Характеристики структуры знания, сформированной в различных условиях межиндивидуальных взаимодействий партнеров по стратегической игре

Дипломная работа

Характеристики структуры знания, сформированной в различных условиях межиндивидуальных взаимодействий партнеров по стратегической игре

Введение

Актуальность темы исследования

Фундаментальная психологическая проблема, в контексте которой выполнено настоящее исследование — организация и формирование психологических структур, лежащих в основе межиндивидуальных отношений [Александров 2006, Александров Максимова 2003]. Изучение организации психологических структур открывает перспективы новых разработок и представлений об организации процессов познания, отношения человека к миру и к себе, социальных отношений индивида [Ананьев, 2001].

В многообразии отношений человека с миром выделяют два типа отношений — субъект-объектные (предметные) и субъект-субъектные (собственно социальные) (см. [Знаков, 2002]).

Выделение этих типов взаимодействий трудно совместимо с современными представлениями о системной организации личности, о методологической некорректности расчленения целостной (системной) организации на аддитивные части, выделенные на аспектных основаниях (см. [Барабанщиков, 2005; Брушлинский, 2002; Знаков, 2002; Швырков, 2005]).

В очевидное противоречие с системными концепциями вступает, например, представление о том, что описание взаимодействия человека с предметной областью и, особенно, межиндивидуальных отношений в определенной предметной области является независимым от описания собственно предметной области. Предметная область — конкретная «предметная» сит уация, в которой совершается деятельность (и жизнедеятельность) человека, определяется как «множество объектов и отношений между ними. В данной работе проверяется правдоподобие представления о том, что деятельность в предметной области, даже допускающей строгое формальное описание, не может быть построено без учета активных межиндивидуальных отношений лиц, включение которых в предметную область даже лишь предполагается; человек, поставленный в ситуацию «предметных» взаимодействий с формально организованной предметной областью реализует свою деятельность как социально обусловленную, наполняет предметную область социальными межличностными взаимодействиями, создает виртуальных партнеров по взаимодействию.

2 стр., 744 слов

Организации деятельности сексологического кабинета

О внесении изменений В Порядок оказания медицинской помощи при психических расстройствах ‎и расстройствах поведения, утвержденный приказом ‎Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 17 мая 2012 г. № 566н Приказываю: Внести изменения в Порядок оказания медицинской помощи при психических расстройствах и расстройствах поведения, утвержденный приказом Министерства ...

Теоретическая гипотеза.

Предполагается, что в ситуации формирования компетенции в рамках правил взаимодействия с определенной предметной областью формируется структура знания (СЗ), характеристики которой соответствуют свойствам СЗ партнера, даже в том случае, если непосредственного контакта с партнером не допускается, если партнер виртуален или является не человеком, а техническим устройством.

Цель работы

Установить соотношение между характеристиками структуры знания в определенной предметной области у партнеров по совместной деятельности в различных ситуациях межиндивидуального взаимодействия — от непосредственного контакта с партнером человеком до «виртуального» взаимодействия с техническим устройством.

Исследовательские гипотезы

. Об антропоморфизации «невидимого» партнера.

1.1. Партнеру по деятельности приписываются антропоморфные черты даже в том случае, если известно, что это техническое устройство.

.2. Степень антропоморфизации партнера по деятельности связана с индивидуально-психологическими чертами человека.

2. О структуре знания.

2.1. Характеристики реального партнера по деятельности являются фактором, определяющим некоторые характеристики СЗ.

.2. Инструкция, описывающая партнера по деятельности, является фактором, определяющим некоторые характеристики СЗ.

.3. Степень антропоморфизации реального партнера по деятельности является фактором, определяющим некоторые характеристики СЗ.

Предмет исследования:

Психологическая структура СЗ, фиксирующая знания о строении предметной области, формирующаяся в ситуации реальных или виртуальных партнеров по деятельности, людей или компьютерных программ.

Объект исследования:

Лица, формирующие компетенцию в стратегической игре с виртуальным партнером, характеристики которого вводятся инструкцией экспериментатора.

1 стр., 181 слов

Основные показатели деятельности педагога (глазами учащихся 9–11 классов)

Уважаемые ребята! Просим вас ответить на вопросы анкеты, в которой перечислены профессиональные и личные качества учителя. Оцените его работу по 5-балльной шкале, где: 5 баллов – качество проявляется практически всегда; 4 балла – качество проявляется часто; 3 балла – качество проявляется не всегда; 2 балла – качество проявляется редко; 1 балл – качество практически отсутствует. Подписывать анкету ...

Задачи исследования:

1. Построить анкету, позволяющую давать оценку степени антропоморфизации «виртуального» партнера по деятельности.

. Оценить индивидуально-психологические характеристики испытуемых.

. Дать формальное описание СЗ у лиц, формирующих компетенцию в стратегической игре «крестики-нолики»:

. Сопоставить характеристики процесса формирования и организации СЗ для ситуаций игры с виртуальным партнером (человеком или компьютером) при инструкции, представляющей партнера либо как человека, либо как компьютерную программу.

. Сопоставить характеристики процесса формирования и организации СЗ для ситуаций игры с виртуальным партнером (человеком или компьютером) при инструкции, представляющей партнера либо как человека, либо как компьютерную программу.

. Сопоставить характеристики процесса формирования и организации СЗ для ситуаций игры с виртуальным партнером (человеком или компьютером) при инструкции, представляющей партнера либо как человека, либо как компьютерную программу.

Новизна исследования

Разработана оригинальная анкета для оценки степени антропоморфизации виртуального партнера по предметной деятельности.

Впервые проведено сопоставление организации психологических структур, формирующихся в ситуациях непосредственного или виртуального взаимодействия с партнерами по деятельности, при представлении партнера человеком или компьютером.

Впервые проведено сопоставление значимости факторов

(1) непосредственности / виртуальности взаимодействия,

(2) типа взаимодействия (субъект-объектное или субъект-субъектное),

(3) степени антропоморфизации партнера по деятельности (человека или компьютера).

Теоретическая значимость

3 стр., 1351 слов

Компоненты психологического портрета личности современного руководителя

МИНИСТЕРСТВО СПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «Волгоградская государственная академия физической культуры» КАФЕДРА ГОСТИНИЧНОГО И ТУРИСТИЧЕСКОГО МЕНЕДЖМЕНТА Реферат на тему: «Компоненты психологического портрета личности современного руководителя» Введение Еще в древности говорили: искусство ...

Установлено, что в число факторов, определяющих формирование компетенции в определенной предметной области, входят те характеристики ситуации, которые не относятся к предметной области как таковой, то есть определение предметной области должно быть дополнено описанием условий межиндивидуальных взаимодействий [Максимова, Александров и др. 2004]. Предметная область включает в себя не только предметы и их отношения, но и характеристики взаимодействующих индивидов, которые не имеют прямого отношения к содержанию предметной деятельности (в данном исследовании — эксплицитная / имплицитная представленность партнера по деятельности), а также субъективное представление о психологических характеристиках партнера как субъекта межиндивидуальных отношений (в данном исследовании — придание антропоморфных черт виртуальному партнеру).

Практическая значимость.

Результаты работы могут быть применены при построении программ обучения, особенно с применением компьютерных средств. Следует принимать во внимание выявленные в исследовании эффекты уподобления организации формируемых в обучении структур, фиксирующих компетенцию свойствам обучающих программных средств, а также эффекты антропоморфизации обучающих технических устройств.

1. Обзор литературы

.1 Представление о психологических структурах

игра стратегический психологический

Структура — один из важнейших конструктов ряда психологических парадигм. Важнейшие результаты исследований структур — описание их строения в терминах элементов (компонентов) и отношений между ними; представление об их уровневой организации, иерархии уровней; об отношениях морфизма между скрытыми структурами и внешним выражением этих структур (поведением) [Сегал; Сенокосов1970]. Структуралистскими психологическими теориями являются достижения различных гештальтпсихологических парадигм, генетической психологии Ж. Пиаже, психолингвистической концепции Н. Хомского. Понятие структура применимо к множеству предметов психологического исследования. Это множество содержит, например, структуру субъективного опыта [Артемьева, 1980; 1999], компоненты которой фиксируют отношение субъекта к миру; структуру индивидуального опыта [Александров, Греченко 1997; Швырков 1995], компоненты которого представлены группами нейронов, специализированными относительно определенных поведенческих актов; структуру ментального опыта [Холодная, 2002]; различные варианты структуры интеллекта, например, Ч. Спирмена, К Терстоуна, Дж. Гилфорда, Р. Кэттелла [Дружинин, 1995; Солсо, 1996; Холодная, 2002], компоненты которых — факторы, выделенные специализированными вычислительными приемами.

4 стр., 1626 слов

«Особенности педагогического взаимодействия в спартанской системе воспитания».

Содержание Введение 3 1. Понятие педагогического взаимодействия 6 2. История развития спартанской системы воспитания 10 3. Особенности педагогического взаимодействия в спартанской системе воспитания 18 Заключение 32 Литература 34 Введение В связи с изменяющимися условиями жизни, требованиями к личности изменяются и требования к организации педагогического взаимодействия учителя и ученика. Развитие ...

Наиболее общее, формальное определение структуры: «произвольное множество с определенными на нем отношениями» (определение дано Н. Бурбаки, цит. по [Александров, 2006]).

Рассмотрение психологических структур в развитии позволяет ввести понятие компонентов. Например, в когнитивной психологии свойствами компонентов обладает базовое понятие «схема». Схема обеспечивает фиксацию и воспроизведение материала [Величковский, 1982], у Ж. Пиаже — компонентом является стадия развития.

Я.А. Пономарев [1983] пишет, что компоненты психологических структур представляют фиксированные модели взаимодействий. Наиболее важными характеристиками компонентов структур, и структур как целостных образований являются:

компоненты формируются как фиксированные модели взаимодействия индивида с предметными областями

компоненты, как модели взаимодействия, обладают свойствами предметной отнесенности и субъективного отношения к миру (всем множеством предметных областей, во взаимодействие с которыми вступал индивид)

целостная структура фиксирует уникальную историю взаимодействия индивида с миром

компоненты структуры обладают общностью происхождения, что является одним из оснований ее целостности

ранее совершенные взаимодействия могут воспроизводиться в результате актуализации компонентов, представляющих модели этих взаимодействий [Александров, 2006]

Свойствами психологических структур являются:

Активность. Переход компонента из состояния «покоя» в активное, обозначается термином актуализация [Александров, Греченко, Гаврилов, 1997]. Понятие актуализации используется для описания динамики схем в процессе формирования и использования прошлого опыта. Для обозначения всего разнообразия активности в психологию было введено понятие «опыт». Понятие «структура опыта» в применении к психологическим структурам подчеркивает аспект фиксации многообразий взаимодействия индивида с окружением, которые были совершены в индивидуальной истории к настоящему моменту. П.К. Анохин был одним из первых, кто связал понятие опыта памяти и активности мозга [Анохин, 1975].

6 стр., 2600 слов

Раздел «Физиология сенсорных систем»

16 Раздел «Физиология сенсорных систем» Сенсорная система (анализатор), ее принципиальное строение. Рецептивная поверхность органа чувств. Принципы классификации рецепторов. Сс-комплекс нервных структур, обеспечивают восприятие и анализ сенс инф из внеш и внутр среды организма. Строение сс – 3 отдела: периферический(рецептор, орган чувств), проводниковый (афф волокна, ганглии и нц-проведение и ...

Обобщенность, является важнейшим свойством психологической структуры, которое фиксирует способ взаимодействия индивида с предметной областью. У. Найссер замечает: «Схемы, обеспечивающие прием информации и направляющие дальнейший ее поиск, не являются зрительными, слуховыми или тактильными — они носят обобщенный перцептивный характер» [Найссер, 1981].

Основа СЭП, теория функциональных систем П.К. Анохина. Системой он называет «комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимоСОдействия компонентов, на получение фокусированного полезного результата [П.К. Анохин, 1975].

С позиции СЭП (системно-эволюционного подхода), который тесно связан с концепцией взаимодействия/ развития, сформулированной Я.А. Пономаревым [Пономарев, 1983], психологическая структура формируется в результате фиксации моделей реализованных взаимодействий, где процессы взаимодействия и развития неразрывно связаны [Александров, 2006]. Предметом научного анализа в концепции Я.А. Пономарева является взаимодействующая целостная система, которая состоит не из частей, а из компонентов и отношений между ними, которые их связывают, при этом сама система может рассматриваться как компонент, выделенный для анализа из более сложноорганизованной системы [Я.А. Пономарев, 1983]. Принцип взаимодействия/ развития так сформулирован Пономаревым: «развитие — способ существования системы взаимодействующих систем, связанный с образованием качественно… структур… за счет развивающегося эффекта взаимодействия» [Пономарев, 1983 с. 14].

Структура — новообразование, с одной стороны фиксирует модель взаимодействия, а, с другой — является основанием для последующих взаимодействий [И.О. Александров, Н.Е. Максимова, А.Г. Горкин, 2008]. Теория функциональных систем была создана П.К. Анохиным на основе физиологических факторов, вскрывших качественную специфичность процессов интеграции различных физиологических процессов в одно целое — функциональную систему целостного поведения [Швырков, 1995]. В рамках СЭП поведение рассматривается как процесс взаимодействия с предметной областью; оно реализуется как последовательность поведенческих актов, т.е. целостных циклов взаимодействия, необходимыми характеристиками которых являются результаты и способы их достижения, а так же обстановка, в которой эти взаимодействия осуществимы. Носителями моделей взаимодействия являются группы нейронов со сходной поведенческой специализацией. Компоненты психологической структуры знания (СИЗ) фиксируют информационные модели циклов взаимодействий с предметной областью. Н. Е Максимовой и И.О. Александровым были получены результаты, которые показывают, что в организации структуры знания, фиксируются все стороны взаимодействия индивида с миром — свойства собственно предметной области, важные стороны межиндивидуальных отношений, индивидуальные характеристики. Специфика СЭП, по сравнению с классической теорией функциональных систем состоит в разработке представлений о специализации нейронов относительно этапов взаимоотношений индивида с миром. Были проведены эксперименты, в которых нейрональная активность регистрировалась в реальном поведении, зарегистрированы 4 характеристики нейрональной активности, а именно:

11 стр., 5035 слов

Нравственное воспитание дошкольников в системе всестороннего развития личности

27 Курсовая работа «Нравственное воспитание дошкольников в системе всестороннего развития личности» Оглавление Введение 1. Нравственное воспитание дошкольников в системе всестороннего развития личности 1.1 Механизм и задачи нравственного воспитания дошкольников 1.2 Содержание нравственного воспитания 2. Средства и методы нравственного воспитания дошкольников 2.1 Средства нравственного воспитания ...

специализация нейронов;

распределенность нейронов одинаковой специализации по разным структурам и наличие в одной структуре нейронов различной специализации;

формирование определенных специализаций нейронов в обучении [Швырков, 1995].

С позиций СЭП, требуется, чтобы любое явление выделялось для анализа в соответствии с объективным, эволюционным критерием, которым является — этап изменения организации материи, реализацией генетической программы. Анализ эволюционного процесса с системных позиций позволяет выделить некоторые общие системно-эволюционные принципы:

системы высшего порядка сложности образуются путем иерархического объединения систем предыдущего уровня,

функциональные системы образуют не иерархию, а историю, отодвигая вглубь прасистемы,

устойчивость систем определяется их функциональным разнообразием, и естественному отбору подвергается не признаки, структуры или функции, а разнообразные соотношения систем со средой, так как именно они оказываются адаптивными или разрушительными для системы в целом [Швырков и др., 1995].

Психологические структуры формируются в процессе межиндивидуального взаимодействия, следовательно, с позиции СЭП, необходимыми компонентами психологического взаимодействия являются, с одной стороны, индивиды, входящие в определенную социальную общность, а, с другой, предметная область. Структура предметной области включает множество объектов, их соотношения, набор артефактов и правил, которые определяют ролевую структуру социальной общности, последовательности и особенности циклов взаимодействия. Предполагается, что между психологическими структурами взаимодействующих индивидов и структурой предметной области существуют отношения гомоморфизма [Н.Е. Максимова, И.О. Александров].

.2 Проблема целостности психологических структур

Принцип целостности соответствует статусу общенаучного принципа. В истории науки были сформулированы различные версии отношения к целостности. Например, от обоснования отрицания самого свойства целостности. Элементаризм как составленность целого из элементов и возможность разложить целое в набор несвязанных множеств исходных элементов. Эта версия принципа целостности доминировала на протяжении длительного времени, например в ассоцианистской, в бихевиоральной психологии. До холистского понимания (составило основу «твердого ядра» исследовательской программы гештальтизма; или в общебиологическом контексте — закон Г. Дриша 1867-1941, согласно которому, судьба части есть функция ее положения в целом).

.3 Представление о системности

Изменение представлений о целостности связано с формированием множества концепций системности. Я.А. Пономарев выделил в системных исследования две ветви.

Первая — конкретно-синкретическая, она характеризуется тем, что любые объекты могут рассматривать как системные, их системные свойства могут быть охарактеризованы даже без выделения систем как таковых. Она «непосредственно нацелена на решение практических задач,… отталкивается от описания элементов конкретных систем, объединяет описание этих элементов искусственными связями» [Пономарев, 2006].

Версия принципа целостности реализованного в СЭП представляет собой один из вариантов принципа системности. В соответствии с системно-эволюционной теорией формирование новой системы рассматривается как фиксация этапа индивидуального развития, формирование нового элемента индивидуального опыта в процессе научения. Формирование нейронной сети происходит из нейронов резерва и установлением их специализации. Нейроны системоспецифичны, то есть их специализация постоянна. К более старым системам прибавляется новая система, при этом осуществление поведения происходит за счет не только новых систем, но и одновременно за счет более древних систем [Швырков, 2006].

Описание системных специализаций нейрона является описанием субъективного мира индивида, а активность нейрона — субъективным отражением. В рамках такого описания субъективный мирпредстает как структура, представленная накопленными в эволюции и в процессе индивидуального развития системами, закономерности отношений между которыми — межсистемные отношения — могут быть описаны качественно и количественно, а субъект поведения — как весь набор функциональных систем, из которых состоит видовая и индивидуальная память. Состояние субъекта поведенияпри этом определяется через его системную структуру как совокупность систем разного фило- и онтогенетического возраста, одновременно активированных во время осуществления конкретного акта[Барабанщиков, 2005].

Таким образом, реализация поведения есть реализация истории формирования множества систем, каждая из которых фиксирует этап становления данного поведения. Системно-эволюционный подход позволяет избежать варианта описания целостности в терминах перечисления аспектов, т.е. произвольно выделенных сторон явления, и установления между ними отношений порождения. Целостность структуры рассматривается как развивающаяся, фиксирующая взаимодействия индивида с миром, общая по происхождению всех ее компонентов, где компоненты структуры не могут быть рассмотрены как изолированные (непересекающиеся) множества.

1.4 Представление о дифференциации психологических структур в психологии

Понятие дифференциации зародилось в эмбриологии и означало «процесс, в результате которого клетка становится специализированной» [Карлсон, 1983], что означает утрату клеткой проспективных потенций к образованию новых структур в процессе развития [Туманишвили, 1982]. Происходит уточнение диапазона компетенции клеток, что означает, увеличение дифференцированности клетки ведет к сужению диапазона ее компетенции.

Принцип дифференциации положен Н.Н. Ланге в основу сформулированного им закона перцепции: «процесс всякого восприятия состоит в чрезвычайно быстрой смене целого ряда моментов или ступеней, причем каждая предыдущая ступень представляет психическое состояние менее конкретного, более общего характера, а каждая следующая — более частного и дифференцированного» (см. [Чуприкова, 1997]. Представление о дифференциации лежит в основе микрогенетических исследований восприятия [Барабанщиков, 1990; Величковский, 1982].

Дифференциация (от лат. differentia — различие), один из важнейших аспектов рассмотрения процесса развития систем. Дифференциация протекает как процесс формирования в целостной системе новых компонентов, имеющих общие предковые формы. В процессе дифференциации нарастает разнообразие и количество компонентов системы. Поскольку компоненты, образовавшиеся в результате дифференциации общего предка, обладают генетическим родством и между собой, и с другими компонентами системы, целостность системы не нарушается, она поддерживается так же процессами реорганизации целого при формировании нового. Эволюционное понимание дифференциации тесно связано с принципом системности. Принцип системной дифференциации предполагает, что развитие всегда идет внутри некоторого исходного целого, которое усложняясь, развивает внутри себя свои элементы и уровни, становится более расчлененным и дифференцированным [Чуприкова, 1997]. Дифференциация рассматривается как процесс дополнительный к интеграции и неотделимый от нее. Сопоставляя эти процессы, следует отметить, что продукты этих процессов — новые формы. Это означает, что дифференциация — не расщепление исходного (целого) на части, а интеграция — не объединение двух или нескольких объектов в один. И в том, и в другом случае происходит порождение новых форм [И.О. Александров, 2006].

Формальное описание процесса дифференциации содержит теория катастроф [Арнольд, 2002] и неравновесная динамика, термодинамика неравновесных систем [Пригожин; Стенгерс, 1986; 1994]. И та и другая концепции основываются на общей теории устойчивости, сформулированной А.М. Ляпуновым и А. Пуанкаре. Катастрофа — скачкообразное изменение системы, в виде внезапного ответа на изменение внешних условий. Момент катастрофы может соответствовать бифуркации траектории [Арнольд, 1990], что и следует рассматривать как дифференциацию. Бифуркация — «проявление внутренней дифференциации между частями самой системы и системы с окружающей средой» [Пригожин, 2001]. Результат бифуркации, с этой точки зрения, представляется как переход от состояния неустойчивости к новым, устойчивым состояниям. Таким образом, разрешение неустойчивости — процесс порождения альтернативных устойчивых систем [Пригожин, Стенгерс 1986]. Из этого следует, что развитие — представляет собой, спонтанную эволюцию неравновесной системы к состоянию более высокой сложности, которое достигается в процессе дифференциации [Пригожин, 2001].

Рассматривая дифференциацию, как важнейший принцип развития, как систем, так и индивидуального развития, ее изучение возможно в рамках эволюционных закономерностей как эпигенез и системогенез.

Согласно этому принципу новое формируется из форм предшественников, а не является результатом развертывания скрытой в зародыше формы. В различных версиях описания развития, основанных на эпигенетической концепции Уоддингтона можно выделить три составляющих:

Первая направлена на описание развития как «ветвящегося» процесса.

Вторая составляющая эпигенеза описывает условия ветвления, закономерности смены этапов развития. Выделяют генетический и средовой факторы, которые по разному проявляются в характеристиках ветвления.

Третья составляющая — относительно новое содержание эпигенеза, это группа факторов, которые координируют процессы развития, соответствующие различным, но одновременно реализующимся траекториям формирования целого.

Исходя из этого, можно представить эпигенетическую ситуацию, как ситуацию активно создающихся объектов и событий, выступающих как необходимые условия дифференциаций и образования новых форм.

Концепция системогенеза была сформулирована П.К. Анохиным [1975].Системогенез — избирательное и ускоренное по темпам развитие в эмбриогенезе в разнообразных по качеству и локализации структурных образований, которые консолидируясь в целом, интегрируют полноценную функциональную систему, обеспечивающих выживание. Объединение разнородных структур в функциональную систему возможно только на основе гетерохронии в закладках и темпах развития в момент консолидации этих структур [Анохин, 1968]. С точки зрения Анохина, «гетерохронное созревание структур в процессе эмбриогенеза есть могучее средство, с помощью которого неодинаковые по сложности компоненты системы эволюции подгоняются к одновременному вступлению в функцию в масштабах гармонически консолидированной функциональной системы» [Анохин, 1968]. Эпигенез и системогенез разные варианты представлений об онтогенетическом развитии. Александров рассматривает онтогенез, как последовательность системогенезов [Александров И.О., 2006.; Александров Ю.И., 2003; Швырков, 2006; Анохин, 1958]. Возможность осуществления нескольких одновременных системогенезов приводит к ситуации их взаимоотношений, их взаимодействию и взаимосогласованию. Согласно принципу «минимального обеспечения функциональной системы» функциональная система становится продуктивной задолго до структурного оформления. Из этого можно заключить, что некоторые стадии формирования системы неотделимы от актуализации. Предмет изучения СЭП — структуры, которые фиксируют этапы развития индивида и являются основой для дальнейшего развития. Множество систем, сформированных на протяжении онтогенеза, представляют структуру индивидуального опыта. Компоненты индивидуального опыта представлены группами нейронов, специализированных относительно систем определенных поведенческих актов и процесс специализации группы нейронов лежит в основе формирования нового компонента структуры индивидуального опыта.

Показано, что в основе процессов формирования СИЗ, в определенной предметной области лежат три типа дифференциации ее составляющих [Александров, 2006; Александров, Максимова, 2008] — см. рис. 1.

Первый тип дифференциации проявляется в образовании протокомпонентов, т.е. в дифференциации групп преспециализированных нейронов на группы, представляющие протокомпоненты.

Второй тип — проявляется в дифференциации протокомпонентов, на компоненты СИЗ;

Третий — в дифференциации компонентов СИЗ, ведущей к образованию их суборганизации.

Рис. 1. Три типа дифференциации составляющих СИЗ

Справа — количественные характеристики результатов дифференциации для разных возрастных групп [Александров, 2006; Максимова, Александров, 2001].

В центре — описание содержания процессов дифференциации.

При этом предполагается, что большое количество образующихся протокомпонентов необходимо для одновременного формирования множества СИЗ, релевантных многим предметным областям. Следует отметить, что доминирование дифференциации 1-го типа требует большого количества преспециализированных нейронов. Второй и третий типы дифференциации СИЗ, напротив, обеспечивают именно интенсивное овладение небольшим количеством предметных областей, возрастающую специализацию.

1.5 Операционализация представления о психологических структурах

На основе концепции Пономарева о том, что внутренняя структура формируется в ходе внешнего взаимодействия, можно сказать, что способ связи оказывает обратное действие на формирование свойств компонентов, что в итоге приводит к развитию системы. В работах И.О. Александрова [2006] и Н.Е. Максимовой с соавторами [2004] было предложено представление о психологических структурах как совокупности информационных моделей взаимодействия индивида с предметной областью, которые фиксируются в группах поведенчески специализированных нейронов индивида.

Предметная область — стратегическая игра «крестики-нолики» и описание процесса игры

Для операционализации концепта «психологические структуры в работах И.О. Александрова и Н.Е. Максимовой в качестве предметной области была применена игра «крестики-нолики» на поле 15х15. Эта игра относится к позиционным, стратегическим играм с полной информацией и нулевой суммой [Гарднер, 1988], что означает: последовательные шаги открыты и фиксируются в доступной для игроков форме. Стратегическая игра требует содержательного решения о будущих действиях (ходах).

Полная информация предполагает доступность игроку всего «дерева игры», учитывая оценки эффективности ходов. Полнота информации — потенциальное свойство игры, раскрывающееся по мере формирования компетенции игрока. Игра с нулевой суммой предполагает, что выигрыш одного игрока равен проигрышу другого. Способ достижения выигрыша, как и избегание проигрыша, должен быть сформирован игроком в процессе разрешения ситуации конфликта с противником, в ситуации активного взаимодействия. Сложность игры позволяет неограниченно совершенствовать компетенцию.

Структура знания в стратегической игре

Этот раздел построен на основе анализа источников [Александров 2006; Александров, Максимова, 2006; Александров, Максимова, Горкин, 2008; Александров, Максимова, Горкин, Шевченко и др., 1999; Максимова, Александров, 2008; Максимова, Александров, 2009; Максимова, Александров, Тихомирова и др. 1998, 2001, 2004].

В основе описания структуры знания (СЗ) в предметной области стратегической игры в крестики-нолики на поле 15х15 лежат представления об организации психологических структур, развиваемых в рамках системно-эволюционного подхода (СЭП), основанного В.Б. Швырковым. С позиций СЭП психологические структуры представляют собой совокупности информационных моделей взаимодействия индивида с определенной предметной областью. Каждая такая модель фиксирует специфический цикл взаимодействия индивида, который описывается в терминах (1) ситуации, в которой данное взаимодействие может быть инициировано, (2) преобразования начальной ситуации в процессе действия индивида и (3) результата этого действия. Информационные модели взаимодействий индивида с предметной областью фиксируются в специализации определенной группы нейронов; эти модели могут актуализироваться при активации данной группы нейронов, что проявляется в реализации соответствующего цикла взаимодействия как конкретного поведенческого акта. Вся совокупность информационных моделей, сформированных в истории взаимодействия индивида с предметной областью, зафиксированных в нейрональном субстрате, представляет собой структуру знания индивида в данной предметной области, а каждая из моделей является компонентом этой структуры.

При анализе СЗ, формирующейся при приобретении компетенции в стратегической игре (крестики-нолики на поле 15х15) в качестве циклов взаимодействия индивида с предметной областью используются акты игры. Эти акты выделяются как единицы игровой деятельности, соответствующие «ходам» в стратегических играх этого класса — шашках и шахматах. Акт игры описывается через формальное описание положений на игровом поле в терминах возможностей построения цепочек длиной в 2, 3, 4 и 5 знаков на следующем ходе игры. Акты игры, которые характеризуются возможностью построения одинакового количества цепочек длиной в 2, 3, 4 и 5 знаков в трех последовательных ситуациях — (1) после хода противника, (2) при проставлении игроком собственного знака на поле и (3) после ответного хода противника, приписываются к актам игры одного и того же типа.

Сопоставление частот реализации актов различных типов в определенных последовательностях, запретов на сочетания некоторых актов, выделение устойчивых последовательностей актов при помощи специально разработанных алгоритмов, позволяет описывать СЗ в терминах компонентов СЗ, отношений между компонентами, групп компонентов СЗ, образованных этими отношениями — стратегий и доменов.

Компоненты структуры знания образуются в результате дифференциации протокомпонентов — предковых форм для компонентов СЗ. Из каждого протокомпонента может дифференцироваться до шести компонентов СЗ. Дальнейшие процессы дифференциации компонентов ведут к образованию у них суборганизации. Составляющие суборганизации компонентов СЗ — обеспечивают отношения между компонентами; эти составляющие суборганизации представляют собой информационные модели взаимодействий между компонентами. По отношению к моделям взаимодействия индивида с предметной областью, фиксацией которых являются компоненты СЗ, модели взаимодействий между компонентами являются моделями второго порядка (см. [Пономарев, 1983]).

Каждый компонент СЗ является носителем одной модели взаимодействия с предметной областью (модели первого порядка) и нескольких моделей взаимодействия с другими компонентами (моделей второго порядка).

Отношения между компонентами делятся на диахронические и синхронические. Диахронические отношения, обладающие свойством направленности, необратимости, образуют семантические пропозициональные сети, эти отношения определяют последовательность актуализации компонентов в игре. Диахронические отношения следования определяют возможность перехода от актуализации одного компонента к другим и тем самым выделяют множество компонентов, на котором будет совершаться выбор варианта продолжения игры. Особый тип диахронических отношений, обладающих свойством рефлексивности, образуют петли, определяющие повторные актуализации одного и того же акта.

Специальные типы диахронических отношений, связывают компоненты в группы — стратегии. Актуализация стратегий проявляется в деятельности игрока как устойчиво повторяющиеся последовательности актов игры. Важная характеристика стратегий — их «длина» — количество компонентов, образующих последовательность. Показано, что стратегии большей длины формируются у лиц старше 14 ти-летнего возраста, чем у лиц младших возрастных групп. Стратегии достигают максимальной длины (8 компонентов) у игроков, обладающих высоким уровнем компетенции в данной игре.

Описаны два типа стратегий. Первый из них — «линейные» стратегии. Они характеризуются строгим порядком актуализации компонентов СЗ (отсутствием петель и циклов).

Установлено, что такие стратегии преимущественно направлены либо улучшение собственной позиции игрока на поле, либо на ухудшение позиции противника. Количество таких стратегий, входящих в состав СЗ не связан с возрастом игроков. Другой тип стратегий — «гибкие» включают петли, т.е. повторные актуализации актов одного и того же типа и циклы — повторные актуализации двух и большего количества компонентов. Гибкие стратегии направлены одновременно и на улучшение собственной позиции и на ухудшение позиции противника. Этот тип стратегий формируется преимущественно у игроков, начиная с 14-ти летнего возраста.

Синхронические отношения образуют семантические ассоциативные сети, эти отношения определяют состав наборов компонентов СЗ, которые могут быть актуализированы одновременно; на совместную актуализацию некоторых компонентов они накладывают запрет. Выделяют синхронические отношения, реализующие логические отношения «AND», определяющие обязательность совместной актуализации компонентов, отношения «XOR», запрещающие совместную актуализацию компонентов, отношения «IOR» — «нестрогое ИЛИ», определяющее неантагонистическую альтернативность совместной актуализации компонентов. Синхронические отношения связывают компоненты в группы — домены.

Домены — группы компонентов, общность которых определяется связью с содержательно важными сторонами деятельности. Для игры в «крестики-нолики» такие общности выделяются, например, по отношению компонентов к дебютам игр или к их окончаниям, к выигрышам или к проигрышам, к игре крестиками или ноликами. Домены обладают сложной суборганизацией. На множестве компонентов, образующих домен, могут выделяться субдомены — группы компонентов, связанных отношениями AND и / или IOR, но не XOR. Логические пересечения множеств компонентов СЗ, образующих разные субдомены, связаны отношениями AND.

Описание структуры знания представляет собой набор характеристик компонентного состава СЗ, отношений между компонентами и групп компонентов, образованных отношениями разного типа.

Описание организации СЗ как пропозициональной семантической сети включает характеристики множества сформированных компонентов СЗ, количества протокомпонентов, из которых дифференцировались компоненты, оценки потенциала дифференциации протокомпонентов (обобщенной оценки количества компонентов, дифференцирующися из одного протокомпонента), количества диахронических отношений каждого типа, связывающих компоненты в пропозициональную сеть, характеристик ветвлений сети (для каждой вершины — количество ветвей, вероятностные и энтропийные характеристики совокупности ветвлений), количества и длины стратегий каждого типа (линейных и циклических).

Описание организации СЗ как ассоциативной семантической сети включает оценки количества синхронических отношений AND, XOR и IOR, количества компонентов, связанных отношениями этих типов, количества доменов, компонентов, входящих в домены (объем доменов), количество и объем субдоменов, а также пересечений субдоменов. В качестве характеристики сложности организации доменов используется энтропийная оценка.

1.6 Субъект-объектное и субъект-субъектное взаимодействие

«При характеристике взаимодействия выделяют два наиболее общих его вида: взаимодействие субъекта с предметным и социальным миром. Используются также представление о субъект-объектной и субъект-субъектной сторонах взаимодействия о двух основных линиях, по которым осуществляется взаимодействие участников в ходе коммуникации — регуляция межличностных отношений и решение определенных познавательных задач («task area») [Живова, 2003; Павлова, 1990]».

Выделение отдельных видов взаимодействия как самостоятельно существующих взаимодействий — является феноменологическим описанием и находится в противоречии с системными версиями принципа целостности [Живова, 2005, с. 4].

Для того, чтобы преодолеть элементаристское, противостоящее системному, описание содержания взаимодействия индивида с миром, а также феноменологичность этого описания в работе Н.А. Живовой было предложено понятие социально-предметная компетентность. В ее работе была показана возможность операционализации этого понятия и установлено, что социальные и предметные стороны взаимодействия фиксируются не в отдельных, а в одних и тех же компонентах психологических структур [Живова, 2005].

Основываясь на результатах этого исследования можно предполагать, что существует континуум соотношения выраженности предметных и социальных аспектов целостного взаимодействия. Таким образом устраняется противопоставление субъект-субъектных и субъект-объектных отношений и может быть поставлен вопрос о генезе этих отношений и их предковых формах. Если принимать фундаментальное положение культурно-исторической теории Л.С. Выготского: «Всякая высшая психическая функция появляется на сцене дважды: сначала как интерпсихическая, а затем как интрапсихическая» [Выготский, 1983, с. 145], то можно предполагать, что протоформы любых взаимодействий зарождаются как социальные. В этом случае из взаимодействий со взрослым, с «другим», с носителями культуры, с культурными предметными областями может формироваться взаимодействие с миром как миром предметов, т.е. отношения с миром могут приобрести собственно субъект-объектные характеристики.

.7 Социально-психологический аспект взаимодействия партнеров по игре

В экспериментальной ситуации формирования СИЗ происходит приобретение компетенции в определенной предметной области путем взаимодействия индивида как с предметным, так и социальным окружением. В процессе игры партнеры познают ранее не знакомую им предметную деятельность и взаимодействуют друг с другом. Следовательно, диадическая ситуация игры двух партнеров может рассматриваться как модель для изучения социально-психологического (межличностного) аспекта взаимодействия

Роль межличностного взаимодействия партнеров по игре исследовалась как психологическая составляющая шахматного творчества на материале сравнения шахматной игры двух шахматистов и шахматиста с компьютером [Васюкова, 1999]. При анализе психологических составляющих шахматного творчества показано: 1) игра в шахматы в качестве в качестве существенного компонента включает общение между партнерами, связанное с познанием соперника, воздействием на него; 2) в условиях игры с компьютером «общенческая» составляющая значительно упрощается, но не исчезает совсем, что проявляется в антропоморфизации компьютера. Снижение результативности деятельности, при которой значима «общенческая сторона», в случае замены партнера по общению компьютером связывается с формированием неадекватного образа компьютера.

1.8 Феномен антропоморфизации при взаимодействии с виртуальным партнером

Суть феномена антропоморфизации

«Антропоморфизация — перенесение присущих человеку психических свойств на явления природы, животных, предметы, мифические существа» [Ефремова, 2000].

В работе «Differences and similarities in humans’ perceptions of the thinking and feeling of a dog and a boy» [Rasmussen, 1995] (Разное и сходное в человеческом восприятии мышления и чувств собаки или мальчика) был проведен эксперимент с опросом множества людей различных социальных групп. Испытуемым рассказывалась история о семьях А и Б живущих напротив в частных домах. Так как семьи дружили, калитка между их задними дворами была иногда открытой. У семьи А был маленький мальчик, у семьи Б была молодая собака. Однажды, мальчику купили новую игрушку, которой он был очень доволен. В тот день калитка была открыта. Собака увидела новую игрушку и сразу среагировала, она подбежала к мальчику и попыталась взять ее себе. Мальчик нанес собаке тяжелые физические удары и та убежала. Мальчик оборачивается на свой дом и видит своих разочарованных родителей. Эту ситуация рассказывают двумя способами заменяя мальчика и собаку местами. Проводили опрос в результате которого чувства и мысли мальчика или собаки были разбиты на категории. Проводился корреляционный анализ, который показал 70% сходство чувств и мыслей мальчика и собаки. Очевидный факт, что собаки и другие животный обладают ограниченными мыслительными и эмоциональными способностями. Такая схожесть в представлениях является некой иллюзией, доказательством антропоморфизации. Подобные эксперименты, доказывающие антропоморфизацию были проведены в работах [Topбl, 1997; Mitchell, 1997].

Антропоморфизация и родственные явления (анимизация по Инельдер и Пиаже)

В работе «Еще раз о эгоцентризме» Л.Ф. Обухова пишет: «Особенности детской логики, детский представлений о мире: анимизм, артифициалимз — все это симптомы эгоцентризма ребенка дошкольного возраста» [Обухова, 2001]. Проявления анимизма было многократно показаны в экспериментах Пиаже. Например, Обухова дает пример ответов детей на вопрос о движении луны: «Луна движется, потому что «каждые звезды должны люди пересчитать»». Или другой пример о солнце: «Солнце движется, чтобы всем было тепло или светло; оно хочет гулять, двигаться, чтобы всем было тепло или светло и т.д.». Существует определенный возрастной период, в котором дети одушевляют неживые объекты (цит. по [Обухова, 2001]).

Эксперименты Пиаже показали, что такой период конечен. Но мы можем предполагать, что эта особенность мышления никогда не исчезает полностью, но продолжает проявляться при взаимодействии с более сложными объектами. Например, животными или компьютером. Доказательством этого предположения служит феном антропоморфизации. Анимизим — это частный случай проявления распространенного феномена антропоморфизации [Инельдер, 2001; Beard, 1969].

Антропоморфизация компьютеров в шахматной игре

В работе «Психологические составляющие шахматного творчества (на материале сравнения шахматной игры двух шахматистов и шахматиста с компьютером» Е.Е. Васюкова пишет: «При игре с компьютером наблюдается формирование антропоморфного образа компьютера-соперника» [Васюкова, 1999], «В условиях игры с компьютером «общенческая» составляющая значительно упрощается, но не исчезает совсем, что проявляется в антропоморфизации компьютера. Формирование адекватного образа машины важно для повышения успешности игры с ней [Васюкова, 1999].

2. Методика

В исследовании принимали участие 65 человек (33 женщины и 32 мужчины в возрасте от 17 лет до 31 года, медиана возраста = 21,5 года).

Участники исследования подбирались по доступности из студентов московских психологических вузов (МГППУ и ГАУГН).

Участникам исследования предлагалось освоить игру в «крестики и нолики» на поле 15х15 в компьютерном варианте: игрок ставил знаки на игровом поле, используя мышь; при этом ход игры в графической форме отображался на дисплее. Инструкция игрокам описывала условия выигрыша — игрок должен первым построить цепочку из пяти знаков своего цвета в любом направлении — по вертикали, горизонтали или вертикали. Каждая конкретная игра продолжалась до выигрыша одного из партнеров. Игры продолжались до тех пор, пока игроки не совершали 330 ходов каждый. Это занимало интервал времени от 45 мин до 1.5 часа.

В данном исследовании испытуемый находился в изолированной комнате и играл либо с компьютером, либо с человеком, который находился в другом помещении. Контакт между участниками игры исключался, для того чтобы препятствовать определению партнера по звукам, испытуемые играли с компьютером в наушниках, через которые предъявляли музыкальный фон (ХТК И.-С. Баха в исполнении С.Т. Рихтера).

В некоторых опытах для предъявления музыки использовали колонки.

.1 Группы сопоставления

Вся выборка была разделена на четыре группы, которые различались по представленности партнера: реальным партнером мог быть человек или компьютерная программа, инструкция описывала партнера либо как человека, либо как компьютерную программу.

Группа I. Испытуемые этой группы играли с партнером человеком, инструкция описывала партнера как человека. В группу I вошло 17 человек, 10 женщин, 7 мужчин, от 18 до 27 лет, медиана возраста 22 года.

Группа II. Испытуемые этой группы играли с партнером человеком, инструкция описывала партнера как компьютерную программу. В группу II вошло 15 человек, 9 женщин, 6 мужчин, от 19 до 29 лет, медиана возраста 21.5 года.

Группа III. Испытуемые этой группы играли с компьютерной программой, инструкция описывала партнера как человека. В группу III вошло 18 человек, 8 женщин, 10 мужчин, от 17 до 25 лет, медиана возраста 20 лет.

Группа IV. Испытуемые этой группы играли с компьютерной программой, инструкция описывала партнера как компьютерную программу. В группу IV вошло 15 человек, 6 женщин, 9 мужчин, от 18 до 31 года, медиана возраста 22 года.

Группа V — группа сопоставления. В качестве «нормативных данных» использованы результаты исследования, выполненного Н.А. Живовой, в котором испытуемые формировали компетенцию в стратегической игре, в идентичных условиях, но в непосредственном контакте друг с другом. В группу V вошло 68 человек, 56 женщин, 12 мужчин, от 18 до 28 лет, медиана возраста 21 год.

Компьютерная программа, играющая в «крестики-нолики» на поле 15х15, (автор — к.физмат. н. Ю.Б. Никитин) построена на основе алгоритма бета-усечения дерева игры. При каждой реализации программа генерировала вероятные предпочтительные варианты продолжения с прогнозом на две позиции вперед. Никаких петель, циклов и устойчивых стратегий (фиксированных последовательностей ходов) программа не предусматривала.

Использован ее вариант, адаптирующийся к уровню игры человека: в случае проигрыша человека уровень игры программы снижался, в случае выигрыша человека уровень игры программы повышался.

.2 Процедура исследования

Для введения участника в ситуацию исследования применяли следующую инструкцию: «Мы исследуем индивидуальные особенности обучения человека. Нас интересуют многие показатели: данные по тестам, показатели выполнения реальной деятельности. Сейчас Вам будут предложены анкеты, потом Вы поиграете в компьютерную игру, а потом Вы заполните другие анкеты. Сначала Вы заполните бланки, а потом я расскажу, в какую игру Вы будете играть».

Процедуру исследования строили так, чтобы все примененные методические приемы обеспечивали сопоставление оценку межиндивидуальных отношений. Оценка организации СЗ у партнеров была симметрична — описание СЗ для партнеров по игре строили по одним и тем же алгоритмам и представляли в одинаковых наборах переменных, для партнеров-компьютеров в том числе. Психологические процедуры также применяли в симметричных вариантах — в «прямых» версиях (испытуемый отвечает на вопросы о себе, как это и предполагается стандартными формами методик), а также в «инвертированных», «обратных» (испытуемый оценивает свойства партнера по игре), для этого тесты опросника специально модифицировали.

Для всех испытуемых применяли следующую последовательность процедур:

заполнение бланков психологических тестов и опросников в «прямых» версиях (ДМО (Т. Лири), опросники Б. Басса, К. Томаса, тест «Эмпатия»);

формирование компетенции в стратегической игре;

заполнение бланков психологических тестов и опросников в «инвертированных» версиях (анкета «Антропоморфизация-1», опросники ДМО (Т. Лири), опросники Б. Басса, анкета «Антропоморфизация-2», опросники «Эмпатия», К. Томаса).

Процедура формирования компетенции проводилась в специальном помещении, позволяющем исключить контакт игрока с его реальным партнером по игре (в случае игры двух испытуемых) или создать иллюзию присутствия партнера в соседней комнате (при подмене партнера компьютером).

Инструкции для ситуаций, в которых в качестве партнера человека и компьютерную программу, различались минимально.

Инструкция №1 предъявлялась участникам исследования, включенным в группы I и IV, инструкция №2 — включенным в группы II и III.

Инструкция №1, объявляющая партнером по игре человека

Перед тем как Вы начнете играть, я прочитаю Вам инструкцию. Мой помощник в другом помещении дает такую же инструкцию Вашему партнеру.

Вам предлагается игра в крестики-нолики на поле 15х15. Вы ставите свои знаки по очереди на игровом поле. Выигрывает тот, кто первым построит непрерывную цепочку из 5 знаков в любом направлении: по горизонтали, вертикали или диагонали. Каждую новую игру Вы начинаете по очереди. Независимо от того, кто выиграл в предыдущей игре — Вы или Ваш партнер. Каждому из Вас нужно сделать за все игры не менее 330 ходов. Вы будете играть с помощью компьютера и мышки.

Ваш партнер — человек.

Ваш партнер будет находиться в другой комнате, он вам не знаком и вы, по условиям эксперимента, не должны с ним встречаться. Поэтому, он придёт в комнату после того, как вы уже будете сидеть за столом и уйдет первым, чтобы вы его не видели.

Партнер по условиям опыта должен быть невидимым для Вас. Поэтому ни он не видит движений Вашей мышки, ни Вы не видите движения его мышки.

Постарайтесь не выдавать себя. Вам поможет звукопоглощающая штора и музыка.

Инструкция, объявляющая партнером по игре компьютерную программу

Вам предлагается игра в крестики-нолики на поле 15х15. Вы с партнером ставите свои знаки по очереди на игровом поле. Выигрывает тот, кто первым построит непрерывную цепочку из 5 знаков в любом направлении: по горизонтали, вертикали или диагонали. Каждую новую игру вы начинаете по очереди. Независимо от того, кто выиграл в предыдущей игре — Вы или Ваш партнер. Каждому из вас нужно сделать за все игры не менее 330 ходов. Вы будете играть с помощью компьютера и мышки.

Ваш партнер — компьютер.

Вы будете сидеть в комнате один, и продолжать игру до тех пор, пока я не прерву ее. Выходить из комнаты в процессе игры можно только предупредив меня, попросив меня открыть дверь, например, постучав или голосом.

Партнеры по условиям опыта должен быть невидимым друг для друга. Поэтому ни он не видит движений Вашей мышки, ни Вы не видите движения его мышки.

2.3 Методики и переменные

Контролируемое формирование компетенции в стратегической игре.

Участникам исследования предлагали освоить стратегическую игру с полной информацией и нулевой суммой — крестики нолики на поле 15х15.

Испытуемые играли на дисплее компьютера, ставя знаки на поле при помощи мышки. Для выигрыша было необходимо раньше противника построить непрерывную цепочку знаков любой ориентации. Регистрировали координаты последовательных ходов игроков и время выбора хода для каждого из них.

Описание протоколов игр в координатах ходов на игровом поле преобразовывали в индивидуальные протоколы последовательных актов игры для каждого игрока, которые служили основой для формального количественного описания СИЗ через перечисление компонентов и отношений между ними. СИЗ была описана как множество базовых компонентов и их групп (стратегий и доменов).

На множестве базовых компонентов описаны отношения следования, генерации, координации, AND, IOR, XOR. Подробное описание процедуры исследования, правил и процедуры реконструкции СИЗ см. [Александров, 2006].

В качестве единицы анализа поведения игрока рассматривали акт игры — интервал между двумя последовательными ходами оппонента и оценивали положение на игровом поле в трех ситуациях:

) исходной для хода игрока (созданной ходом партнера),

) созданной собственным ходом игрока,

) созданной ответным ходом партнера.

Для формального описания ситуаций на игровом поле для каждой игровой ситуации определяли количество цепочек из 2, 3, 4 и 5 знаков у игрока и партнера, которые можно было бы построить на следующем шаге игры.

Описание структуры знания представляет собой набор переменных, характеризующих компонентный состава СЗ, отношения между компонентами и группы компонентов, образованных отношениями разного типа. Значения переменных вычисляли с помощью оригинальных программ (см. [Александров, 2006, Александров, Максимова, Горкин, и др., 1999]).

Описание организации СЗ как пропозициональной семантической сети включает переменные, фиксирующие (1) количество протокомпонентов, из которых дифференцировались компоненты, (2) количество компонентов, (3) оценки потенциала дифференциации протокомпонентов (отношение количеств сформированных компонентов к количеству протокомпонентов), (4) количество диахронических отношений каждого типа, связывающих компоненты в пропозициональную сеть, (5) характеристик ветвлений сети (для каждой вершины — количество ветвей, вероятностные и энтропийные характеристики совокупности ветвлений), (6) количество и характеристики стратегий каждого типа (линейных и циклических).

Описание организации СЗ как ассоциативной семантической сети включает (7) оценки количества синхронических отношений AND, XOR и IOR, количества компонентов, связанных отношениями этих типов, (8) количества доменов, компонентов, входящих в домены (объем доменов), количество и объем субдоменов, пересечений субдоменов, а также энтропийные оценки сложности организации доменов.

Специальная группа переменных описывала динамику количественных характеристик наборов компонентов, отношений между ними и групп компонентов в процессе выбора хода.

Общее количество переменных, описывающих структуру знания, ее динамику при выборе хода игры и время выбора хода (ВВХ) — 205 переменные. Этот набор переменных дополняли классификаторами и индивидуальными дескрипторами (пол, возраст, обозначение партнера, инструкции), а также результатами психологического оценивания (66 переменных).

Количественные описания СЗ для каждого испытуемого сводили в две матрицы. Первая из них содержала 270 столбцов и 300 строк (описывающих характеристики СЗ в последовательных 300 актах игры).

Суммарная матрица содержала эти сведения для 65 участников данного исследования, 33 реализаций игр компьютерной программы, а также 68 участников исследования, проведенного Н.А. Живовой (группы 0, I, II, III, IV, V).

Эту матрицу использовали для построения кривых, описывающих формирование СЗ на протяжении ходов в последовательных играх, а все остальные переменные — для классификации этих кривых.

Для статистического сравнения всех измеренных величин в группах сравнения строили сокращенную матрицу — используя скользящее окно, вычисляли медианные оценки для переменных-дескрипторов СЗ и строки №256 такой «сглаженной» матрицы для каждого участника сводили в единую матрицу, которая содержала, как и исходная матрица, 269 столбцов (по количеству переменных) и 166 строк (по количеству участников — включая и игроков-компьютеров).

2.4 Индивидуально-психологические характеристики

Анкета «Антропорфизация партнера».

(См., также, Приложение 3).

I. Общие сведения.

Анкета предназначена для оценки степени антропоморфизации партнера по деятельности — для стратегической игры двух партнеров в крестики-нолики на поле 15х15.

Предполагается ее использование в ситуациях игры с «невидимым» партнером:

игра с компьютером, игрока информируют, что его партнер — компьютер;

игра с компьютером, игрока информируют, что его партнер — человек;

игра с человеком, игрока информируют, что его партнер — компьютер;

игра с человеком, игрока информируют, что его партнер — человек.

II. Описание.

Предполагается, что известный феномен антропоморфизации технических

устройств, компьютеров, животных [1, 2, 3] является проявлением свойств структур, фиксирующих взаимодействия с этими объектами, как компонентами соответствующих предметных областей.

Стратегическая игра (как именно игровая деятельность) возможна только в том случае, если структура, формирующаяся в процессе взаимодействий с данным партнером, обладает подобием со структурами предполагаемого партнера. В отчетах, в рефлексии такое подобие структур может выражаться в антропоморфизации партнера.

III. Структура анкеты.

Участнику исследования после стандартного количества игр (общее количество 300 или более ходов) предлагается анкета в двух формах: в первой даются оценки общих свойств и партнера; во второй — оценки представления партнера об игроке — с точки зрения игрока.

В первой части этих анкет даются оценки пола, возраста, а также степени сходства игрока и партнера.

Вторая часть анкет содержит 24 вопроса, на которые следует дать ответы «Да», «Нет» или «Затрудняюсь ответить».

Эти вопросы касаются таких свойств, которые выделены в психологических исследованиях антропоморфизации животных, компьютеров и технических (механических и электромеханических) устройств [1, 3].

Отобраны 12 утверждений, которые характеризуют эмоциональность игрока, его способность к эмпатии, к эстетическим оценкам игры, различия в переживании успехов и неудач, обучаемость игрока, склонность к нелогичным решениям, к рискованным действиям, резким изменениям в темпе деятельности, стремлению удивлять и обманывать противника.

Каждое из этих 12 утверждений формулировались в двух содержательно различных формах, одна из которых в случае приписывания антропоморфных свойств партнеру получала ответ «Да», а «Нет». Затем эти пары смешивали в случайном порядке. Введение пар необходимо для повышения надежности оценок.

Оба варианта анкеты выявляют степень антропоморфизации партнера.

Первый вариант прямо оценивает антропоморфизацию партнера игроком; во втором дается косвенная оценка антропоморфизации — респондент оценивает правдоподобие оценок, которые дает его партнер самому игроку.

Первый вариант анкеты — «Антропоморфизация-1» («О партнере») — направлен на оценку свойств партнера с точки зрения игрока.

Второй вариант анкеты — «Антропоморфизация-2» («О представлении партнера об игроке с точки зрения игрока») — направлен на оценку свойств игрока с точки зрения партнера (как это представляется игроку. Предполагается, что давать оценку и описывать респондента может только другой человек, но не компьютер.

Следовательно, чем более подробным и правдоподобным испытуемые считали описание себя партнером по игре, тем большую степень антропоморфности они приписывали партнеру (человеку или компьютерной программе. Этот вариант введен как более жесткий способ оценки степени антропоморфизации, поскольку он требует большего уровня рефлексии отношения к партнеру, причем собственно антропоморфизация партнера оценивается косвенно.

Во втором варианте анкеты перед предъявлением этих 24 вопросов вводили специальное инструктирующее пояснение:

«Оценивайте не правильность суждений партнера о Вас, а мог ли партнер, как Вы его себе представляете, высказывать такие суждения.

Если испытуемому сообщали, что его партнером является компьютер (хотя, в действительности, им мог быть и человек), испытуемым давали специальное пояснение: «Представьте то, что ваш партнер был человеком» для описания партнера и «Представьте то, что ваш партнер был человеком, тогда как бы он ответил на следующие вопросы» для описания самого себя с точки зрения партнера.

В третьей части анкет оценивали правдоподобие желания непосредственного контакта с партнером.

Методика диагностики межличностных отношенийЛ.Н. Собчик, модифицированный вариант интерперсональной диагностики Т. Лири [Методы психологической психодиагностики. М., 1990, выпуск 3.].

Опросник представляет собой набор из 128 лаконичных характеристик-эпитетов, по которым участники оценивали себя на момент проведения методики. Количественные показатели представляют собой баллы от 0 до16 по каждому из 8 возможных вариантов межличностного взаимодействия.

Методика диагностики направленности личности Б. Басса.

Анкета состоит из 27 пунктов-суждений, по каждому из которых возможны три варианта ответов, соответствующие трем видам направленности личности. Респондент должен выбрать один ответ, который в наибольшей степени выражает его мнение или соответствует реальности, и еще один, который, наоборот, наиболее далек от его мнения, или же наименее соответствует реальности. Ответ «Больше всего» получает 2 балла, «Меньше всего» — 0, оставшийся невыбранным — 1 балл. Набранные баллы суммируются отдельно для каждого вида направленности. Основным критерием оценки результатов является соответствие выборов баллов «ключу», а также абсолютное преобладание одного из видов направленности личности.

Методика диагностики предрасположенности личности к конфликтному поведению К. Томаса(«Определение способов регулирования конфликтов», Тест К. Томаса).

В основу методики заложена двухмерная модель регулирования конфликта (кооперация / внимание к интересам другого; напористость / внимание к своим интересам).

В зависимости от выраженности каждого измерения выделены пять способов регулирования конфликта — соперничество, сотрудничество, компромисс, избегание, приспособление.

Каждый из пяти возможных вариантов поведения описывается 12-ю суждениями о поведении индивида в конфликтной ситуации. В различных сочетаниях они сгруппированы в 30 пар. В каждой из пар участникам исследования предлагалось выбрать то суждение, которое является наиболее подходящим для характеристики их типичного поведения. По каждой из пяти шкал опросника подсчитывалось количество ответов, совпадающих с ключом.

Использовали также опросники ДМО, Б. Басса, К. Томаса и «Эмпатия» с модифицированной инструкцией.

Инструкции к этим опросникам были изменены так, чтобы оценивать партнера по игре.

Например, модификация инструкции к опроснику ДМО была такова:

«Перед вами опросник, содержащий различные характеристики. Следует внимательно прочесть каждую и подумать, соответствует ли она Вашему представлению о партнере по игре. Если «да», то зачеркните крестом соответствующую порядковому номеру характеристики цифру в сетке регистрационного листа. Если «нет», то не делайте никаких пометок на регистрационном листе. Постарайтесь проявить максимальные внимательность и откровенность, чтобы избежать повторного обследования. Итак, каков тот человек, которому Вы даете характеристику?».

Инструкция к инвертированному опроснику К. Томаса:

«Внимательно прочитайте каждое из двойных высказываний. Вспомните, как вы вели себя в игре. Выберите тот вариант высказывания — а) или б), который в большей степени соответствует тому, как вы действовали в ситуации игры. Выбранный вариант обведите в кружок на бланке для ответов в соответствии с номером вопроса».

2.5 Статистические гипотезы

Все проверяемые конкретные статистические гипотезы сводились к проверке предположения (гипотеза H0) о том, что сравниваемые независимые выборки извлечены из одной совокупности (см. [Мюллер, Нойман, Шторм, 1982]).

Нулевую гипотезу отвергали при p ≤ 0.05.

2.6 Статистическая обработка

Использовали статистический пакет SPSS 11.2.

Для сравнения величин использовали непараметрические точные тесты (предназначенные для работы с малыми по объему выборками): медианный тест, тест знаков, тест Крускалла-Уоллиса (непараметрический аналог процедуры ANOVA).

Применяли однофакторную процедуру ANOVA

Два близких по смыслу теста применяли для повышения надежности статистического вывода: решение о достоверности различий принимали в том случае, если нулевую гипотезу отвергали по результатам двух тестов.

При сравнении формы кривых, описывающих процесс формирования тех или иных составляющих СЗ, различие / сходство определяли по перекрытию доверительных интервалов сравниваемых кривых.

Для того, чтобы определить различия организации СЗ, сформированных у испытуемых групп I-V, применяли многомерный дискриминантный анализ в версии с последовательным исключением переменных из набора независимых (моделирующих) переменных. В результате применения этой процедуры выделяли минимальный набор характеристик, достоверно различающих сравниваемые СЗ.

3. Результаты

.1 Анализ оценки степени антропоморфизации виртуального партнера

Сравнение распределений оценок уровня антропоморфизации и «неантропоморфизации» партнера, данных по анкетам «Антропоморфизация-1» и «Антропоморфизация-2» показало:

(1) при игре с человеком партнер оценивается как более антропоморфный по анкете «Антропоморфизация-2» (точный тест знаков, p = 0.035), чем по анкете «Антропоморфизация-1»;

(2) при игре с человеком для оценок «неантропоморфизации» достоверных различий не получено;

(3) при игре с компьютером партнер оценивается как более антропоморфный по анкете «Антропоморфизация-1» (точный тест знаков, p = 0.002), чем по анкете «Антропоморфизация-2»;

(4) при игре с компьютером партнеру приписываются более неантропоморфные черты по анкете «Антропоморфизация-2» (точный тест знаков, p = 0.014), чем по анкете «Антропоморфизация-1»;

Значения оценок антропоморфизации партнера для вариантов инструкции, указывающих в качестве партнера человека или компьютер не различались.

Показано, что уровень антропоморфизации партнера по оценке «прямой» анкеты «Антропоморфизация-1» достоверно более высок при игре с компьютером, чем при игре с человеком (точный медианный тест, ч2 = 18.95, df = 1, p = 1.62*10-5).

Для оценки «неантропоморфизации» достоверных различий не получено.

3.2 Связь степени антропоморфизации/ неантропоморфизации партнера с индивидуально-психологическими характеристиками игроков как субъектов общения

Показатели по 7 и 8 шкалам опросника ДМО (сотрудничество-конвенциональность и ответственность) достоверно положительно коррелируют с величиной оценки антропоморфизации партнера (по анкете «Антропоморфизация-1»).

Для шкалы 7 коэффициент корреляции Спирмена Rs = 0.318 (p = 0.011), для шкалы 8 Rs = 0.308 (p = 0.014).

Шкала 8 опросника ДМО показала также положительную корреляцию с оценкой антропоморфизации по анкете «Антропоморфизация-2», Rs = 0.294 (p = 0.018).

Оценка по опроснику К. Томаса — шкала 4 (избегание конфликта) достоверно отрицательно связана со степенью антропоморфизации по анкете «Антропоморфизация-2», Rs =-0.271 (p = 0.031).

.3 Связь степени антропоморфизации/ неантропоморфизации партнера с индивидуально-психологическими характеристиками, которые игроки приписывают виртуальным партнерам

Шкала «направленность на себя» (инвертированный опросник Б. Басса) показала достоверную отрицательную корреляцию со степенью антропоморфизации партнера по анкете «Антропоморфизация-2», Rs = 0.367 (p = 0.020), и положительную корреляцию с оценкой «неантропоморфизации» по анкете «Антропоморфизация-1», Rs = 0.398 (p = 0.012).

Шкала этого инвертированного опросника «направленность на дело» показала отрицательную корреляцию с оценкой «неантропоморфизации» по анкете «Антропоморфизация-1», Rs = -0.346 (p = 0.031).

Шкала 7 инвертированного опросника ДМО (сотрудничество-конвенциональность) связана с оценкой «неантропоморфизации» по анкете «Антропоморфизация-1», Rs = 0.255 (p = 0.044).

Значения по шкале 1 инвертированного опросника «Эмпатия» («рациональный канал») достоверно положительно связан с степенью антропоморфизации виртуального партнера по по анкете «Антропоморфизация-1», Rs = 0.432 (p = 0.006).

Для шкалы 6 этого инвертированного опросника («идентификация в эмпатии») показана достоверно отрицательная связь со степенью антропоморфизации партнера по анкете «Антропоморфизация-1», Rs = -0.403 (p = 0.010).

3.4 Анализ времени выбора хода (ВВХ)

Рис. 2. Динамика времени выбора хода в процессе формирования компетенции в игре

Каждая кривая показывает центральную тенденцию изменений ВВХ для групп 0, I, II, III, IV, V. Обозначения групп — справа. По оси ординат — значения ВВХ в с. Вертикальные линии — значения границ 95% доверительного интервала для каждой из кривых. По оси абсцисс — количество совершенных актов игры в серии последовательных игр.

На рис. 2 показана динамика ВВХ на протяжении формирования компетенции. Красная линия — «ВВХ» в игре компьютера. Никакой динамики ВВХ для компьютера не может быть отмечено. Значения ВВХ случайно распределены вокруг средней величины, заданной таким образом, чтобы не отличаться от времени, характерного для группы сравнения V (черная линия).

Этот рисунок показывает, что ВВХ во всех четыре группах в начале формирования компетенции существенно выше, чем в группе V и у компьютера. На протяжении формирования компетенции ВВХ снижается и в группах III и IV (играющих с компьютером) приближается к ВВХ, типичному для компьютера, а в группах I и II (играющих с человеком) — к значениям ВВХ, типичному для группы V в конце формирования компетенции.

.5 Анализ динамики характеристик СЗ в группах сравнения на протяжении формирования компетенции

На рис. 3 показано, что на всем интервале формирования компетенции сложность доменной организации у компьютера и группы сравнения V занимают граничные положения: наибольшие оценки — у компьютера, наименьшие — у игроков, формирующих компетенцию в непосредственном общении. Следует обратить внимание на то, что кривые для групп I и II (играющих с человеком) перекрываются с кривой группы V, а кривые для групп III и IV (играющих с компьютером) перекрываются с кривой, построенной для компьютера.

Рис. 3. Динамика энтропийной оценки сложности доменов структуры знания в процессе формирования компетенции в игре

Каждая кривая показывает центральную тенденцию изменений оценки энтропии организации доменов для групп 0, I, II, III, IV, V. Обозначения — как на рис. 2.

Взаимное положение кривых для групп I, II, III и IV на рис. 4 точно воспроизводит их расположение относительно кривых на рис 3, Для групп игроков, строящих компетенцию в игре с компьютером (группы III и IV), кривые близки к кривой, построенной для компьютера — красная кривая, а для групп I и II — перекрываются с кривой для игроков, строящих компетенцию в непосредственном общении (группа V).

Рис. 4. Динамика энтропийной оценки неопределенности состава актуализированных компонентов структуры знания в ситуации выбора хода в процессе формирования компетенции в игре.

Обозначения — как на рис. 3.

На рисунке 5 показана динамика характеристики сложности организации стратегий (без разделения на линейные и циклические).

Можно видеть, что ни в одной из групп уровень сложности организации стратегий не приближается к уровню, достигаемому у игроков, формирующих компетенцию в условиях непосредственного общения друг с другом.

Самый низкий уровень сложности организации стратегий — у компьтерной прогграммы. Заметим, что кривые для четырех групп сравнения расположены между «человеческой» и «компьютерной» кривыми, причем они смещены к меньшим («компьютерным») значениям показателя сложности организации стратегий. Важно, что кривые для четырех групп упорядочены иначе, чем на рис. 2 — 4. Наиболее сложные организации стратегий формируются в группах I и IV, которые проинструктированы, что они играют с человеком, а наименее сложные — у игроков групп II и III — которым дана инструкция, что они играют с компьютером.

Рис. 5. Динамика показателя сложности организации стратегий в процессе формирования компетенции в игре.

Обозначения — как на рис. 3.

3.6 Анализ соотношения факторов реального партнера, инструкции и антропоморфизации невидимого партнера

Для того, чтобы определить соотношение факторов реального партнера (2 значения — человек и компьютер), инструкции (2 значения — игра с человеком или с компьютером) и антропоморфизации невидимого партнера (два значения, полученных разделением оценки степени антропоморфизации по анкете «Антропоморфизация-1» относительно медианного значения) использовали процедуру ANOVA. Контролировали значения теста Левена (эквивалентность дисперсий), их значимость не должна была превышать уровень 0.06.

Получены удовлетворительные модели для:

(1) значений темпа дифференциации протокомпонентов СЗ в компоненты («дифференциация-II», см. рис. 1 и пояснения к нему в тексте) — F = 2.608, df = 7, p = 0.024; фактор реального партнера: F = 10.646, df = 1, p = 0.002. При игре с компьютером темп дифференциации достоверно ниже, чем при игре с партнером-человеком — независимо от инструкции и антропоморфизации невидимого партнера;

(2) количества формирующихся линейных стратегий: F = 2.297, df = 7, p = 0.043; фактор инструкции: F = 6.150, df = 1, p = 0.017. У лиц, получивших инструкцию, что они играют с человеком, формируется больше линейных стратегий, чем у тех, кому предлагали играть с компьютером.

(3) количества формирующихся гибких (циклических) стратегий: F = 2.270, df = 7, p = 0.045; фактор инструкции: F = 41.644, df = 1, p = 0.025. У лиц, получивших инструкцию, что они играют с человеком, формируется меньше гибких стратегий, чем у тех, кому предлагали играть с компьютером.

(4) количества формирующихся синхронических отношений XOR: F = 2.324, df = 7, p = 0.041; взаимодействие фактора реального партнера и антропоморфизации невидимого партнера: F = 6.312, df = 1, p = 0.016. У лиц, играющих с человеком при условии его неантропоморфизации, формируется меньше синхронических отношений XOR, чем у тех, кто играл с компьютером и атропоморфизировал его.

4. Обсуждение результатов

4.1 Антропоморфизация невидимого партнера

Из проанализированной в обзоре литературы выведено предположение, что в набор таких фундаментальных, неустранимых характеристик межиндивидуальных взаимодействий, входит представление о партнере по взаимодействиям в предметной области как о человеке, обладающем всеми фундаментальными атрибутами человеческого существа, как о социальном партнере.

Это предположение обосновывается фундаментальным постулатом культурно-исторической теории; в формулировке Л.С. Выготского «каждая высшая психическая функция появляется на сцене дважды — сначала как интерпсихическая, а затем как интрапсихическая» [Выготский, 1983]. Это положение означает, что в основе любых взаимодействий лежит взаимодействие с «другим». Из этого постулата может быть выведено представление о том, что субъект-субъектные отношения являются генетическими предшественниками субъект-объектных отношений.

Показано, что для отношений людей с животными, техническими устройствами, компьютерами, Богом характерна атропоморфизация референтных объектов общения [Mitchell, 1997; Rasmussen, 1995; Topбl, 1997].

При сопоставлении поведения шахматистов в игре с партнерами-шахматистами и с компьютерными программами показано, что антропоморфизация партнера — неустранимая составляющая отношений с противником — человеком или компьютером [Васюкова, 1999].

Результаты анализа оценок приписывания антропоморфных черт невидимому партнеру показывают, что анкета, которая оценивает эту сторону отношений к партнеру по предметной деятельности через представление об отношении виртуального партнера к игроку («Антропоморфизация-2») дает более жесткие оценки. В ответах на вопросы только этой анкеты получены достоверные оценки компьютера как объекта именно НЕантропоморфного. Если учесть, что для ответы на вопросы этой анкеты требуют весьма высокого уровня рефлексии (описываются свойства игрока, как они могут выглядеть для партнера по игре), то можно предположить, что именно требования к рефлексии могут смещать оценку относительно решений, которые принимаются в ответах на более простые вопросы анкеты «Антропоморфизация-1», в которых описываются свойства партнера. Кроме того, можно предположить, что в ситуации оценки партнера, определенного экспериментатором как компьютер, приписывание ему антропоморфных черт довольно затруднительно.

Установлено, что более высокий уровень антропоморфизации партнеру придают игроки с высокими оценками по шкалам ДМО «сотрудничество» и «ответственность», как при более либеральных оценках по анкете «Антропоморфизация-1», так и при более жестких оценках по анкете «Антропоморфизация-2». Большую степень антропоморфизации невидимого партнера показали также игроки, оцениваемые по опроснику Томаса как склонные к конфликтному разрешению противоречий.

Установлено, что тем виртуальным партнерам, которым придаются антропоморфные черты приписываются также специфические индивидуально-психологические свойства: им приписывают низкие значения «направленности на себя» и высокую — «направленности на дело» (опросник Б. Басса).

Антропоморфным партнером приписываются большие значения «сотрудничества-конвенциональности» (опросник ДМО), высокие значения «рациональной составляющей» и низкой степени идентификации по опроснику эмпатии.

Эти результаты показывают, что антропоморфизация — не сводится к обозначению партнера как человека. Ему приписываются также и собственно человеческие, индивидуально-психологические черты. Важно также, что приписывание объектам антропоморфных свойств связано с определенными индивидуально-психологическими характеристиками.

.2 Характеристики структуры индивидуального знания, формирующейся при игре с «невидимым партнером»

Важный результат получен при анализе динамики времени выбора хода. Показано, что игроки по проявляемым в процессе формирования компетенции темповым характеристикам деятельности уподобляются невидимому партнеру по деятельности. Лица, играющие с компьютером, приближаются по значениям времени выбора хода к величине, типичной для компьютера, а те испытуемые, которые играли с человеком, достигают значений ВВХ, типичных для игроков, причем эти значения были оценены в другом исследовании.

Для всего множества разнообразных характеристик СЗ было установлено, что характеристики «структуры», рассчитанной для компьютера, радикально отличаются по значениям от значений, типичных для человека.

Важно заметить, что у компьютера в процессе игр никакой «структуры знания» не формируется. Каждый ход в каждой игре не извлекается из памяти, формирующейся в процессе игр, не зависит от предыстории игры, а вычисляется заново.

Основные результаты, которые получены в сопоставлениях, показывают, что многие характеристики СЗ человека при игре с компьютером становятся сходными с компьютерными, а при игре с человеком — с характеристиками СЗ, которые формируются при непосредственном общении партнеров по игре. Тем не менее, характеристики СЗ, представляющие все стороны организации этой структуры занимают положение МЕЖДУ значениями, характерными для компьютера и сформированными при непосредственном взаимодействии партнеров по игре. Лишь некоторые характеристики оказались неотличимыми для ситуаций непосредственного общения партнеров и игры с виртуальным партнером. Обнаружены также характеристики СЗ, особенности формирования которых связаны не с реальным партнером по игре, а с тем, какой партнер определен инструкцией. Таким показателем оказался, например характеристика сложности организации групп компонентов, представляющая стратегии — одна из важнейших сторон организации структуры знания для стратегической игры.

Установлено, что в хотя ведущим фактором, определяющим характеристики СЗ, формирующейся в ситуации игры с виртуальным партнером, является, «реальный партнер по игре» (человек или компьютер), инструкция, указывающая на партнера как на человека или как на компьютер также является важным фактором модификации СЗ. Важно, что для формирования некоторых составляющих СЗ эффективным фактором является антропоморфизация партнера. Следует специально заметить, что это обнаружено для формирующихся синхронических отношений XOR, которые образуются в результате наиболее поздних этапов дифференциации компонентов СЗ (см. рис. 1 и пояснения к нему в тексте).

Если учесть, что фактор «реального партнера» существенно изменяет темп ранних стадий дифференциации, можно заключить, что все основные составляющие СЗ формируются по разному в ординарной ситуации игры (непосредственном взаимодействии партнеров) при взаимодействии, опосредованном компьютером, при подменах партнера-человека партнером-компьютером, при различной степени приписывания партнеру антропоморфных черт.

На основании полученных данных можно отметить (в качестве предварительного заключения), что при игре с компьютером, как более примитивным партнером по деятельности, чем человек, формируется упрощенная структура знания, причем антропоморфизация компьютера не приводит к построению структуры знания по свойствам не отличающейся от той, что формируется в ситуации непосредственного общения с партнером-человеком. Важно, что к упрощению структуры знания ведет и отсутствие непосредственного общения с партнером-человеком в рамках предметной области.

Возможно, что базовые для психологии представления о социальности психического имеют абсолютное значение, и выделение особого типа отношений — «субъект-объектных» имеет лишь дидактическое значение.

Наиболее распространенное определение предметной области — «множество объектов и отношений между ними» [Аверкин, Гаазе-Рапопорт, Поспелов, 1992.]. Полученные результаты дают основание для расширения этого определения — через введение в него указаний на не «объектные» составляющие предметной области и взаимодействия с ними; оно должно включать описание ролей взаимодействующих индивидов и характеристики их межличностных отношений.

Выводы

1. Построена анкета, позволяющая оценить степень антропоморфизации «виртуального» партнера по деятельности.

. Установлено, что в ситуации непосредственного общения с партнером по игре и в при игре в виртуальным партнером формируются различные по организации структуры знания.

. Установлено, что фактор «реального партнера» (человека или компьютера), фактор инструкции (описывающей партнера как человека или как компьютер) и фактор антропоморфизации невидимого партнера модифицируют организацию структуры знания. Установлено, что перечисленные факторы могут модифицировать процесс формирования всех составляющих структуры знания — образование компонентов СЗ, отношений между компонентами, организацию групп компонентов — стратегий и доменов.

. Предполагается, что полученные результаты дают основание для расширения определения понятия предметная область — через введение в него указаний на не «объектные» составляющие предметной области и взаимодействия с ними; оно должно включать описание ролей взаимодействующих индивидов и характеристики их межличностных отношений.

Литература

1.Аверкин А.Н., Гаазе-Рапопорт М.Г., Поспелов Д.А. Толковый словарь по искусственному интеллекту. М.: Радио и связь, 1992.

2.Александров И.О., Формирование структуры индивидуального знания. М.: Изд-во «Институт психологии РАН». 2006.

.Александров И.О., Максимова Н.Е. Ресурсная модель формирования индивидуальных психологических структур // Труды IX Международных чтений памяти Л.С. Выготского «Методология и методы психологического исследования (культурно-исторический аспект)» 17 — 19 ноября 2008 г. 2008. Электронное издание материалов.

.Александров И.О., Максимова Н.Е., Горкин А.Г., Компоненты структуры знания: их взаимодействие и суборганизация // Одиннадцатая национальная конференция по искусственному интеллекту с международным участием КИИ — 2008: Труды конференции. 2008. Т.1. М.: ЛЕНАНД. С. 344-352.

5.Александров И.О., Максимова Н.Е., Горкин, А.Г. Шевченко Д.Г., Тихомирова И.В., Филиппова Е.В., Никитин Ю.Б. Комплексное исследование структуры индивидуального знания. // Психологический журнал, 1999. — Вып. 1. — С. 49 — 69.

6.Александров Ю.И., Греченко Т.Н., Гаврилов В.В. и др. Закономерности формирования и реализации индивидуального опыта // Журн. высшей нервной деят. 1997. Т. 47. Вып. 2. С. 243 — 260.

7.Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер, 2001.

.Андреев, А.Н. Методика измерения коммуникативной дистанции / А.Н. Андреев, М.О. Мдивани, Ю.Я. Рыжонкин // Вопросы психологии, 1987. — Вып. 1. С. 160.

.Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем М.: 1975.

10.Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М.: Медицина, 1968.

11.Арнольд В.И. Теория катастроф. М.: Наука, 1990.

12.Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. М.: Наука, Смысл, 1999.

.Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М.: Изд-во МГУ, 1980.

14.Баз Л.Л. Способ оценки особенностей взаимодействия в диаде (на примере решения супругами совместной задачи) / Л.Л Баз // Психологический журнал. 1995. — Вып. 4. С 59 — 76.

15.Барабанщиков В.А. Принцип системности в современной психологии: основания, проблемы, тенденции развития // Идея системности в современной психологии / Под ред. В.А. Барабанщикова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. С. 9 — 47.

16.Брушлинский А.В. О критериях субъекта // Психология индивидуального и группового субъекта /Под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. — М.: ПЕРСЭ, 2002.

.Бурлачук Л.Ф. // Словарь — справочник по психодиагностике. Питер 2008.

.Васюкова, Е.Е. Психологические составляющие шахматного творчества (на материале сравнения шахматной игры двух шахматистов и шахматиста с компьютером) / Е.Е. Васюкова // Психологический журнал, 1999. — Вып. 3. — С. 70 — 80.

19.Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М.: Изд-во МГУ, 1982.

20.Выготский, Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. / Л.С. Выготский. — М.: Педагогика, 1982-1984. Т.3.: Развитие высших психических функций. — 1983. — 293 с.

21.Гарднер М. Крестики-нолики. М.: Мир, 1988.

22.Дружинин В.Н. Психология общих способностей. М.: Лантерна; Вита, 1995.

23.Ефремова, Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. / род ред. Т.Ф. Ефремовой. — М.: Изд-во Русский язык, 2000. — 1600 с.

24.Живова, Н.А. Дескрипторы социально-предметной компетентности и структура индивидуального знания / Н.А. Живова, ред. И.В. Блинникова // Сборник трудов Второй научно-практической конференции молодых ученых Высшей школы психологии и Института психологии ГУГН. — М.: изд-во «Институт психологии РАН», 2005. С. 76 — 94.

25.Знаков В.В. Субъект-объектный и субъект-субъектный типы понимания высказывания в межличностном общении // Психология индивидуального и группового субъекта / Под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. — М.: ПЭР СЭ, 2002.

.Инельдер, Б. Развитие представлений о случайности в детском возрасте /Л.Ф. Обухова // Жан Пиаже: Теория, Эксперименты, Дискуссии / под ред. Н.И. Самодина. — М.: УИЦ Гардарики, 2001. — Гл. 3. — С. 274 — 275.

27.Карлсон Б. Основы эмбриологии по Пэттену. М.: Мир, 1983. Т. 1.

28.Коломеец, М. Формирование компонентов структуры индивидуального знания и стадии эпигенеза: дип. работа / М. Коломеец. — М., 2002. —

.Максимова Н.Е., Александров И.О, Тихомирова И.В., Филиппова Е.В. Типология интуитивного-рационального и формирование структуры индивидуального знания // Психол. журн. 2001. Т. 22. №1. С. 43 — 60.

30.Максимова Н.Е., Александров И.О. Сходство организации структуры знания у взаимодействующих индивидов // Третья международная конференция по когнитивной науке. Тезисы докладов. Т. 2. М.: Художественно-издательский центр. 2008. С. 359 — 360.

.Максимова Н.Е., Александров И.О. Феномен коллективного знания: согласование индивидуальных когнитивных структур или формирование надиндивидуальной психологической структуры // Психология человека в современном мире. Т.З. Отв. Ред. А.Л. Журавлев, Е.А. Сергиенко, В.В. Знаков, И.О. Александров. Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения Сергея Леонидовича Рубинштейна (15-16 октября 2009 г., Москва).

М.: Институт психологии РАН. 2009. С. 368-376.

.Максимова Н.Е., Александров И.О., Тихомирова И.В., Филиппова Е.В., Фомичева Л.Ф. «Структура и актуалгенез субъекта с позиций системно-эволюционного подхода», «Психологический журнал», 2004, Т. 25, №1. С. 17-40.

33.Максимова, Н.Е. Александров И.О., Тихомирова И.В., Филиппова Е.В., Никитин Ю.Б. Соотношение грамматики и семантики высказываний со структурой индивидуального знания (к проблеме рационального-интуитивного) // Психологический журнал, 1998. — Вып. 3. — С. 63 — 83.

34.Максимова, Н.Е. Александров И.О., Тихомирова И.В., Филиппова Е.В. Типология интуитивного-рационального и формирование структуры индивидуального знания // Психологический журнал, 2001. — Вып. 1. С. 43 — 60.

35.Мюллер П., Нойман П., Шторм Р. Таблицы по математической статистике. М.: Финансы и статистика, 1982.

36.Найссер У. Познание и реальность. Смысл и принципы когнитивной психологии. М.: Прогресс, 1981.

37.Обухова, Л.Ф. Еще раз о эгоцентризме / Л.Ф. Обухова // Жан Пиаже: Теория, Эксперименты, Дискуссии / под ред. Н.И. Самодина. — М.: УИЦ Гардарики, 2001. — Гл. 2. — С. 96 — 101.

.Пономарев Я.А. Психология творчества. Изд. «Наука», М.: 1976.

39.Пономарев Я.А. Методологическое введение в психологию. М.: Наука. 1983.

40.Пригожин И. Конец определенности. Время, хаос и новые законы природы. Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2001.

41.Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. М.: Издательская группа «Прогресс», 1994.

.Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М.: Прогресс, 1986.

43.Сегал Д., Сенокосов Ю. Структурализм. Философская энциклопедия. Т. 5. М.: Советская энциклопедия, 1970. С. 144 — 146.

44.Собчик Л.Н. Диагностика индивидуально-типологических свойств и межличностных отношений. Практическое руководство. Спб.: Речь, 2002.

45.Собчик Л.Н. Методы психологической психодиагностики. М., 1990,

46.Солсо Р.Л. Когнитивная психология. М.: Тривола, 1996.

47.Туманишвили Г.Д. К теории дифференцировки клеток: гипотеза наклонной плоскости // Математическая биология развития. М.: Наука, 1982. С. 67 — 77.

.Холодная М.А. Психология интеллекта. Парадоксы исследования. 2-е изд., перераб. и доп. СПб.: Питер, 2002.

.Чуприкова Н.И. Психология умственного развития: Принцип дифференциации. М.: АО «Столетие», 1997.

51.Beard, Ruth, M. An Outline of Piaget’s Developmental Psychology for Students and Teachers / M. Beard Ruth. — New Jersey: The New American Library, INC, 1969. — 158 с.

52.Mitchell, R.W. Anthropomorphism, Anecdotes, and Animal / W. Mitchell Robert, S. Thompson Nicholas, Miles H. Lyn. — New York: State University of New York Press, Albany, 1997. — 472 c.

.Rasmussen, J.L. Differences and Similarities in Humans’ Perceptions of the Thinking and Feeling of a Dog and a Boy. / J.L. Rasmussen, D.W. Rajecki // Society and Animals / под ред. J. Thompson. — 1995. — Volume 3, Number 2 — С. 117 — 137.

.Topбl, J. Dog-Human Relationship Affects Problem Solving Behavior In The Dog / J. Topбl, Б. Miklуsi and V. Csбnyi // Anthrozoos / под ред. G. Billingham. — 1997. — 10 (4).

— C. 214 — 224.