Глава 1. Теоретический аспект рассмотрения межэтнических конфликтов

Оглавление:

Введение

1.1. Особенности межэтнического конфликта.

Определение межэтнического конфликта.

1.2 Факторы, влияющие на возникновение межэтнических конфликтов.

1.3. Причины возникновения межэтнических конфликтов

1.3.1. Психологические и социальные причины возникновения межэтнических конфликтов.

1.4 Типология межэтнических конфликтов.

1.5.  Предотвращение и урегулирование межэтнических конфликтов

Глава 2.  Межнациональные конфликты на примере Российской Федерации.

2.1 Северо — Кавказские конфликты

2.1.1 Факторы, обуславливающие конфликты в регионе

2.1.2Кабардино-Балкарский конфликт

2.1.3 Осетино-Ингушский конфликт

2.1.4 Чеченский конфликт

2.2 Межэтническая напряженность в региональном аспекте

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Межэтнический конфликт как особый вид конфликта получил свое распространение достаточно давно и характеризуется столкновениями между двумя или более этносами по поводу территориальных, культурных или религиозных противоречий. Данный вид столкновения в полной мере характерен для древнего времени и устоев того периода, так как существование разных народов, во многом отличающихся друг от друга, всегда было камнем преткновения и поводом для развязывания войн. С течением времени многие этносы исчезали, какие-то, наоборот, сливались, образуя новое, отличное от других объединение, но конфликты все равно имели место в существовании и развитии государств.

Проблема межэтнических конфликтов на сегодняшний день является одной из наиболее актуальных тем для исследователей, представляющих различные сферы науки. Основная причина столь пристального внимания к данной проблеме заключается в трудноразрешимости подобного рода конфликтов, которые к тому же стали одним из наиболее распространенных источников общественных противоречий и политической нестабильности. К сожалению, известно огромное количество конфликтов, которые имели место в истории и повлекли за собой тяжелые последствия. Например, косовский, карабахский, грузино-абхазский кризисы и другие. Все возрастающее количество этнических конфликтов продолжает дестабилизировать ситуацию в странах Африки и Латинской Америки.

8 стр., 3867 слов

Структура и динамика конфликта

... дающие возможности считать их позицию конструктивной. Данная тенденция подтверждается в межэтнических и политических конфликтах, которые носят затяжной характер Зайцев А. Социальный ... быстрая эскалация конфликтного взаимодействия, завершающаяся применением насилия. В криминальных конфликтах количество циклов взаимодействия, состоящих из одноразового «обмена» реакциями, ограничено, и чем ...

Для Российской Федерации данная проблема также одна из наиболее важных. По количеству тайных и явных столкновений Россия, удерживает пальму печального первенства, и в первую очередь благодаря крайне многонациональному составу населения. Одно из самых показательных столкновений – русско-чеченская война, которая начиналась и заканчивалась на протяжении многих лет и с каждым разом разгоралась все в большей мере и достигла своего апогея в конце XX века.

С течением времени мир меняется, образуются все новые и новые проблемы, которые волнуют человечество, но межэтнические конфликты не устают появляется  и зачастую приобретают все новую мощь, которая порой вытекает из рамок внутригосударственных и превращаются в проблему мирового масштаба, несущую за собой необратимые последствия.

Целью курсовой работы будет  являться исследование межэтнического конфликта, как факторы дестабилизации государственного управления на примере России.

К наиболее важным задачам можно отнести:

  • выявление общих признаков и причин межэтнических конфликтов,
  • их особенностей,
  • причины возникновения
  • возможные способы предотвращения и 
  • урегулирование дальнейших столкновений народов

Предложенный материал изложен в двух основных главах:

  • Первая глава раскрывает теоретический аспект данной проблемы, а именно особенности межэтнических конфликтов, наряду с какими характеристиками  их выделяют в отдельную группу. Уделяется внимание возможным способам предотвращения и урегулирования межэтнических конфликтов.
  • Во второй главе на примере России подробно описывается Чеченский конфликт в конце XX века, так как именно этот конфликт является одним из ярких примеров столкновений этносов.

Для написания курсовой работы были использованы различные материалы, такие как нормативно — правовые акты, монографии, литературные пособия и статьи.

9 стр., 4240 слов

Виды конфликтов и объективные факторы их возникновения

Кафедра гуманитарных и социально-экономических дисциплин КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА по конфликтологии Тема: «Виды конфликтов и объективные факторы их возникновения» ПЛАН I. Введение II. Основная часть 1. Феноменология конфликтов 2. Межличностные конфликты и причины их возникновения 3. Межгрупповые конфликты и механизмы их возникновения 4. Методы исследования межгрупповых конфликтов III. Заключение Список ...

 

1.1. Особенности межэтнического конфликта.

Определение межэтнического конфликта.

Как и  каждый вид конфликта, межэтнический конфликт имеет свои характерные особенности, позволяющие отличить его от любого другого. Так, в настоящее время выделяют такие черты конфликтов, как:

Неразрывная связь с историей. Очень часто конфликт образовывается на определенном этапе развития этноса, и проходит достаточное количество времени, прежде чем он выльется непосредственно наружу, отягощенный все новыми нарастающими неразрешимыми противоречиями.

Стремление этносов отделиться и образовать новую государственность с такими отношениями, которые, по их мнению, полностью бы соответствовали их обычаями видению идеального для них государства. Для непосредственной реализации столкновения необходимо, чтобы конфликт назрел во многих сферах общественной жизни, особенно духовной (притеснение религии, ограничение возможности использования языка, не уважение обычаев и традиций, а также навязывание форм и моделей поведения, не характерных и чуждых для данной области)

Более острый и непримиримый характер по сравнению с остальными видами конфликтов.

Религиозный окрас. Эта черта особенно характерна для конфликтов между мусульманами и  представителями других религий.

Государственное вмешательство. Межэтнический конфликт несет за собой тяжелые последствия не только для воюющих этносов, но и для других народов, что может привести к дестабилизации внутреннего порядка и режима государства, поэтому высшее управление обязательно вмешивается и разрешает противоречия народов, и не доводит до обострения подобной ситуации в будущем.

1.2 Факторы, влияющие на возникновение межэтнических конфликтов.

Как особый вид конфликта, межэтнический конфликт имеет свои определенные факторы, рассмотрев которые, можно лучше понять и оценить произошедшие события.

Таким образом, можно отметить, что межэтнический конфликт довольно сложное и  неоднозначное явление, которое состоит из многих составляющих, каждая из которых в различной степени влияет на возникновение столкновения между этносами.

7 стр., 3261 слов

Межэтнические конфликты 2

... приводит к межэтническим конфликтам. Межэтнические конфликты представляют собой конфликты, происходящие между отдельными представителями, социальными группами различных этносов, и конфронтацию двух или нескольких этносов. В качестве типов межэтнических конфликтов можно ...

Если обратить внимание на факторы, которые подталкивают противоречия к разжиганию конфликта, то можно выделить основные три составляющие:

Во-первых, если говорить именно о межэтнических конфликтах, то важное место занимает уровень национального самосознания, которое может быть как адекватным, так и завышенным или заниженным. Это фактор дает толчок к разжиганию войны между этносами.

Во-вторых, это неразрешенные социальные проблемы, с которыми народы встречаются каждый день в повседневной жизни.

И, наконец, конечно же, наличие политических сил, которые будут участвовать в развертывании конфликта, реализовывая тем самым свои собственные интересы.

1.3. Причины возникновения межэтнических конфликтов

Как известно, межэтнические конфликты — это столкновение между этносами, которое не возникает спонтанно, а «созревает» со временем. Как и любое сложное явления, межэтнический конфликт имеет свои причины возникновения. Каждый конфликт имеет свою собственную природу, особенно если он затяжной, но в целом, можно выделить наиболее распространенные причины, которые дают толчок для притязаний между этносами.

Одной из наиболее важных причин является территориальные притязания этносов. Они могут быть вызваны различными событиями, такими как:

произвольное и несогласованное изменение границ, затрагивающее интересы этносов;

возвращение депортированного народа с желанием присвоения территории, которую они населяли исторически;

первоначальная нечеткость границ, дающая возможность трактовать определенную местность в интересах любой из противоборствующих сторон.

Что касается количества политических мотивов возникновения политических конфликтов, то оно достаточно высоко, и зачастую именно при «вспыхивании» таких столкновений межэтнический конфликт приобретает форму внутреннего вооруженного конфликта. Причинами, подталкивающие  развитие таких событий, обычно называются — желание этноса отделиться от государства и получить независимость, а также захват власти одной группировки над другой на разных уровнях власти, как на высших, так и на низших.

11 стр., 5308 слов

Методики прогнозирования межэтнических конфликтов

... определенных этапах и при определенных катализаторах в виде кризисных всплесков межэтнического конфликта. Существует ряд факторов, определяющих возникновение этноконфликтов: а) наличие различных ... к позитивной этнической идентичности; проблемам осознания и понимания интересов другой стороны; усилению психологического чувства межкультурной близости и расширению общих семантических межкультурных ...

Значительное распространение имели конфликты, вызванные противоречиями в ценностных составляющих, к которым относятся различия в культуре, религии и языке. Они наиболее болезненно протекали на территории Северного Кавказа. Религия и нравственные идеалы нередко становились камнем преткновением между этносами и являлись отправной точкой для разжигания войны. Ущемление социокультурных особенностей этносов могло разделить народ на противоборствующие стороны.

1.3.1. Психологические и социальные причины возникновения межэтнических конфликтов

Как нам известно, поведение человека обусловлено не только разумными составляющими, а так же характеризуется бессознательными факторами, такими как символизм, алогичность и эмоциональность. К сожалению, чаще всего, человек не осознает полностью своих действий и поступает согласно своим внутренним порывам и убеждениям.  В зарождении межэтнических конфликтов периодически можно найти именно психологические причины, которые влияют на сознание отдельных лиц, которые в свою очередь передают свое «эмоциональное» состояние остальным. Получается своего рода цепная реакция.

Значительную роль в возникновении межэтнических столкновений играет завышенная самооценка «своих» и необъективно заниженная самооценка «чужих». Так как данный вид конфликта имеет историческую подоплеку, человек может помнить различные факты из прошлого, зачастую именно те, которые, по его мнению, ущемляли в правах его этнос. Например, поражения в войнах, захват территории, необоснованная депортация и т.д. Все это побуждает человека воплощать свою ненависть в жизнь и составить своеобразную «программу», которая будет определяющей в разжигании межнационального столкновения.

Так же большую роль играет воспитание человека, которое дается ему в семье. Если в семье царят жестко регламентированные отношения и индивиду позволяется выплескивать свои негативные эмоции на тех, с кем он себя не отождествляет, это может подтолкнуть его в будущем к агрессивному поведению в отношении других этносов, так как они будут от него отличаться и в некоторых случаях превосходить по каким-то составляющим.

В ходе жизнедеятельности человека ему приходится в большей или меньшей мере сталкиваться с непохожими на него людьми, имеющие другую внешность, привычки и традиции. Так, социальная категоризация выражается, когда отдельные этносы, противоборствующие друг с другом, воспринимают отличия друг от друга в большей степени, чем они есть на самом деле.

14 стр., 6796 слов

Межнациональные конфликты и факторы, их определяющие

... . В.А. Тишков определяет межэтнический конфликт как любую форму "гражданского, политического или вооруженного противоборства, в котором стороны, или одна из сторон, мобилизуются, действуют или ... события многие тоже называют не межэтническим конфликтом, а криминальным переделом собственности. Подобные оценки появляются потому, что, с одной стороны, приписывание коллективной агрессии, ненависти ...

 

1.4 Типология межэтнический конфликтов.

Исходя из анализа межэтнических конфликтов прошлого, особенно конца 80-ых – начала 90-ых годов XX века, можно выделить основные типы межэтнических столкновений.

Во-первых, это конфликты, основанные на психологических стереотипах. Они зачастую вспыхивают неожиданно и не имеют за собой какую-либо рациональную основу. Здесь большую роль играют именно психологические факторы: эмоции, чувства и переживания. Так же средства массовой информации могут подтолкнуть этнос для развязывания войны. Неверно понятая информация, слухи и первоначальная ненависть к другому народу побуждают этнос начать вооруженное столкновение.

Второй тип — межэтнические конфликты идеологических концепций (или доктрин).

К третьему типу можно отнести те столкновения, когда в ход событий вмешиваются политические организации. Они имеют значительное влияние и могут кардинальным способом изменить обстановку, так как обладают властью и силой принуждения. Политические институты в свою очередь могут, как ослабить конфликт и привести его стороны к примирению, так и наоборот разжечь его еще больше.

Четвертый тип заключается в избрании стратегической цели этносоциального движения.

Конечно же, исходя их предпосылок, можно выделить и другие классификации межэтнических конфликтов. Например, по особенностям противоборствующих сторон выделяют:

 1) «горизонтальные» конфликты между этническими группами (например, осетино-ингушский конфликт или ферганский конфликт между узбеками и турками-месхетинцами);

2) «вертикальные» конфликты между этнической группой и государством (например, чеченский или карабахский конфликты).

1.5. Предотвращение и урегулирование межэтнических конфликтов

Можно выделить шесть предпосылок, необходимых для урегулирования этнических конфликтов[13]:

8 стр., 3569 слов

Межнациональные конфликты в РФ

... комплекса противоречий: этнических, территориальных, политических, экономических, религиозных.Для России сегодня типичны следующие конфликты: • "статусные" конфликты российских республик с федеральным прави- тельством, вызванные стремлением ... служить положение, сложившееся в российской экономике. Здесь суть социальных конфликтов, с одной стороны, состоит в борьбе между теми слоями общества, чьи ...

— каждая из враждующих группировок должна иметь единое командование и контролироваться им;

— стороны должны контролировать территории, которые обеспечивали бы им относительную безопасность после заключения перемирия;

— достижение состояния определенного равновесия в конфликте, когда стороны либо временно исчерпали свои военные возможности, либо уже добились многих своих целей;

— присутствие влиятельного посредника, способного повысить интерес сторон к достижению перемирия и добиться признания этнического меньшинства в качестве стороны в конфликте;

— согласие сторон на «замораживание» кризиса и на то, чтобы отложить всеобъемлющее политическое урегулирование на неопределенный срок;

— размещение по линии разъединения миротворческих сил, достаточно авторитетных или сильных для сдерживания сторон от возобновления боевых действий.

Наличие авторитетного единого командования у каждой из воюющих группировок, которое обладало бы достаточной властью для обеспечения контроля за полевыми командирами и приказы которого исполнялись бы является первым необходимым условием для ведения любых переговоров о прекращении огня. В противном случае достижение каких-либо соглашений вообще не представляется возможным. Не случайно одним из первых шагов российских властей по разрешению осетино-ингушского конфликта было создание властных структур в Ингушетии с тем, чтобы иметь лидера, с которым можно было бы вести диалог. Наличие контроля над территорией, обеспечивающей сторонам хотя бы относительную безопасность, представляется едва ли не ключевой предпосылкой к урегулированию. Если путем соглашения о перемирии предполагается «заморозить» крайне невыгодную и уязвимую конфигурацию зоны контроля, такое соглашение обречено на провал. Чересполосный характер контролируемых армянскими и азербайджанскими формированиями анклавов в Нагорном Карабахе, существовавший до начала 1992 г., где населенный азербайджанцами укрепленный район Шуша-Ходжалы практически разрезал на две части армянский ареал, не оставлял возможностей по выполнению ни одного из многочисленных соглашений о прекращении огня. Следует отметить, что фаза конфликта, связанная с созданием компактного и защитимого ареала, является наиболее опасной и кровопролитной. Достижение определенного равновесия в ходе конфликта, когда стороны либо, хотя бы временно, исчерпали свои военные возможности, либо уже добились многих своих целей, казалось бы, представляется наиболее благоприятной стадией для начала действенных миротворческих усилий.. Действительно, конфликт, вроде бы выдохся сам собой и все, что требуется обеим сторонам — это зафиксировать на бумаге сложившуюся де-факто линию контроля и прекращения огня. Между тем юридическое закрепление прекращения огня после достижения стадии равновесия сопряжено с большими трудностями. В Абхазии оно было достигнуто путем сильного российского давления на конфликтующие стороны. В остальных случаях мирное урегулирование было достигнуто еще на той стадии, когда конфликт вошел в состояние естественного равновесия. В сущности, достижение естественного равновесия происходит после того, как одна из сторон фактически потерпела поражение. Это не позволяет ей соглашаться со свергшимися фактами, а побуждает избегать каких-либо обязывающих соглашений с целью выиграть время до созревания подходящих для реванша условий.

Действия по нейтрализации конфронтационных устремлении участников межэтнических конфликтов укладываются в рамки некоторых общих правил, выведенных из имеющегося опыта разрешения таких конфликтов. В их числе:

1) легитимация конфликта — официальное признание существующими властными структурами и конфликтующими сторонами наличия самой проблемы (предмета конфликта), нуждающейся в обсуждении и разрешении;

2) институциализация конфликта — выработка признаваемых обеими сторонами правил, норм, регламента цивилизованного конфликтного поведения;

3) целесообразность перевода конфликта в юридическую плоскость;

4) введение института посредничества при организации переговорного процесса;

5) информационное обеспечение урегулирования конфликта, то есть открытость, «прозрачность» переговоров, доступность и объективность информации о ходе развития конфликта для всех заинтересованных граждан и др.

За свою историю человечество накопило немалый опыт ненасильственного урегулирования конфликтов. Однако лишь со второй половины XX столетия, когда стало очевидным, что конфликты являются реальной угрозой выживанию человечества, в мире начала складываться самостоятельная область научных исследований, один из главных предметов которой — предупреждение открытых, вооруженных форм проявления конфликтов, их урегулирование или улаживание, а также разрешение конфликтов мирными средствами.

Имеются современные политические ситуации, которые требуют рассмотрения межэтнических или межрелигиозных конфликтов, возникающих внутри той или иной страны в единстве с международными конфликтами. Причин, вызывающих необходимость такого ракурса, несколько[8].

Во-первых, конфликт, возникнув как внутренний, порой перерастает в международный вследствие подключения более широкого круга участников и выхода за пределы государства. Примерами расширения конфликта за счет новых участников могут служить многие региональные и локальные конфликты второй половины XX столетия (достаточно вспомнить Вьетнам, Афганистан), когда вмешательство таких крупнейших держав, как США и СССР, превращало их в серьезную международную проблему. Однако новые участники могут оказаться задействованы в конфликте невольно, например, за счет притока к ним огромного числа беженцев. С такой проблемой столкнулись, в частности, европейские страны во время Югославского конфликта. Еще один вариант вовлечения других стран во внутренний конфликт возможен в том случае, если конфликт остается внутренним, но в нем, например, в качестве заложников или жертв, оказываются граждане других государств. Тогда конфликт приобретает международную окраску.

Во-вторых, конфликт из внутреннего может стать международным в результате дезинтеграции страны. Развитие конфликта в Нагорном Карабахе показывает, как это происходит. В момент своего возникновения в Советском Союзе этот конфликт был внутренним. Его суть состояла в определении статуса Нагорного Карабаха, который являлся частью территории Азербайджана, но большинство населения, которого составляли армяне. После распада СССР и образования на его месте самостоятельных государств — Армении и Азербайджана — конфликт в Нагорном Карабахе превратился в конфликт между двумя государствами, т.е. международный.

В-третьих, вовлечение в процесс урегулирования внутренних конфликтов посредников из третьих стран, а также посредников, выступающих от имени международной организации или в своем личном качестве (т.е. не представляющих никакую конкретную страну или организацию), становится нормой в современном мире. В качестве примера можно привести конфликт в Чечне, в котором с посреднической миссией выступали представители Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Участие международных посредников также может вести к тому, что различия между внутренними и международными конфликтами становятся все менее определенными, а границы между этими двумя видами конфликтов стираются, т.е. конфликты интернационализируются

В сфере этно — политических конфликтов, как и во всех других, все также действенно старое правило: конфликты легче предупредить, чем впоследствии разрешить. На это и должна быть направлена национальная политика государства. У нашего сегодняшнего государства такой четкой и внятной политики пока нет. И не только потому, что у политиков «руки не доходят», а в значительной степени потому, что неясна исходная общая концепция национального строительства в мультиэтнической России.

Глава 2. Межнациональные конфликты на примере Российской Федерации

Сегодня для России типичны следующие конфликты:

— «статусные» конфликты российских республик с федеральным правительством, вызванные стремлением республик добиться большего объема прав или вообще стать независимыми государствами;

— территориальные конфликты между субъектами федерации;

— внутренние (происходящие внутри субъектов федерации) этнополитические конфликты, связанные с реальными противоречиями между интересами различных этнических групп. В основном это противоречия между называемыми титульными нациями и русским (русскоязычным), а также и не «титульным» населением в республиках

Ряд зарубежных и отечественных исследователей считает, что межэтнические конфликты в России происходят часто между двумя главными типами цивилизаций, характеризующими евроазиатскую сущность страны — западным христианским в своей основе и южным исламским. Еще одна классификация российских «болевых точек» основывается на степени остроты конфликта:

— зоны острых кризисных (военных конфликтов или балансирования на их грани) — Северная Осетия — Ингушетия;

— потенциально кризисные ситуации (Краснодарский край).

Здесь основным фактором межнациональной конфликтогенности являются миграционные процессы, в результате которых обостряется обстановка;

— зоны сильного регионального сепаратизма (Татарстан, Башкортостан);

— зоны среднего регионального сепаратизма (Республика Коми);

— зоны вяло текущего сепаратизма (Сибирь, Дальний Восток, ряд республик Поволжья, Карелии и пр.).

Тем не менее, независимо оттого, к какой группе отнесут исследователи ту или иную конфликтную ситуацию, она имеет вполне реальные и печальные последствия. В 2000 г. В. Путин заявил в послании президента РФ Федеральному собранию: «Уже несколько лет численность населения страны в среднем ежегодно уменьшается на 750 тысяч человек. И если верить прогнозам, а прогнозы основаны на реальной работе людей, которые в этом разбираются, — уже через 15 лет россиян может стать меньше на 22 миллиона человек. Если нынешняя тенденция сохранится, выживаемость нации окажется под угрозой».

Разумеется, такая высокая концентрация «болевых точек» на территории России объясняется прежде всего крайне многонациональным составом населением, и поэтому многое зависит от общей линии правительства, поскольку все время будут открываться новые и новые очаги недовольства.

Межэтническая напряженность в ряде регионов будет сохраняться в силу того, что до сих пор не решены вопросы федеративного устройства, уравнивания прав субъектов федерации. Учитывая то, что Россия сформирована как по территориальному, так и по этнонациональному признаку, отказ от экстерриториального принципа российского федерализма в пользу экстерриториальных культурно-национальных противоречий и может привести к конфликтам.

Наряду с этническим фактором, очень важным является фактор экономический. Примером тому может служить критическое положение, сложившееся в российской экономике. Здесь суть социальных конфликтов, с одной стороны, состоит в борьбе между теми слоями общества, чьи интересы выражают прогрессивные потребности развития производительных сил, и, с другой — различными консервативными, отчасти коррумпированными элементами. Основные завоевания перестройки — демократизация, гласность, расширение республик и регионов и другие — дали людям возможность открыто высказывать свои и не только свои мысли на митингах, демонстрациях, в средствах массовой коммуникации. Однако большинство людей психологически, морально не были подготовлены к своему новому социальному положению. И все это привело к конфликтам в сфере сознания. В итоге «свобода», будучи используемой людьми с низким уровней политической и общей культуры для создания несвободы иным социальным, этническим, религиозным, языковым группам, оказалась предпосылкой острейших конфликтов, сопровождающихся нередко террором, погромами, поджогами, изгнанием неугодных граждан «чужой» национальной принадлежности.

Одна из форм конфликтов нередко включает в себя другую и подвергается трансформации, этническому или политическому камуфляжу. Так, политическая борьба «за национальное самоопределение» народов Севера, которую ведут власти автономий в России, — не что иное, как этнический камуфляж, Ведь они отстаивают интересы не аборигенного населения, а элиты хозяйственников перед лицом Центра. К примеру, политического камуфляжа можно отнести, например, события в Таджикистане, где соперничество таджикских субэтнических группировок и конфликт между группами народов Горного Бадахшана и доминирующими таджиками скрываются под внешней риторикой «исламская демократическая» оппозиция против консерваторов и партократов. Таким образом, многие столкновения скорее принимают этническую окраску в силу многонационального состава населения (то есть легко создается «образ врага»), чем являются этническими, по сути.

Этнические конфликты происходили как и на территории России, так и с участием нашей страны на территории других государств. Две таких войны пришлись на вторую половину XX века.

Афганская война (1979—1989) — вооруженный конфликт между частями ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) и промосковского правительства ДРА с одной стороны, и антисоветскими силами афганцев (моджахедами, или душманами), с другой стороны, за контроль над территорией Афганистана. Одной из причин войны стало стремление поддержать сторонников советской власти в Афганистане, поскольку усиление исламского фундаментализма, вызванное исламской революцией в Иране 1979, могло через афганских таджиков реально дестабилизировать советскую Среднюю Азию. На международном уровне было заявлено о том, что СССР руководствуется принципами «пролетарского интернационализма». В качестве формального основания Политбюро использовало неоднократные просьбы Хафизуллы Амина об оказании ему военной помощи для борьбы с антиправительственными силами.

Потери афганцев, как считается, составили более миллиона человек.

Исторические корни чеченского конфликта уходят во времена Кавказской войны XIX века, когда царская Россия стремилась укрепить свои позиции на юге и в ходе территориальной экспансии наткнулась на ожесточённое сопротивление горских народов Кавказа.

Чеченский конфликт в его современном виде как борьба вокруг вопроса о независимости Чечни или сохранении её в составе России зародился, как почти все иные национальные конфликты на территории бывшего СССР, во второй половине 1980-х годов, с началом перестройки и ослаблением государственного и партийного контроля над всеми сферами общественной жизни.

Две военных кампании со всей очевидностью показывают заинтересованность определенных зарубежных кругов в продолжение эскалации военных действий и поддержание нестабильности в регионе. Неслучайно большинство отечественных исследователей склоняются к мысли о том, что при изучении причин и – главным образом – способов урегулирования вооруженного конфликта в северокавказском регионе, необходимо выявлять не только интересы двух конфликтующих сторон Ичкерии и центра, но и сторон стоящих над схваткой, управляющих интенсивностью конфликта.

2.1 Северо — Кавказские конфликты

2.1.1 Факторы, обуславливающие конфликты в регионе

Наиболее конфликтогенной «зоной» Российской Федерации, где споры, как между отдельными этническими группами, так и между этнической группой и госу­дарством в целом, носят наиболее жесткий, радикальный характер, является Север­ный Кавказ, что обусловлено целым рядом факторов.

Геополитика. Кавказ как «порубежный» евроазиатский регион, где непосред­ственно соприкасаются северо-западная христианская и юго-восточная исламская цивилизации, всегда вызывал стратегический интерес у крупнейших мировых дер­жав сначала Британской, Османской и Российской империй, а в XX веке — с од­ной стороны, государств-участниц НАТО и прежде всего США, а с другой, — СССР и его правопреемницы Российской Федерации.

Рис. 1. Северный Кавказ

(по материалам сайта http://www.newsite.ru/Megafon/Mega_maps/Kavkaz)

Особое внимание к Кавказу предопределено как его географическим местопо­ложением (см. рис. 1), так и значительными экономическими ресурсами, в частности, нефти. Если к концу XIX века, особенно после победы в последней русско-турецкой вой­не, геополитический приоритет России в этом регионе признавался всеми заинтере­сованными сторонами, и подобная ситуация сохранялась в течение всего периода существования СССР, то распад Союзного государства коренным образом изменил кавказскую ситуацию.

Как и в начале прошлого века, правда, с несколько обновившимся составом участников, происходит новый стратегический передел этой территории, причем оставшийся за Россией Северный Кавказ в этих геополитических «играх» играет далеко не последнюю роль, хотя притязания на него впрямую никем «со стороны» не декларируются. Однако вовсе не случайно то, что как в ходе войны, так и после наступления перемирия чеченская сторона постоянно апеллирует как к мировому сообществу в целом, так и к отдельным, наиболее вероятным для себя «союзни­кам» — к Турции и другим исламским государствам.

  1. История завоевания Северного Кавказа. Если для большинства русских «покорение Кавказа» в прошлом веке это не более чем даже не исторический, а скорее социо-культурный артефакт, то для многих представителей северо-кавказских народов — это реальная политика «замирения» горцев, проводимая рус­ским генералом Ермоловым и его последователями в течение всей кавказской войны 1817-1864 гг. Политика, которая привела к массовой, во многом вынужденной эми­грации адыгов, черкесов, других этнических групп Северного Кавказа, к изменению этнодемографической структуры региона в пользу казаков и русских в целом.

События, связанные с переживаниями «национального унижения», сохраняются в коллективной исторической памяти едва ли не лучше, чем светлые страницы про­шлого, и на стадии этнической мобилизации естественным образом актуализируются, подкрепляя обиды и претензии, непримиримость в конфликте со своим историческим «завоевателем» и «обидчиком».

  1. Сталинские депортации. Тот же эффект, только еще более сильный, потому что приближенный по времени, оказывает и память о насильственных «высылках» с исконных земель в казахстанские степи, в ходе которых погибли тысячи безвинных людей. Совершенно ясно, что закон о реабилитации репрессированных народов мог лишь частично смягчить трагедию, постигшую чеченцев, ингушей, балкарцев, тем более что часть их территории уже оказалась занятой не пострадавшими от репрессий соседями (в частности, осетинами и кабардинцами), которые не собира­лись ее возвращать прежним «хозяевам». Непосредственные корни этнотерриториальных конфликтов между отдель­ными этническими группами Северного Кавказа были заложены не только самим фактом депортаций, но и в правовом отношении необеспеченной реабилитацией пострадавших.
  2. Казаки. Дополнительным дестабилизирующим фактором в этом регионе является присутствие казаков, прежде всего терских, которые обладают особой субэтнической идентичностью («мы — не русские или украинцы, а казаки») и в ряде случаев выступают третьей стороной конфликта, выдвигающей собственные притязания в защиту «казачьих интересов».

Ситуацию усугубляет еще и тот факт, что в отличие от большинства русских (в частности, русского населения Грозного и других городов зоны этнических кон­фликтов), мигрировавших на Северный Кавказ главным образом в 30-50 годы XX века (так называемая трудовая миграция), казаки начали расселяться на землях, соседствующих с территориями горцев, уже с конца XVII века и считают себя точ­но таким же коренным населением Северного Кавказа, как и они.

Сегодня казачье движение, имеющее собственную организацию и военизиро­ванные формирования, не говоря уже о высокой степени этнической мобилизации — это та серьезная сила, с которой приходится считаться не только конфликтующим этни­ческим группам, но и федеральным властям.

Наряду с перечисленными факторами определенное значение и для Северного Кавказа имеют экономические, экологиче­ские, демографические и культурно-языковые мотивы конфликтов, о которых уже говорилось в связи с общей обусловленностью конфликтогенности постсоветского пространства.

2.1.2 Кабардино-Балкарский конфликт

Кабарда вошла в Россию в 1774 году по Кючук — Кайнарджийскому договору с Турцией. В 1921 году в составе РСФСР бы­ла образована Кабардинская АО, с 1922 года объединенная Кабардино-Балкар­ская автономная область, в 1936 году преобразованная в автономную республику. С 1944 по 1957 гг. существовала Кабардинская АССР, а в 1957 году была восста­новлена Кабардино-Балкарская АССР. С 1992 года — Кабардино-Балкарская рес­публика в составе Российской Федерации.

  • Субъекты конфликта: этнические группы (два титульных народа) субъекта Рос­сийской Федерации.
  • Тип конфликта: статусный с перспективой перерастания в этно-территориальный.
  • Стадия конфликта: статусные притязания по изменению этнической иерархии.
  • Уровень этнического риска: средний.

8 марта 1944 года балкарцы были изгнаны из своих жилищ и насильно вывезе­ны в различные районы степного Казахстана, память об этой трагедии жива до сих пор, хотя непосредственных очевидцев события остается все меньше и меньше.

Пос­ле отмены Хрущевым репрессивных актов по отношению к балкарцам, у всех взрос­лых представителей этого народа была взята подписка о том, что по возвращении на Кавказ они не будут претендовать на свои прежние дома и имущества.

После выселения балкарцев передел «освободившийся» территории был осуще­ствлен не столько в пользу ближайших соседей-кабардинцев, сколько по инициативе Л. П. Берия — в пользу Грузинской ССР. Сами балкарцы именно в этом видят истинную подоплеку депортации, официально вызванной «пособничеством с гитле­ровскими оккупантами». Вплоть до начала перестройки стихийные требования со стороны пострадавших балкарцев пересмотреть сложившиеся после их высылки границы рассматривались исключительно как антисоветские выступления и подав­лялись еще на стадии формулировки. Потенциально конфликтную ситуацию смяг­чало еще и то, что в партийно-советской структуре власти этой автономии они были в определенной мере представлены, хотя и составляли менее 10% населения республики.

За тридцать лет после возвращения балкарцев на свою историческую родину в их расселении, в уровне образования и в хозяйственном укладе произошли сущест­венные изменения: часть горцев, чьим традиционным занятием было овцеводство и ткачество, спустилась в долины, получила образование, пополнила слой местной элиты.

Таким образом, создались определенные условия для этнической мобилизации. В 1990 году состоялся съезд балкарского народа, избравший собственные органы этнонационального представительства, которые, что было достаточно предсказу­емо, вступили в конфликт с Конгрессом кабардинского народа, созданным в 1991 году, — общественно-политической организацией национального движения кабардинцев. Политическое противостояние между официальными органами вла­сти республики, с одной стороны, и национальными движениями, — с другой, не имеет широкой поддержки со стороны рядовых граждан автономии, как кабардин­цев, так и балкарцев. Тем не менее, уже в 1996 году балкарское национальное движе­ние выдвинуло требование по отделению «балкарских территорий» от существую­щей автономии и образованию отдельного субъекта РФ Балкарской республики.

Латентная конфликтогенность в этом регионе обусловлена различным этниче­ским происхождением обеих основных этнических групп «бинациональной» респуб­лики (кабардинцы вместе с адыгейцами и черкесами принадлежат к этнической общности «адыгэ», балкарцы же — алано-тюркского происхождения и родственны осетинам), и, кроме того, социально-психологическим комплексом «меньшинства» у части балкарского населения.

2.1.3 Осетино-Ингушский конфликт

Осетия вошла в состав России, так же как и Кабарда, в 1774 году после русско-турецкой войны. В 1924 году была образована Северо-Осетинская АО (в 1922 году — Юго — Осетинская АО в составе Грузии), в 1936 году преобразованная в автономную республику. С 1992 года — Республика Северная Осетия-Алания в составе Российской Федерации.

Пригородный район, составляющий около половины территории равнинной Ингушетии, перешел под юрисдикцию Северо-Осетинской АССР после депортации ингушей и упразднения Чечено-Ингушской АССР в 1944 году. После реабилитации ингушей и восстановления автономии оставлен в составе Северной Осетии. Числен­ность осетин, проживающих в Республике Северная Осетия-Алания — 335 тыс. чел., ингушей 32,8 тыс. чел. (по данным переписи 1989 года).

Ингушетия вошла в состав России в 1810 году. В 1924 году в составе РСФСР образована Ингушская АО с центром в г. Владикавказе, в 1934 году объединена с Чеченской АО в Чечено-Ингушскую АО, в 1936 году преобразованную в автономную республику. В декабре 1992 года Чечено-Ингушетия разделилась на две респуб­лики — Чеченскую и Ингушскую.

  • Субъекты конфликта: титульный народ республики, входящей в состав РФ (осе­тины) и национальное меньшинство (ингуши);
  • Тип конфликта: этнотерриториальный.
  • Стадия конфликта: силовые действия, ситуация «законсервирована» при не­удовлетворенности обеих сторон конфликта.
  • Уровень этнического риска: высокий.

После депортации в 1944 году чеченцев и ингушей в Казахстан и другие реги­оны Средней Азии, часть территории упраздненной республики (в том числе Приго­родный район, традиционно заселяемый ингушами) была передана Северо-Осетинской АССР.

Сохранение Пригородного района в составе этой автономии после реабилита­ции и возвращения ингушей на Кавказ в 1957 году стал источником этнонациональной напряженности, которая до середины восьмидесятых годов носила латент­ный, скрытый характер.

Переходу конфликта в открытую фазу противоборства сторон способствовали, во-первых, принятый в апреле 1991 года закон «О реабилитации репрессирован­ных народов», во-вторых, образование в июне 1992 года Ингушской республики, не подкрепленное решением относительно границ нового субъекта РФ. Таким обра­зом, совершенно очевидно, что инициировали конфликтную ситуацию непродуман­ные действия федеральных органов власти.

Между тем, Пригородный район использовался северо-осетинскими властями для размещения беженцев из Южной Осетии, возникшая в этом районе этно — контактная ситуация (осетины, изгнанные из Грузии, с одной стороны, и ингуши, вос­принимавшие данную территорию как свою «исконную землю», — с другой) не могла не привести, в конечном счете, к массовым действиям, направленным против ингушского населения. Ингуши вторично изгоняются из Оригородного района, на этот раз в не обустроенную Ингушетию без четких административных границ.

В целях стабилизации положения указом президента в октябре 1992 года на территории обеих конфликтующих республик вводится чрезвычайное положение, причем первый глава временной администрации Г. Хижа вместо того, чтобы най­ти компромиссное решение, почти недвусмысленно поддерживает позицию осе­тинской стороны в стремлении спровоцировать Дудаева на открытый конфликт с Москвой и, таким образом, покончить с «чеченской проблемой».

Однако Чечня не поддалась на провокацию и попыткой смягчить возникшую ситуацию (фактической депортации по этническому признаку) стал указ президента о возвращении четырех населенных пунктов ингушам и заселением их ингушскими беженцами.

О неопределенности российской позиции в этом конфликте (позже она прояви­лась и в ходе чеченской войны) говорит и постоянная смена глав временной админи­страции района чрезвычайного положения, один из которых был в августе 1993 года убит неизвестными террористами. Консервация конфликта к настоящему моменту еще не говорит о его разрешении, поэтому, несмотря на возвращение части депор­тированных ингушей в Пригородный район, отношения как между осетинами и ингушами, проживающими в Северной Осетии, так и между обеими республиками остаются весьма напряженными.

2.1.4 Чеченский конфликт

В 1922 году была образована Чеченская АО, в 1934 году объединенная с Ингуш­ской АО, а в 1936 году преобразованная в Чечено-Ингушскую АССР. В 1944 году автономия упразднена в связи с депортацией вайнахов и восстановлена после их реабилитации в 1957 году. В ноябре 1990 года сессия Верховного Совета республики приняла Декларацию о суверенитете и тем самым заявила о своих притязаниях на государственную независимость.

  • Субъекты конфликта: Чеченская республика Ичкерия и Российская Федерация.
  • Тип конфликта: сецесионный.
  • Стадия конфликта: война, приостановленная Хасавюртовскими соглашениями (сентябрь 1996 года).
  • Уровень этнического риска: очень высокий.

Существует немало интерпретаций чеченского конфликта, среди которых до­минирующими представляются две:

  1. чеченский кризис есть результат многовековой борьбы чеченского народа против российского колониализма и неоколониализма;
  2. этот конфликт есть лишь звено в цепи событий, направленных на развал Российской Федерации вслед за СССР.

В первом подходе в качестве высшей ценности выступает свобода, понимаемая в контексте национальной независимости, во втором — государство и его террито­риальная целостность. Нельзя не заметить, что обе точки зрения вовсе не исключают друг друга: они просто отражают позиции конфликтующих сторон, и как раз их полная противоположность затрудняет поиски приемлемого компромисса.

Целесообразно выделить три этапа в развитии этого конфликта.

Первый этап. Начало чеченского конфликта следует отнести к концу 1990 года, когда демократическими силами России и национальными движениями в других республиках был выдвинут лозунг борьбы с «империей» и «имперским мышлением», поддержанный российским руководством. Именно тогда по инициативе ближайших соратников Президента России гене­рал-майор авиации Джохар Дудаев был приглашен возглавить Объединенный кон­гресс чеченского народа — основную силу, которой предназначалось сменить преж­нюю партийно-советскую элиту во главе с Доку Завгаевым. В своих стратегических планах (борьба за отделение от России), Дудаев опирался как на радикальное крыло Конфедерации горских народов Кавказа, так и на отдельных закавказских лидеров и весьма быстро обрел статус харизматиче­ского вождя значительной части населения горной Чечни.

Просчет российских демократов, своими руками заложивших «мину» будуще­го конфликта, заключался не только в незнании и непонимании вайнахской психо­логии в целом и менталитета генерала Дудаева, в частности, но и в иллюзиях относи­тельно демократического характера деятельности своего «выдвиженца». Ко всему прочему совершенно не принималась в расчет память о насильственной высылке 500 тысяч чеченцев в казахстанские степи, которая, образно говоря, «пеплом Клааса» стучит в сердце каждого вайнаха — и чеченца, и ингуша.

(Жажда отмщения стала вообще самостоятельным фактором в этом кризисе, особенно с начала ведения военных действий, когда историческая «боль» отступила перед желанием отомстить за товарища, разрушенный дом, искалеченную жизнь, именно это чувство, причем с обеих сторон, постоянно воспроизводило конфликт во все более широких масштабах).

Ситуация двоевластия сохранялась в Чечне вплоть до августа 1991 года, ког­да поддержка Д. Завгаевым ГКЧП сыграла на руку его противникам и привела к власти Объединенный Конгресс Чеченского Народа в лице Дудаева, который, став легитимным главой республики (в выборах приняло участие 72% избирателей, при­чем 90% из них проголосовали за генерала), немедленно делает заявление о предо­ставлении Чечне полной независимости от России. На этом завершается первый этап конфликта.

Второй этап. Непосредственно предшествующий началу военных действий, охватывает период с начала 1992г. до осени 1994г. В течение всего 1992 года под личным руководством Дудаева происходит формирование вооруженных сил Ич­керии, причем оружие частично передается чеченцам на основании заключенных с Москвой соглашений, частично захватывается боевиками. 10 солдат, убитых в феврале 1992 года в столкновениях вокруг складов с боеприпасами, стали первыми жертвами набирающего силу конфликта.

На протяжении всего этого периода ведутся переговоры с российской стороной, причем Чечня неизменно настаивает на формальном признании своей независимости, а Москва столь же неизменно отказывает ей в этом, стремясь вернуть «непокорную» территорию в свое лоно. Складывается, по сути, парадоксальная ситуация, которая впоследствии, после окончания военных действий, вновь, уже в более невыигрышных для России условиях, повторится: Чечня «делает вид», что стала суверенным государ­ством, Федерация «делает вид», что все в порядке и сохранение статуса — кво все еще достижимо.

Между тем с 1992 года в Чечне нарастает антироссийская истерия, культиви­руются традиции кавказской войны, кабинеты украшаются портретами Шамиля и его сподвижников, впервые выдвигается лозунг: «Чечня — субъект Аллаха!» Однако чеченское общество при внешней, несколько показной, консолидации остается пока еще расколотым: оппозиционные силы, опирающие­ся на неприкрытую поддержку Центра (в частности, Автурханов, Гантемиров, Хаджиев) в некоторых районах устанавливают параллельную власть, предпринима­ют попытки «выдавить» дудаевцев из Грозного.

Атмосфера накаляется до предела и в этой ситуации Президент России 30 ноября 1994 года издает Указ № 2137 «О мерах по обеспечению конституционной законно­сти и правопорядка на территории ЧР».

Третий этап. С этого момента начинается отсчет самого драматичного периода в ходе этого конфликта, ибо «восстановление конституционного порядка» оборачи­вается широкомасштабными военными действиями со значительными потерями с обеих сторон, которые, по мнению ряда экспертов, составили около 100000 чел. Материальный ущерб не поддается точному исчислению, однако, судя по косвен­ным данным, превысил 5500 млн. долларов.

Совершенно очевидно, что с декабря 1994 года возврат к исходной точке в разви­тии конфликта становится невозможным, причем для обеих сторон: идеология сепара­тизма, так же как и идеология целостности государства как бы материализуются в убитых, пропавших без вести, измученных и искалеченных людях, в разрушенных городах и селах. Кровавый облик войны превращает стороны конфликта из оппонен­тов в противников — это самый главный итог третьего периода чеченского кризиса.

После ликвидации генерала Дудаева, его обязанности переходят к значительно менее популярному Яндарбиеву. К середине 1995 года российские войска устанавливают контроль над важнейшими населенны­ми пунктами Чечни (Грозным, Бамутом, Ведено и Шатоем), война как будто дви­жется к благоприятному для России исходу.

Однако террористические акции в Буденновске, а спустя полгода в Кизляре, убедительно демонстрируют, что переход чеченцев к автономным «партизанским действиям» вынудит Россию постоянно держать в одном из своих регионов по сути «оккупационные» войска, которые должны будут постоянно сдерживать натиск боевиков, причем при полной поддержке населения.

Насколько был неизбежен сам конфликт? Безусловно, повышенный уровень этнического риска в Чечне всегда существовал, однако события могли пойти по значительно более «мягкому» сценарию при более продуманных, ответственных и непротиворечивых действиях российской стороны.

К факторам, опосредованно усугубивших конфликтную ситуацию относятся: «приглашение» генерала Дудаева в Чечню на основании ложного преставле­ния о его якобы демократических ориентациях; фактическая передача сепаратистам российских вооружений, находившихся на территории Чеченской республики, на первой стадии конфликта; пассивность в переговорном процессе 1992-1993 гг; уже в самом ходе военных действий использование ошибочной тактики соче­тания силового давления с переговорным процессом, которое дезориентировала российскую армию и никак не способствовала укреплению «воинского духа».

Однако основным фактором, который почти не принимался во внимание рос­сийской стороной, стала недо­оценка роли этнического фактора в обеспечении стабильности в Чечне и в целом на Северном Кавказе.

Непонимание специфики национального самосознания не только чеченцев, но и других горских народов российского Кавказа, приводит к преувеличению экономических возможностей разрешения конфликта, кроме того предложения че­ченской стороне исходят из представления об «внеэтничном» и «надэтничном» че­ловеке, который даже в Западной Европе и в США еще не до конца сформировался, и уж совершенно не типичен для народов, находящихся на стадии этнической моби­лизации и воспринимающих себя как жертву иноэтничной экспансии. В этих усло­виях «работают» абсолютно все функции этничности, которая становится «само­ценностью». В этом, пожалуй, и состоит главный урок чеченского конфликта, пока еще не востребованный российскими политиками.

2.2 Межэтническая напряженность в региональном аспекте

В наши дни появилась реальная угроза распада России на отдельные самостоятельные государства, в качестве которых не прочь провозгласить себя не только некоторые национально — но и административно — территориальные образования.

Таблица 1. Показатели, свидетельствующие о межнациональной напряженности, %

Причины

Петрозаводск

Черкесск

Якутск

нерусские

русские

нерусские

русские

нерусские

русские

Просчеты национальной политики

29 25

67 55

58 56

Миграция из других регионов

11 5

8 3

22 5

Ухудшение экономической ситуации

67 79

48 60

51 68

Неспособность центральной власти стабилизировать обстановку

33 35

40 50

35 34

Бессилие местных властей

39 32

43 52

34 44

Неуважение к национальным языку, обычаям, культуре

25 27

26 18

48 29

Деятельность народных фронтов, движений

11 16

11 13

10 12

Поскольку основными субъектами национальных отношений выступают этнические группы, то их социальное самочувствие, оценки и свидетельства имели для нашего анализа, опирающегося на материалы, полученные в мае 2006 г. в ходе социологического исследования, решающее значение (табл.1).

Прежде всего, обращает на себя внимание тревожное в целом восприятие массовым сознание в регионах сложившейся здесь обстановки. Считает, что ее характеризует определенная напряженность в межнациональных отношениях: в Черкесске — 55% опрошенных, в Ставрополе — 40%, Улан-Удэ — 36%, Москве — 33%, Уфе — 29%, Оренбурге — 20%, Петрозаводске — 15%. При этом в Ставрополе, Москве и Черкесске отметили реальную возможность конфликтов соответственно 19%, 18% и 15%.

Важную роль в определении атмосферы межнационального общения играют поведенческая практика, складывающаяся из официальных и бытовых контактов, их морально — нравственное содержание. Следует обратиться к результатам исследования, проведенного в 2005 и (повторно) 2006 гг. (табл.2).

За столь короткий временной отрезок доля лиц, встречавшихся с теми или иными фактами, отнюдь не содействующими нормальным отношениям, возросла в полтора, два, а то и три раза.

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос «С какими из перечисленных явлений Вам приходилось сталкиваться в повседневной жизни?», %

Негативные явления

Ставрополь

Оренбург

Москва

2005 г.

2006 г.

2005 г.

2006 г.

2005 г.

2006 г.

Назначение на руководящие должности по национальному признаку

10 22

11 22

8 17

Непропорциональное представительство в местных органах власти

5 10

9 14

4 10

Предоставление материальных благ в зависимости от национальной принадлежности

8 21

7 22

8 14

Сохранение национальных пережитков

20 36

17 44

15 30

Предубеждение против людей иных национальностей, мигрантов

34 55

18 27

34 41

Использование религии для возбуждения национальных предрассудков

5 7

2 15

7 6

Хулиганские действия на национальной почве

29 49

18 30

27 44

Неприязнь к представителям других республик, занимающимся торговлей

66 67

55 53

73 67

Под влиянием постоянного неудовлетворения собственным национальным статусом у значительной части общества сформировалась установка на активные действия в конфликтной ситуации на стороне своей национальной группы (табл.3).

В Москве 72% опрошенных заявили об этом, и лишь 20% напрочь отвергли от себя такую возможность.

Таблица 3. Готовность участия в конфликтах, %

Города

Нерусские

Русские

Петрозаводск

55

64

Оренбург

50

63

Уфа

52

63

Улан — Удэ

72

58

Якутск

68

70

Ставрополь

68

73

Черкесск

74

68

Разгорающиеся и тлеющие очаги межнациональной конфронтации в южных оконечностях нашего Отечества создают серьезную опасность ее расширения и распространения вглубь. Ощущение нестабильности социального климата повышает тревожность массового сознания, делает население восприимчивым к разного вида «фобиям», страху за завтрашний день, порождает стремление избавиться от «чужих» или, во всяком случае, ограничить их права в надежде обеспечить себе безопасность и благополучие.

Заключение

В основе любой конфликта, особенно межэтнического, лежат неразрешимые противоречия, которые могут быть как субъективными, так и объективными. Столкновение этносов, к сожалению, остается и сегодня насущней проблемой нашего современного государства. Погасить разгоревшийся конфликт крайне сложно, он может длиться месяцы, годы, иногда, немного затихая, возобновляться снова с новой силой. Полностью нейтрализовать конфликт представляется очень сложным, особенно если в нем участвует большое количество народа, действия, которых плохо скоординированы.

Основные выводы, сделанные в курсовой работе, могут быть сведены к следующему:

Межэтнический конфликт – это сложное комплексное явление, которое нельзя рассматривать только с одной стороны. Он представляется некоторыми характерными чертами, которые в разной степени, но, несомненно, влияют на разжигание противоречий.

Причины межэтнических конфликт также могут быть различны, но можно выделить основные: территориальные притязания этносов, политические мотивы, противоречия в ценностных составляющих. Особое внимание было уделено психологическим и социальным причинам возникновения межэтнических конфликтов, так как он, как и любое явление, имеет не только объективные причины, но и субъективные, зависящие от внутренних побуждений человека.

При возникновении конфликта необходимо провести его комплексный и детальный разбор, чтобы провести меры по его урегулированию и предотвращению возможного возникновения очага опасности в будущем.

В истории России можно увидеть немало примеров печально известных регионов, которые были подвержены межэтнических столкновениям. В частности к ним можно отнести Чеченскую Республику, в которой межэтнический конфликт перешел в стадию ожесточенного вооруженного внутреннего конфликта, отголоски которого слышны до сих пор.

Подводя итоги, стоит отметить, что межэтнический конфликт, несмотря на свою достаточно разработанную теоретическую базу, на практике является трудноразрешимой проблемой, которая волнует человечество не один век. Для Российской Федерации актуальность этой проблемы не устает снижаться и необходимо разрабатывать этот вопрос и дальше, особенно в правовой сфере, чтобы предотвратить эти столкновения в будущем.

 

Список использованной литературы:

  1. Давитадзе М.Д. Причины возникновения и стадии развития межнациональных конфликтов // Стабилизация ситуации и мирное развитие на Северном Кавказе. 1-я Межд. науч.-практ. конф. М., Пробел, 1999
  2. М.М. Шарафулин «Межнациональные конфликты: причины, типология, пути решения// Проблемы образования, науки и культуры». М., 2006.
  3. Конституция Чеченской Республики 12.03.1992
  4. Договор о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия от 12.05.97
  5. Постановление Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации «О ситуации в Чеченской Республике». 8.10.1996
  6. Резолюция, принятая XXIX сессией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. «Определение агрессии»
  7. Соглашение между Правительством РФ и Правительством Чеченской Республики Ичкерия «О взаимовыгодном экономическом сотрудничестве и подготовке условий для заключения полномасштабного Договора между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия»
  8. Указ Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта»
  9. Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М.: Аспект-Пресс, 2005.
  10. Социология межнациональных отношений в цифрах. М., Ин-т социально-политических исследований РАН. Центр социально-политических и региональных отношений. 1999, с.223.
  11. Ворожейкин И.Е., Кибанов А.Я., Захаров Д.К. Конфликтология: Учебник. — М.: ИНФРА-М, 2003. — 240 с. — (Серия «Высшее образование»).
  12. Мугалова Ж.А. Педагогическая конфликтология. –Я., 2001.
  13. Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений: Учебное пособие.- СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1999.- 203 с.
  14. Петтигрю Т. Социология расовых и этнических отношений М., 1998.

Материалы с сайтов сети Интернет:

  1. http://www.newsite.ru/Megafon/Mega_maps/Kavkaz
  2. .

[1]Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. СПб.: Издательство Михайлова В.А., 1999, 203 с.

[2]КОНСТИТУЦИЯ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 12.03.1992

[3]Резолюция, принятая XXIX сессией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. «Определение агрессии»

37