Роль психологии в жизни людей в контексте понимания ее развития

Содержание

Введение

1. Становление психологии как самостоятельной научной дисциплины

2. Хронология этапов развития психологии

3. Развитие психологии и ее роль в жизни людей

3.1 Теоретическое и эмпирическое знание

3.2 Предмет истории психологии и логика развития науки

3.3 Общение — координата науки как деятельности

3.4 Личность ученого и его роль в привнесении психологического знания

Заключение

Литература

Введение

Психология имеет многовековую историю, первые научные представления возникли в VI в. до н.э. Поэтому встает вопрос о периодизации истории развития психологии, задачей которой является расчленение этого процесса, выделение этапов, определение содержания каждого из них.

В истории психологии различаются два больших периода: первый, когда психологические знания развивались в недрах философии, а также других наук, прежде всего естествознания; второй — когда психология развивалась как самостоятельная наука. Они несоизмеримы по времени: первый период (VI в. до н.э. — середина XIX в.) охватывает около 2,5 тысячи лет, второй — чуть больше столетия (середина XIX в — настоящее время).

По словам Г. Эббингауза, психология имеет долгое прошлое, но очень краткую историю. Выделение периодов не требует специальных обоснований, так как его критерии очевидны, но поскольку каждый из них растягивается на столетия, необходима более дробная периодизация. Ее можно проводить по чисто формальным признакам — в частности, хронологическому, поскольку научное знание возникает и развертывается во времени. В соответствии с фактором времени в целостном процессе развития науки можно различать историю психологии XVII в., историю психологии XVIII в. и т. п.

Учитывая условность всякой периодизации и принимая во внимание неразработанность этой проблемы, следует рассматривать предлагаемую далее периодизацию истории психологии лишь как один из возможных ее вариантов. При этом история отечественной психологической мысли рассматривается как составная часть развития мировой науки. В качестве основания для разделения этого процесса на этапы были выбраны содержательные критерии, определявшие смену взглядов на природу психического. Выступил интересный факт (впрочем он наблюдается и в других областях духовной деятельности, в частности, в искусстве) — его можно назвать одной из закономерностей историко-психологического процесса: оказалось, что продолжительность этапов не одинакова. Чем глубже в историю уходит то или иное представление о предмете, тем продолжительнее время его жизни в науке. И наоборот, чем ближе к современности, тем это время короче. Так исторически первое определение предмета психологии как науки о душе существовало (хотя и с некоторыми изменениями) более 20 веков. В XX столетии взгляды на предмет психологии менялись так быстро, что некоторые из них существовали в науке не более 10−20 лет.

4 стр., 1511 слов

Тема: Гуманитарные науки: особенности, развитие и значение гуманитарного знания

... и мир духовной культуры общества. К гуманитарным наукам относятся психология (психология личности, психология эмоций, социальная психология), гражданская история (здесь гуманитарное знание сочетается с обществоведческим), ... социального мировоззрения. Роль научного изучения общества, его функционирования и развития. Человек разумное социальное существо. Его деятельность целесообразна. И чтобы ...

Целью настоящей работы является изучение роли психологии в жизни людей в контексте понимания ее развития.

Задачи:

1. Изучить становление психологии как самостоятельной дисциплины

2. Хронологически показать развитие психологии

3. Исследовать этапы получения и использования психологических знаний в жизни людей.

4. Сформировать заключение по проделанной работе

1. Становление психологии как самостоятельной научной дисциплины

Началом развития психологии как самостоятельной науки принято считать 1879 год, в котором В. Вундт — немецкий психолог, физиолог и философ — открыл первую экспериментальную психологическую лабораторию при Лейпцигском университете. Спустя два года на базе этой лаборатории был создан институт экспериментальной психологии, в котором учились многие выдающиеся психологи мира, в том числе и из России — В.М. Бехтерев, Г. И. Челпанов, Н.Н. Ланге. В этом же году Вундт основал первый психологический журнал. Благодаря усилиям Вундта в 1889 г. в Париже был проведен Первый международный психологический конгресс и учреждено научное психологическое сообщество.

Согласно представлениям Вундта психология имеет уникальный предмет — непосредственный опыт субъекта, постигаемый только путем самонаблюдения, или интроспекции, — особой процедуры наблюдения субъекта за процессами в своем сознании, требующей длительной тренировки. Выделив «простейшие элементы сознания» — ощущение и элементарные чувства, — Вундт считал основной задачей психологии установление связей между элементами и «законов» душевной жизни.

18 стр., 8822 слов

6. Классическая психология сознания (в.Вундт, э. Титченер, у. Джеймс)

... гештальтпсихологии: 1. Предмет изучения психологии - сознание, но его понимание должно строиться на ... отдельных звуков. Простейшими элементами сознания В. Вундт объявил отдельные впечатления или ощущения ... ; конфликт как неотъемлемая характеристика психической жизни Аристотель Целевая детерминация развития человека; ... психолог Дж. Уотсон на основании исследований И. П. Павлова сделал вывод, что сознание ...

Э. Титченер, американский психолог и создатель структурной психологии, развил идеи интроспективной психологии Вундта, предложив в качестве основного метода изучения сознания метод аналитической интроспекции. Особенность этого метода заключалась в том, что испытуемый давал результаты самонаблюдения в терминах элементов структуры сознания, а не в понятиях предметов внешнего мира или стимулов. Под элементами сознания Титченер понимал ощущения, представления и простейшие чувствования, из которых как из кирпичиков, складывалось все разнообразие душевной жизни человека.

Другой последователь Вундта — немецкий психолог и философ О. Кюльпе — основал Вюрцбургскую школу. В отличие от интроспективных методов Вундта и Титченера, в которых одновременно разворачивались собственно сознательный опыт и процесс наблюдения за содержанием этого опыта, систематическая интроспекция Кюльпе носила ретроспективный характер: испытуемый решал предложенную задачу, а потом в подробностях описывал ход психических процессов при ее решении. При этом в качестве основного объекта исследования выступал сам процесс мышления, а не его результат.

К концу XIX в. стало понятно, что метод интроспекции крайне ограничен и что круг психических явлений не исчерпывается только феноменами сознания. В это время возникли идеи создания другой психологии. В 1894 г. немецкий философ и психолог Я. Дильтей в работе «Мысли об описательной и расчленяющей психологии» писал, что существует не одна психологическая наука, а две, причем каждая их них имеет свой предмет и свою методологию. Одну психологию ученый назвал объяснительной, понимая под ней современную ему интроспективную психологию В. Вундта. Другая психология, которую Дильтей призывал создать, была названа им описательной. По замыслу автора, она должна была строиться на совершенно иных основаниях и заниматься прежде всего изучением душевной жизни индивида в ее целостности и уникальности. Дильтей считал, что психология принадлежит не к циклу наук о природе, а к циклу гуманитарных дисциплин, к которому относятся, например, история и культурология, и, следовательно, должна опираться не на естественнонаучный, экспериментальный метод, а на свойственный гуманитарным наукам метод понимания, который заключается в том, чтобы «вчувствоваться» в изучаемый объект. При этом понимающая психология не отвергает методов объясняющей психологии. Введенное Дильтеем различие объяснительной и описательной психологии не потеряло своей актуальности и в наше время. Вопрос, к какому типу наук относится психология — естественным или гуманитарным — и по каким принципам должно строиться познание человеческой души, остается открытым.

3 стр., 1163 слов

Тест достижений Сознание человека

... УНИВЕРСИТЕТ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ. КАФЕДРА ПЕДАГОГИКИ И ПСИХОЛОГИИ. Самостоятельная работа по психологии. Тест достижений по теме « СОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА » Исполнитель: Главатских А.А. Студент группы ... 3. Личностное бессознательное 26. Оговорка, как ошибочное действие (по З.Фрейду), возникает при столкновении : 1. Волевого и сознательного 2. Сознательного и ...

Интенсивное развитие экспериментальной психологии в начале XX в. привело к расширению круга изучаемых явлений, что в свою очередь сделало очевидным недостаточность психологии сознания и интроспективного метода для объяснения душевной жизни человека. Изменилось и само представление о сознании: его перестали рассматривать как замкнутый в себе внутренний мир, доступный познанию лишь самого субъекта. Назрела необходимость в принципиальном пересмотре взглядов на предмет психологии. В это время возникали несколько конкурирующих концепций, каждая из которых отстаивала свою точку зрения на то, чем должна заниматься психология.

1. Автором одной из теоретических концепций, возникшей на заре XX в., был австрийский психолог и психиатр З. Фрейд. Его учение, названное психоанализом, получило широкую известность и оказало огромное влияние не только на дальнейшее развитие психологии, но и на искусство, литературу, медицину, другие области научных исследований, связанные с изучением человека. Получив медицинское образование, Фрейд изучал природу невротических расстройств и способы их лечения. После стажировки, пройденной в парижской клинике «Сальпетриер» под руководством известного французского врача Ж. Шарко, Фрейд начал использовать гипноз в лечении истерических расстройств. Анализируя состояния гипнотического транса своих пациентов и эффекты постгипнотического внушения, Фрейд сосредоточил свое внимание на явлениях, скрытых от сознания человека, неосознаваемых.

Идеи о том, что психика не ограничивается только областью осознаваемого, о том, что есть области душевной жизни, недоступные сознанию человека, неосознаваемые им, высказывались задолго до возникновения психоанализа. Но именно Фрейд сделал бессознательное предметом психологии. Созданный первоначально как метод лечения истерических неврозов, психоанализ в дальнейшем был распространен ученым на объяснение психической жизни здорового человека. Согласно Фрейду движущей силой поведения и развития личности являются неосознаваемые, иррациональные влечения, главное из которых — сексуальное (либидо).

В психике выделяются три сферы: бессознательное, предсознательное и сознание. Источником, придающим мотивационную силу человеческому поведению, является бессознательное, насыщенное энергией либидозных влечений, подавленных и вытесненных из области сознания под действием «цензуры», запретов и табу, налагаемых обществом. По мнению исследователя, вытесненные влечения обладают большим энергетическим зарядом, однако в область сознания не допускаются — сознание оказывает им сопротивление, — и тогда содержание бессознательного проникает в сознание в искаженном, измененном виде.

Фрейд выделил три основных формы проявления бессознательного: сновидения, ошибочные действия (описки, оговорки и др.) и невротические симптомы. Исходя из этого, им был разработан ряд оригинальных методов, позволявших получать исходный материал о содержании глубинных структур человеческой психики: анализ сновидений, метод свободных ассоциаций, анализ описок, оговорок, забываний. Интерпретация этого материала составляет сущность метода, который Фрейд назвал психоанализом.

Психоанализ широко распространился во всем мире, найдя приверженцев не только среди психологов, но и в кругу представителей других областей науки и культуры.

Плодотворность теории Фрейда проявилась еще и в том, что многие его ученики, соратники и последователи создали свои собственные оригинальные концепции и направления исследования. В числе ученых, развивших идеи Фрейда, можно назвать автора аналитической психологии К. Юнга и создателя индивидуальной психологии А. Адлера.

2. Еще одним крупным психологическим направлением, сформировавшимся в начале XX в. и оказавшим значительное влияние на последующее развитие психологии, стал бихевиоризм. Его рождение связывают с публикацией Дж. Б. Уотсоном в 1913 г. статьи «Психология с точки зрения бихевиориста». Однако предпосылки для возникновения бихевиоризма складывались задолго до этого: прежде всего, в работах по изучению психики и поведения животных Ж. Леба и Э. Торндайка и в трудах И.П. Павлова, развивающих идеи об условных рефлексах.

Бихевиористы отказались от рассмотрения субъективного мира человека в качестве предмета психологии и предложили считать таковым поведение человека и животного, отнеся к этой категории все объективно наблюдаемые реакции ® организма на внешние воздействия (S).

Задача психологии, по мнению бихевиористов, должна состоять в выявлении закономерностей связей между стимулами и реакциями (S > R), а цель — в предсказании поведения субъекта и управлении им. Отказавшись от дискредитировавшего себя метода интроспекции, бихевиористы заменили его методом объективного наблюдения и эксперимента. Одной из наиболее важных тем экспериментального исследования была названа проблема научения и выработки навыков; работа в этом направлении позволила собрать обширное количество фактов и подвергнуть их тщательной статистической обработке. Недостатком бихевиористских экспериментов было то, что они проводились в основном на белых крысах, а полученные в результате закономерности и законы научения с легкостью переносились на поведение человека.

До 60-х гг. XX в. бихевиоризм и сменивший его необихевиоризм занимали господствующее положение среди концепций американской психологии, оказывая влияние на развитие психотерапии, социальной психологии, методов обучения, психологии рекламы и др. Вместе с тем механицизм бихевиоризма и игнорирование им сознания вызывали жесткую критику представителей других теоретических направлений психологии.

3. Другое психологическое направление, активно развивавшееся в 1910 1930-х гг. в Германии, получило название «гештальтпсихология». Основные ее представители — М. Вертгеймер, В. Келер, К. Коффка — являлись сотрудниками Берлинского университета. Гештальтпсихология не отказывалась от изучения феноменов сознания и метода феноменологического самонаблюдения, однако само сознание ею понималось как некое динамическое целое, как «поле», каждая точка которого взаимодействует со всеми остальными. Единицей анализа этого поля выступал гештальт как целостная образная структура, несводимая к сумме составляющих его ощущений. Достижения гештальтпсихологии в области изучения восприятия и творческого мышления составляют золотой фонд мировой психологии. После прихода к власти Гитлера в результате эмиграции своих основных членов школа распалась, но ее идеи оказали значительное влияние на последующее развитие психологии.

2. Хронология этапов развития психологии

I. РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИИ В РАМКАХ ФИЛОСОФИИ

Время

Предмет изучения

Важнейшие итоги

VI в. до н.э. — V в.

Душа

Формирование двух направлений — материализма и идеализма — в объяснении происхождения и проявлений души

Первые эмпирические знания о психических процессах и явлениях: ощущении (восприятии), памяти, воображении, мышлении, аффектах, воле, характере, особых состояниях (сон, экстаз).

Выделение проблем: «душа и тело»; «врожденное — приобретенное»; «аффект — интелллект».

Указание на внутреннее чувство как способ познания души.

V-ХIII вв.

Развитие учения о душе в рамках философских учений и на базе медицинских знаний

Формирование томистской психологии.

Начало опытной методологии исследования души.

XIV-XVI вв.

Дальнейшее развитие учения о душе в контексте роста анатомофизиологических знаний и великих открытий XIV — XVI вв.

Отказ от души как предмета исследования и объяснительного принципа телесных и психических явлений. Введение термина «психология».

XVII — сер. XIX вв.

Внутренний опыт как данные самонаблюдению явления сознания

Формирование эмпирической интроспективной и ассоцианистической психологии.

Понятие о бессознательной психике.

Возникновение психофизической и психофизиологической проблем.

II. РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ НАУКИ

Начало XIX — 60-е гг. XIX в.

Деятельность нервной системы и органов чувств.
Соотношение между физическим и психическим.

Измерение скорости протекания психических процессов.

Исследование рефлекторных механизмов поведения

Гипнотические явления.
Локализация психических функций в мозгу.

Соотношение между мозгом и душевной жизнью

Возникновение и развитие

психики.

Формирование естественно-научных предпосылок психологии как самостоятельной науки.

Экспериментальный метод

Факты и теории ощущений и восприятий.

Формирование психофизики.

Формирование психометрии.

Учение о рефлексе.

Бессознательная психика.

Френология Галля.

Теории локализации психических функций.

Теории психофизиологического параллелизма и взаимодействия.

Биогенетический закон.

Генетический метод.

Возникновение 3-х областей генетической психологии: зоопсихологии, детской и исторической психологии.

Понимание психики как средства адаптации к среде.

60-е гг. XIX в — конец XIX в.

Непосредственное содержание опыта.

Психические акты и психические функции.

Психика и сознание в связи с их адаптивной функцией в поведении.

Проникновение экспериментальных методов в психологию.

Формирование теоретических программ психологии: структурализм, психология акта, функционализм.

Раскол психологии на индивидуальную физиологическую, ориентированную на естествознание, и духовно-научную, ориентированную на историю и культуру.

Возникновение прикладных исследований в психологии.

Возникновение новых областей психологии.

10-е гг. — середина 30-х гг. XX в.

Поведение.

Целостные психические структуры.

Бессознательное.

Сознание в его общественно-исторической обусловленности.

Смысловая структура душевной жизни в соотношении с исторически возникшими ценностями.
Установка. Развитие высших психических функций.

Конец 30-х — 50-е гг. XX в.

Эволюция в рамках базисных подходов предшествующего периода.

Эволюция научных школ периода открытого кризиса. Необихевиоризм, неофрейдизм.

Возникновение новых отраслей и направлений: генетическая психология, персоналистические концепции личности и др.

Дискуссии в советской психологии (о перестройке науки на основе павловского учения о теории установки).

Развитие теории деятельности в советской психологии Возникновение теории поэтапного формирования умственных действий и понятий.

60-е гг. XX в. — конец XX в.

Продолжение развития ранее выявленных предметных областей.

Процесс ориентировки

Когнитивные структуры и их роль в поведении

Личность.

Возникновение новых направлений в зарубежной психологии гуманистическая психология, логотерапия, когнитивная психология.

Дискуссии в советской психологии о предмете психологии, по проблемам бессознательного, общения и др.

Теоретические и экспериментальные исследования в отечественной науке в русле психофизиологических школ, деятельностного подхода, концепции формирования умственных действий и понятий, комплексного человекознания.

3. Развитие психологии и ее роль в жизни людей

3.1 Теоретическое и эмпирическое знание

Научное знание принято делить на теоретическое и эмпирическое. Слово «теория» греческого происхождения. Оно означает систематически изложенное об общение, позволяющее объяснять и предсказывать явления. Обобщение соотносится с данными опыта, или (опять же по-гречески) эмпирии, т. е. наблюдений и экспериментов, требующих прямого контакта с изучаемыми объектами.

Зримое благодаря теории «умственными очами» способно дать верную картину действительности, тогда как эмпирические свидетельства органов чувств — иллюзорную.

Об этом говорит вечно поучительный пример вращения Земли вокруг Солнца. А.С.Пушкин в стихотворении «Движение», описывая спор отрицавшего движение софиста Зенона с киником Диогеном, занял сторону первого.

Движенья нет, сказал мудрец брадатый. Другой смолчал и стал пред ним ходить. Сильнее бы не мог он возразить: Хвалили все ответ замысловатый. Но, господа, забавный случай сей Другой пример на память мне приводит: Ведь каждый день прея нами солнце ходит, Однако ж прав упрямый Галилей.

Зенон в своей известной апории «стадия» обнажил проблему противоречия между данными наблюдения (самоочевидным фактом движения) и возникающей теоретической трудностью. Прежде чем пройти стадию (мера длины), требуется пройти ее половину, но прежде этого — половину половины и т. д., т. е. невозможно коснуться бесконечного количества точек пространства в конечное время.

Опровергая эту апорию молча, простым движением, Диоген игнорировал Зенонов парадокс. Пушкин же, выступив на стороне Зенона, подчеркнул великое преимущество теории напоминанием об «упрямом Галилее», благодаря которому за видимой, обманчивой картиной мира открылась истинная.

В то же время эта истинная картина, противоречащая чувственному опыту, была создана исходя из его показаний, поскольку использовались наблюдения перемещений Солнца по небосводу.

Здесь выступает еще один решающий признак научного знания — его опосредованность. Оно строится посредством присущих науке интеллектуальных операций, структур и методов. Это целиком относится к научным представлениям о психике.

На первый взгляд, ни о чем субъект не имеет столь достоверных сведений, как о фактах своей душевной жизни (ведь «чужая душа — потемки»).

Причем та кого мнения придерживались и некоторые ученые, согласно которым психологию отличает от других дисциплин субъективный метод, или интроспекция («смотрение внутрь»), особое «внутреннее зрение», позволяющее человеку выделить элементы, из которых образуется структура сознания.

Однако прогресс психологии показал, что когда эта наука имеет дело с явлениями сознания, достоверное знание о них достигается благодаря объективному методу. Именно он дает возможность кос венным, опосредованным путем преобразовать знания об испытываемых индивидом состояниях из субъективных феноменов в факты науки. Сами по себе свидетельства самонаблюдения, самоотчеты личности о своих ощущениях, переживаниях и т. п. «сырой» материал, который только благодаря обработке аппаратом науки становится ее эмпирией. Этим научный факт отличается от житейского.

Сила теоретической абстракции и обобщений рационально осмысленной эмпирии открывает закономерную причинную связь явлений.

В отношении наук о физическом мире это для всех очевидно. Опора на изученные законы этого мира позволяет предвосхищать грядущие явления, например нерукотворные солнечные затмения и эффекты производимых людьми ядерных взрывов.

Конечно, психологии по своим теоретическим достижениям и практике изменения жизни далеко до физики. Изучаемые ею явления неизмеримо превосходят физические по своей сложности и трудности их познания. Физик А. Эйнштейн, знакомясь с опытами психолога Ж. Пиаже, заметил, что изучение физических проблем — детская игра сравнительно с загадками детской игры.

Тем не менее, и о детской игре, как особой форме человеческого поведения, отличной от игр животных (в свою очередь, любопытного феномена), психология знает теперь немало. Изучая детскую игру, она открыла ряд факторов и механизмов, касающихся закономерностей интеллектуального и нравственного развития личности, мотивов ее ролевых реакций, динамики социального восприятия.

Простое, всем понятное слово «игра» — крошечная вершина гигантского айсберга душевной жизни, сопряженной с глубинными социальными процессами, историей культуры, «излучениями» таинственной человеческой природы.

Сложились различные теории игры, объясняющие посредством методов научного наблюдения и эксперимента ее многообразные проявления. От теории и эмпирии протянулись нити к практике, прежде всего педагогической (но не только к ней).

В кругу взаимосвязи теории, эмпирии и практики строится новое предметное знание. В его построении обычно незримо представлены философские, методологические установки исследователей. Это касается всех наук, применительно же к психологии связь с философией являлась особенно тесной. Более того, до середины прошлого века в психологии неизменно видели один из разделов философии. По этому печать конфронтации философских школ лежит на конкретных учениях о психической жизни. Издавна ее естественнонаучным, материалистическим объяснениям противостояли идеалистические, ратовавшие за версию о духе как первоначале бытия. Зачастую идеализм соединял научное знание с религиозными верованиями. Но религия является отличной от науки сферой культуры, имеющей свой образ мысли, свои нормы и принципы. Смешивать их не следует.

Вместе с тем ошибочно было бы считать психологические учения, созданные в русле идеалистической философии, враждебными науке. Мы увидим, сколь важную роль в прогрессе психологического познания сыграли идеалистические системы Платона, Лейбница, других философов, исповедовавших вер сию о природе душевных явлений, несовместимую с естественнонаучной картиной мира. Поскольку же этими явлениями поглощены различные формы культуры — не только религия, философия, наука, но так же искусство, причем каждая из этих форм испытывает свою историческую судьбу, то, обращаясь к истории психологии, надо определить критерии, на которые следует ориентироваться в этой области исследований, чтобы реконструировать ее собственную летопись.

3.2 Предмет истории психологии и логика развития науки

История науки — особая область знания. Ее предмет существенно иной, чем предмет той науки, развитие которой она изучает.

Следует иметь в виду, что об истории науки можно говорить в двух смыслах. История — это реально совершающийся во времени и пространстве процесс. Он идет своим чередом независимо от того, каких взглядов на него придерживаются те или иные индивиды. Это же относится и к развитию науки. Как непременный компонент культуры, она возникает и изменяется безотносительно к тому, какие мнения по поводу этого развития высказывают различные исследователи в различные эпохи и в различных странах.

Применительно к психологии веками рождались и сменяли друг друга представления о душе, сознании, поведении. Воссоздать правдивую картину этой смены, выявить, от чего она зависела, и призвана история психологии.

Психология как наука изучает факты, механизмы и закономерности психической жизни. История же психологии описывает и объясняет, как эти факты и законы открывались (порой в мучительных поисках истины) человеческому уму.

Итак, если предметом психологии является одна реальность, а именно реальность ощущений и восприятий, памяти и воли, эмоций и характера, то предметом истории психологии служит другая реальность, а именно — деятельность людей, занятых познанием психического мира.

Эта деятельность совершается в системе трех главных координат: когнитивной, социальной и личностной. Поэтому можно сказать, что научная деятельность в качестве целостной системы трехаспектна.

Когнитивный аппарат выражен во внутренних познавательных ресурсах науки. Поскольку наука — это производство нового знания, они изменялись, совершенствовались. Эти средства образуют интеллектуальные структуры, которые можно назвать строем мышления. Смена одного строя мышления другим происходит закономерно. Поэтому говорят об органическом росте знания, о том, что его история подвластна определенной логике. Никакая другая дисциплина, кроме истории психологии, эту логику, эту закономерность не изучает.

Так, в XVII веке сложилось представление об организме как своего рода машине, которая работает подобно помпе, перекачивающей жидкость. Прежде считалось, что действиями организма управляет душа — незримая бестелесная сила. Апелляция к бестелесным силам, правящим телом, была в научном смысле бесперспективной.

Это можно пояснить следующим сравнением. Когда в прошлом веке был изобретен локомотив, группе немецких крестьян (как вспоминает один философ) объяснили его механизм, сущность его работы. Выслушав внимательно, они заявили: «И все же в нем сидит лошадь». Раз в нем сидит лошадь, значит — все ясно. Сама лошадь в объяснении не нуждается. Точно так же обстояло дело и с теми учениями, которые относили действия чело века за счет души. Если душа управляет мыслями и поступками, то все ясно. Сама душа в объяснении не нуждается.

Прогресс же научного знания заключался в поиске и открытии реальных причин, доступных проверке опытом и логическим анализом. Научное знание — это знание причин явлений, факторов (детерминант), которые их порождают, что относится ко всем наукам, в том числе и к психологии. Если вернуться к упомянутой научной революции, когда тело было освобождено от влияния души и стало объясняться по образу и подобию работающей машины, то это произвело переворот в мышлении. Результатом же явились открытия, на которых базируется современная наука. Так, французский мыслитель Р. Декарт открыл механизм рефлекса. Не случайно наш великий соотечественник И.П.Павлов поставил около своей лаборатории бюст Декарта.

Причинный анализ явлений принято называть детерминистским (от лат. «детермино» — определяю).

Детерминизм Декарта и его последователей был механистическим. Реакция зрачка на свет, отдергивание руки от горячего предмета и другие реакции организма, которые прежде ставились в зависимость от души, отныне объяснялись воздействием внешнего импульса на нервную систему и ее ответным действием. Данной же схемой объяснялись простейшие чувства (зависящие от состояния организма), простейшие ассоциации (связи между различными впечатлениями) и другие функции организма, относимые к разряду психических.

Такой строй мышления царил до середины XIX века. В этот период в развитии научной мысли произошли новые революционные сдвиги. Учение Дар вина коренным образом изменило объяснение жизни организма. Оно доказало зависимость всех функций (в том числе психических) от наследственности, изменчивости и приспособления (адаптации) к внешней среде. Это был биологический детерминизм, который пришел на смену механистическому.

Согласно Дарвину, естественный отбор безжалостно истребляет все, что не способствует выживанию организма. Из этого следовало, что и психика не могла бы возникнуть и развиться, если бы не имела реальной ценности в борьбе за существование. Но ее реальность можно было понимать по-разному. Можно было трактовать психику как исчерпывающе объяснимую теми же причинами (детерминантами), которые правят всеми другими биологическими процессами. Но можно предположить, что она этими детерминантами не исчерпывается. Прогресс науки привел ко второму выводу.

Изучение деятельности органов чувств, скорости психических процессов, ассоциаций, чувствований и мышечных реакций, основанное на эксперименте и количественном измерении, позволило открыть особую психическую причинность. Тогда и возникла психология как самостоятельная наука.

Крупные изменения в строе мышления о психических явлениях произошли под влиянием социологии (К.Маркс, Э. Дюркгейм).

Изучение зависимости этих явлений от общественного бытия и общественного сознания существенно обогатило психологию. В середине XX века к новым идеям и открытиям привел стиль мышления, который условно можно на звать информационно-кибернетическим (поскольку он отразил влияние нового научного направления кибернетики, с ее понятиями об информации, саморегуляции поведения системы, обратной связи, программировании).

Стало быть, имеется определенная последовательность в смене стилей научного мышления. Каждый стиль определяет типичную для данной эпохи кар тину психической жизни. Закономерности этой смены (преобразования одних понятий, категорий, интеллектуальных структур в другие) изучаются историей науки, и только ею одной. Такова ее первая уникальная задача.

Вторая задача, которую призвана решать история психологии, заключается в том, чтобы раскрыть взаимосвязь психологии с другими науками. Физик Макс Планк писал, что наука представляет собой внутренне единое целое; ее разделение на отдельные отрасли обусловлено не столько природой вещей, сколько ограниченностью способности человеческого познания. В действительности существует непрерывная цепь от физики и химии через биологию и антропологию к социальным наукам, цепь, которая ни в одном месте не может быть разорвана, разве лишь по произволу.

Изучение истории психологии позволяет уяснить ее роль в великой семье наук и обстоятельства, под влиянием которых она изменялась. Дело в том, что не только психология зависела от достижений других наук, но и эти последние — будь то биология или социология — изменялись в зависимости от ин формации, которая добывалась благодаря изучению различных сторон психического мира. Изменение знаний об этом мире совершается закономерно. Конечно, здесь перед нами особая закономерность; ее нельзя смешивать с логикой, изучающей правила и формы любых видов умственной работы. Речь идет о логике развития, то есть об имеющих свои законы преобразованиях научных структур (таких, например, как названный стиль мышления).

3.3 Общение — координата науки как деятельности

Когнитивный аспект неотделим от коммуникативного, от общения людей науки как важнейшего проявления социальности.

Говоря о социальной обусловленности жизни науки, следует различать несколько ее сторон. Особенности общественного развития в конкретную эпоху преломляются сквозь призму деятельности научного сообщества, имеющего свои нормы и эталоны. В нем когнитивное неотделимо от коммуникативного, познание — от общения. Когда речь идет не только о сходном осмыслении терминов (без чего обмен идей невозможен), но об их преобразовании (ибо именно оно совершается в научном исследовании как форме творчества), общение выполняет особую функцию. Оно становится креативным.

Общение ученых не исчерпывает простой обмен ин формацией. Бернард Шоу писал: «Если у вас яблоко и у меня яблоко, и мы обмениваемся ими, то остаемся при своих — у каждого по яблоку. Но если у каждого из нас по одной идее и мы передаем их друг другу, то ситуация меняется. Каждый сразу же становится богаче, а именно — обладателем двух идей».

Эта наглядная картина преимуществ интеллектуального общения не учитывает главной ценности общения в науке как творческом процессе, в котором возникает «третье яблоко» — когда при столкновении идей происходит «вспышка гения».

Если общение выступает в качестве непременно го фактора познания, то информация, возникшая в научном общении, не может интерпретироваться только как продукт усилий индивидуального ума. Она порождается пересечением линий мысли, идущих из многих источников.

Реальное же движение научного познания вы ступает в форме диалогов, порой весьма напряженных, простирающихся во времени и пространстве. Ведь исследователь задает вопросы не только при роде, но также другим ее испытателям, ища в их ответах приемлемую информацию, без которой не может возникнуть его собственное решение. Это побуждает подчеркнуть важный момент. Не следует, как это обычно делается, ограничиваться указанием на то, что значение термина (или высказывания) само по себе «немо» и сообщает нечто существенное только в целостном контексте всей теории. Такой вывод лишь частично верен, ибо не явно предполагает, что теория представляет собой нечто относительно замкнутое.

Конечно, термин «ощущение», к примеру, лишен исторической достоверности вне контекста конкретной теории, смена постулатов которой меняет и его значение. В теории В. Вундта, скажем, ощущение означало элемент сознания, в теории И.М.Сеченова оно понималось как чувствование-сигнал, в функциональной школе — как сенсорная функция, в современной когнитивной психологии — как момент перцептивного цикла и т. д. и т. п.

Различное видение и объяснение одного и того же психического феномена определялось «сеткой» тех понятий, из которых сплетались различные теории. Можно ли, однако, ограничиться внутритеоретическими связями понятия, чтобы раскрыть его содержание? Дело в том, что теория работает не иначе, как сталкиваясь с другими, «выясняя отношения» с ними. (Так, функциональная психология опровергала установки вундтовской школы, Сеченов дискутировал с интроспекционизмом и т. п.) Поэтому значимые компоненты теории неотвратимо несут печать этих взаимодействий.

Язык, имея собственную структуру, живет, пока он применяется, пока он вовлечен в конкретные Peчевые ситуации, в круговорот высказываний, природа которых диалогична. Динамика и смысл высказываний не могут быть «опознаны» по структуре языка, его синтаксису и словарю.

Нечто подобное мы наблюдаем и в отношении языка науки. Недостаточно воссоздать его предметно-логический словарь и «синтаксис», чтобы рассмотреть науку как деятельность. Следует соотнести эти структуры с «коммуникативными сетями», актами общения как стимуляторами преобразования знания, рождения новых проблем и идей.

Если И.П.Павлов отказался от субъективно-психологического объяснения реакций животного, перейдя к объективно-психологическому, то произошло это в ответ на запросы логики развития науки, где эта тенденция наметилась по всему исследовательскому фронту. Совершился такой поворот, как свидетельствовал сам ученый, после «нелегкой умственной борьбы». И была эта борьба, как достоверно известно, не только с самим собой, но и в ожесточенных спорах с ближайшими сотрудниками.

Если В. Джемс, патриарх американской психологии, прославившийся книгой, где излагалось учение о сознании, выступил в 1905 году на Международном психологическом конгрессе в Риме с докладом «Существует ли сознание?», то сомнения, которые он тогда выразил, были плодом дискуссий — предвестников появления бихевиоризма, объявившего со знание своего рода пережитком времен алхимии и схоластики.

Свой классический труд «Мышление и речь» Л.С.Выготский предваряет указанием, что книга представляет собой результат почти десятилетней работы автора и его сотрудников, что многое, считавшееся вначале правильным, оказалось прямым заблуждением.

Выготский подчеркивал, что он подверг критике Ж. Пиаже и В.Штерна. Но он критиковал и самого себя, замыслы своей группы. Впоследствии Выготский признал, в чем заключался просчет: «В старых работах мы игнорировали то, что знаку присуще значение». Переход от знака к значению совершился в диалогах, изменивших исследовательскую программу Выготского, а тем самым и облик его школы.

3.4 Личность ученого и его роль в привнесении психологического знания

Две координаты науки как системы деятельности — когнитивная и коммуникативная не отделимы от третьей координаты — личностной. Творческая мысль ученого движется в пределах «познавательных сетей» и сетей общения. Но она является самостоятельной величиной, без активности которой развитие науки было бы чудом, а общение невозможно.

Коллективность исследовательского труда приобретает различные формы. Одной из них является научная школа. Понятие о ней неоднозначно, и под ее именем фигурируют различные типологические фор мы. Среди них выделяются: а) научно-образовательная школа; б) школа — исследовательский коллектив; в) школа как направление в определенной области знаний. Наука в качестве деятельности — это производство не только идей, но и людей. Без этого не было бы эстафеты знаний, передачи традиций, а тем самым и новаторства. Ведь каждый новый прорыв в непознанное возможен не иначе, как благодаря предшествующему (даже если последний опровергается).

Наряду с личным вкладом ученого социокультурная значимость его творчества оценивается и по критерию создания им школы. Так, говоря о роли И.М.Сеченова, его ближайший ученик М.Н.Шатерников отмечал в качестве его главной заслуги то, что он с выдающимся успехом сумел привлечь молодежь к самостоятельной разработке научных вопросов и тем положил начало русской физиологической школе.

Здесь подчеркивается деятельность Сеченова как учителя, сформировавшего у тех, кому посчастливилось пройти его школу (на лекциях и в лаборатории), умения самостоятельно разрабатывать свои проекты, отличные от сеченовских. Но отец русской физиологии и объективной психологии создал не только научно-образовательную школу. В один из периодов своей работы — и можно точно указать те не сколько лет, когда это происходило, — он руководил группой учеников, образовавших школу как исследовательский коллектив.

Такого типа школа представляет особый интерес для анализа процесса научного творчества. Ибо именно в этих обстоятельствах обнаруживается решающее значение исследовательской программы в управлении этим процессом. Программа является величайшим творением личности ученого. В ней прозревается результат, который в случае ее успешного исполнения явится миру в образе открытия, позволяющего вписать имя автора в летопись научных достижений.

Разработка программы предполагает осознание ее творцом проблемной ситуации, созданной (не только для него, но для всего научного сообщества) логикой развития науки и наличием орудий, оперируя которыми, можно было бы найти решение. Научные школы — будь то исследовательская группа, будь то направление в науке — не являются изолированными образованиями. Они входят в научное сообщество данной эпохи, которое сплочено своими нормами и принципами. Иногда эту сплоченность обозначают термином «парадигма» (образец, правило, пример), который указывает на те задачи и методы их решения, которые сообщество ученых считает обязательными для всех, кто в него входит. Парадигма объединяет когнитивное и социальное. На нее ориентируется в своей деятельности отдельный ученый; но он не является простым исполнителем тех правил, которые она предписывает. Изучение личностных качеств ученого позволяет проникнуть в лабораторию творчества, проследить генезис и развитие новых замыслов и идей.

психология знание развитие

Заключение

В 1910 — 1930-е гг. в мировой психологии сформировалось большое количество конкурирующих, часто несовместимых друг с другом направлений. В их числе следует прежде всего назвать психоанализ, бихевиоризм, гештальтпсихологию. Наряду с ними происходило развитие и других теоретических школ, динамической психологии К. Левина и генетической психологии Ж. Пиаже. Сложилась ситуация, которая была названа открытым кризисом психологии: вместо единой науки имели хождение разные теории со своими предметами исследования, методами и принципами. Позитивное содержание кризиса заключалось в работе по созданию психологической теории, которая отвечала бы запросам интенсивно развивавшегося общества.

Отечественная психология в этот период также осуществляла поиск методологической основы для развития науки, возникали различные направления: рефлексология В.М. Бехтерева, реактология К.Н. Корнилова, культурно-историческая теория Л.С. Выготского, теория установки Д.Н. Узнадзе. В 1930-е гг. сложилось мощное теоретико-методологическое и экспериментальное направление, получившее название «деятельностный подход», основной категорией анализа в котором выступала «деятельность». Особая заслуга в развитии этого подхода принадлежала Л.С. Выготскому, С.Л. Рубинштейну, А.Н. Леонтьеву, в работах которых оформились положения, продуктивно развивавшиеся в течение последующих лет их учениками и последователями. Состояние психологии, характеризующееся многообразием взглядов на ключевые вопросы развития науки, сохраняется и в настоящее время. Однако расхождения между отдельными научными школами перестали восприниматься как непреодолимые и разрушающие целостность психологии, наоборот, предмет психологии трактуется настолько широко, что конкурировавшие ранее направления выступают как взаимодополняющие друг друга.

Литература

1. Болотова А.К., Макарова И.В. Прикладная психология: Учебник. М., 2001.

2. Годфруа Ж. Что такое психология. В 2 т. Т. 1. М., 2002. Гл. 2.

3. Ждан А.Н. История психологии от античности к современности: Учебник для вузов. — 4-е перераб., М.-Екатеринбург, 2002, стр.13−17.

4. Нуркова В.В., Березанская Н.Б. Психология: Учебник. М., 2004. Гл. 2.

5. Первин Л., Джон О. Психология личности: Теория и исследования: Пер. с англ. / Под ред. В.С. Магуна. М., 2000.

6. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. История психологии: Учеб. пособие. М., 1996.

7. Соколова Е.Е. Тринадцать диалогов о психологии: Хрестоматия с комментариями по курсу «Введение в психологию». М., 1997.

8. Шульц Д., Шульц С.Э. История современной психологии: Пер. с англ. СПб., 1998.

9. Ярошевский М.Г. История психологии от античности до середины ХХ в. — М., 1996.

1. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие. Социально-психологические проблемы. -- М., 1990.

2. Бехтерев В.М. Коллективная рефлексология // Избранные работы по социальной психологии. -- М., 1994.

3. Битянова Н.П. Психология личностного роста. -- М.: Меж. пед. академия, 1995.

4. Быков А.В. Личностные качества руководителя и успех деятельности. -- М. 2000 г.

5. Введение в психологию/Под ред. А.В. Петровский. -- М., 1995.

6. Глушенко В.В., Глушенко И.И. Исследование систем управления. -- М., 2000.

7. Горбатов Д.С. Практикум по психологическому исследованию. -- Самара, 2000.

8. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. -- М., 1997.

9. Дружинин Н.К. Выборочное наблюдение и эксперимент. -- М., 1997.

10. Дятлов В.А. Стратегия подготовки кадров// Газовая промышленность. -- 1996. --№ 5--6.

11. Захаров В.П., Хрящёва Н.Ю. Социально-психологический тренинг. -- Л., 1990.

12. Камерон К., Куинн Р. Диагностика и изменение организационной культуры; Пер. с англ. -- СПб., 2001.

13. Климов Е.А. Психология профессионального самоопределения. -- Ростов-на-Дону, 1997.

14. Корнилова Т.В. Введение в психологический эксперимент. -- М., 1997.

15. Кричевский Р.Л., Дубовская Е.М. Психология малой группы, -- М., 1991.

16. Кузьмин И. Психотехнологии и эффективный менеджмент. -- М., 1994.

17. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации/Ред. А.Ф. Кудряшова.

18. Петровская Л.А. Компетентность в общении. Социально-психологический тренинг. -- М.: МГУ, 1989.

19. Практикум по социально-психологическому тренингу/ Под ред. Б.Д. Парыгина. -- СПб, 1994.

20. Роджерс К. Взгляд на психологию. Становление человека. -- М.: Прогресс, 2007.

21. Романенко О.К. Практическая гештальттерапия. -- М.: Фолиум, 1995.

22. Социальная психология: саморефлексия маргинальности. Хрестоматия. М., 1995.

Размещено на

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector