, когда он уже почти готов согласиться (последний всплеск неосознаваемого сопротивления — отрицание);

упавший голос и чуть замедлившиеся движения в момент, когда ловушка захлопнулась, но пока еще не стало ясно, что же произошло (замирание);

острые позывы в туалет, возникающие у адресата в самый важный для манипулятора момент (неосознаваемое бегство).

Разные виды неспецифических защит в отношении манипуляции возможно имеют разную степень эффективности. Такая переменная как дистанцирование с агрессором в виде ли ухода или изгнания противостоит стремлению манипулятора к усилению контакта с жертвой (присоединению) и в этом смысле действительно способна обеспечить адресату защиту. Наоборот, игнорирование угрозы манипулятивного вторжения может оказаться лишь на руку манипулятору.

Протекция личностных структур

Как уже было показано, основной мишенью манипулятивного воздействия являются собственно личностные (мотивационные) структуры. А основной деструктивный эффект заключается в расщеплении личностных структур. Эти центральные (с точки зрения интересов адресата) особенности манипулятивного вторжения и защиты от него получают удобные средства описания в понятиях внутриличностного взаимодействия.

Важным шагом манипулятора является забота об усилении своего союзника, укреплении его позиций, равно как и ослабление противостоящих ему мотивов, выражающих интересы адресата. Причем, чем меньшее количество внутренних субъектов задействовано в конфликте, тем проще проконтролировать его исход. Действительно, манипулятору выгодно:

а) иметь дело с мотивационной иерархией, возможно более расщепленной на удельные автоматизмы со своими «князьями»-побудителями во главе;

б) включать во взаимодействие возможно меньшее количество субъектов, чтобы работать с «изолированным препаратом», извлеченным из личности. Отсюда и проистекает основной разрушительный эффект манипулятивного воздействия — расщепление личностных структур адресата.

Следовательно, адресат лишь тогда способен проявить качества субъекта принятия решения, если сохраняется возможность опроса всех субъектов (субличностей), составляющих данную личность. Настоящий (самостоятельный) поступок совершается всей личностью в целом, в результате «вселичностного референдума». Поэтому адресату манипулятивного воздействия приходится защищаться в первую очередь от расщепления своей личности, от изоляции одной ее части от всего контекста.

Таким образом, защита от манипуляции есть в первую очередь защита своей личности, сопротивление созданию «пятой колонны» в ней, уничтожение или изгнание «перебежчиков» — структур, объективно работающих на пользу агрессору, поддавшихся на его посулы или провокации. Основная задача — остаться целостным, то есть таким, когда внутренние противоречия отходят на задний план и все субличности выступают единым фронтом, сплотившись вокруг для всех значимой цели (отсюда и цельность).

Если адресат манипулятивной атаки не сделает этого, его струны души окажутся в руках манипулятора послушным инструментом в достижении поставленных целей.

Л. Прото в книге «Кто играет на ваших струнах? Как остановить манипуляцию со стороны своих собственных личностей» предлагает следующие способы управления собственными струнами.

. «He-идентификация» Я с субличностями.

Он сравнивает Я с «непредвзятым и эффективным председателем, который поощряет высказывания членов своей комиссии, сохраняя при этом за собой окончательное решение; с возничим, который натягивает вожжи так, чтобы направлять энергию упряжки в направлении, в котором он, а не лошади, желает ехать; или с пока еще спящим хозяином, просыпающимся от того, что некоторые гости превосходят самих себя, а другие ощущают тревогу и отсутствие заботы — и снова вдыхает новую жизнь в вечеринку так, что все чувства включаются» [Proto 1989, с.128]. «Чем более осознанным это «Я» становится, тем меньше оно позволяет полностью захватить себя идентификацией с мыслями и чувствами, вносимыми какой-нибудь субличностью, в любое время владеет ситуацией, и с тем меньшей вероятностью может быть склонено к одностороннему решению.

. Разрешение внутренних конфликтов

Автор сравнивает «Я» с посредником или третейским судьей, который стремится предоставить голос всем сторонам конфликта. В результате стороны приходят к согласию или доверяют посреднику выработать взвешенное решение.

. Самопринятие

В общем эта уже ставшая традиционной рекомендация направлена на повышение реалистичности своих представлений о себе, искренности перед самим собой. В контексте же антиманипулятивной защиты самопринятие позволяет распознать в себе качества, делающие человека податливым к чуждому влиянию извне. Так создаются условия для их преодоления и осуществления конструктивных изменений в себе.

. Трансформация

Под ней Л. Прото понимает личностный рост, продвижение к расширению сферы осознавания, достижение взвешенности побуждений, внутренней гармонии: «Чем глубже самоосознание мы культивируем, чем больше самопринятия позволяем, тем более целостными мы становимся, так как исцеляем себя от внутреннего разделения» [Proto 1989, с.131].

Идеалом внутренних отношений Л. Прото считает достижение человеком диалога субличностей, устранение замалчиваний и подавлений. Как видим, внутриличностные отношения строятся им по образцу и подобию отношений межличностных. Иное трудно и помыслить, поскольку законы конструктивного взаимодействия на всех уровнях межсубъектных отношений одни и те же.

Защита психических процессов

Поскольку манипулятор стремится подобрать ключик к внутреннему миру адресата, последний старается каким-то образом прикрыть свои слабые места и не позволить их касаться. Возникающее сопротивление, которое в явном виде может принять форму «не лезь в душу (под кожу)», «не ковыряйся в ране», хотя редко когда бывает выражено в словах. Борьба между манипулятором и адресатом в основном разворачивается за контроль над автоматизмами — психическими процессами, составляющими механизмы манипулятивного влияния.

Важнейшая на уровне психических процессов задача для адресата — не позволить манипулятору «нажимать на кнопки». Сделать это можно как обобщенными «универсальными приемами, так и действиями, направленными на блокирование автоматических реакций, составляющих передаточные рычаги манипулятивной атаки. Наиболее универсальным — и при этом достаточно специфичным для данного уровня — защитным приемом является непредсказуемость. Ее девиз: «Когда ты непредсказуем, ты неуязвим» (К. Кастанеда).

Если адресат ведет себя так, что его нельзя «просчитать», то манипулятору не к чему будет подстраиваться — гораздо труднее подбирать ключи, если замки постоянно меняются.

Но в нашей культуре непредсказуемость не поощряется. Мы находимся под властью, с одной стороны, психических штампов поведения, переживания или мышления, а с другой,- ожиданий и требований окружающих людей.

Второй универсальный и столь же специфичный для защит на уровне психических процессов прием — задержка автоматических реакций. Разрываемый любопытством послушать пение сирен и сдерживаемый страхом оказаться их пленником и погибнуть, Одиссей нашел способ заблокировать свой автоматизм, правда, не психологическим, а вполне физическим образом: приказал привязать себя к мачте. Этот внешний способ совладания с собой может послужить аналогом и внутреннего совладания — задержки реакций на выходе. (Кстати, своих матросов он уберег от пения сирен тем, что перекрыл сенсорный вход — приказал залить уши воском. Внутриличностный аналог этого приема нам уже известен как блокировка).

Задержка возникающих реакций может проявиться в том, что адресат будет действовать несколько осторожнее, чем обычно, или затрачивать больше времени на принятие решения. Например, ощущение некоторой неестественности ситуации может привести человека к задержке с ответом на весьма привлекательное на первый взгляд предложение — начнутся расспросы, оттягивания, окружные подходы. Задержка первого автоматического побуждения может также привести к возникновению сомнений, колебаний.

Что касается контрприемов, то они в той или иной степени содержат элементы указанных универсальных приемов — непредсказуемости и задержки автоматических реакций. Но в общих чертах выступают как активность, альтернативная той, которая актуализируется. Скажем, в ответ на предъявляемый ему образ адресат может спонтанно или намеренно создать новый образ или так трансформировать предлагаемый, что он оказывается релевантным иным мотивам — тем, что больше соответствуют его личным интересам. Например, увидев рекламу, построенную на романтике путешествий, зритель может вспомнить про укусы комаров и слякотную ночь недавней вылазки на природу — эффект увиденного будет уже иной… В другом случае, когда некто будет рассчитывать на догадливость адресата, последний может оказаться необычно непонятлив, осторожно «туповат». Можно также допустить, что стремление перечить нередко возникает в ответ на чье-либо желание сделать данного человека податливым к своему влиянию. (Последние два способа, генерализованные на неадекватно широкий круг ситуаций, формируют соответствующие черты характера человека.)

Навстречу манипулятивной технологии

Первая стратегия защиты. Технологическим стараниям манипулятора адресат может противопоставить встречную активность, разрушающую его проманипулятивные действия. Данная стратегия больше характерна для установки на борьбу с манипулятором, когда защита мыслится как одна из сторон взаимного стремления нанести ущерб друг другу — в данном случае ущерб в ослабленном виде. Защитная активность этого типа соотносится в первую очередь с такими элементами технологии, как тайный характер воздействия и оказание психологического давления.

В ответ на тайное воздействие, которое состоит в сокрытии факта воздействия и целей манипулятора, возникает стремление вскрыть намерения манипулятора, равно как и само наличие неявного влияния. То есть можно ожидать появление усилий, направленных на то, чтобы тайное сделать явным. Выглядеть это может как уточнения с интонацией недоверия, сомнения, цепляние за слова, прямые вопросы об иных целях («Куда вы клоните?», «Да скажи прямо»).

Но может развернуться и целая «исследовательская» программа со своими тестовыми приемами.

Противодействие психологическому давлению вполне вероятно проявится в том, что адресат начнет поиск такого вида силы, в котором он имеет преимущество. Как правило, это будут привычные для него измерения: например, разрабатываются заготовленные темы и сюжеты разговора, или невпопад вставляются паузы (дестабилизация партнера), или навязывается дружеский тон отношений. Но может быть и пересиливание точно в тех же средствах. Например, манипулятор задал тягуче медленный темп, постепенно (но неявно) выматывая терпение, и выжидает момент, когда можно будет произвести основную атаку: скажем, возбудить неприязнь к какому-либо человеку (неприятное состояние в актуальной ситуации привязывается к образу этого человека).

Адресат может задать темп еще более медленный, включаясь в разговор поочередно с размышлением о своих делах. Эффект противодействия дополнительно усиливается еще и неполной его включенностью в ситуацию.

Вторая стратегия защиты. Технологической суетности манипулятора можно противопоставить целенаправленную трансформацию манипулятивного воздействия в таком направлении, чтобы его эффект соответствовал интересам адресата манипулятивного воздействия. Например:

. Если адресат заметит, что манипулятор уводит разговор в сторону, он может «помочь» манипулятору и поддержать отвлечение на иную тему, но на такую, которая не менее выгодна для адресата; или, сделав петлю, можно обратно вернуть разговор к начальной теме.

. Представим, что мы начинаем понимать намек манипулятора, догадываться, к чему он желает нас склонить. Можно прямо спросить, правильно ли мы поняли его намерение. Если цель действительно неблаговидна, манипулятор, скорее всего, откажется. Опираясь на это высказывание, мы можем «согласиться» на такой вариант развития событий — дальнейшие старания манипулятора станут бесполезными.

Оба примера представляют встречную манипуляцию, после чего первоначально манипулятивная ситуация превращается в рефлексивную борьбу — стремление переиграть манипулятора. Следующий пример выглядят более конструктивно.

. Ребенок делает что-либо обыкновенно запрещаемое родителями в присутствии гостей, справедливо полагая, что при них его вряд ли будут ругать. Контрход родителей может состоять в том, чтобы обсудить с гостями эту проблему: видите, мол, как ребенок старается использовать ситуативные затруднения родителей. Важно сделать так, чтобы ребенок мог услышать этот разговор.

Но даже если речь идет о манипуляции, не относящейся к указанным, каждый из нас может припомнить случаи, когда к манипулятивной суете можно было отнестись снисходительно, а к манипулятору — великодушно. По разным причинам: иногда в силу понимания мотивов человека, иногда в силу принятия его индивидуальных особенностей, а иногда — просто из нежелания опускаться до манипулятивного уровня. Это блаженное состояние отстраненности и возвышенности позволяет человеку сохранить свою самость. Тогда приходят умиротворение и спокойствие: пусть манипулятор празднует свой выигрыш — небеса нас рассудят…

Список использованной литературы

1. Грачев Г. Информационно-психологическая безопасность личности — состояние и возможности психологической защиты. — М.: Изд-во РАГС, 1998 — 125 с.

. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. — М.: ЧеРо, Изд-во МГУ, 1997. — 344 с.

. Что такое манипуляция. Целесообразность манипулятивного воздействия [Электронный ресурс] / Конструктор успеха

. С.А. Зелинский. Противодействие манипуляциям [Электронный ресурс] / «ПСИ-ФАКТОР»