Университетские женщины. Штрихи к портрету

История женского труда красноречиво свидетельствует: те сферы деятельности, которые становятся малопрестижными и низкооплачиваемыми, постепенно феминизируются. В нашей стране к середине 60-х годов рост уровня образования женщин привел к увеличению их численности в науке в высшей школе, не говоря уже о школьном образовании, которое к тому времени в основном было представлено женскими кадрами. Но особенности и последствия гендерной динамики в тот период не изучались. Гуманитарные науки постепенно стали «женскими», а вслед за ними увеличение численности женщин произошло и в технических науках, и в таких отраслях знания, как медицина, биология, химия. В 80−90-х годах темпы этого роста были очень значительны. Так, в 1988 году по отношению к 1961 году количество женщин, работающих в науке, выросло в 4,7 раза, а в 1991 году их число составило уже 51% общего числа работающих. По некоторым прогнозам, женщины-ученые к 2(ХМ) году составят 63% всех научных сотрудников [I].

Сложная социально-экономическая ситуация, в которой оказались российская наука и образование, отсутствие государственной политики поддержки науки, падение престижа профессий ученого и преподавателя высшей школы ведут к оттоку интеллектуальной элиты из данных сфер деятельности. Прежде всего это касается мужчин. В силу данных обстоятельств в высшей школе работает все большее количество женщин, причем заметна устойчивая тенденция роста числа женщин, являющихся высококвалифицированными специалистами.

Процесс феминизации науки и высшего образования протекает стихийно: нет научно разработанной и обоснованной методики для определения оптимальной полововозрастной структуры научных и учебных подразделений, которая обеспечила бы максимально эффективный процесс обучения, воспитания и приобщения молодежи к научной работе.

В области науки и образования процесс феминизации не проходит незамеченным. Уже давно социологи, психологи, историки и экономисты изучают социально-экономическое положение работников науки и образования, в том числе и женщин. Стратегия выживания, социальное самочувствие, ценностные ориентации, пути социальной адаптации работников высшей школы давно интересуют ученых. Есть множество научных программ, осуществляемых учеными в разных регионах России. Однако женщины являются особой прослойкой, имеющей свои специфические проблемы, поэтому их социальное и профессиональное самочувствие становится объектом научно-исследовательских программ, таких как, например, межвузовская программа «Женщины России: проблемы адаптации и развития в новы социально-экономических условиях».

2 стр., 520 слов

Развитие ребенка 2−3 лет

... Социально-нравственное и личностное развитие ребенка 2 - 3 лет Ребенок активно взаимодействует со взрослыми и детьми; эмоционально реагирует ... едой, использует салфетку. Познавательное развитие ребенка 2 - 3 лет Малыш различает контрастные по форме, цвету и величине предметы ... и растениями. Речевое развитие ребенка 2 - 3 лет Ребенок сопровождает отдельными звуками совершаемые им, другими людьми и ...

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова переживает те же трудности, что и вся российская наука и высшая школа. Мониторинг)! профессиональных социально-экономических проблем коллектива университета, которые ежегодно проводит Центр социологических исследований МГУ, раскрывают картину реального состояния педагогических и научных кадров университета, динамику их профессиональных и циальных и экономических проблем. Однако эти исследования не позволяют изучить специфику женских научных и педагогических кадров в силу существующей в МГУ гендерной асимметрии: руководителями научных и учебных подразделений (начиная первичных звеньев — кафедры и лаборатории) являются, как правило, мужчины. Мужчины занимают более высокие профессиональные позиции. Такое положение не позволяет исследовательском анализе выявить гендерную специфику, поскольку результат будет искажен из-за недостаточной представленности женщин среди профессоров, научных кадров высшего звена и руководителей научных и учебных подразделений. Изучене социально-статусных отношений, ценностных ориентации, способов адаптации женщин определение их специфических проблем в процессе самореализации, выявление прнчин неудовлетворенности работой и барьеров на пути профессионального роста требуют специального изучения.

С этой целью по инициативе Союза женщин МГУ и при поддержке ректора В. Садов-ничего в марте 1998 года в университете был реализован специальный исследонятельский проект «Профессиональные проблемы женских научно-педагогических кадров МГУ». Цент-ром социологических исследований и Лабораторией развития гсндерного образования факультета педагогического образования МГУ была разработана общая концепция исследо-вания и поставлена задача выявить отношение женщин к гендерной ситуации в МГУ. .Узкие рамки статьи не позволяют описать это исследование в целом; мы остановимся на проблемах отношения женщин, к своей работе в МГУ, оценки гендерной ситуации в университете внерабочего времени.

10 стр., 4831 слов

СТРУКТУРА НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ РАБОТЫ

... 15 мм, нижнее и верхнее – 20 мм. Студенческая научная работа, представляемая на кафедру и в ГАК, должна быть переплетена ... быть небольшим – не превышать 2-3 страниц. В научной работе должно быть соблюдено единство академического стиля изложения, обеспечена орфографическая, ... достаточно корректным. При выборе и формулировке инициативной темы научной работы студенту следует иметь в виду, что она должна ...

Исследование было проведено методом сбора информации (телефонный опрос).

Выборка составлена по картотекам отделов кадров подразделений университета. Объем выборки — 301 человек. В формировании выборки участвовали следующие подразделения МГУ факультеты — географический, геологический, механико-математический, физический химический, биологический, филологический, исторический, экономический, журналистики и психологии. Институт стран Азии и Африки, а также Научно-исследовательский инстнтут ядерной физики и др.

По подразделениям МГУ опрошенные распределились следующим образом: 61,5% представительницы естественных факультетов, 32,5% - гуманитарных факультетов, 6% научно-исследовательских институтов.

Социально-демографические характеристики выборки (%)

Возрастные группы

1. До 30 лет-6

2. 31−40 лет-16,6

3. 11−20 лет — 21,9 4. 56 лет и старше — 38,9

Профессиональный статус респондентов

1. Ассистенты, преподаватели — 12

2. Старшие преподаватели, доценты — 25,5

3. Профессора — 5

4. Зав. кафедрой, зам. декана, деканы — 2

5. Младшие научные и научные сотрудники — 30,2

6. Старшие научные сотрудники — 14

7. Ведущие и главные научные сотрудники — 8,6

8. Зав. отделом, сектором, лабораторией — 2,7

Стаж работы

1. 1−5 лет — 12,3

2. 6−10 лет — 14

3. 11−20 лет — 51,8

Ученая степень

1. Не имеют ученой степени — 28,2

2. Кандидаты наук — 57,8

3. Доктора наук — 14

Ученое звание

1. Не имеют ученого звания — 63,8

2. Старший научный сотрудник — 13

3. Доцент — 15,6

4. Профессор — 7,6

Семейное положение

6 стр., 2858 слов

Психологические аспекты деятельности сотрудника органов внутренних дел

... просто граждан, поведение которых не соответствует успеху в работе сотрудников правоохранительных органов. Основной мотив поведения в подобной ситуации ... таком состоянии. Нередко бывает так, что сотрудник ОВД идёт на работу, зная, что его жена и дети ... и подлинного мастерства. Целью данной работы является изучение психологических аспектов в деятельности сотрудников ОВД. 1. Психологические особенности ...

1. Не замужем — 40,2

2. Замужем — 59,8

Результаты исследования показали, что большинство женщин — научных сотрудниц и преподавателей университета — довольны своей работой. Отвечая на вопрос «Насколько Вы удовлетворены своей работой в университете?», основная часть опрошенных (около 90%) высказывались положительно и только около 8% сообщили о своей относительной неудовлетворенности. Наиболее удовлетворены своей работой (с превалированием оценок"удовлетворены полностью") женщины старше 55 лет с большим стажем работы, сотрудницы гуманитарных подразделении, преподаватели в целом. Чем выше должностной статус женщин-преподавателей, тем выше степень их удовлетворенности работой в университете. Среди научных кадров более высокие оценки дали старшие научные сотрудники и заведующие подразделениями.

Неудовлетворенность чаще выражается теми, кто находится в возрасте от 31 года до 40 лет; практически каждая четвертая сотрудница со стажем от 6 до 10 лет испытывает неудовлетворенность своей работой (научно-исследовательские подразделения и естественные факультеты).

О неудовлетворенности говорят также занятые на невысоких параллельных должностях (примерно 14%): младшие научные сотрудники, научные сотрудники, с одной стороны, и ассистенты, преподаватели — с другой. Общее настроение у ассистентов и преподавателей более позитивное, чем у младших и научных сотрудников.

Самой привлекательной стороной работы (для 80% респонденток) является приобщенность к творчеству — возможность творческого самовыражения. Несколько реже это подтверждали научные кадры, более молодые респондентки — до 40 лет, а также т. е. кто работает в МГУ от 6 до 10 лет. Оценки «творческого самовыражения» прямо связаны со степенью удовлетворенности работой (от 90% «полностью удовлетворенных» до 50% 'неудовлетворенных").

В категории значимых фигурируют традиционные для женского персонала ценности: «психологический климат в коллективе» (43%), «гибкий график рабо-гы» (43%).

16 стр., 7876 слов

Технологии социальной работы с женщинами

... ., 2001. 2. Бабаева Л.В. Женщины в условиях социального перелома: работа, политика, повседневная жизнь. - М.: Московский общественный научный фонд, 1997. 3. Вестник Психосоциальной ... выбранной темы является технология социальной работы, а предметом - технологии социальной работы с женщинами. Цель работы - изучить технологии социальной работы с женщинами. Задачи: 1. Раскрыть особенности социального ...

Треть респонденток отметили «престиж МГУ».

Среди того, что не устраивает в МГУ, на первом месте оказались финансовые проблемы: более 70% указали на низкую заработную плату и почти 60% — на слабое финансирование учебной и исследовательской работы. Особо болезненная реакция на низкую зарплату >тмечена среди научных кадров у сотрудниц со стажем 6−10 лет. Каждая десятая указала на гакую негативную сторону своей работы в университете, как «отсутствие перспективы юлжностного роста». Больше всего этим недовольны младшие и научные сотрудники (22%).

леспондентки среднего возраста — от 31 до 40 лет (18%), со стажем работы в МГУ более 5 ICT и особенно после 10 лет. Беспокойство выражали также ассистенты, преподаватели, таршие научные сотрудники.

Оценивая собственную профессиональную работу в МГУ, большинство опрошенных кснщин утверждали, что «работают на совесть»: «работаю с полной отдачей сил» — 60%; делаю все, что требуется" - 29%; «работаю ниже своих возможностей» — 10%.

О работе ниже своих возможностей чаще говорили сотрудницы в возрасте 31−40 лет, со стажем 6—10 лет. т. е. кто работает на естественных факультетах, научные сотрудницы. Объяснения «работы ниже своих возможностей» лежали в трех основных плоскостях. Женщины среднего возраста и научные сотрудницы чаще ссылались на личные обстоятельства. Молодые кадры и те, кто находится на стартовых позициях в науке и преподавании, жаловались на невостребованность профессиональных возможностей. У научных кадров высшегo звена в качестве причины недостаточной эффективности работы выступало слабoe финансирование исследовательской работы.

Важным фактором удовлетворенности работой является удовлетворенность должностям статусом. По данным исследования, две трети сотрудниц МГУ удовлетворены этим статусом, около 18% не удовлетворены, 16% сообщили, что «эта проблема меня не волнует». У преподавательниц неудовлетворенность проявляется прежде всего на начальном профессиональном уровне (ассистенты, преподаватели) и значительно (в 4 раза) уменьшается при достижении должностей старшего преподавателя и доцента. Этим должностным уровнем основная часть женщин добровольно завершает свою карьеру, утверждая, что должностной рост их не волнует. Число таких доцентов и старших преподавателей среди женщин повышает число тех, кто не удовлетворен должностным ростом.

Среди научных сотрудников (вплоть до ведущих и главных) ощущение неудовлетворенности сохраняется дольше. Обращает на себя внимание тот факт, что младших и научных сотрудников, недовольных своим должностным ростом, а также индифферентно относящихся к этому вопросу, оказалось почти поровну (по 23%).

Вопрос о том, почему женщны — научные сотрудницы, находящиеся на самых начальных позициях карьеры, вполне удовлетворены своей работой в университете и равнодушны к своему должностному росту, остается открытым и требует отдельного изучения.

Оценивая перспективы должностного роста, сотрудницы университета разделились на 2 основные группы. Немногим более половины (55%) так или иначе выразили свое отношение к перспективам карьеры: 25% считают, что перспективы должностного роста реальны; 20% полагают, что они проблематичны; 10% вообще исключают подобные перспективы. Но для значительной группы респонденток (45%) это вообще не проблема.

Представление о реальности должностного роста плавно снижается с увеличением возраста и стажа. Ощущение отсутствия перспектив появляется к 30 годам, укрепляется к 40 и сохраняется в более позднем возрасте. Оценки проблематичности своих перспектив носят достаточно устойчивый характер во всех профессиональных группах. В целом «неактуальность» присутствует во всех «не пожилых» группах.

В числе основных помех должностного роста, помимо возраста, указывавшегося главным образом старшими группами, назывались объективные причины (должностной «потолок», структурные ограничения) — 21% и семейные обстоятельства — 15%.

Оценивая свое материальное положение, большинство опрошенных (78%) определили его как среднее. Обеспеченными считают себя всего 4%, малообеспеченными — 17%. В последней группе только треть женщин в возрасте до 40 лет, две трети — старше 40 лет, преобладают представительницы НИИ и естественных факультетов. За последний год материальное положение осталось на прежнем уровне у 57% респонденток, четверть опрошенных отмечают небольшое улучшение своего благосостояния, у 13% оно немного ухудшилось, у 3% ухудшилось существенно.

Почти четверть опрошенных имеют постоянную дополнительную работу, иногда и в нескольких местах. Значительная часть имеющих вторичную занятость (54%) работают в организациях новых форм собственности — в негосударственных, коммерческих, частных структурах; 46% вторичнозанятых работают по совместительству в бюджетных подразделениях МГУ или в бюджетных организациях вне МГУ. Более высокий уровень включенности в сферу дополнительной трудовой деятельности наблюдается у женщин в возрасте до 30 лет и в возрастной группе 41−55 лет, у представительниц гуманитарных факультетов и у незамужних. В целом чаще подрабатывают женщины-преподаватели, чем научные сотрудницы, а внутри профессиональных групп постоянным дополнительным трудом заняты прежде всего ассистенты, доценты, младшие научные и научные сотрудницы.

Среди всех, кто постоянно вовлечен в сферу дополнительного труда, нашли себе вторую работу в университете 34% опрошенных, из них треть — в бюджетных подразделениях, две трети — в коммерческих структурах МГУ. Очевидно, что бюджетные подработки внутри МГУ для женщин, ищущих дополнительные заработки, не слишком привлекательны, поскольку, отбирая много времени и сил, дают минимальный доход.

Наличие второй постоянной работы — потенциальный источник серьезных проблем, особенно для семейных женщин. Одна из них прямо связана с вопросом о том. способствует ли дополнительная работа повышению профессиональной квалификации. Результаты опроса показывают, что большинство наших респонденток, работая в других местах, продолжают свою профессиональную деятельность: у 79% вторччнозанятых дополнительная работа требует того же уровня профессиональной квалификации, что и основная деятельность. Однако у 14% подработки лишь частично связаны с имеющейся квалификацией, а у 7% вообще не связаны с профессиональной деятельностью. Таким образом, для пятой части постоянно подрабатывающих дополнительная работа — просто источник дохода и не способствует росту профессиональной квалификации.

Разумеется, дополнительная работа — это прежде всего заработок, стабилизирующий уровень жизни. Мотивы дополнительной занятости не ограничиваются материальным" запросами. Это хорошо видно из ответов на вопрос «Что дает Вам дополнительная работа?» (% от числа имеющих дополнительную работу):

Необходимый дополнительный заработок 86
Новые возможности в профессиональной деятельности 62
Дополнительная работа — подстраховка на всякий случай 19
(сокращение штатов, подразделения и т. д.)
Дополнительная работа более перспективна в плане карьеры 8

Итак, дополнительная работа дает женщинам больше уверенности в жизни. Это и деньги, и «запасной аэродром», и карьера, и более широкие профессиональные возможности.

Сфера науки и образования и настоящее время — в определенном смысле сфера социального риска: идут бесконечный разговоры о сокращении штатов и финансирования, о закрытии ряда вузов, научных тем и т. д., что не способствует жизненному оптимизму работников и солидарности коллектива в целом. Однако если с дополнительным заработком и попыткой подстраховаться все ясно, то остается открытым вопрос, почему профессиональный рост и карьера также являются мотивами вторичной занятости, почему они невозможны по месту основной работы в МГУ

Респонденткам был задан вопрос о соотношении заработной платы, получаемой по основному месту работы в МГУ, и заработков от дополнительной работы: «Какую часть Ваших заработков составляет Ваша зарплата по основному месту работы в МГУ?». Такое соотношение позволяет оценить материальную эффективность подработок в сравнении с основным заработком.

В целом все опрошенные разделились на две группы: первая (60%) не имеет иных заработков, кроме зарплаты в МГУ, вторая (40%) имеет дополнительные заработки. Следует отметить, что на вопрос о наличии постоянной дополнительной работы положительно ответили 24% респонденток, а дополнительный заработок имеют 40%, т. е. 16% опрошенных женщин тоже подрабатывают, но их работа не носит регулярного характера.

Проанализировав соотношение основной и дополнительных зарплат во второй группе, мы выявили, что побочные заработки для двух третей опрошенных носят действительно дополнительный характер. Заработная плата по основному месту работы в МГУ у 37% вторичнозанятых является основным источником дохода, а у 23% она равновелика приработкам. Но для 17% зарплата по основному месту работы в университете уже в 3 раза меньше, чем дополнительная, а для 12% она вообще незначительна по сравнению с другими заработками. О тех, кто затруднился ответить на вопрос или отказался отвечать, трудно сказать что-то определенное, но можно предположить, что их заработки, скорее всего, значительнее, чем зарплата в МГУ, иначе их не надо было бы скрывать. В целом для вторичнозанятых вырисовывается такая картина: у 60% зарплата в МГУ является основным источником дохода, у 29% она лишь дополнение к заработкам вне МГУ, 11% скрывают свои доходы.

Профессиональное самочувствие женщин в трудовом коллективе включает в себя и такой фактор, как оценка успешности профессиональной деятельности коллег-мужчин. Существует ли в университете ситуация подлинного равноправия, равенства возможностей в профессиональной карьере и в сфере управления, которая способствует возникновению ощущения гендерного паритета — неотъемлемого атрибута демократизма? Гендерные отношения, возникающие в процессе совместной деятельности на основе принятого в обществе социального разделения ролей на мужские и женские, являются повседневными отношениями, пронизывающими все сферы жизни. В силу специфики данного исследования мы лишь коснулись этой проблемы, причем увидели ее только глазами женщин, т. е. достаточно односторонне, субъективно. Однако именно женщины — та категория работников, равенство возможностей которых, особенно в сфере науки, долгое время ставилось под сомнение. Полученные результаты позволяют увидеть сложность и противоречивость проблемы.

Известно, что в МГУ деканами, заведующими кафедрами и лабораториями работают в основном мужчины. Мужчин значительно больше, чем женщин, среди профессоров, ведущих и главных научных сотрудников. Женщинам предлагалось объяснить эту ситуацию. Ниже приводится распределение ответов по позициям, которые были предложены рес-понденткам (% от числа опрошенных):

Да Нет Затруднились ответить
Это происходит потому, что мужчины более успешны и результативны в работе 28 49 23
Мужчины занимают более высокие должности и руководящие посты в силу сложившейся практики, традиции 61 23 16
Мужчины быстрее делают карьеру, так как имеют для этого больше времени и возможностей, чем женщины 78 11 11

Женщины чаще соглашаются с такими вариантами ответов, которые являются традиционными и очевидными (второй и третий), и реже не имеют мнения по поводу этих вариантов. Кроме того эти варианты содержат в себе всем понятные истины. Диспропорция в доступе женщин и мужчин к власти и к более престижным, высокооплачиваемым рабочим местам всегда была в нашей стране, но не фиксировалась общественным сознанием как фактор социального неблагополучия, а воспринималась как нечто само собой разумеющееся, как существующая практика. Что же касается более благоприятной ситуации для карьеры мужчин в силу того, что у них не наблюдается «двойной занятости», характерной для женщин (работа + семья), то данный фактор воспринимался как естественный и. похоже, продолжает таким оставаться.

Более высокий профессиональный статус мужчин в МГУ связывают с существующей традицией две трети ассистентов и руководителей учебных подразделений, почти половин доцентов и 80% профессоров. Женщины — научные сотрудники практически ответили так же. Женщины единодушны во мнении, что в плане научной и преподавательской карьеры у мужчин более благоприятная жизненная ситуация: так считают 80% профессоров. 83%. руководителей учебных подразделений, 81% младших научных сотрудников и столько же старших, 87% руководителей научных подразделений (по остальным должностям ответы распределились равномерно — чуть более 70% по каждой).

Любопытная картина складывается с первой позицией. Ответ на нее требует сосредо-точенности и самостоятельной оценки эффективности профессиональной деятельности мужчин и женщин. Почти половина опрошенных не согласны с тем, что мужчины прс-восходят их в работе, однако другая половина разделяется на тех, кто уступает первенство мужчинам (28%) или не может ответить на вопрос (23%).

В целом женщины — научные сотрудницы чаще считают мужчин более успешными работниками, причем это в первую очередь старшие научные сотрудники (43%) ч заведующие лабораториями и отделами (37%)

Женщины-преподаватели более сдержанны: превосходство мужчин в своей профессиональный ной сфере признают лишь 14% ассистентов, 22% доцентов и 13% профессоров. В целом на гуманитарных факультетах женщины заметно реже отмечают превосходство мужчин в профессиональной деятельности.

С тем чтобы яснее понять позицию женщин, им был задан уточняющий открытый вопрос (без вариантов ответов): «Как еще Вы можете объяснить более высокий профессиональный статус мужчин в МГУ?». Следует отметить, что 70% опрошенных вообще ничего не смогли

сказать по этому поводу: явная гендерная асимметрия в МГУ либо их не волнует, либо они ее не замечают и поэтому не пытаются объяснить. Все содержательные ответы могут быть сгруппированы следующим образом (%):

Причины — различия между полами, обусловленные природой (у мужчин лучше развито абстрактное мышление, они умнее, способнее, более целеустремленные, они должны руководить) — 16

Причины, связанные с полом (дискриминация женщин, неравенство, менталитет общества, патриархальная традиция, «двойная занятость») — 12

Причины, свойственные МГУ (политика руководства, коллегиальность мужчин, женщины работают, а мужчины представительствуют) — 2

Первая группа причин — многократно описанная в литературе «биологическая трагедия женского пола, подкрепленная ссылками на открытия в области биологии и психологии Большинство респонденток, назвавшие эти причины, имеют стаж работы до 5 лет, их возраст не превышает 30 лет. Очевидно, эти женщины впервые столкнулись с трудностям профессионального роста и увидели, что равенство стартовых позиций мужчин и женщин

после окончания учебы не обеспечивает одинаковой карьеры, мужчины делают ее быстрее

Легко заметить, что вторая группа причин — более детальное раскрытие второй позиции уже рассмотренной выше: женщины объясняют ситуацию с высоким профессиональным статусом мужчин в МГУ существующей в обществе традицией.

Третья группа — внутренние для МГУ причины, но на них указывает весьма незна-чительное число респонденток. .

Дополнительные штрихи к портрету университетских женщин дают ответы на вопрос о том, какие личностные качества лучше всего характеризуют научных сотрудников преподавателей МГУ — женщин и мужчин. Респонденткам было предложено выбрать 3 наиболее характерные качества из 10 предложенных и дана возможность самостоятельно

пополнить этот список. Нравственно-профессиональный облик женщин и мужчин совпадает, по мнению женщин, лишь в одном: и у тех и у других лидирует профессионализм. Ниже приведены данные по личностным качествам женщин и мужчин, которые наилучшим образом характеризуют их как университетских работников.

Качества, Рейтинг Качества, присущие науч Качества, Рейтинг
присущие женских ным сотрудникам и присущие мужских
женщинам качеств преподавателям МГУ мужчинам качеств
(%) (%)
63 1 Профессионализм 64 1
61 2 Ответственность 17 5
39 3 Теплое, искреннее отно 5 9
шение к студентам
28 4 Способность ладить 12 6
с коллегами
16 5 Дисциплинированность 8 8
14 6 Нравственность 4 10
8 7 Умение воспринимать 22 4
нововведения
8 8 Новаторство 29 3
5 9 Предприимчивость 37 2
4 10 Осмотрительность, осто 11 7
рожность

Среди тех качеств, которыми респондентки самостоятельно дополнили женский портрет, иыделяются добросовестность и любовь к своему делу, к мужскому набору качеств были добавлены целеустремленность, карьеризм и эрудированность.

В целом научные сотрудники и преподаватели МГУ в представлении женщин выглядят весьма положительно, но, по их мнению, женщины и мужчины отличаются друг от друга весьма существенно: по сравнению с мужчинами женщины выглядят малодинамичными. Женщнны менее практичны, менее предприимчивы, как бы менее нацелены на вы-живаемость в новых условиях, но зато более коммуникабельны и благородны. Второе место после профессионализма с большим отрывом от всех остальных качеств у женщин, по самооценкам, занимает такая черта, как ответственность, гораздо менее свойственная мужчинам. Следующие два места (после профессионализма и ответственности) в рейтинге женских качеств занимают теплое отношение к студентам и способность ладить с колле-гами. В 2 раза чаще, чем у мужчин, отмечается их дисциплинированность и почти в 4 раза — нравственность. У мужчин на втором, третьем и четвертом местах оказались такие качества, как предприимчивость, новаторство и умение воспринимать нововведения. Таким образом, даже рисуя портрет своих коллег-мужчин, женщины отдают им предпочтение в тех чертах, которые необходимы современному человеку, готовому занять лидирующие позиции в профессиональной сфере. Мужчины выглядят более деловыми, хваткими, психо-логически более готовыми к использованию своего жизненного потенциала в условиях конкуренции.

Женщины в собственных самооценках как бы не являются карьеристами «по природе», мужской тип поведения им не свойствен, у них иное мировоззрение. Однако профессионализм, ответственное отношение к делу и умение не конфликтовать создают благоприятную атмосферу для творческого содружества мужчин и женщин внутри научных и учебных коллективов. Не уподобляясь мужчинам, не преодолевая «мужского», а плодотворно сотрудничая с коллегами-мужчинами, в полной мере используя природный потенциал и природные способности, женщины вносят свой вклад в общее дело воспитания и образования молодежи. Очевидно, это в равной мере справедливо не только для научной и педагогической деятельности, но и для работы в МГУ на уровне принятия административных решений, где в настоящее время очень немного женщин.

Следует отметить, что даже в такой интеллектуальной среде, как МГУ, гендерная само-идентификация современных женщин — научных работников и преподавателей — все еще в значительной степени находится в плену гендерных стереотипов и стандартов, пронизана традиционнымч представлениями о распределении мужских и женских ролей.

В качестве комментария к полученным данным можно сказать следующее: по ответам женщин не ощущается ни протеста, ни возмущения, скорее, склонность оправдать существующее положение дел ссылками на патриархальную традицию, сложившуюся практику, интеллектуальное превосходство мужчин. Впрочем, если более низкий профессиональный статус в науке и преподавательской деятельности в МГУ является их собственным выбором, то нет никаких оснований считать сложившуюся ситуацию дискриминацией женщин, сознательным нарушением гендерного паритета/Это всего лишь следствие того факта, что все мы — «гендерные продукты» вполне определенной системы социализации. которая всегда предполагала подготовку к определенной социально-половой роли, в результате чего пол, т. е. анатомия, биологические различия до сих пор воспринимаются как незыблемая основа жестких гендерны;(конструкций, социальных моделей поведения, основанных на убеждениях типа «мужчина должен руководить». Поддерживает живучесть традиционных гендерных стереотипов и то, что национальной особенностью России является давно провозглашенное и всеми признанное, но слабо воплощенное в жизнь равноправие полов. Российское демократическое общество, которое развивается на наших глазах, это, по сути, демократия без женщин в сферах управления и власти.

Исследование касалось и такой проблемы, как соотношение ценностей работы и семьи, что особенно актуально для женщин. Вначале необходимо было оценить значение семьи и работы в жизни университетских женщин. Разумеется, такие оценки очень сильно зависят от возраста женщин, наличия детей, благополучия семейной жизни в целом. В исследовательскую задачу входило также выяснение того. является ли семья фактором поддержки профессиональных устремлений женщины, работающей в науке и образовании, или она оказывается барьером на этом пути. Также был затронут вопрос о гендерной ситуации в семье: чьи доходы главные в бюджете семьи университетских женщин и кто в основном выполняет домашнюю работу.

По данным исследованиям, большинство сотрудниц МГУ проживают с детьми (63%), с мужьями (58%).

Четверть респонденток проживают вместе со своими родителями или родителями мужа. Одиноких женщин среди опрошенных оказалось 12%, и чаще это были женщины старшего возраста.

Оценивая значение семьи и работы в своей жизни, почти две трети опрошенных утверждали, что в жизни им одинаково необходимы как работа, так и семья. Сориентированы на профессиональную деятельность и карьеру как главное в жизни всего 5% женщин — научных сотрудников и преподавателей МГУ. Приоритет семьи признали для себя 17% опрошенных.

Более высоко оценивают значение работы в своей жизни женщины, уже достигшие высокого должностного статуса, — заведующие кафедрами, заведующие научными подразделениями, ведущие и главные научные сотрудницы, старшие преподаватели, доценты. О большем значении семьи в своей жизни чаще говорили научные кадры, замужние женщины в возрасте до 40 лет. Для сотрудниц, ориентированных на семью, несколько меньшее значение имеет «возможность творческого самовыражения», «престиж МГУ», и. наоборот. чаще предпочтение ими отдается гибкому графику работы и психологическому климату. Главным недостатком пребывания в МГУ для них является низкая зарплата, и практически каждая пятая сотрудница этой группы выразила готовность покинуть университет. Вместе с тем именно среди респонденток с семейной ориентацией наблюдается наибольшее количество женщин с благополучным материальным положением: 10% из них отнесли себя к высокообеспеченному и почти 80% - к среднеобеспечснному слою. Треть констатировала улучшение своего материального положения за последний год.

Оценивая влияние семьи на свою профессиональную карьеру, более половины респонденток характеризовали свою семью как заинтересованную в их профессиональном росте. Можно предположить, что женщины в этом случае ощущают по крайней мере моральную поддержку членов семьи в своих профессиональных устремлениях. Каждая пятая женщина констатировала нейтральную позицию своей семьи в этом вопросе К сожалению, 10% женщин воспринимают свою семейную жизнь как определенную помеху для профессионального роста. Об отсутствии поддержки со стороны семьи чаще остальных заявляли научные кадры (28%), особенно научные сотрудники высшего звена, а также старшие преподаватели и доценты. На максимальную поддержку рассчитывают сотрудницы до 40-летнего возраста, ассистенты, преподаватели и в целом научные кадры.

Несмотря на высокий уровень образования опрошенных и занятость в сфере науки ч образования, значительная часть университетских женщин продолжают выполнять домашнюю работу в полном объеме. Около половины респонденток получают помощь от членов своеи семьи, иногда даже на равноправных началах (37%).

А 8% опрошенных вообще освобождены от выполнения домашних обязанностей.

Большинству семейных женщин (две трети опрошенных) удается успешно сочетать свои семейные и профессиональные обязанности. Каждая четвертая семейная женщина уделяет больше внимания работе, но таких меньше в 3 раза среди тех, кто в иерархии ценностей отдавал предпочтение семейным ценностям. Распределение ответов на вопрос «Как Вы сочетаете семейные и профессиональные обязанности?» у разных групп респонденток выглядит следующим образом:

От числа От числа От числа опрошен
всех опрошенных (%) проживающих с семьей ных, ориентированных на семью (%)
(%)
Уделяю больше внимания 22 25 8
работе Справляюсь со всеми своими обязанностями 56 63 67
в равной мере Уделяю больше внимания 8 9 23
семье

Совершенно естественно, что уделяют большее внимание работе в первую очередь женщины, успешные в своей профессиональной карьере: заведующие кафедрами, ведущие, главные научные сотрудники, заведующие научными подразделениями. О большем внимании семье чаще говорили молодые сотрудники со стажем до 10 лет.

Немногим меньше трети университетских женщин удалось стать фактическим кормильцем своей семьи — их доходы преобладают в семейном бюджете. Почти 40% остаются материально зависимыми от мужа или других членов семьи. Треть отметили, «гто их доходы равновелики доходам других членов семьи. Распределение ответов на вопрос «Чьи доходы являются основными в бюджете Вашей семьи?» таково:

От числа всех опрошенных (%) От числа опрошенных, проживающих с семьей (%)
Мои 25 29
Мужа 27 31
Других членов семьи 7 8
Все вносят приблизительно равный вклад 27 31

О своих доходах как основных в бюджете семьи говорили прежде всего женщины с состоявшейся карьерой в науке и образовании — профессора, ведущие и главные научные сотрудники, старшие преподаватели и доценты.

«Внешнее» материальное обеспечение (доходы мужа, других членов семьи) чаще всего имеют сотрудницы в возрасте до 30 лет (67%), а в возрасте от 31 до 41 лет — реже (62%).

Среди профессиональных групп таковыми чаще оказываются ассистенты и преподаватели (56%), а также младшие и научные сотрудники (48%).

Этим, скорее всего, можно объяснить отмеченное выше безразличие женщин из этих профессиональных групп к должностному росту и к карьере в целом, так как отсутствует один из основных стимулов продвижения по службе — материальный.

Несмотря на сложную и нестабильную ситуацию в науке и высшей школе, женщины не отчаиваются. Социальные настроения у большинства женщин — научных работников и преподавателей университета — свидетельствуют о благополучно-лояльном и даже оптимистичном отношении к будущему. Чувство тревоги, неуверенности в завтрашнем дне высказали 16% респонденток, причем среди них преобладают преподавательские и научные кадры высшей квалификации (доценты, профессора, старшие и ведущие научные сотрудницы), женщины старше 40 лет. На вопрос «С каким настроением Вы смотрите в будущее?» 30% респонденток ответили, что с надеждой и оптимизмом, 40% - спокойно. но без особых надежд и иллюзий;15% — с тревогой и неуверенностью; 1% - со страхом и отчаянием; 3% затруднились ответить; 1% отказались отвечать.

Проведенный анализ профессиональных проблем женских научно-педагогических кадров университета позволяет сделать следующие выводы. Большинство женщин высоко пенят творческий труд, возможность постоянного общения с молодежью, психологический климат МГУ. Общие субъективные оценки профессионального самочувствия женщин дают возможность сделать оптимистический прогноз о дальнейшем увеличении их представительства среди ученых и преподавателей МГУ. Совершенно очевидно, что МГУ как учебно-научному центру мирового уровня необходимы образованные, талантливые жен шины, главной жизненной ценностью которых является личная профессиональная самореализация, выражающаяся и в карьерных устремлениях.

Однако именно с женской научной и педагогическоп карьерой ситуация в МГУ весьма тревожна. Это связано с медленной, а подчас и вовсе остановившейся карьерой сотрудниц. что приводит ко многим нежелательным последствиям, главные из которых вторичная занятость и полное равнодушие к карьере, а часто и профессиональному росту. Очевидно. что для успешного развития и функционирования МГУ в условиях неизбежной феминизации науки и высшей школы система регулирования должностного движения кадров должна стать более динамичной, четко оформленной критериями повышения в должности, чутко' реагирующей на реальный профессиональный рост.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Мирская Е.З., Мартынова Е.А. Женщины в науке // Вестник Российской академии наук. 1993. Т. 63. № 8. С. 698. .

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector